Наталья Забелина и Оксана Коротеева. Чем живет деревня?

Гости
Оксана Коротеева
ответственный секретарь оргкомитета Культурного форума регионов России
Наталья Забелина
директор Московской городской деловой библиотеки

Константин Чуриков: Вы смотрите «Отражение». Вот прямо сейчас подводим итоги четвертой экспедиции Общественного телевидения России в сельские библиотеки. На этот раз много-много, особенно много книг – даже не 3 тысячи, а 3,5 тысячи – отвозили в Тверскую область. К нам присоединились Тамара Шорникова, непосредственный участник этой экспедиции.

Тамара Шорникова: Добежала до студии.

Константин Чуриков: И, конечно же, наши гости. В студии ОТР – Наталья Забелина, директор Центральной городской деловой библиотеки. Добрый вечер, Наталья Аветиковна.

Наталья Забелина: Добрый.

Константин Чуриков: И Оксана Васильевна Коротеева, эксперт Общественной палаты России, ответственный секретарь Культурного форума регионов России, доцент РАНХиГС. Добрый вечер.

Оксана Коротеева: Добрый вечер.

Тамара Шорникова: Мы в этот раз обязательно расскажем и покажем, как мы съездили в экспедицию, как нас встречали в разных населенных пунктах. Я думаю, Костя, давай начнем как раз с этого материала и…

Константин Чуриков: Я думаю, это будет правильно, потому что сюжет очень атмосферный и дает какое-никакое представление о том, как интересно на самом деле живет наша глубинка. Да, там много чего нет, но сколько там красоты и какие там люди! Давайте смотреть.

СЮЖЕТ

Общественное телевидение России и Центральная городская деловая библиотека представляют

– Приходим в библиотеку, читаем. И про любовь читаем.

– Гончаров, «Обломов». Очень хорошие книги.

За сутки до старта экспедиции

– «Мировая библиотека для детей».

Тамара Шорникова, корреспондент ОТР: И подборка бестселлеров для взрослой аудитории. Наш канал собирает книги для сельских читателей. Помогают зрители ОТР и московские библиотеки.

Евгений Дудин, заведующий библиотекой № 10 Москвы: В общей сложности мы смогли собрать около 2 тысяч книг. Отбирались главными библиотекарями, использовалась наиболее востребованная литература, художественная литература, классика.

Тамара Шорникова: Собранные книги везем в Тверскую область. Пунктом назначения для новой экспедиции выбрали Калязинский район, заедем в три населенных пункта: село Капшино, деревни Дымово и Чигирево.

В этот раз часть нашего экспедиционного маршрута пройдем по воде. Добираться до первой тверской деревни Капшино будем по реке Нерль. Путь от Дубны рассчитываем пройти за час с небольшим.

Мотор то ревет, как в песне, то почти затихает. Капитаны сбрасывают скорость. На водном пути много опасных участков. Расстояние до дна в некоторых местах меньше метра. После сооружения Угличского водохранилища под воду ушли городские улицы и целые деревни. Мы проходим как раз над ними.

– Мост я проскочил, 0,5 было. Там была железная дорога старая. И когда затапливали всю территорию, все вот это затопили – соответственно, старую дорогу убрали, разрушили, а что-то не смогли.

Тамара Шорникова: До Капшино остается несколько минут ходу. Где тормозить – становится понятно и без приборов. Завидев небольшой флот, кто-то из группы встречающих начинает работать сигнальщиком – показывает катерам, куда причалить. Уже на берегу знакомимся. Нашим помощником оказывается заведующая сельской библиотекой Любовь Гунина.

Любовь Гунина, заведующая библиотекой с. Капшино: Это наше Капшино, но его разделяет ручей, называется он Капша.

Село Капшино. Число жителей – 256 человек. Расстояние от Москвы – 200 километров. Книжных магазинов нет.

Любовь Гунина: Раньше речка была судоходная. Это были, наверное, 70-е – начало 80-х годов. Сюда, значит, по этой речке приплывал катерок небольшой, который привозил продукты. Потом стала обмелять эта речка, стали ездить по земле. Автолавки к нам привозят все, что надо.

Тамара Шорникова: Вода делит Капшино на новую и старую части – так сложилось исторически. Но с высоты видно, что сегодня граница между прошлым и настоящим села проходит по суше, она петляет между старыми деревянными избушками и новыми коттеджами.

– Когда я была маленькая, вот на месте того особняка… Вы видите его, да? Говорят, там генерал какой-то паркуется. И туда, кстати, прилетает даже вертолет. Там у нас была тоже купальня. Но у нас все сейчас застроили, поэтому нас потихоньку выживают.

Тамара Шорникова: Для местного населения Капшино большая часть жизни крутится вокруг сельской библиотеки. Раньше в этом здании находилась школа. 1 сентября 2015 года здесь пересчитали учеников – 30 человек – и приняли решение закрыть учебное заведение. Дети стали ездить на уроки за 13 километров от дома в село Нерль. В опустевшем здании школы разместили кабинет врача общей практики, клуб и библиотеку.

Любовь Гунина: Из моего опыта, а я работаю всего три года, такое количество книг, ну, наверное, лет, может, за пять бы собралось.

Тамара Шорникова: В этом году из района пришло 10 новых книг. Всего их в библиотеке 3 с лишним тысячи.

Сергей Лесков, обозреватель ОТР: Да, книги-то хорошие, только видно, что старые очень – лет по 40, по 50. Вот Алданов – ну, он издавался, я не знаю, лет 20–25 назад, наверное, это собрание сочинений. Издательство «Пресса». Да, 93-й год. И с тех пор ничего новее нет. Как же люди-то вообще держат руку на пульсе? Одними Чеховым и Достоевским, конечно, сыт не будешь.

Тамара Шорникова: Но и на них очередь, классиков бронируют дачники. По телефону из Москвы заказывают книги, которые детям и внукам задали читать на каникулах.

Любовь Гунина: Количества экземпляров может не хватить на всех. Ну, например, седьмой класс, да? Другой пришел тоже из седьмого класса. Ну, на двоих еще хватит, а уже на третьего не хватит.

Дорогие гости, теперь я вас приглашаю в наш зал, где проходят самые большие наши мероприятия. Прошу всех на чай!

Тамара Шорникова: Сегодня в зале крутят фильм. Режиссер Алексей Учитель в 80-х снял в Капшине часть своей документальной картины «Тебе доверена земля» о Всесоюзной ударной стройке. Молодые комсомольцы из разных городов помогли восстановить село после пожара.

Екатерина Виноградова, жительница с. Капшино: Загорелся сарай за ручьем, а потом перекинулось на Капшино, ветер был сильный, и начало гореть. Вот за полчаса все Капшино сгорело. Было очень страшно.

Тамара Шорникова: Пожар смел село в июле 81-го, а через год погорельцы и новоселы из соседних деревень уже обживали новые дома.

Любовь Гунина: Вот это я из роддома приехала. Это наш дом.

Тамара Шорникова: Жилье молодой семье выделил местный совхоз, в котором будущая завбиблиотекой трудилась агрономом.

Любовь Гунина: У нас находится на дороге, по которой вы ехали, контора совхозная. И они там, можно сказать, ждали, короче, нас, сопровождали до самого дома и снимали кадры.

* * *

Тамара Шорникова: Исторические кадры, письма, газетные статьи – все, что связано с деревней и может рассказать о ее истории, собирают и в Чигиреве. Жители изучают архивы и добиваются установки табличек с фамилиями фронтовиков, воевавших на территории сельского поселения, но не отмеченных на старых памятниках.

Деревня Чигирево. Число жителей – 106 человек. Расстояние от Москвы – 220 километров. Книжных магазинов нет.

Ирина Крокос, жительница д. Чигирево: У нас есть клуб ветеранов «Земляки», мы собираемся по средам. И вот у нас главный, конечно, этот самый… Они приносят нам пироги. И вот мы начинаем чай пить, решать проблемы всякие.

Тамара Шорникова: В день нашей съемки в Чигиреве отключили свет, поэтому воду для чая в кастрюле понесли из клуба в соседний дом – разогреть на газовой плите. Местные рассказывают, что перебои с электричеством бывают регулярно.

Ирина Крокос: Прокурор приезжал и те, кто заведуют светом, приезжали. Ну, в общем, ничего нам не сделали. Сейчас же у всех и машинки, как мы говорим, «ленивые», и насосы. Электроэнергии-то намного больше сейчас стало у нас тратиться-то, а свет все один и тот же, электричество.

– А также и дорога.

Ирина Крокос: И дорога. Как в 85-м году нам ее построили, так ничего и не подсыпали. Вот сейчас все мы уже на пенсии. Такси нанять – 250 рублей до Калязина, даже до аптеки съездить.

Тамара Шорникова: Часть бытовых проблем жители решают сами: сообща убирают территорию вокруг памятника, красят детские качели, обрезают деревья. Живут дружно.

– Чигиревские!

– Молодцы, молодцы!

Тамара Шорникова: Пока чигиревские помогают разгружать автобус с новой литературой, завбиблиотекой рассказывает об истории деревянного книгохранилища. Издалека его легко перепутать с обычным деревенским домом на две семьи: окна с крашеными наличниками, печные трубы над крышей.

Любовь Рожкова, заведующая библиотекой д. Чигирево: В этом доме находился сельский совет, а теперь находится библиотека. По средам в соседнюю комнату приезжает специалист из Алферовского сельского поселения – выдают справки о составе семьи, ну и кому что надо.

Тамара Шорникова: По выходным в библиотеке проходят занятия с детьми, но этот график, скорее, условный.

Любовь Рожкова: Вот у меня висит расписание. Кружок «Радуга» – с 14 до 16 в субботу. А ко мне приходят, когда придумается. Молодежь читает, фантастику читает…

– Все читаем! Всю библиотеку скоро вычитаем!

* * *

Тамара Шорникова: В деревне Дымово есть читатели, которые давно вычитали не только свою библиотеку, но и соседние, поэтому встречать автобус с новыми книгами многие пришли заранее.

– Познакомимся. Очередь занять.

Деревня Дымово. Число жителей – 195 человек. Расстояние от Москвы – 210 километров. Книжных магазинов нет.

– Очень много книг привезли, спасибо вам. И дети порадуются, новую книжку какую-то прочитают.

– Вот сейчас я ему позвоню, и он обязательно… он, наверное, будет первый читатель у нас. Он же уже и Калязинскую библиотеку всю прочитал у нас.

Тамара Шорникова: У мужчин здесь самый популярный жанр – детектив. Женщины предпочитают романы и журналы о ведении приусадебного хозяйства. У всех есть огороды.

Антонина Куликова, жительница д. Дымово: Вот рецепты новые узнали. Хит сезона – «Сад и огород». Вот мы сейчас делаем: огурчики, помидорчики, кабачки, капуста цветная, лучок, морковка, чесночок и всякая зеленушка, базилик, петрушка, укроп. И все заливается. Очень вкусно! Даже и рассол весь выпьем.

Тамара Шорникова: Высокий литературный сезон в деревне начинается осенью. Пока еще есть дела в огороде, в библиотеку заглядывают мимоходом – по пути в медпункт или в магазин.

Нина Шабан, жительница д. Дымово: Утром встаем рано, живем с мужем. У нас 40 соток земли. Косим, содержит кур, кроликов. Надо заготавливать корма на зиму. Летом, конечно, у нас очень много дел, хлопотно.

Тамара Шорникова: Но чем длиннее и прохладнее становятся вечера, тем больше посетителей в библиотеке. Заходят обсудить жизнь и взять книжку на дом. Выбор теперь большой, есть что читать, пока не вырастет новая рассада.

Антонина Куликова: Жить-то хочется. Жизнь-то не остановишь. Интересно. Сейчас пишут все. Раньше-то, когда мы были молодые, у нас и не было таких книжек, мы не читали. А сейчас читаем.

Тамара Шорникова: Тамара Шорникова, Леонид Куликов, Дмитрий Алексеев. Тверская область, ОТР.

* * *

Константин Чуриков: Это даже не репортаж, а целый фильм такой получился.

Уважаемые зрители, вы нам позвоните и расскажите – там, где вы живете (мы обращаемся прежде всего, конечно, к сельским жителям, но и городских тоже не выключаем из беседы), есть ли у вас библиотеки, есть ли вам куда сходить? Какие вообще проблемы вас окружают? И чего бы вы хотели от нас? Потому что у нас еще будут все новые и новые экспедиции.

Тамара Шорникова: Возможно, к вам доедем.

Константин Чуриков: Да, книгами точно поможем.

Тамара Шорникова: Ну а мне бы хотелось сразу ответить на вопрос, который пришел к нам на SMS-портал. Тверская область пишет: «По какому принципу выбирали сельские библиотеки? Надо было обратиться в Тверскую областную библиотеку имени Горького. Есть еще более нуждающиеся в литературе библиотеки, в более плачевном состоянии». Разумеется, есть, и не только в Тверской области.

Как формируются такие экспедиции? Ну, во-первых, конечно же, мы определяем регион, куда отправимся. Мы созваниваемся с нашими корреспондентами, которые работают в этих регионах, спрашиваем у них информацию, спрашиваем у них контакты. В данном случае связались с Центральной Калязинской библиотекой.

Разумеется, экспедиция не последняя, мы будем доезжать и до других библиотек. Ну, так как все-таки наш телеканал – это один телеканал, один пока в поле воин, естественно, до всех доехать не сможем. Но надеемся, что благодаря нашим эфирам такие же акции возникнут и в других регионах.

Константин Чуриков: Наталья Аветиковна, вы наш надежный партнер в этом проекте. Уже четвертая экспедиция, как я сказал, прошла. Люди охотнее стали приносить книги?

Наталья Забелина: Вы знаете, да. Мне бы хотелось сделать некоторую ремарку по поводу того, что мы с вами одни в поле воины. Как выяснилось, уже не одни, потому что мы получаем ежедневно запросы уже от глав администраций некоторых регионов. Ну, в частности, Ульяновская область, совсем недавно они к нам обратились, причем обратились не только с помощью привезти книги, но в то же время предложили нам свои услуги в виде транспорта. То есть мы им собрали коллекцию, и довольно приличную, и они предоставили свой транспорт, книги забрали и увезли. То же самое с Брянской областью, это тоже все решалось на уровне администрации. То есть наш с вами проект живет уже своей какой-то самостоятельной жизнью.

И хорошо, что главы администраций – пока еще, может быть не всех регионов, но отдельных – они понимают высокую значимость этого проекта. Потому что, по сути, мы даем людям возможность не просто культурно расти и развиваться, но и даем уникальную возможность по сегодняшней жизни приобщиться к тем новинкам литературы, вообще к тому литературному движению, которое сегодня происходит у нас в Москве. А книги как приносили в библиотеку, так и продолжают приносить. И их уже собралось около 6 тысяч.

Константин Чуриков: Оксана Васильевна, а есть ли сельским жителям, если так в среднем судить, вообще куда ходить, где эти книги читать? Я про сокращение библиотек хочу вас спросить.

Оксана Коротеева: Ну, вы знаете, действительно, за годы, скажем так, реструктуризации сети произошло достаточно серьезное сокращение в первую очередь библиотек на селе, в малых городах. Но подобного рода проекты и участие общественности, вот такой активной и отзывчивой, оно помогает отчасти, конечно, эту проблему начинать решать. И действительно, библиотека должна стать таким центром общественного пространства, где могут проходить не только… человек может прийти и не только взять книгу, почитать книгу, но еще и проходить различного рода активности.

Вот мы видели сейчас в сюжете: и показ и обсуждение фильмов, и пироги, и какие-то иные коммуникации. Здесь же и дети, здесь же и взрослое поколение. То есть библиотека должна стать таким центром жизни села, который возрождает село. Но это, наверное, не только библиотека. У нас же есть еще щи культурно-досуговые центры. Это бывшие помещения школ, к сожалению, которые были закрыты. И всем этим помещениям необходимо придавать вот эту новую жизнь.

И, наверное, здесь может помочь и само профессиональное сообщество, и такие активные и журналисты, и граждане, и некоммерческие организации, которые могут собрать и передать в библиотеку книги, но еще и организовать некие активности – образовательные, культурно-досуговые активности – для того, чтобы действительно библиотека стала центром жизни села.

Константин Чуриков: Мы видели этот фильм сейчас, эти открытые, лучистые такие лица стариков, детей. Дети есть в этих деревнях!

Оксана Коротеева: Да, там большое количество детей.

Тамара Шорникова: Которые ногой открывают в библиотеку дверь.

Константин Чуриков: Видно, как они держатся. Видно, как они выглядят. И сам себе задаешь вопрос: а вот эти люди – они заслужили вот такую жизнь в принципе, дорогу, которую в 85-м году только последний раз ремонтировали?

Наталья Забелина: Да. Вообще, это на самом деле уже четвертая экспедиция, и четвертый раз мы смотрим сюжеты, которые на самом деле удивляют и поражают, потому что… Я еще раз повторяю эту фразу. Она просто, мне кажется, сегодня такая судьбоносная. Люди не просят денег, люди не просят какой-то материальной помощи, люди просят: «Дайте нам, пожалуйста, источник, который бы нас насыщал духовно». Они просят литературу.

И мне кажется, что, наверное, уже надо задуматься о том, что была все-таки какая-то государственная программа. Потому что меценатство – вещь хорошая, и на Руси это всегда приветствовалось, но дело в том, что только одни меценаты не решат эту проблему. Мы можем с вами собирать книги. Слава богу, что люди откликаются активно и приносят эти книги. Но это все-таки больше какая-то частная инициатива. И вряд ли в рамках государства мы решим эту глобальную проблему.

Константин Чуриков: Ну, смотрите – там же рядом с одной деревенькой вот этот генерал… Или кто живет в этом замке-особняке?

Наталья Забелина: Генерал.

Константин Чуриков: Мог бы что-то людям сделать, да?

Наталья Забелина: Ну, я думаю, наверное, может быть, имеет смысл все-таки к нему обратиться.

Тамара Шорникова: Справедливости ради, местные также говорят, что вот тот самый генерал помог отреставрировать колокольню. То есть какие-то традиционные взаимосвязи остаются – «с барского плеча», что называется.

Наталья Забелина: Нет, ну это тоже большое дело все-таки.

Константин Чуриков: Ну, хоть так.

Наталья Забелина: Так, как нам говорят… Вы вспомните, в прошлый раз что люди говорили: «У нас есть два духовных центра – это храм и это библиотека». То есть вы понимаете, что подведена такая единая черта под духовным началом. То есть и то, и другое – оно очень важно для жизни человека, для его развития, для его духовного становления, особенно молодежи.

Оксана Коротеева: Я бы хотела сказать, что, с моей точки зрения, очень важна общественная активность и то, что это общественный проект. Безусловно, конечно, должно быть финансирование. Наверное, библиотекари лучше знают, какой объем финансирования. Мы знаем, что средняя сумма финансирования одной библиотеки – это, по-моему, 1 миллион 300 тысяч, средняя, по исследованиям.

Константин Чуриков: Это в городе? В Москве или где?

Оксана Коротеева: Нет, на малых территориях, в регионах.

Константин Чуриков: Ну, это же размазано. Подождите, это же размазано.

Оксана Коротеева: Средняя. Я же сказала, что средняя.

Константин Чуриков: А! Я просто подумал – на одну библиотеку.

Оксана Коротеева: Получается, по-моему, 350 тысяч рублей на 1 000 читателей. Ну, есть определенного рода нормативы. И конечно, вот эта общественная активность крайне важна. И важно то, что такой серьезный телеканал эту активность начинает будировать. Мне думается… Вот не зря вы сказали, что «может быть, кто-то к нам присоединиться». Может быть, было бы очень здорово, если бы телеканалы в других регионах…

Мы же с вами сейчас смотрели что? 220 километров от Москвы. Это 220 километров от Москвы. Мы видим дороги, мы видим, в каком состоянии находится сельская инфраструктура. А если это дальше от Москвы, если еще дальше? Если уехать, например, в Смоленскую область, в южные регионы? Безусловно, в каждом субъекте ведется своя работа. Например, Республика Коми – у них библиотеки очень активны. Кстати, именно из Центральной юношеской библиотеки они пошли в муниципальные образования и создали эти общественные пространства. Там на базе библиотеки ведется работа с молодежью по цифровизации памятников, по сбору информации об истории села.

То есть это большая, серьезная и современная работа. Но мне думается, что вот такая инициатива, исходящая от телеканала, могла бы, конечно, транслироваться и тиражироваться и в других субъектах Российской Федерации.

Тамара Шорникова: Давайте подключим телезрителей к нашему разговору, потому что копятся звонки, есть что рассказать из разных городов нашим телезрителям. Сначала послушаем Людмилу из Пензенской области. Людмила, добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Я звоню вам из Пензенской области, Кузнецкий район. У нас в селе Ясная Поляна отличный клуб, отличные работники в нем, и библиотека есть, но она такая скудная, ну такая бедная! Поступления – за прошлый год было четыре штуки в библиотеку.

Наталья Забелина: Кошмар.

Константин Чуриков: Четыре книжечки?

Зритель: Подскажите, пожалуйста, к кому обратиться, чтобы нашу библиотеку пополнили? У нас есть и магазины, 7 километров, в городе Кузнецке, но там же денег сколько надо. А тут бы привезли – и все бы взяли. Я страшная любительница книжная, люблю читать.

Константин Чуриков: Людмила, вам и следующим зрителям, которые тоже будут выходить в эфир, сразу говорю: оставляйте свои координаты, свои контакты. Вдруг мы к вам приедем. Почему нет?

И еще звонок – Сергей из Петербурга присоединяется к нам. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Из Петербурга вас беспокоят. Я хотел бы сказать по вашей всей этой дискуссии. Приношу книги в библиотеку – не берут.

Константин Чуриков: Не берут?

Тамара Шорникова: А что за книги, Сергей, вы приносите? Может быть, устарели морально? Может быть, строительство КПСС?

Зритель: Довлатова четырехтомник, Пушкина.

Тамара Шорникова: Ну, тут поспорить трудно. А почему не берут? Как-то объясняют?

Зритель: Говорят: «От граждан не берем». Понимаете? Им надо откат, чтобы им дали.

Константин Чуриков: Вы хотите сказать, что им выгоднее, чтобы им из бюджета какие-то деньги выделили? Вот это вы хотите сказать?

Зритель: Ну, я не знаю, выделяют или не выделяют. Если им люди приносят, они их не берут. А куда их? В школу принести? В школе тоже как бы не берут. А куда мне эти книги девать? Хорошие книги.

Константин Чуриков: Да, спасибо, спасибо за ваш звонок.

Тамара Шорникова: Такая любопытная история.

Константин Чуриков: Как вы прокомментируете?

Наталья Забелина: Вы знаете, любопытная история даже не в том смысле, что не берут книги.

Тамара Шорникова: А есть ли какие-то процессуальные запреты?

Наталья Забелина: Нет, ну это же пожертвование, тут никаких запретов. С точки зрения юридической, здесь все соблюдено. Это я уже как юрист вам говорю. Вы знаете, дело-то не в этом. Есть же другая форма – называется «буккроссинг» – книгообмен между читателями, друг с другом они меняются. То есть они просто приносят свои книги.

И необязательно должны идти эти книги в фонд библиотеки. Они выставляются на отдельный стеллаж. Ну, какие есть у кого возможности. Это может быть на отдельной полке, на отдельном столе и так дальше. И люди просто производят книгообмен, уже без вмешательства библиотекаря. Ради бога, пожалуйста. Вы принесите, пусть люди посмотрят. И те, кому это будет интересно, они могут эти книги взять для себя, прочитать, а потом принести обратно, и эти книги могут взять уже другие люди. Этот принцип очень хорошо работает, в Москве так точно абсолютно.

Оксана Коротеева: Это работает, кстати, и в других регионах. Я очень много летаю, и в аэропортах тоже стоит система буккроссинга. В больницах очень востребована эта система, потому что человек находится долгое время на лечении, и, конечно, необходимо что-то прочитать.

Константин Чуриков: Но это работает все-таки в больших городах, в проходимых местах.

Оксана Коротеева: Мы сейчас говорим про Кронштадт.

Константин Чуриков: Да. А как раз если это повернуть уже в сторону остальной России, то, наверное, это не будет работать? Наверное, туда действительно кто-то должен привозить эти книжки – мы с вами, а лучше, конечно, чтобы из бюджета выделялись деньги на эти мероприятия.

Оксана Коротеева: Конечно.

Константин Чуриков: Кстати…

Оксана Коротеева: На новую литературу, современную литературу. Потому что мы же с вами собираем литературу… Вот сейчас мы смотрели, да? В каком году издана эта литература? Причем, когда люди просто, действительно движимые душевным порывом, приносят книги, то они все-таки абсолютно разные, и разные по качеству. Это не говорит о том, что они разные, вот они старые. Старую книгу, наоборот, мне кажется, ее более приятно в руках держать, потому что ее читало много людей, и она как бы собрала такое большое количество мыслей, ее много читали люди.

Но ведь когда мы собираем такую литературу… Я думаю, и вы с этим сталкивались. Несмотря на то, что говорят, что читают детективы, какие-то женские романы, все-таки такой качественной литературы, которая позволяет ребенку из села, из отдаленного села получить современные знания, современное понимание действительности – это и политологическая литература, и историческая литература, литература учебная… Конечно, если четыре экземпляра только мы смогли закупить на выделенные деньги – конечно, этого недостаточно. И здесь, наверное, может быть, стоит разговаривать с коллегами из Российского книжного союза, из крупных торговых сетей. В качестве благотворительности, как вот Наталья Аветиковна говорила.

Константин Чуриков: То, что мы в сюжете-то увидели – там в одной из деревень у детей элементарно нет книг, которые нужно за лето прочесть. То есть это уже встает учебный процесс, получается, да?

Наталья Забелина: Вы знаете, я хочу сказать вот какую вещь. Дело в том, что вы же понимаете, что наш с вами проект – это не мы и вы, не наша библиотека и телевидение. В этом проекте принимает активное участие издатели, и они достаточно много книг предоставляют, абсолютно новых. Есть даже вообще тиражированные книги, то есть книги, которые только вышли из тиража. Ну, в частности, если вы помните, журнал «Знание – сила», главный редактор, он просто привез весь последний тираж, новые, вот только-только из типографии, можно сказать. И мы все это отвезли в регионы. Равно как и «Российская газета», и так дальше. И в этом же смысле и книги.

Но это опять же точечная помощь, понимаете? Вот мы привезли во благо того, что мы смогли совершить эти экспедиции, вот мы в эти точки смогли их доставить. Но сегодня-то речь идет об общегосударственной проблеме. Это не проблема отдельных регионов, отдельных каких-то сельских или поселковых библиотек. Эта проблема на самом деле должна решаться, действительно, на государственном уровне. Потому что если мы сегодня говорим о том, что школьник не имеет возможности получить литературу по школьной программе, а это в основном русская, зарубежная и современная литература, то, с моей точки зрения, это вообще надо глубоко задуматься о том, что вообще происходит. Понимаете?

И какие-то меры предпринимать более глобальные, потому что… Да не решим мы с вами это на уровне вот только наших с вами интересов. Хотя здесь участвуют все – и Книжная палата помогает, и отдельные магазины наши известные (не буду, так сказать, их пиарить и называть), и так дальше. Но все равно это не на таком уровне, на котором это сегодня востребовано. И это серьезный вопрос, это серьезная проблема.

Тамара Шорникова: Давайте узнаем, что востребовано в Самарской области, как у них обстоят дела с библиотеками. Ольга к нам дозвонилась из этой области, давайте послушаем ее. Ольга, добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер. Я хотела бы в первую очередь сказать, что в Самарской области тоже не очень хорошее положение и с сельским образованием, и с сельскими библиотеками. А особенно хотела еще отметить Ульяновскую область, так как я катаюсь непосредственно туда, у меня живут там родственники. Из 500 домов, которые были в деревне, осталось всего 4 дома. Кому читать книги? Кому, раз деревню разоряют? Нет ни воды, нет газификации. Вы в первую очередь займитесь этим, а потом уже мы будем думать… Нет, в первую очередь надо думать о культуре, конечно, о культуре думать нужно, и об образовании нужно думать. А кого образовывать, если все село разорилось? Некому там уже образовываться.

Константин Чуриков: И вы знаете, на этот счет, Ольга, на этот счет всегда есть такой – как сказать? – контраргумент у людей, которые принимают решения: «Ну как? Это же процесс урбанизации, люди же переезжают из сел в города». Известное предложение: «Давайте посмотрим, – сколько там? – 25 агломераций, туда всех загоним. Ну, как бы просторы у нас такие».

Тамара Шорникова: Нет, Костя, знаешь, все-таки хочу еще ремарку вставить, что называется, пять копеек. Вот деревня Дымово – это деревня, о которой мы рассказывали, она третьей была по счету в сюжете. В ней живет 195 человек. Вы говорите, что все меньше и меньше людей остается. 195 человек, которые рассказывают нам на камеру: «Жить-то хочется».

Наталья Забелина: Конечно. И люди живут.

Тамара Шорникова: И это значит, что для этих 195 человек в этом населенном пункте нужно организовать такую возможность, чтобы они приходили и читали. Кстати, про оптимизацию небольшая эсэмэска: «Вы, главное, в Красный Холм, – опять же Тверская область, – не возите книги. Пару лет назад здание библиотеки продали, а книги в котельную местную и на свалку отдали».

Наталья Забелина: Вот это уже недопустимые вещи какие-то совершенно.

Константин Чуриков: Эсэмэска пришла из Ленинградской области. Вот смотрите, что нам пишет человек. «А Москве деревня не нужна, власти. На экспорт ее не продашь», – пишут нам люди.

Вы знаете, буквально на этой неделе появилось предложение. Кажется, вице-премьер Гордеев предложил создать отдельный национальный проект «Деревня», потому что нет отдельного проекта, вытекающего из Майских указов. Вот такое предложение. Как вы считаете… Вот смотрите. С одной стороны, нам люди звонят и говорят: «А кого тут из нас образовывать? Нас всего четыре человека». С другой стороны, мы понимаем, что надо эти территории спасать, они сшивают нашу страну в некое единое целое. Вы как считаете, нужен этот отдельный проект?

Оксана Коротеева: Они создают культуру. Вот здесь коренится культура – в малых территориях, в сельских территориях, в малых городах. Здесь находится настоящая культура народа, народная жизнь. Ну, если говорить о национальном проекте, то у нас достаточно большое сейчас количество, такой большой пул проектов разрабатывается. И, наверное, конечно, в каждом из этих проектов – и образование, и культура, и здравоохранение – должна быть обязательно составляющая, связанная с развитием села и малых территорий.

Мы сейчас с вами пока еще не видели полностью те национальные проекты, которые разработаны, они сейчас дорабатываются. И, насколько мне известно, они будут вынесены на общественное обсуждение. И тогда, наверное, стоит действительно нам, всему сообществу, посмотреть, а как в этих проектах интересы развития сельских территорий, культура сельских территорий, образование сельских территорий учтены. И если там чего-то не хватает, то, наверное, вот тот опыт, который мы с вами сейчас обсуждаем, и мнения жителей села, представителей от сельских сообществ – это, конечно, должно быть услышано. Я думаю, что это будет обсуждаться и в Общественной палате, и в Общероссийском народном фронте. Конечно, нужно будет обратить особое внимание на то, чтобы культура села, культура малых территорий развивалась.

Тамара Шорникова: Отличное словосочетание было – «пул проектов». Действительно, когда рассматривается огромное количество предложений, законопроектов, направлений, всегда страшно, что какие-то конкретные деньги затеряются в этих талмудах бумажных и не дойдут до конечного потребителя. Здесь нет ли такой опасности?

Оксана Коротеева: Ну, это же зависит от того, насколько мы с вами будем заинтересованы в том, чтобы наш голос, наша позиция была услышана. И я думаю, что сейчас созданы все механизмы для того, чтобы позиция общественности была услышана, и то, что общественность предлагает, могло бы быть включено в общественные проекты. И у нас, помимо общественных проектов, ведь разрабатываются еще и основные направления деятельности Правительства. И в основные направления деятельности Правительства, и в ведомственные проекты.

Константин Чуриков: Но мы с вами – городские жители. Мы здесь имеем возможность, да, влиять на общественное мнение, в интернет заходить, высказываться. А вот сельские жители? Там и интернета-то нет. Там, как говорится, дай бог, два-три канала телевизор принимает или один-единственный. Им-то как докричаться?

Оксана Коротеева: Ну, во-первых, у нас есть достаточно много общественных организаций, которые представляют интересы жителей села. Например, Российский союз сельской молодежи – наверное, тоже известная и такая очень серьезно работающая на сельской территории организация. У нас есть депутаты. У нас есть общественные палаты субъектов Российской Федерации. И, конечно, это все каналы донесения информации.

Но нам нужно с вами учиться взаимодействовать с общественностью, учиться взаимодействовать с гражданами, уметь их слушать, слышать и доводить до уровня принятия решения те пожелания, те нужды, которые мы с вами привозим из этих малых территорий, сельских территорий.

Константин Чуриков: Понимаете, большим федеральным каналам вот это все же не интересно, они же туда даже не ездят, они туда даже камеры не отправляют. В принципе, о чем там рассказывать? Там же никакого хайпа нет. Там как бы никто никого не съел, понимаете, никто на барной стойке стриптиз не станцевал. Им это не интересно.

Наталья Забелина: Вы знаете, хайп как раз в том и заключается… По крайней мере, вот тот сюжет, который я еще сегодня увидела, он лишний раз укрепил меня во мнении, что все искреннее, что, может быть, где-то утратили сегодня города, еще пока сохраняется в сельской местности. Если вы бы посмотрели повнимательнее в лица этих людей, вы посмотрите, сколько там искренности, насколько они искренние в своих желаниях, в своих помыслах. И даже по тому, как они встречают нашу экспедицию, вот этим огромным караваем, хлебом-солью – это действительно чисто русская традиция встречать гостей вот так. Это же о многом говорит. Люди все равно хотят сохранять свои традиции, они стремятся к этому и пытаются эти же традиции передать своим детям, своим внукам. Мне кажется, в этом главный хайп, понимаете, а не то, что там кто-то, как вы говорите, убил, зарезал или еще что-то такое.

А потом, вы понимаете, ну это же тоже мало кому сегодня интересно. Да, вначале это были сенсации, потому что в те годы, когда строилась советская власть, это не принято было выносить на прямые эфиры. А сейчас, мне кажется, настолько уже пошло перенасыщение… Да человек-то живет другими ценностями! И независимо ни от строя, независимо ни от политической власти, ни от погоды на улице, есть вечные ценности, которые сохраняются в его душе и сердце. И это изменить невозможно ничем абсолютно.

Тамара Шорникова: Есть у нас еще один звонок…

Наталья Забелина: А можно я еще одну ремарку скажу, просто пока не забыла? По поводу наших партнеров, насколько они расширяются. У нас сегодня есть договоренность с РЖД. И в наш проект…

Константин Чуриков: Так?

Наталья Забелина: Вот я сегодня вашему руководству об этом сообщила, что, действительно, у нас сегодня проблема – не собрать книги. С этим как раз проблем нет – люди несут, и довольно приличную литературу, и очень достойную, я бы даже сказала. А проблема именно с перемещением – как это доставить в более отдаленные районы?

Вы помните нашу акцию на Алтайский край, когда три библиотеки сгорели, и мы тут же, моментально на это отреагировали, и в представительстве Алтая в Москве быстро эти книги забрали и отправили эти книги уже в эти регионы, и библиотеки начали функционировать в той полной силе, в которой они должны это делать. Но понятно, что мы не можем далеко уезжать за пределы Москвы. Это достаточно…

Константин Чуриков: Дорого.

Наталья Забелина: Ну, недешево, это точно. Поэтому РЖД, вот пожалуйста, они предоставляют свою услугу. Они говорят: «Ради бога, мы готовы подключиться к вашей акции и перевозить книги уже железной дорогой и уже в более такие удаленные районы». Вы понимаете, если идти, везде работает человеческий фактор, это абсолютно точно. И все зависит от того, кто сегодня сидит на этом месте – либо сидит человек заинтересованный, небезразличный, которому интересно продвижение каких-то проектов, которые касаются людей, развития общества; либо это сидит чиновник (а может быть, и не чиновник), который выполняет свои функции, наверное, но, собственно говоря, дальше этого не идет.

Поэтому партнеров сегодня найти как раз не проблема. Люди-то готовы, многие даже звонят: «Вы знаете, я вот езжу куда-то отдыхать на своем джипе. Хотите, я могу забрать какую-то часть книг и передать нашей сельской библиотеке?» У нас же есть и такие примеры, и мы это делаем. Все как положено, по акту, все серьезно, так сказать, с подписями передаем. Поэтому если это делать активно, то и партнеры всегда найдутся. Мы еще только не дошли до «Аэрофлота», потому что… Ну, я думаю, что если мы начнем с ними переговоры, они тоже наверняка откликнутся.

Тамара Шорникова: Экспедиция за экспедицией, эфир за эфиром.

Наталья Забелина: Да. И это можно будет уже не только паровозами, поездами, но и…

Константин Чуриков: Хоть на лошадях.

Наталья Забелина: Водой мы уже перемещаемся, судя по тем яхтам и катерам, которые мы видели. Поэтому надо что-то делать. Вот если человек стремится к этому – он обязательно достигнет своей цели. Это абсолютно точно.

Тамара Шорникова: Николай – подключим его к нашему разговору. Дозвонился телезритель, давайте послушаем. Добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Николай, расскажите, откуда вы нам звоните.

Зритель: Омская область. Я заведующий домом культуры сельским.

Тамара Шорникова: Отлично! Спасибо.

Зритель: В нашем поселении проживает около 2 тысячи человек. Вы говорите про мелкие деревни, а мне бы хотелось поговорить про более крупное село. Вот самая большая проблема во всех селах… Я долго заведовал библиотекой, более 15 лет я работаю работником культуры. Это не мое образование, я сельхозработник, но тем не менее я занимаюсь тем, чем могу заниматься. За 15 лет я про финансирование слышу: «Вот сегодня у нас плохо, на следующий год у нас будет все лучше». И так продолжается в течение 15 лет, «жизнь стабилизируется». Я так полагаю, что денег мы никогда не получим. Если мы говорим о местных главах сельских поселений, то нужно понимать, что 131-й закон дал им обязательства, но не дал финансирования тоже. Это мальчики для битья. Не имея финансирования, мы не можем приобрести для библиотек ни компьютеры, ни стеллажи, ни поставить окно, ни починить крышу.

Если на это не обратит государство внимание или хотя бы регион областной и не начнет модернизировать наши дома культуры, то Майские указы о повышении заработной платы нам ничего не дадут. Чтобы повысить работнику зарплату, поднять ее до уровня 20–25 тысяч – это тоже мало, это очень мало, потому что это средняя заработная плата. Сколько получает библиотекарь, работающий на 0,25 ставки, если у него оклад – 9 тысяч рублей? Можно посчитать. Стимулирующими мы дотащим только до МРОТ. Хочет он работать, не хочет, но мы ему эти стимулирующие выплатим.

Наталья Забелина: Ужас.

Зритель: Нужно понять, что город забыл, что он начал расти из села. Если мы говорим о великих людях, то мы вспоминаем высказывание: «Один из важнейших принципов построения государственности – это культура. Нет культуры – нет государства».

Наталья Забелина: Конечно, абсолютно.

Зритель: Мы губим исконные корни культуры, которые исходят из деревни – там, где люди добрее. Давайте обратим внимание на выборы, на любые выборы. Сколько у нас ходит населения городского на выборы? Это 14% по Омской области. А сколько ходит в селе? Это 80%. В среднем получается больше 50% избирателей, пришедших на голосование. Кто приходит? Это село. Село ставит депутатов, помогает им занять свои места. А кто депутаты? Городские жители, не понимающие ничего в селе.

Константин Чуриков: В том-то и дело – разные, параллельные вот такие миры. Они из одного мира, а вы – из другого. Николай, все-таки… Мы прямо заслушались вашими словами.

Наталья Забелина: Да.

Константин Чуриков: Расскажите о своем клубе. Кто к вам ходит? 2 тысячи населения. Много ли у вас посетителей?

Зритель: У нас находится около пять работников культуры. У нас на сегодняшний момент мы имеем образцовую вокальную студию, в студии находится у нас 62 ребенка, подростков, начиная от 6 до 17 лет. Это школьники нашего села. Студия разбита на четыре ансамбля. Выигрывают всероссийские, областные, региональные конкурсы.

Наталья Забелина: Молодцы.

Зритель: Сами себе шьем костюмы. У нас существует велоклуб «Я – капелька России», патриотической направленности. У нас есть библиотека.

Константин Чуриков: А с книгами там какие-то проблемы есть?

Тамара Шорникова: Николай, а как вы выкручиваетесь?

Зритель: Но хотелось бы сделать еще больше, но дайте нам финансирование всего лишь. Не нужно нам много. Вот наш дом культуры на финансирование на проведение мероприятий совместно с библиотекой имеет 82 тысячи рублей на год. Что можно с этим сделать? Ничего.

Наталья Забелина: Мало.

Тамара Шорникова: Николай, а как вы справляетесь без этого финансирования? Как поддерживаете помещение в состоянии?

Зритель: Это энтузиасты, это энтузиасты. Мы никогда не получим новых работников культуры молодых, пока не будет финансирования, они не получат ни квартир, ни рабочих мест, ничего абсолютно.

Константин Чуриков: Николай, пожалуйста, оставьте свои координаты нашим редакторам. Прямо просится тоже снять сюжет о вашем селе.

Оксана Коротеева: Наверное, еще стоит отметить, уж коль мы говорили про национальные проекты. Они будут же не только федеральные, а они будут уходить и туда, вниз, в регионы. И они тоже будут обеспечиваться финансовыми средствами. И очень важно, чтобы вот эта, скажем так, преемственность между федеральной и региональной составляющей проекта в той части, о которой мы с вами говорили (село, культура малых территорий), они тоже были включены в эти национальные проекты на региональном уровне.

Тамара Шорникова: Вы понимаете, вот как раз на региональных уровнях, очень часто рассказывают, эти проекты просто замораживаются, потому что… В одном из прошедших эфиров к нам звонил как раз еще один руководитель дома культуры из Орска, который рассказывал о том, что потрясающий дом культуры, но течет крыша, сорвало ее ураганом. И все обращения в местную администрацию, в региональную администрацию не дают результата, потому что просто нет денег. Нет денег на школы, на больницы, а уж на ДК в сельской местности – тем более нет.

Оксана Коротеева: Мы же с вами только что говорили о проекте по малым территориям, который с партией «Единая Россия». Хотя, в общем, может быть, это не для эфира, но тем не менее этот проект реализуется. Существует программа развития села. Существуют другие программы. Порядка пяти источников финансирования есть.

И, конечно, регионы должны, наверное, включаться в эти процессы, они должны их знать и продвигать свои территории для того, чтобы можно было получить деньги из федерального бюджета, где-то на софинансирование, где-то деньги, направленные на строительство, на реконструкцию, на оснащение клубных помещений на селе.

Тамара Шорникова: Но пока, видимо, все-таки проще оптимизировать, чем отремонтировать, потому что даже в тех трех населенных пунктах, где мы побывали, отдельное помещение у клуба есть только в одном.

Константин Чуриков: Давайте еще послушаем наших зрителей, звонят и звонят. Здорово! Валентина из Челябинской области, добрый вечер вам.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Добрый вечер, слушаем вас.

Зритель: Мы живем в поселке Родник Челябинской области. Живем всего в 50 километрах от города Челябинска. Вы знаете, это как будто другая страна, другая планета. У нас закрыт и не работает клуб. Совсем недавно, года два назад, закрыли библиотеку, хотя библиотека действительно была в центре, где собирались дети, где собирались взрослые люди. И, в принципе, было очень много читателей. Закрыли библиотеку, книги все вывезли. И здание сейчас, по существу, не работает полностью. Клуб не работает. У нас нет общественного транспорта.

Но самое страшное, какая судьба ждет детей нашего поселка. Нет работы, родители не могут купить себе и детям книги. Многие дети, когда спрашиваешь их: «Были в городе? Были в музее?» – знаете, дети даже не смогли доехать до города, уж не говоря о том, что они были в музее, где-то в театре, в цирке. Не были, не видели. Понимаете, это страшная картина. Когда спрашиваешь детей: «Есть ли дома книги?» – нет книг, потому что такую роскошь сегодня, как книги, родители не могут позволить. Заработной платы нет, работы нет – значит, какая культура? В общем-то, страшная картина. Школа, которая у нас еще работает, детский сад, но такое количество детей ходит, что тоже на грани закрытия.

Константин Чуриков: Валентина, назовите, пожалуйста, населенный пункт. Деревня как называется?

Зритель: Поселок Родник.

Константин Чуриков: Поселок Родник. А население сколько составляет?

Зритель: 300 с лишним человек.

Тамара Шорникова: Валентина, а у меня вот такой вопрос…

Константин Чуриков: 30? 300?

Зритель: 300.

Константин Чуриков: 300, ага.

Тамара Шорникова: У меня такой вопрос возник. Возможно, для вас покажется странным, но когда слушаешь такие жуткие вещи, первое, что хочется спросить: а почему вы там живете? Вот почему вы не уезжаете оттуда?

Зритель: Ну, пока именно для нашей семьи… Хотя дети у меня уже все уехали, трое детей, дети живут в городе. Ну, я пока еще работаю в селе, хотя уже тоже пенсионерка. Ну, это мой дом, моя родина, в принципе. Хотя сама я из города. Вот я читаю, у нас дома очень много книг. И даже сегодня я могу себе позволить своим внучкам купить книги. И они у меня, начиная с трех, четырех, пяти лет, начинают потихонечку читать, смотреть книги. Я стараюсь. Но ведь это мы можем позволить, а большая часть жителей нашего села не может себе позволить купить детям книги, не на что. Вот что меня беспокоит. Жуткая картина! Я не представляю, что будет с нашими детьми дальше.

Константин Чуриков: Валентина, вы тоже оставляйте, пожалуйста, свой телефон нашим редакторам.

Нижегородская область пишет: «Не нужно наше село никому! Почему вам это не понятно?» Новосибирская область предлагает безвозмездно дать нам 100 книг. Я не знаю, как нам это сделать, организовать. Я думаю, что…

Наталья Забелина: Новосибирская область предлагает?

Константин Чуриков: Ну, Новосибирск.

Наталья Забелина: Так может быть, они предложат эти книги своим сельским библиотекам?

Константин Чуриков: Что, может быть, проще, нежели сюда, а потом мы повезем.

Наталья Забелина: Да.

Оксана Коротеева: Ну конечно, это гораздо проще. И там тоже есть огромное количество сел в отдаленных территориях. И, может быть, те, кто хотел бы поделиться этими книгами, они могут связаться и с областной библиотекой в Новосибирске, они тоже занимаются большим количеством социальных проектов, с Общественной палатой Новосибирска. Я думаю, коллеги помогут и довезти эти книги, и передать эти книги нуждающимся территориям.

Тамара Шорникова: У меня вопрос. Когда рассказывают про закрывающиеся библиотеки, дома культуры, разумеется, есть определенный наверняка количественный ценз, проходя который, администрация понимает целесообразность или нецелесообразность поддержания жизни в таком помещении.

Оксана Коротеева: Есть, конечно.

Тамара Шорникова: Но тем не менее, может ли как-то, используя правовые какие-то возможности, используя обращения к общественникам, население отстоять то или иное заведение? Да, их мало, но они нуждаются в нем.

Оксана Коротеева: Вот здесь действительно очень большая проблема, когда существуют определенные нормы обеспеченности и когда сокращаются учреждения. Как мы с вами видели – школа сократилась в селе, потому что… Сколько там?

Тамара Шорникова: 30 человек.

Оксана Коротеева: Да, 30 человек. Там малое количество детей, и школа была сокращена. Но в любом случае, например, если сокращается клубное учреждение, сокращается библиотека, люди не могут остаться доступа к культурным благам.

Тамара Шорникова: Закрыть ФАП, магазин, почту…

Константин Чуриков: Так и закрывают.

Оксана Коротеева: Вот вы же абсолютно правильно сказали, что люди не могут достаться без доступа к культурным благам, они там живут, это их родина. И вот нужно, каким образом, кто может туда прийти. Сейчас развиваются «библиобусы», удаленное обслуживание. Но здесь еще и некоммерческие организации, общественные активисты, которые могут приехать в эту территорию.

Константин Чуриков: Это вы так рассуждаете, Оксана Витальевна… Васильевна, простите. А вот они же в другом мире, как зритель нам говорит. Для них это неэффективно. Сколько там? Если 300 жителей, и из них, я не знаю, 30–40 детей, то это неэффективно, чтобы у них была библиотека, чтобы им было где проводить время.

У нас, к сожалению, как раз времени-то уже и нет. Спасибо огромное за беседу. У нас в студии были: Наталья Забелина – директор Центральной городской деловой библиотеки; и Оксана Васильевна Коротеева – эксперт Общественной палаты России, ответственный секретарь Культурного форума регионов, доцент РАНХиГС. Спасибо большое.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Оксана Коротеева: Спасибо.

Наталья Забелина: Спасибо и вам.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты