• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Наталья Забелина и Александр Никулин - об итогах экспедиции ОТР по сельским библиотекам Владимирской области

Наталья Забелина и Александр Никулин - об итогах экспедиции ОТР по сельским библиотекам Владимирской области

Константин Чуриков: Ну что же, уважаемые зрители, в этом часе будем говорить о нормальной, естественной, правильной человеческой потребности читать вне зависимости от того, на каком расстоянии от Москвы вы находитесь.


Оксана Галькевич: Даже не от Москвы, на каком расстоянии от книжного магазина ближайшего вы находитесь.


Константин Чуриков: А книжных магазинов, как известно, мало, впрочем, как и библиотек в нашей стране. Не секрет, что в сельской местности их становится все меньше и меньше несмотря ни на что. 
Так вот, наш телеканал ОТР отправился в очередную экспедицию. Наши коллеги-журналисты поездили в этот раз, во второй раз уже по Владимирской области, вновь отвезли книги, подарили книги сельским библиотекам. Подробнее об этом расскажем чуть позже, ну а сначала о тех, при чьем участии непосредственно состоялась уже эта вторая по счету экспедиция. У нас в студии Наталья Забелина, директор Центральной городской деловой библиотеки города Москвы – здравствуйте, Наталья Аветиковна.


Оксана Галькевич: Здравствуйте, Наталья Аветиковна. 


Наталья Забелина: Добрый вечер.


Константин Чуриков: Прокомментирует все, что связано с развитием наших сельских территорий.


Оксана Галькевич: А также у нас Александр Михайлович Никулин в студии, директор Центра аграрных исследований РАНХиГС при Президенте России, – здравствуйте, Александр Михайлович.


Александр Никулин: Здравствуйте.


Оксана Галькевич: И наша коллега Тамара Шорникова, корреспондент ОТР, – Тамара, привет.


Константин Чуриков: Тамара тоже была в этой экспедиции…


Оксана Галькевич: Тамара как раз участвовала.


Константин Чуриков: …видела все своими глазами и сняла сюжет, который мы через несколько минут посмотрим. 
Уважаемые гости, Наталья Аветиковна, наверное, к вам вопрос. Уже вторая поездка вместе с ОТР во имя этой благой миссии. В прошлый раз была Ярославская область, теперь Владимирская. Принципиально что-то другое вы для себя отметили, увидели? Я говорю обо всем: о библиотеках, о людях, о настроении.


Наталья Забелина: Да, я поняла ваш вопрос. Во-первых, вы знаете, изменился статус нашего проекта. Если сначала этот проект был задуман как частная инициатива нашей библиотеки деловой и вашего канала ОТР, то в процессе того, как мы начали реализовывать этот проект, он приобрел действительно очень такой крупномасштабный характер. И сегодня я вообще могу с полной уверенностью сказать, что он носит такой народный характер.


Константин Чуриков: Ну мы тут еще открываем, поскольку мы журналисты, сайты различные информационные, и мы видим, как многие, так сказать, возглавили это движение, пытаются возглавить, хотя, в общем-то, мы были первыми и будем ими оставаться, будем продолжать возить книги.


Оксана Галькевич: Авторы этой идеи, собственно, ОТР, Общественное телевидение.


Наталья Забелина: Да, я не буду спорить насчет авторства. Проект родился действительно стихийно и случайно, но вот на сегодняшний день он имеет такую действительно народную поддержку, потому что в этот проект включились и метрополитен московский. Те, кто ездят на метро, наверное, слышали, потому что в метро делают объявления регулярно о том, что вы можете принести книги в Деловую библиотеку из частных коллекций домашних, организаций, может быть, даже люди, которые пишут, писатели, издатели, что, в общем, и происходит. На сегодняшний день я могу сказать, что каждый день в нашей библиотеке появляются все новые и новые люди: кто-то привозит книги на машине, кто-то приносит их в руках, но тем не менее книги постоянно поступают, они поступают в огромных количествах, просто в огромных.


Оксана Галькевич: Ручей этот народный в вашу сторону…


Наталья Забелина: Ручей, вы знаете, неиссякаемый, как оказалось. Почему-то люди разного социального положения, разного статуса, даже с разным вероисповеданием (сегодня у нас была мусульманская диаспора) – в общем, каждый день приходят абсолютно разные какие-то люди.


Оксана Галькевич: Какие книги приносят?


Наталья Забелина: Вы знаете, книги, конечно же, приносят разные, это совершенно очевидно. Но ведь те, кто хотят, чтобы мы им помогли, – а у нас сегодня 57 заявок из разных регионов России, включая Удмуртскую республику, Чувашскую, Татарстан, многие-многие другие регионы. Так вот высказывая свои пожелания, они все в основном просят преимущественно детскую литературу, с этим вообще проблемы серьезные, художественную и научно-популярную. Но самая большая беда заключается в том, что практически нигде нет подписных изданий, то есть газеты-журналы, люди вообще забыли, как это выглядит. И поэтому сегодня для нас был большой подарок, буквально когда я ехала сюда в студию, к нам приехал главный редактор журнала "Знание – сила" и привез последний выпуск, мы были крайне поражены, то есть еще типографской краской пахнет.


Константин Чуриков: Между прочим, раритетный журнал, потому что тираж небольшой, но журнал интересный уже много лет.


Наталья Забелина: Тем не менее, да.


Константин Чуриков: Александр Михайлович, не могу вас не спросить об этой пугающей динамике сокращения – это сухо звучит на языке чиновников – объектов культуры: библиотек, сельских клубов…


Оксана Галькевич: …домов культуры.

Константин Чуриков: Скажите, пожалуйста, эта динамика сейчас остановилась, вот это вот падение, или оно продолжается?
Александр Никулин: Я думаю, продолжается. Опять у меня нет новейшей статистики по тому, что происходит у нас в сельской сфере, но, скажем так, сельские миры неуклонно сжимаются. И если мы возьмем статистику, например, что происходило у нас с 2010-го по 2015-е гг., то в 2010 году в России было около 35 тысяч сельских библиотек, сейчас их около 30 тысяч. И такая динамика, в общем-то, и по многим другим сельским учреждениям культуры.
Оксана Галькевич: Вы знаете, у нас есть как раз информация по этому поводу, я просто попрошу сейчас наших режиссеров показать. Количество библиотек у нас следующее: на 2000 год 51 тысяча, в 2015 году 39 тысяч, возможно, сейчас спустя еще 3 года действительно уже в районе 30 тысяч. Но самое интересное, что, вы знаете, 70% наших библиотек расположено именно в сельской местности.
Константин Чуриков: Как раз-таки там.
Оксана Галькевич: Вот, да, не в городах, в городах только 30%.
Александр Никулин: Ну у нас сел больше, у нас по статистике 150 тысяч сельских населенных пунктов, правда, из них 30 тысяч не числятся на бумаге, в них уже никто не живет. Соответственно, 120 тысяч у нас сельских населенных пунктов. А всего городов у нас порядка 1 200 – 1 300, где-то так.
Константин Чуриков: В отличие от наших зрителей, это, естественно, мы с Оксаной уже посмотрели, сюжет, который вскоре мы предъявим вам, сняла его Тамара Шорникова, Тамара тоже ездила вместе с нашими коллегами в эту экспедицию. Том, ну скажи, в принципе когда приезжает большой федеральный канал в далекий ношенный пункт, в поселок, в село, это вообще что такое? Как это выглядит?
Тамара Шорникова: Ну это, конечно, огромное событие, и ты понимаешь, что тебя ждали, на подъезде еще, потому что в окошках открываются сразу шторы, сразу понимают: ага, новые машины. Сразу стая собак выбегает встречать тебя. И естественно, когда ты подъезжаешь к крыльцу, там уже стоят люди, которые ждут тебя, что называется, не с караваем, но с добрыми намерениями.
Оксана Галькевич: Которые уже знают, как тебя зовут и откуда ты приехал.
Тамара Шорникова: Абсолютно. Нет, мы, разумеется, созванивались предварительно со всеми заведующими, чтобы познакомиться, узнать, кто там живет, и так далее. Но, конечно же, да, они собрали информацию, они знают, кто, где, что, дети уже ждут конкретных людей. Например, огромной популярностью пользовался Сергей Лесков, все очень хотели с ним сфотографироваться. Поэтому это, конечно, большое событие, и это вот абсолютная, чистая радость, конечно же, покрывает все те часы работы и гигабайты пленки, что называется.
Константин Чуриков: Самое большое событие – это, конечно, для тех, кто эти книги получил. Итак, вашему вниманию репортаж о второй экспедиции ОТР, на сей раз Владимирская область. 2 тысячи книг наши коллеги развезли по трем селам Суздальского района. Итак, репортаж Тамары Шорниковой.
СЮЖЕТ
Константин Чуриков: И новая экспедиция обязательно будет, потому что нам сейчас многие люди из разных регионов страны, из разных удаленных, отдаленных сел и поселков пишут, что им тоже это нужно, тоже нечего читать, тоже приходишь в библиотеку, и либо книг нет, либо то, что тебе нужно, отсутствует.
Оксана Галькевич: На самом деле очень много сообщений, пока мы смотрели этот сюжет, он достаточно большой. Пока мы смотрели этот репортаж, пришло очень много сообщений. Многие, вы знаете, говорят о том, что у них есть что предложить, чем помочь библиотекам, спрашивают, как это сделать, куда отправить, готовы даже по почте переслать, целую домашнюю библиотеку человек предлагает. Кстати говоря, тот, который домашнюю библиотеку, москвич, возможно, как-то и сможет доставить. Может быть, мы назовем, куда еще раз приходить?
Наталья Забелина: Да, пожалуйста. Для москвичей наш адрес достаточно известен, потому что наша библиотека достаточно известна и многопосещаема. Находимся мы недалеко от Останкино: улица Бориса Галушкина, дом 19, корпус 1, Центральная городская деловая библиотека. Работаем каждый день без выходных с 10 утра до 10 вечера.
Оксана Галькевич: То есть в любой день можно прийти и принести?
Наталья Забелина: В любой день можно прийти.
Оксана Галькевич: Замечательно.
Константин Чуриков: Александр Михайлович, вот я смотрел этот сюжет. Вы знаете, такие двойственные чувства. С одной стороны, здорово, что много детей, что все эти поселки, все эти деревни живут. Обычно у нас такой стереотип, здесь в Москве или где-то, просто мы работаем ведущими, нам постоянно звонят и говорят, что деревня вымирает, жизни нет. Вот мы видим, жизнь есть.
Оксана Галькевич: Жизнь есть, да.
Константин Чуриков: Но возникает вопрос, почему частным образом мы это делаем сами, почему мы это делаем за государство, почему государство не включается в эту работу? Оно не значит, что там нужно сельским жителям? Оно не проводит переписи, опросы? Или оно делает вид, что оно не знает?
Александр Никулин: Прежде всего я хотел поблагодарить вас за такой замечательный сюжет. Мне как социологу хотелось бы развивать те кадры, которые здесь были продемонстрированы, и тоже несколько поразмышлять. Ну вот посмотрите, вот вы показали Суздальскую землю, Ярославскую землю как какую-то далекую глубинку. А ведь это самая что ни на есть древняя и культурная Россия. Москвы еще не было, а здесь была высочайшая культура, еще домонгольская, и в Суздале, и в Ярославле. И сейчас это так выглядит для наших зрителей: посмотрите, как далеко от Москвы. Конечно, по московским стандартам это все уступает. 
Но вот когда мы говорили, сколько у нас библиотек, 35 тысяч или сколько, то это средняя температура по больнице. Регионы России разнообразны, и есть регионы, где ситуация гораздо хуже. Когда вы говорите, что вот посмотрите, они достаточно населенные, – так это же центральные усадьбы, где тысяча жителей в нечерноземной полосе, 800. Это неплохо. Но есть же там, когда говорят, я не успел, где-то 15-20 километров, там даже относительно этих поселений уже будет гораздо больше и глубже.
Константин Чуриков: Я просто это сравниваю с нашей предыдущей экспедицией в Ярославскую область, там действительно была совсем другая картина. 
Тамара Шорникова: Я можно добавлю буквально пару слов? Действительно, в Ярославской мы видели библиотеки с печкой и так далее, здесь уже другая картина, более цивилизованная. Но что любопытно: вот нам, когда мы отъезжаем даже на такое небольшое расстояние, казалось бы, – возможно, это удивительно, что в центральной полосе, недалеко, в общем-то, от столицы относительно, рядом с такой туристической Меккой, как Суздаль, люди живут, в общем-то, несильно отличаясь от других, гораздо более далеко отстоящих регионов. Храмы, которые там стоят, не такие лакированные, как в Суздале, нет денег их отремонтировать. Программа капремонта до них доходит медленнее, чем… И так далее. Вот в чем парадокс, понимаете, близко…
Оксана Галькевич: То есть больше общего, чем каких-то различий?
Тамара Шорникова: Конечно, да. Вот в том-то и парадокс, что рядом фактически с центром, что называется, страны люди живут буквально… Отойди два шага от того же парадного Суздаля, и вот уже другая картина.
Оксана Галькевич: Там от Владимира недалеко. 
Вы знаете, я хотела спросить вас, Александр Михайлович. Вот в нашем сюжете Тамара как раз показывала (первая библиотека в первом населенном пункте, Новоалександрово, по-моему), там очень много детей. И библиотекарь сказала, что, знаете, у нас 50 изданий, но в основном это краеведение. Краеведение – это, конечно, замечательно, но детям нечего по программе читать элементарно. Почему хотя бы на такие вещи государство не выделяет какое-то финансирование? Купить и привезти раз в год, два раза в год то, что нужно, на этот состав этих детей прочитать по программе с 1 по 11 класс – это очень дорого? Это непосильно? 
Александр Никулин: Здесь опять возникает вопрос, что делать с местной сельской культурой. Это, конечно, очень здорово, что собираются такие московские бригады библиотек, телевидения, но вообще, скажем так, в нормальных цивилизованных странах есть самодостаточный собственный муниципальный уровень. То есть это предполагает, что местные сельские поселения или муниципалитеты обладают собственным бюджетом, собственной библиотечной сетью, они не зависят от Нью-Йорка, Парижа, Лондона, от нашей с вами благотворительности, они на эти деньги сами заказывают себе Шекспира, или Полякова, или Ильфа и Петрова. Главная проблема заключается в том, что государство прежде всего принизило, обокрало наш муниципальный уровень. Наши муниципалитеты абсолютно нищие, они полностью дотационные, они полностью зависят от государства. И когда уже государство распределяет эти крохи, которые селу положены, то вы знаете, там тоже проблема: вам Шекспира, или починить водопровод, или дорогу?
Константин Чуриков: Нам об этом сейчас тоже пишут.
Оксана Галькевич: Нет, ну подождите, пополнение фондов сельских библиотек? У нас же как все, понимаете, по уровням ответственности распределено. Так вот пополнение фонда сельских библиотек – это чья ответственность, муниципалитетов, или, может быть, районных властей, или, может быть, властей областных? Может, в Москве это все расписывается? 
Александр Никулин: Ну сейчас это, как правило, практически везде находится… Везде происходит опять централизация, централизация университетов, муниципалитетов, библиотек, школ и так далее.
Оксана Галькевич: Вот и я о том же.
Александр Никулин: Сейчас это, как правило, в большинстве субъектов районный уровень, прежде всего на уровне района происходит маневр небольшими библиотечными ресурсами, пытаются каким-то образом что-то делать. И кстати, я должен вам сказать, что как сельский социолог я бывал в разных регионах Российской Федерации: библиотеки сейчас по-разному бывают. Бывают где-то отдельно стоящие избы-читальни, бывают, как правило, в администрации, бывают в клубе, бывают в школе, по-разному они ютятся, и опять даже в той же библиотеке. То есть получить ли им еще несколько десятков или сотен книг – а вдруг зимой прорвет, затопит? Может быть, эти ресурсы бросить на ремонт библиотеки или клуба? – вот как часто вопрос стоит.
Константин Чуриков: О ремонте, кстати, у нас тоже еще будет один репортаж впереди.
Вы знаете, я просто подумал вот о чем. Может быть, такая ситуация и недофинансированность муниципалитетов, вот это невнимание к проблемам тех же сельских библиотек связано еще и с тем, что чиновники нашего большого, высокого ранга – часто ли они бывают в провинции, именно в деревнях и селах? Они же обычно если куда-то в командировку едут, они же едут в региональный центр. Они по городам ездят, они, может быть, даже не знают, что там и людям надо. Все опросы, которые проводятся, вы обращаете внимание, там всегда приписка есть: "Опрос проводился в крупных городах 100+ тысяч и так далее". Мы просто не знаем, многие люди, которые принимают решения, как реально провинция живет.
Оксана Галькевич: Это как, помните, на одном из каких-то митингов был такой лозунг: "Вы нас даже не представляете". Вот мы их даже не представляем, даже мы.
Константин Чуриков: Давайте дадим слово нашим зрителям. Ирина из Самары сейчас у нас на проводе. Ирина, здравствуйте.
Оксана Галькевич: Здравствуйте.
Зритель: Здравствуйте. Вы знаете, у меня много книг, я бы хотела их передать куда-то, в библиотеки на селе, в поселке. Но я не смогу сама отправлять книги, мне очень тяжело. Может быть, у вас волонтеры какие-то есть в Самаре, которые приехали бы, забрали это все? У меня там Драйзер, Тургенев, Станкевич, Стендаль, по кулинарии много книг, медицинских много книг…
Оксана Галькевич: Ирина, а не жалко вам расставаться с такой замечательной библиотекой?
Зритель: Нет, не жалко, потому что это все на доброе дело пойдет, их не выкинут на помойку, самое главное.
Константин Чуриков: Ирина, спасибо за ваш звонок. Оставьте на всякий случай свой контакт…
Оксана Галькевич: И кстати говоря, Наталья Аветиковна, у вас из Самарской области заявки есть, вы не помните?
Наталья Забелина: Вы знаете, заявки есть. Но я бы хотела все-таки один момент такой отметить, и сюжет тому доказательство. Все-таки я думаю, что в решении этих проблем очень важный фактор играет человеческий фактор. Очень многое зависит от того, кто стоит во главе угла. Вот сегодня сложная ситуация, мы все это прекрасно понимаем, но если руководитель библиотеки и общественность будут настоятельно доказывать и показывать своими делами, что они важны, что они нужны, что они востребованы на этой территории… Я, например, сомневаюсь, что какой-то руководитель муниципалитета или области, побывав… Надо заинтересовать, чтобы он туда приехал, надо как-то сделать так, чтобы он посетил какие-то мероприятия. Вот мы отметили такой факт: ведь эти библиотеки уже далеко не просто библиотеки, они информационно-культурные центры, у них поменялся статус. Они сейчас выполняют многие функции, которые не совсем свойственны библиотекам.
Константин Чуриков: Да, кстати.
Оксана Галькевич: Так, может быть, им тогда не только книги нужны? Может быть, им тоже нужны компьютеры, им нужна более скоростная связь…
Наталья Забелина: Конечно, конечно. В том числе и это.
Константин Чуриков: Нет, все-таки, наверное, библиотека должна оставаться библиотекой в том смысле, что туда должны приходить люди все-таки за книгой, электронной или аналоговой, это как угодно, потому что…
Оксана Галькевич: Библиотека должна оставаться центром притяжения, Костя.
Наталья Забелина: Да.
Константин Чуриков: Потому что, например, вот заявление министра культуры Мединского, которое он сделал 9 февраля на одном из выездных заседаний: "Библиотека должна работать как общественное пространство. Мы видим полупустые залы во многих библиотеках, но это не значит, что люди должны приходить в библиотеку только читать", – и дальше о том, как, значит, все развивать, мероприятия, конкурсы, лекции, как зарабатывать на этом деньги. Вы знаете, все-таки давайте думать о том, что является первопричиной прихода в библиотеку.
Наталья Забелина: Первопричина прихода в библиотеку… Опять-таки, понимаете, это все взаимозависимые вещи. Если вы приходите в библиотеку, вы должны получить полный комплекс услуг, то, что обязана предоставить библиотека – это прежде всего книжные издания, это периодика, это информационные ресурсы, сегодня без этого ни одна библиотека существовать не может, иногда она просто не будет соответствовать тем требованиям, которые сегодня предъявляют читатели, они приходят не только за традиционной книгой, но они приходят еще и за информационными ресурсами в библиотеку, это в том числе и базы данных и правовые, и экономические, многие разные другие. 
Но опять-таки вы понимаете, да, мы сейчас, допустим, какие-то регионы, как было сказано в сюжете, осчастливим определенным количеством фонда. Но это все-таки на основе опять альтруизма какого-то: мы вот собрались, договорились, поехали и сделали эту акцию. Но она не может долго так существовать, потому что рано или поздно ресурс закончится. Должна быть государственная программа.
Оксана Галькевич: Проблем, которые должно решить государство, мы решить, конечно же, не сможем. Но понимаете, наша задача как журналистов привлекать к этому внимание общественности, в том числе и власти самых разных уровней. 
Наталья Забелина: Абсолютно с вами согласна. В этом ваша главная миссия.
Константин Чуриков: Нам пишут о том, что нужно показать запись этой передачи, пишет Краснодарский край, в новое Министерство просвещения, нам даже Тверская область пишет: "Ребят, с вашим каналом народ без правительства проживет". Но подождите, Тверская область, дайте шанс новому правительству. 
Давайте сейчас еще обратимся к одной составляющей. Том, я думаю, лучше даже сейчас будет твоя вводная, расскажи, пожалуйста, эту предысторию.
Тамара Шорникова: О втором сюжете?
Константин Чуриков: Да.
Тамара Шорникова: Началось все, как и в большинстве случаев у нас начинается, со звонка. Нам часто телезрители звонят, пишут, и это был звонок в прямой эфир, мы обсуждали как раз библиотеки, и то, что еще помогает сохранить эту жизнь на селе, помогает сохранить деревни. К нам дозвонился глава одного из сельских поселений в Оренбургской области, рассказал о своей проблеме. Мы, конечно, не могли пройти мимо этой проблемы, решили взглянуть на все своими глазами.
Константин Чуриков: Давайте посмотрим сюжет.
СЮЖЕТ
Константин Чуриков: А людям, которые все это берегут, получается, что и пожаловаться-то особо некуда, кроме как на ОТР позвонить.
Оксана Галькевич: Да нет, удивляет другое. Вы сказали, что здесь зависит многое от человека, нужна какая-то позиция активная жизненная. Вот, пожалуйста, пример очень активной жизненной позиции: человек обошел все инстанции, какие только возможно, человек позвонил на телевидение, а все равно выхода нет, понимаете? Вот что, что здесь можно сказать? Мы всегда пытаемся как бы обсуждать алгоритмы решения проблем.
Константин Чуриков: Да. Откуда возьмется этот миллион на кровлю?
Наталья Забелина: Вы знаете, я вот скажу такую вещь. Вы говорите, что выхода нет, а я считаю, что выход есть. Вы посмотрите, вы правильно сказали, он обошел все инстанции, дозвонился до телевидения, вы послали туда корреспондента, сняли сюжет…
Оксана Галькевич: Так.
Наталья Забелина: …и я абсолютно уверена – что хотите, может быть, я идеалистка – что эту проблему решают либо частные бизнесмены, либо, может быть, государство в это подключится. Я абсолютно уверена, что после этого сюжета эта проблема будет решена.
Константин Чуриков: Скорее всего. Но это же в ручном режиме, это несистемно.
Наталья Забелина: Это другая история. Да, это частный случай, частное решение, а должно быть государственное решение, должна быть государственная программа в том числе не только комплектования книжным фондом, но, естественно, и техническая поддержка библиотек. 
Константин Чуриков: Стоп, программа есть. Вот читаю, официальный документ выложен: "План мероприятий, дорожная карта по перспективному развитию общедоступных библиотек Российской Федерации на 2017-2021-е гг." Там все так расписано, как должны расти, динамика роста показателей, увеличение количество пользователей общедоступных библиотек, модернизация и прочее. Вот бумага-то есть, документ есть, а где это все в реализации? 
Александр Никулин: Недостаточно финансирования. У нас действительно есть все программы, планы и до 2021-го, и до 2024-го, и до 2030-го, есть план устойчивого сельского развития Российской Федерации. Но когда смотришь, какие деньги там выделяются… Очень-очень скромные в целом если по стране говорить.
Оксана Галькевич: Смотрите, сообщение из Кировской области: "Кировская область, SOS, школьные библиотеки 20 лет практически не получают книг, газет и журналов. Что читать детям? Стыдно и обидно". Такое вообще возможно, чтобы 20 лет библиотека, фонды не пополнялись? Такое возможно?
Наталья Забелина: Вы знаете, как это ни печально, конечно, но да, мы это читаем ежедневно в тех сообщениях, которые нам присылают: кто 10 лет, кто 20 лет, кто 15.
Оксана Галькевич: А вот смотрите, из Нижегородской области сообщение: "Я библиотекарь, стыдно принимать милостыню от вас, благодетелей. В советское время государство давало все, включая подписку". Ну хорошо, вот такое эмоциональное замечание телезрителя. А с другой стороны, почему нет государственной какой-то программы и нормальной работы в рамках этой программы? Почему не может быть какой-то общественной работы, общественной программы? Какой-то клич бросить, чтобы нижегородцы приносили в сельские нижегородские области, Кировская область, давайте туда.
Наталья Забелина: Вот это человеческий фактор, я о этом и говорила, ну конечно.
Константин Чуриков: Чтобы все знали, куда идти, куда…
Оксана Галькевич: И это не стыдно. А что стыдного?
Наталья Забелина: Они же могут у себя в округах, в областях создать такие же центры, как сделали мы.
Оксана Галькевич: Государство – это мы в конце концов.
Наталья Забелина: Вот дама готова передать, только что был звонок, уникальный фонд, то, что она перечислила, далеко не каждая библиотека сегодня имеет такие собрания сочинений. И я думаю, что в каждой области найдутся такие люди, которые готовы будут передать. Просто надо заниматься этим.
Константин Чуриков: Слово нашим зрителям, которые рвутся в эфир. Татьяна из Петербурга, здравствуйте. Спасибо, что подождали.
Зритель: Добрый день. Татьяна из Санкт-Петербурга. У меня как раз, в общем-то, положительное мнение о библиотеке. Совершенно случайно я летом оказалась в библиотеке поселка Приозерское Лужского района с целью посещения краеведческого музея. Все было замечательно, великолепные люди, интересно, нас было 10 человек от 6 до 72 лет (это я 72 года). Было очень интересно, все замечательно. Видимо, даже достаточно помещение неплохое, но эта протекающая крыша… Как можно? Это центр какой-то волости, Приозерский. Почему в таком состоянии находится библиотека, где работают замечательные люди, которые собрали огромный материал об области? Туда приезжает и глава района, к ним приезжал, но, видимо, это не подействовало, вот говорят, что нужно привлекать начальство к тому, чтобы оно смотрело. И вот они проводят работу как раз не только библиотечную, а как раз привлекают… Просто детей было не оторвать, не вывести из этой библиотеки. Очень бы хотелось, чтобы обратили внимание…
Константин Чуриков: А где она находится еще раз, Татьяна?
Зритель: Поселок Приозерский Лужского района.
Оксана Галькевич: Ленинградская область. Спасибо.
Константин Чуриков: Все, спасибо большое.
Оксана Галькевич: Давайте сразу еще Алтайский край выслушаем. Марина, наша телезрительница довольно долго уже дожидается. Марина, здравствуйте.
Зритель: Здравствуйте. Вы знаете, я хотела сказать. У нас поселение маленькое, и с недавнего времени у нас существует объединение в культурно-досуговый центр многофункциональный библиотеку и клуб. Но вот мы на себе буквально с начала мая, с 7 мая почувствовали воздействие майских указов: пенсионеры, которые по возрасту где-то 57-58 лет… У нас как бы проходит такая акция, сокращают должности с 0.75 ставок до 0.5 ставки клубных работников и библиотекарей, пытаются убрать, уволить библиотекарей, но с предложением этой работы, этой 0.5 ставки клубным работникам. Какие-то работники отказываются от этого предложения, то есть на данный момент мы вместе с библиотекарем решили работать на 0.5 ставки.
Константин Чуриков: А 0.5 ставки, Марина, скажите, 1 ставка – это сколько?
Зритель: …работаем на полном вдохновении, поддержки очень мало, в основном все на энтузиазме, приходится вкладывать свои средства в проведение мероприятий. Но за счет того, что мы такие оптимисты, дружно сотрудничаем, совместно пытаемся держать… Ну вот такая ситуация у нас в районе у нас сейчас проходит: пенсионеров убирают, что дальше будет, качество работы, мы не знаем, улучшится оно или нет. Потому что клубные работники, все-таки у них опыт работы отличается от библиотечной системы. 
Константин Чуриков: Марина, скажите, пожалуйста, еще раз, где находится вот этот дом культуры или библиотека, и зарплата какая? Вы говорите, 0.5 ставки, зарплата какая получается?
Зритель: Вы знаете, в последнее время, последнее повышение МРОТ, было 9 с чем-то, и у нас придерживались этих норм, мы работали на 0.75 ставки, нам выплачивали зарплату до этого МРОТ. А на данном этапе в связи с переходом на новый МРОТ, я не знаю, может быть, в районном бюджете денег мало, но нас решили перевести на 0.5 ставки, вот этот МРОТ новый… У нас, конечно, понизится зарплата на несколько тысяч, будем получать только 0.5 ставки.
Константин Чуриков: Марина, давайте сделаем так: вы просто оставьте нашим редакторам свои контакты, мы попробуем корреспондента к вам выслать, посмотреть, что это за такая ситуация, когда люди, получая МРОТ, еще вынуждены вкладывать в эту библиотеку свои деньги.
Оксана Галькевич: Но другого выхода нет.
Вы знаете, я должна сразу сказать, самые разные мнения сейчас у нас на SMS-портале, единомыслие в принципе невозможно. Например, пишут: что это вы развозите какие-то книжки свои, там людям есть нечего, а вы там с книжками своими, зачем им вообще все это нужно. Им нужно это?
Наталья Забелина: Конечно.
Оксана Галькевич: Я смягчила формулировку.
Александр Никулин: Мне кажется, так может написать только человек, который сам книжки читать не любит.
Наталья Забелина: Да, это правда.
Александр Никулин: У меня такое предположение.
И нет, я-то как раз думаю, что вот у нас какая проблема. С точки зрения продовольственной безопасности у нас сейчас дела обстоят лучше, хотя есть уязвимые группы населения, которые недоедают, но вот с точки зрения культурной безопасности – вот о чем надо бить тревогу, это главная проблема.
Оксана Галькевич: А культура на селе – это что? Это зачем?
Константин Чуриков: В чем опасность?
Оксана Галькевич: Работа – понимаем, медик должен быть. 
Константин Чуриков: Вот не будет библиотеки – в чем опасность?
Оксана Галькевич: Зачем библиотека в селе? А зачем дом культуры? Врач лечит, а библиотека что?
Александр Никулин: Ну что же, сельские жители не люди, что ли? 
Оксана Галькевич: Нет, люди.
Александр Никулин: Им не требуется культура? 
Значит, в связи с этим что я хотел сказать? Про государство у нас все ясно, в результате нашего обсуждения мы пришли к выводу, что все программы есть, но под эти программы нет денег. И в этих условиях, опять говоря, цитируя литературных классиков, спасение утопающих дело рук самих утопающих. А утопающие – это и городские, и сельские жители в условиях кризиса российской культуры. И конечно же, солидарность надо проявлять, и большая деревня Москва должна из своих громадных запасов (и личных библиотек, и библиотек, которые имеются), конечно же, организовать эту помощь, доставку книг в сельские библиотеки. Кстати, не только Москва, это могли бы делать и наши достаточно обширные миллионники, тот же и Нижний, и Красноярск, и так далее. Тем более что с царских времен мы имеем эту великую традицию помощи и интеллигенции, и крестьянства, и развитие земским библиотек. Поэтому в этом направлении, конечно же, безусловно, надо двигаться. 
Единственное, что мне бы хотелось подчеркнуть, – обратите внимание: в связи с кризисом культуры этот кризис коснулся и библиотек, библиотек города и библиотек села. Многие крупнейшие библиотеки теряют своих читателей, потому что в условиях опять цифровой культуры… Вот я, например, могу войти в любую библиотеку и найти журналы оцифрованные и книги и в России, и за рубежом, если я имею этот доступ к ресурсам. И поэтому многие библиотеки в условиях именно собственного культурного кризиса даже в Москве вынуждены перестраиваться и действительно становиться многофункциональными центрами культуры или, если хотите, интегральными очагами культуры. 
Константин Чуриков: Или просто иногда многофункциональными центрами, потому что уже…
Александр Никулин: Ну мы по крайней мере даже берем наши крупнейшие и ведущие московские библиотеки – библиотека Достоевского, Некрасовка, Тургеневка. Это уже и клубы общения, это и общественные форумы. Так что не только книга в традиционном смысле этого слова, но и сам по себе центр общения, публичного общения – вот чем важна библиотека и сельская, и городская.
Константин Чуриков: Тома?
Тамара Шорникова: Я добавлю буквально два слова как раз про то, зачем это нужно. Потому что и в соцсетях точно так же после публикации каких-то заметок из экспедиций, естественно, появились сообщения, люди имеют на это право, которые говорили о том, что, может быть, туда компьютеры нужно привести, Интернет?
Константин Чуриков: Везите гаджеты, нам пишут, ноутбуки.
Тамара Шорникова: Как раз есть там и компьютеры, и Интернет даже есть. Библиотекари говорят, правда, что вот Wi-Fi бы еще хорошо, но вот что касается техники, как раз есть, а острая нехватка как раз библиотечного фонда. 
И буквально еще два слова по поводу того, насколько это важно и нужно. Из-за того, что этот фонд не удовлетворяет потребности читателя, которые хотят, действительно хотят читать новое, свежее, интересное, библиотекари просто, что называется, в ручном режиме, как мы сегодня говорили не раз за эту передачу, садятся на автобус…
Константин Чуриков: …в центр, в книжный магазин.
Тамара Шорникова: …едут в центр, уговаривают коллег, чтобы выдали на время, давайте поменяемся книгами, чтобы хоть как-то решать этот дефицит, эту нехватку закрывать. Рассказывали, что даже с полок буккросинга в отпуске пару книжек в сумку, понимаете, настолько острая нехватка и настолько хотят люди читать там. 
Константин Чуриков: У нас буквально несколько минут…
Оксана Галькевич: Давайте послушаем Владимирскую область, как раз оттуда дозвонилась Марина, тоже наша телезрительница. Марина, здравствуйте.
Зритель: Здравствуйте. Я хотела присоединиться к вашему разговор и сказать, что я вот во Владимирской области проживаю, мы от Москвы находимся в 160 километрах. Я хочу поднять тему, которую Кировская область тоже подняла, – это фонды школьных библиотек. Тоже у нас 20 лет не было поступлений. Как и сказал один из ваших товарищей, что муниципалитет очень бедный у нас, ему порой действительно на крыши не хватает. Школы у нас финансируются на учебники в основном, художественную литературу. Периодические издания практически сейчас ни одна школа не подписывает, потому что все деньги… Школу обязаны обеспечить учебниками, а на это денег не хватает. И фонд в ужасном состоянии, потому что книги даже классические поистрепались, издания несовременного, но все равно библиотекари вынуждены их выдавать, потому что других книг у них нет. Немножко обстоит лучше дело у нас в массовых библиотеках, там все-таки книги появляются, довольно-таки много их, а со школьными библиотеками и сельскими, и городскими ужасные дела.
Константин Чуриков: Марина, спасибо вам за звонок.
Оксана Галькевич: Спасибо.
Константин Чуриков: Тем ужаснее все то, о чем вы говорите, что в сюжете, который мы видели, который вот смотрели в начале часа, дети – как они тянутся к книгам, как у них глаза горят! Вы знаете, я даже себя поймал в какой-то момент на мысли, что люди, которые там, тянутся к книгам больше, чем горожане.
Наталья Забелина: Конечно.
Константин Чуриков: Они и начитаннее многих горожан.
Наталья Забелина: Конечно.
Оксана Галькевич: И об этом нам, кстати, тоже пишут телезрители. А еще вот вы сказали, что детская, художественная, научно-популярная литература в основном востребована, а нам еще пишут, что нужны книги о законе, чтобы люди знали, как отстаивать на селе свои права. 
Константин Чуриков: Это тоже пригодится.
Спасибо, сппасибо всем участникам этой программы. У нас в студии были Наталья Забелина, директор Центральной городской деловой библиотеки Москвы, которая совместно с ОТР продолжает прием книг у населения…
Оксана Галькевич: …и Александр Никулин, директор Центра аграрных исследований РАНХиГС при Президенте Российской Федерации. А также Тамара Шорникова, наша коллега, корреспондент Общественного телевидения России.
Константин Чуриков: Но у нас для вас, уважаемые зрители, еще не все.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Тема часа

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты