Сергей Голодов и Олег Бадера. Чего ждут крымчане и жители всей России от открытия Крымского моста?

Гости
Олег Бадера
председатель комитета по развитию транспортной инфраструктуры Общероссийской общественной организации «Деловая Россия»
Сергей Голодов
доцент кафедры статистики РЭУ им. Г.В. Плеханова

Константин Чуриков: Итак, самая громкая новость вчерашнего дня, сегодняшнего дня, да и вообще новость, одни говорят, года, другие говорят, тысячелетия, потому что Крымский мост построен, и теперь связаны между собой Крым и остальная Россия.

Оксана Галькевич: Но хотелось бы все-таки, чтобы не тысячелетия, Костя.

Константин Чуриков: Ну потому что ссылаются…

Оксана Галькевич: Все-таки хотелось бы, чтобы мы еще что-нибудь построили.

Константин Чуриков: …на исторические факты, об этом чуть позже.

Оксана Галькевич: Хорошо. Давай расскажем сейчас о том, что это за произведение инженерного искусства. Длина Крымского моста, уважаемые друзья, 19 километров, обошелся он нашему государству в 220 миллиардов рублей. Автомобильная дорога имеет 4 полосы…

Константин Чуриков: Это, значит, в одну сторону две полосы и в другую сторону две полосы.

Оксана Галькевич: Да. Пропускная способность там тоже впечатляет, до 40 тысяч автомобилей в сутки.

Константин Чуриков: Разрешенная скорость 90 километров в час, хотя я тоже читал, что разогнаться можно и до 120.

Оксана Галькевич: Можно, но ты потом заплатишь за это.

Константин Чуриков: Железная дорога планируется, введется в будущем году, в 2019-м, там два пути туда и обратно, пропускная способность до 47 пар поездов в сутки. Ожидается, что "РЖД" таким образом поезда, которые поедут, будут перевозить именно в Крым и из Крыма 14 миллионов пассажиров в год, что тоже, в общем, очень много. Ну и, конечно же, особенные ожидания у крымчан: по официальным заявлениям, турпоток уже, кстати, в этом году должен колоссально увеличиться, и это я, по-моему, привожу, даже цитирую главу Крыма Аксенова, турпоток должен вырасти на 40%.

Оксана Галькевич: На 40%, да. Ну а также еще из ожидаемых хороших последствий вчерашнего открытия, запуска нового моста – это снижение цен на товары, самое очевидное, в Крыму, который прежде был отрезан от большой земли.

Константин Чуриков: Уважаемые крымчане, вы нас сейчас смотрите, вам, наверное, виднее, что вам надо, цены на какие продукты у вас высоки. Какие у вас ожидания от уже свершившегося запуска Крымского моста? Позвоните нам в студию, расскажите: 8-800-222-00-14.

Оксана Галькевич: И не только крымчане, есть у нас много россиян, которые хорошо знакомы с ситуацией.

Константин Чуриков: Есть жители Краснодарского края, которые часто тоже, наверное, бывают в Крыму.

Оксана Галькевич: Например.

Давай гостей представим.

Константин Чуриков: У нас в студии сегодня Сергей Голодов, доцент кафедры статистики РЭУ имени Г.В. Плеханова, и Олег Бадера, председатель Комитета по развитию транспортной инфраструктуры общероссийской общественной организации "Деловая Россия". Добрый вечер, уважаемые гости.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Давайте просто чтобы не рассказывать о том, что можно показать, сейчас сначала посмотрим сюжет нашего корреспондента Олега Зайковского как раз-таки о том, что сегодня уже все автомобили, все автобусы смогли поехать по Крымскому мосту.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Конечно, и над дорогами надо работать, и заборы в Крыму сносить. Работы непаханое поле, но все-таки есть вот реальное достижение.

Я хочу сначала задать общий вопрос к вам обоим: все-таки насколько это действительно важно для нашей страны, построенный мост? Да, пожалуйста.

Сергей Голодов: Безусловно, построенный мост очень важен в том смысле, что давно таких крупных серьезных проектов… Пожалуй, я не могу припомнить, кроме космодрома "Восточный", такой же, наверное, крупный проект, может быть, чуть даже покрупнее; больше, пожалуй, ничего. Поэтому сама по себе реализация этого проекта дает, естественно, такой серьезный толчок к развитию.

Оксана Галькевич: К развитию чего? Вы все-таки как человек от экономики скажите.

Сергей Голодов: К развитию всего, Оксана. Очень много предприятий было подключено к реализации проекта. Проект и в таком технологическом плане очень сложен, и в организационном, и в экономическом. Я не говорю, большие затраты или небольшие, проект по строительству моста через Большой Бельт обошелся в 21 миллиард датских крон, это примерно где-то около 210-220 миллиардов рублей, но строили практически 10 лет. По характеристикам похож, он чуть покороче, но похож. Поэтому вроде как сравнивать… Дорого, одинаково по деньгам, но уложились в очень короткие сроки. Поэтому если отдисконтировать, наверное, одна и та же сумма получится.

Опять же, не вдаваясь в подробности, сколько денег, так сказать, пошло на нецелевые затраты – это не наша задача и не моя в частности – так или иначе такие крупные инфраструктурные проекты толкают экономику вперед. Простой пример: Транссибирская магистраль – нужна она была или нет? Строили, наверное, почти 100 лет. Окупилась она или нет, никто не знает, но если бы не было этой Транссибирской магистрали, наверное, страна могла и пополам развалиться.

Оксана Галькевич: Подождите, "никто не знает" – никто не занимался такими подсчетами?

Сергей Голодов: Ну так при Александре III начали строить...

Оксана Галькевич: Понятно…

Сергей Голодов: …а закончили при Никите Сергеевиче.

Константин Чуриков: С тех пор много воды утекло, Оксана, курс рубля уже другой.

Оксана Галькевич: Таких изысканий нет? Вообще неинтересно?

Сергей Голодов: Нет, кто-то занимался, безусловно.

Оксана Галькевич: Я думаю, что наверняка.

Сергей Голодов: В большей степени это такой академический интерес, потому что от Александра III до Никиты Сергеевича слишком много времени прошло.

Константин Чуриков: Олег Алексеевич, вас хочу спросить, может быть, даже не столько как крымчанина, потому что вы лицо здесь очень заинтересованное, а вот как председателя Комитета по развитию транспортной инфраструктуры "Деловой России" – насколько действительно серьезный вклад в логистику перевозки грузов, вообще в развитие экономики и полуострова, и остальной России?

Олег Бадера: Я бы даже чуть шире ответил, потому что Крым является вообще такой жемчужиной. Многие государства живут только за счет туризма, а Крым полностью предназначен для туризма. Таких мест красивых, как в Крыму, вы не встретите ни в одной точке мира. И открытие моста позволяет приехать в Крым с семьей, с собаками, кошками, загрузить всех в машину и приехать. Это достаточно удобная и важная с точки зрения туризма транспортная артерия. И те, кто построил мост – а мы знаем, что Аркадий Романович Ротенберг стоял как главный застройщик – на самом деле совершили подвиг в стране, сделав такое уникальное сооружение, сделав такой объект. Но кроме этого подвига еще очень много не сделано. И на мой взгляд, я бы сегодня хотел сделать акценты на тех проблемах, которые сейчас появятся у крымчан.

Константин Чуриков: Вот мы как раз и хотели с вашей помощью разобраться в этих проблемах, да и от зрителей тоже ждем звонков.

Смотрите, я в Крыму уже давно не был, но все детство, можно сказать, там проводил летом. Я вот думаю, что до сих пор там есть проблемы с водой, наверное, всегда в Крыму были какие-то перебои, есть такая проблема. Проблема стоимости продуктов возникла сравнительно недавно, после присоединения Крыма. С энергетикой проблема, с обеспечением энергомощностями, мы помним, как это все вводилось в строй, эти нити протягивались…

Сергей Голодов: Но там же сделали…

Константин Чуриков: Сделали, да, но, наверное, еще не все потребности обеспечены. Так вот какие проблемы наиболее важные сейчас можно решать?

Олег Бадера: В Крыму долгие годы при Украине не инвестировались вообще деньги, там инфраструктура находится в плачевном состоянии. И конечно, ожидать, что за короткое время она изменится и мы там можем за 4-5 лет резко что-то изменить, не приходится. Я немножко о другом: если принято было решение построить мост, то очень важно было сделать транспортную инфраструктуру. Очевидно, что сейчас количество машин, количество туристов увеличится, и как они будут перемещаться? Хорошо переехать через мост, а что будет дальше?

Константин Чуриков: До него надо доехать по остальным дорогам России.

Олег Бадера: В Краснодарском крае дороги более-менее.

Оксана Галькевич: Дороги неплохие, да.

Олег Бадера: Дороги хорошие.

Константин Чуриков: Но до Краснодарского края тоже надо доехать, мы же говорим не только о туристах из Краснодарского края.

Олег Бадера: Но в Крыму вы попадете в город Керчь, где разбиты дороги, где невозможно припарковаться, там сегодня уже местные жители могут стоять по часу в пробках, а сейчас туда приедет в 2 раза больше машин. Дорога "Керчь – Феодосия" до сих пор не закончена. Почему строители, которые отвечали за эту дорогу, рапортуют, что у них все по плану? Мост-то мы сдали раньше, чем по плану, и вы должны были сдать раньше, чем по плану. Парковочная система в Ялте, в Севастополе, Симферополе, в Симферополе не проедешь, целый ряд транспортной инфраструктуры нужно было делать за это время. У нас сменилось в Крыму больше 4-х министров транспорта, спросить по сути не с кого.

Константин Чуриков: Почему? Есть глава региона.

Олег Бадера: Значит, надо спрашивать с главы региона, почему за эти 4 года, пока строился мост, не решены основные проблемы, которые будут связаны с тем, что люди сейчас туда поедут.

Оксана Галькевич: Сергей Владимирович, но все-таки с точки зрения экономики скажите, вклад экономики Крыма в общероссийскую насколько велик? Сколько он может прибавить с запуском такой серьезной транспортной артерии?

Сергей Голодов: Валовой региональный продукт Крыма – это примерно 315 миллиардов рублей, это данные 2016 года. Это не очень много, безусловно.

Константин Чуриков: Но мост стоил 228 миллиардов рублей.

Сергей Голодов: Да, сравнивая с мостом, примерно…

Константин Чуриков: То есть они производят в год мост.

Сергей Голодов: Да, в год чуть больше моста. Но опять же, Крым – это ведь не только туризм, это развитое сельское хозяйство, развитая промышленность (несколько однобоко, но развитая). В основном это судостроение военное (в Севастополе завод такой ремонтно-строительный, в то же время он производит суда небольшого тоннажа), помимо этого химическая промышленность (правда, не знаю, нужна она сейчас кому-нибудь или нет, трудно мне сказать). Помимо этого строительство, энергетика, ну и туризм, естественно, главное – это туризм.

Оксана Галькевич: Сельское хозяйство?

Сергей Голодов: Сельское хозяйство примерно 40% в структуре ВРП. Но опять же я с коллегой соглашусь: при так сказать прежнем режиме никто экономикой Крыма серьезно не занимался, никаких капитальных вложений, абсолютно ничего. И то, что мы там наблюдали в 2014 году, скорее можно назвать красивым словом "разруха". Начиная с 2014 года правительство Российской Федерации выделяло существенные средства. Но опять же у меня такое впечатление, опять же это мое ощущение…

Олег Бадера: Наболевшее.

Сергей Голодов: Когда много денег и нет какого-то такого одного главного распорядителя, начинается вот это вот разрывание на части. И нужно было правильно, видимо, приоритеты определить. А вот определение приоритетов правильных – это сложная проблема. Все, так сказать, рвут, для того чтобы решить какие-то в основном сиюминутные проблемы.

Константин Чуриков: И вот еще хочется сегодня в течение беседы – может быть, не сейчас, а позже – определить дальнейшие приоритеты. Я не только про мост, соединяющий Сахалин с остальной Россией (кстати, тут тоже ученые, ваши коллеги спорят, это сейчас надо или не надо, это надо делать без моста на Хоккайдо, в Японию, или не надо), об этом позже.

Давайте послушаем Михаила из Тюмени, нашего зрителя, который, как нам сообщили, долгое время жил в Крыму. Михаил, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Слушаем вас.

Зритель: Я хотел бы внести предложение по поводу как раз Крыма. Электричеством Крымский полуостров обеспечили, проезд сейчас есть, мост соорудили, остается основная проблема – это вода.

Константин Чуриков: Да.

Зритель: Я имею в виду пресную воду. Вот самое экономичное, наверное, решение – это с Таманского полуострова пропустить трубы по Керченскому проливу в Крым, а со стороны Таманского полуострова в устье реки сделать типа воронок, которые под напором реки будут воду подавать на Крымский полуостров. Затраты минимальные, можно сказать, вообще минимальные, потому что не надо насосные станции и качать туда. Единственное остается перепрофилировать Северо-Крымский канал, или, может быть, трубы по Крымскому полуострову пропустить.

Константин Чуриков: А кстати, еще, может быть, в качестве идеи: мы же страна газопроводов, мы их направляем в разные точки нашего земного шара и континента…

Оксана Галькевич: Земного шара, да, а не российского шара.

Константин Чуриков: Может быть, в Крым газопровод пустить? "Сила России", я не знаю.

Оксана Галькевич: Да, тут, я думаю, возбудятся другие регионы.

Сергей Голодов: А в Крыму же свой газ есть.

Оксана Галькевич: Им тоже очень хочется этой "силы" прибавить.

Константин Чуриков: Нет, я имею в виду просто хотя бы труба пускай туда прямая попадает.

Оксана Галькевич: Уважаемые гости, мы сказали о том, что, возможно, снизятся цены на товары в связи с тем, что появилась новая транспортная артерия, будет что-то завозиться, и все то, что нам здесь доступно, а крымчанам было прежде недоступно, наконец появится там.

Константин Чуриков: Доступно, но за большие деньги.

Оксана Галькевич: А нет ли у вас другого опасения, что наоборот, в общем-то, цены могут там здорово и подскочить?

Константин Чуриков: Мы не привыкли к тому, что цены снижаются в нашей стране.

Оксана Галькевич: Как в свое время в Краснодарском крае, например, когда эта житница и здравница стала чуть ли не единственной для нашего…

Олег Бадера: Я бы сказал свое мнение, что Крым – это вообще политический проект. Такое политическое решение присоединить Крым к России было очень важное, оно было поддержано местными жителями практически единогласно. На мой взгляд, руководство страны совершило ошибку тем, что не остался один ответственный за Крым человек, который бы нес персональную ответственность за то, что делается вообще в Крыму, и координировал бы эти приоритеты.

Константин Чуриков: Подождите, глава Крыма, глава Севастополя, два губернатора.

Олег Бадера: Два губернатора, но при этом очень многие решения принимаются на федеральном уровне, деньги идут федеральные, и проблемы между федеральными деньгами, региональными, достаточно много проблем, мы знаем это и по другим регионам.

Константин Чуриков: Вы имеете в виду некие такие чиновничьи битвы под ковром, да?

Олег Бадера: Вы знаете, вот мы сейчас заговорили о ценах. Вот в Крыму цена на бензин дороже на несколько рублей, чем цена на основной территории России, на 3-4 рубля дороже. Почему такая цена? Ведь это вопрос может быть не только экономический, он может быть и политическим, достаточно было бы рассмотреть, может быть, даже какими-то дотациями, может быть, экономическими стимулами или приказами можно было этот вопрос решить, и значительно бы изменилась ситуация в Крыму, настроение у людей. И таких вопросов может быть множество, перечисляли и воду, и дорогу, и инфраструктуру. Кто-то должен координировать все принимаемые решения, ставить задачи, приоритеты и спрашивать за их исполнение.

Константин Чуриков: Если я вас правильно понимаю, в любом случае без моста, как было до того, или уже с мостом, как сейчас, Крым все равно долгое время еще будет оставаться точно дотационным регионом?

Олег Бадера: Мост сейчас будет катализатором всех тех накопившихся проблем, которые есть в Крыму. И если до этого количество людей, которые посещали Крым, туда прилетали на самолетах… Можно сказать, это была чуть-чуть другая категория людей. Сейчас поедут менее обеспеченные люди, поедут на собственных машинах, и они столкнутся с теми же самыми проблемами. Может оказаться, что это посещение для них было не в радость, а наоборот, вызовет еще какие-то отрицательные эмоции, и это неправильно. Надо сделать так, чтобы и мост, и Крым приносили и россиянам, и всем туристам только удовольствие и радость.

Оксана Галькевич: Сергей Владимирович, какими-то политическими, административными мерами можно выровнять, так сказать, экономику Крыма с большой землей?

Сергей Голодов: Я вот с коллегой соглашусь – можно, конечно. Но здесь нужен такой тонкий подход. Это же проект, есть некая целевая функцию, которую надо было бы каким-то образом обеспечить. Ясно, что Крым как блудный сын, вернувшийся… Нет, нехорошее сравнение. Как ребенок, который вернулся в семью, Крым немножко там разбаловался, что называется. Поэтому для того чтобы повысить эффективность вложения средств, действительно я бы согласился, должен быть какой-то назовем его генерал-губернатор московский или министр по Крыму, который бы координировал все действия. Потому что местные руководители находятся под давлением всегда: под давлением Москвы, с одной стороны, с другой стороны, их поддавливают местные связи.

Константин Чуриков: Там же тоже есть элиты.

Сергей Голодов: Есть, да, конечно же, и они не хотят упускать и собственной выгоды, безусловно. Поэтому должен быть какой-то третейский судья, который бы вот эти вот проблемы каким-то образом разрешал. И помимо этого, да, действительно я согласен, уж цены на бензин точно можно было бы дотировать, потому что цены там действительно на 4 рубля выше, чем в Москве.

Что касается цен на продовольствие, московские цены. Если мы будем планировать, что вот с Кубани вдруг хлынет поток, то я могу за кубанских, так сказать, торговцев ответить: они хотят ведь тоже прибыль получать, и если они в больших объемах повезут, то, конечно же, наверное, тренд пойдет чуть ниже…

Константин Чуриков: …но благотворительностью совсем они там заниматься не будут.

Сергей Голодов: Нет, благотворительностью никто не собирается заниматься, тем более в преддверии курортного сезона, в преддверии курортного сезона цены, как правило, немножко начинают расти.

Оксана Галькевич: Когда заработать можно на многочисленных посетителях со всей страны.

Сергей Голодов: Да. И тут же действительно слово "сезон" ключевое. Вот сейчас начинается страда, поэтому весь Крым сейчас собирается заработать на будущую зиму, скажем так; зимой, естественно, поток упадет. Поэтому вот эти все вещи нужно было бы продумать заранее и отрегулировать.

Оксана Галькевич: Сергей Владимирович, у нас есть звонок из региона, где очень долгая зима, снежная зима, Ямало-Ненецкий автономный округ.

Сергей Голодов: Я думал, из Магадана.

Константин Чуриков: Которому хочется тепла.

Оксана Галькевич: Александр, наш телезритель. Александр, вы в прямом эфире, говорите, пожалуйста.

Зритель: Алло. Вот у меня такой вопрос.

Константин Чуриков: Давайте, задавайте свой вопрос.

Зритель: Получается, Крым-то еще считается типа как украинская территория, так считается?

Олег Бадера: Нет, российская территория.

Зритель: Нет, ну они не признают же.

Константин Чуриков: Крым – российская территория, да.

Зритель: Я не про то. Вот смотрите, получается, если я поеду в Крым отдыхать, а я сам, например, с Николаевской области, будут ли у меня проблемы?

Константин Чуриков: Вы имеете в виду если с территории Украины вы въезжаете в Республику Крым?

Зритель: Если я с Крыма буду въезжать на Украину.

Оксана Галькевич: А, с Крыма на Украину, если из Крыма через…

Олег Бадера: Да, там на севере есть…

Зритель: Будут ли там проблемы?

Оксана Галькевич: Сложности есть?

Олег Бадера: Есть сообщение дорожное, но там есть сложности как со стороны украинских пограничников, так и со стороны наших пограничников.

Константин Чуриков: То есть кого-то пропускают, кого-то не пропускают?

Олег Бадера: Я знаю, что для украинцев, приезжающих, желающих приехать в Крым, там делаются большие препятствия, хотя в Крыму живет много людей, которые ездят на Украину к родственникам, семьям, одни живут в Крыму, другие в Херсоне, в Джанкое точнее, соответственно, многие ездят. Но это не очень простая дорога, не очень простые связи.

Константин Чуриков: Но в любом случае это не 100%-й занавес, занавеса нет.

Олег Бадера: Да, проехать можно.

Оксана Галькевич: У нас еще Оренбургская область тоже очень долго дожидалась возможности высказаться, давайте предоставим слово Сергею. Сергей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вы хотите, вернее говорите, что вы в этом году ждете великий наплыв туристов.

Константин Чуриков: Это не мы говорим, это говорит глава региона Сергей Аксенов.

Зритель: Хорошо, пусть говорит глава региона. Откуда? С Москвы? Да нет, господа, вы же, москвичи, все летаете за границу. А вы попробовали бы хоть раз добраться с Уральского региона до Крымской переправы или сейчас до моста. Саратовская область, дороги отсутствуют вообще как таковые, трассы перегруженные, одни идут большегрузы. Волгоградская область – как освободили, в 1943 году бомбили, до сих пор ямы не заровняли, объездной дороги вокруг Волгограда нет, пробки в Волгограде по 4-6 часов. Далее Ростовская область более-менее имеет дороги. Но Краснодарский край – как подъехать? Трасса М-4 "Дон",едут два жителя Горного Кавказа с армянскими номерами, грузинскими или в этом роде, их камеры не отслеживают, и они на дохлых "КамАЗах" пытаются доказать, кто из них круче, кто быстрее разгонит своего ишака. В результате сзади пробка километров на 10, ГАИ не работает, дороги сделали платные. Хорошо, уходим с М-4 или на Таманский полуостров, или на Тамань, или Чушку…

Оксана Галькевич: Сергей, вы говорите о том, что дорожная сеть, инфраструктура у нас в остальной стране неразвита.

Зритель: Да, дорожная структура. И все, кто хоть раз пытался проехать с Уральского региона или с северного региона туда к вам в Крым, больше туда не поедет.

Оксана Галькевич: Ну мы-то в Москве. Спасибо.

Константин Чуриков: Ну понятно, и проще, конечно, Сергей, вам-то точно проще долететь. Прямые-то рейсы, надеюсь, из Оренбурга в Симферополь есть?

Сергей Голодов: Есть.

Константин Чуриков: Должны же быть.

Оксана Галькевич: Костя, некоторые любят на автомобиле на самом деле, это принципиальный такой момент достаточно. Спасибо большое.

Константин Чуриков: Нет, секунду… Мы ждали такого рода звонков, потому что возникает вопрос, как в остальной стране, как вообще дорогами, инфраструктурой прошить Россию?

Оксана Галькевич: То есть это радостное событие вчерашнее такое, знаете, с привкусом какой-то некой горечи. Вот нас смотрит остальная страна, и мне, честно говоря, вот тут больно, очень много каких-то сообщений из Сибири, с Дальнего Востока, опять же из Оренбургской области, где люди так с горечью это все комментируют.

Сергей Голодов: Когда ими займутся, да?

Оксана Галькевич: Да-да. Но смотрите, Владимир Путин-то вчера ведь сказал на торжественной церемонии, что мы будем заниматься страной.

Константин Чуриков: Это только начало.

Оксана Галькевич: Да, что это только начало, что мы будем строить, у нас будут новые инфраструктурные проекты.

Сергей Голодов: Да, он сказал это.

Оксана Галькевич: В новостях мы сегодня как раз беседовали, вы слышали, с нашей коллегой, она рассказывала о проекте "Сахалин".

Олег Бадера: Мы с вами часто собираемся и обсуждаем дорожные проблемы, обсуждаем проблемы дорог в России. Мы отмечали неоднократно, что есть изменения в лучшую сторону на федеральных трассах, но региональные дороги еще остаются в плохом состоянии.

Оксана Галькевич: Они не просто в плохом состоянии, их мало, их мало. Ну вот посмотрите снимки из космоса, я смотрела их, когда собиралась, простите, в Белоруссию, не так далеко. Или если мы сравним нашу сибирскую дорожную сеть с китайскими дорогами…

Константин Чуриков: По какой территории проще ехать, по белорусской или по российской?

Оксана Галькевич: По белорусской, Костя, конечно. Вот просто сама по себе дорожная сеть, притом что населения не намного больше.

Олег Бадера: Я напомню, у нас всего 50 тысяч километров федеральных дорог и 1 миллион 500 тысяч километров региональных дорог, то есть их на порядок больше.

Сергей Голодов: А региональные бюджеты у нас все дефицитные, поэтому…

Константин Чуриков: Уважаемые гости…

Оксана Галькевич: Но этим ведь страна должна заниматься.

Сергей Голодов: Ну да, конечно.

Оксана Галькевич: Вряд ли Владимир Путин имел в виду, что муниципалитеты будут сами создавать полностью всю дорожную сеть по нашей стране.

Сергей Голодов: Я думаю, что он имел в виду федеральный уровень.

Оксана Галькевич: Наверное, есть какие-то большие государственные мысли. Они есть?

Сергей Голодов: Есть, конечно.

Олег Бадера: Вот мы сегодня, говоря о Крыме, мы можем на примере Крыма просто говорить о тех региональных проблемах, которые существуют. И я с этого начал, что открытие моста – это большое важное событие, но региональные проблемы, связанные с региональными дорогами, с региональной инфраструктурой, мы сейчас не говорим про общественный транспорт, ведь в Крыму это ужас с общественным транспортом. Мало того, что я гражданин России, если являюсь льготником, пенсионером или инвалидом, я не смогу воспользоваться своей карточкой в Крыму, потому что там до сих пор нет электронных билетов, там до сих пор бумажные билетики. Там частники ездят еще по украинским законам во многих отдельных городах. Там еще огромное количество проблем. И эти проблемы существуют не только в Крыму, они существуют и в других регионах, и их нужно решать, и за каждым регионом, на мой взгляд, должен быть какой-то план действий и эффект, результат.

Константин Чуриков: Впереди туристический сезон. Конечно, дай бог, чтобы в Крым действительно поехало больше людей, потому что это тоже поддержка экономики самого региона. Но ведь как устроен тоже интересно Крым? Там огромное количество частного сектора, в Крым традиционно очень многие, в отличие от Краснодарского края, до сих пор едут "дикарем". И вот смотрите, вот такая важная проблема: с одной стороны, пускай люди заработают, пускай люди зарабатывают деньги, если у них там нет работы, если они не устроены в этой жизни, с другой стороны, самозанятых у нас планируют из тени выводить; более того, там через год должен появиться какой-никакой, но курортный сбор.

Сергей Голодов: Да.

Константин Чуриков: Как здесь навести какой-то, с одной стороны, порядок, а с другой стороны, не ограбить народ?

Сергей Голодов: Я бы начал от общего к частному. Общее состоит в следующем: вот такие вещи когда планируются, они содержат в себе противоречие некое, и над этим противоречием, как правило, несколько сторон должны подумать, прежде чем сделать какой-либо шаг в виде какого-то нормативного акта. Нормативные акты такого рода стимулирует и генерирует Минфин, как правило, потому что у них узконаправленная задача бюджет наполнить.

Константин Чуриков: Они нас в цифрах видят.

Сергей Голодов: Да-да, совершенно верно. А должен быть такой я бы сказал системный подход, надо как-то уравновесить все эти проблемы и правильно расставить приоритеты. На мой взгляд, последние 25 лет никто этим не занимался вообще, поэтому уж если брать, так сказать, крымские проблемы, то, наверное, можно было бы подумать о каких-то чисто региональных приоритетах, потому что Крым сейчас действительно не отличается таким уж бурным экономическим развитием, и уровень жизни в Крыму существенно ниже, чем в целом по России. Хотя Росстат сообщает, что выравнивается.

Константин Чуриков: А что с работой в Крыму? Вот уровень безработицы официальный, общий больше, чем в России остальной, или меньше?

Олег Бадера: Я сейчас был на Ялтинском экономическом форуме. Такой достаточно молодой экономический форум, но активно развивающийся. Там на последнем форуме присутствовала делегация от 71 страны, что удивительно: вроде бы в Крыму санкции, все пугают тем, что никто туда не придет из иностранцев – 71 страна была представлена на форуме.

Оксана Галькевич: А что это за страны?

Олег Бадера: Самые различные.

Оксана Галькевич: Ну перечислите.

Олег Бадера: Я вам скажу, были и из Америки представители, были и из Германии…

Константин Чуриков: Там даже были какие-то немецкие депутаты, если я не ошибаюсь.

Олег Бадера: …немецкие депутаты, итальянцы, очень много швейцарцев. Очень много говорили о вине, очень много говорили о сыре…

Оксана Галькевич: И они все готовы работать в Крыму от имени своих стран?

Олег Бадера: Да. И я вам скажу, они работают. Может быть, где-то несильно это афишируется, где-то создаются совместные компании, так чтобы чуть-чуть закрыть конечного бенефициара. И они работают и на форуме говорили об инвестициях. И все, что касается работы, на мой взгляд, это проблема, которая решается: будут инвестиции – будут проекты, а в Крыму их может быть много…

Константин Чуриков: И будет где работать людям.

Олег Бадера: И все будет. Мы за один или за четыре года не решим все проблемы.

Константин Чуриков: А за сколько решим?

Олег Бадера: Все снова зависит от того, как будем решать. Я еще раз повторюсь, я бы поставил в Крыму на каждой дороге плакат, кто ответственный за данную дорогу. Почему дорога между Керчью и Симферополем, нам говорят, будет сделана к концу года, а машины поедут сейчас?

Константин Чуриков: Слушайте, подождите, это же крымский метод, там уже, по-моему, если я ничего не путаю, где-то с год назад была какая-то доска почета и доска позора для каких-то местных чиновников, я сейчас боюсь ошибиться и неточную дать информацию, но чуть ли не по распоряжению главы региона как раз-таки.

Сергей Голодов: Может быть, эту практику по всей стране?

Олег Бадера: Я не застал, не увидел эту доску. Много работаю в Севастополе, я знаю, что в Севастополе делается много инвестиционных проектов. Очень важна роль губернатора, как он относится к инвесторам. Я видел, как губернатор в Севастополе планирует системный подход: сколько людей приедет, где они разместятся, сколько должно быть гостиниц построено, как должны быть организованы туристические маршруты, больницы, школы. Но проблем, конечно, достаточно много. И все эти проблемы еще и связаны с федеральным центром: должен федеральный центр открыть программы специализированные, должны быть выделены деньги федеральные, потому что…

Константин Чуриков: …должны быть не разворованы федеральные деньги.

Олег Бадера: …и должны быть еще и не разворованы. 

Оксана Галькевич: Для этого есть специальные у нас ведомства, они у нас умеют и любят проверять.

Сергей Владимирович, я вот по поводу этого курортного сбора. Скажите, это такая важная, серьезная экономическая мера, закон для этого принимался – неужели нет никаких обоснований, как это все будет работать, на что будут направлены вырученные средства?

Сергей Голодов: Вырученные средства, как правило, направляются на развитие инфраструктуры…

Оксана Галькевич: Но должны быть расчеты, экономика – это же точная наука, нет?

Сергей Голодов: Да ну что вы, Оксана, ну какая это точная наука?

Оксана Галькевич: Нет? Меня ввели в заблуждение?

Сергей Голодов: Конечно, вас ввели в заблуждение. Экономика – это вообще не наука, это некая эмпирика точно так же, как и медицина, то ли поможет, то ли нет, примерно так. Вот сколько бумаги, так сказать, исписано по поводу экономических законов, но вот яркий пример: нефть растет, значит, цены на бензин растут; нефть падает, цены на бензин растут.

Оксана Галькевич: Хорошо, курортный сбор. Приходили люди в Думу и говорили: нужен курортный сбор, потому что…

Сергей Голодов: Да, потому что.

Оксана Галькевич: И они сделаем вот это, вот это и вот это. Как это все выглядит?

Сергей Голодов: Как бы это помягче сказать… Значит, есть некое технико-экономическое обоснование или бизнес-план. Но эти расчеты ведь знаете как исполняются? А кто может спрогнозировать инфляцию, например, на 2025 год?

Константин Чуриков: Знаете, есть такие люди, они даже пишут какие-то там отчеты, бумаги, Минэкономразвития…

Сергей Голодов: Да-да. Слушайте, я не буду называть фамилию, один известный экономист прогнозировал крах доллара в 2004 году, но вот что-то как-то не наблюдается.

Оксана Галькевич: Подождите, прогноз по инфляции – это одно, а все-таки собранные деньги, как их потратить – это другое.

Сергей Голодов: Это другое, но это задача местных властей. Курортный сбор ведь куда поступает? В бюджет некоего муниципального образования. Но эти деньги нужно потратить на что? Ну променад привести в порядок, окурки на пляже собрать…

Константин Чуриков: …заборы снести, там же понастроили. Там сначала сносили заборы, теперь начали строить, "заборизация" полнейшая.

Сергей Голодов: Ну, видимо, все-таки Крым – это же такой лакомый кусок, и каждому хочется оторвать кусок территории…

Константин Чуриков: …и огородиться от всех, наслаждаться самому.

Сергей Голодов: Да, частный пляж, у гостиницы пляж.

Оксана Галькевич: Давайте послушаем нашу телезрительницу…

Константин Чуриков: Крым, Крым послушаем!

Оксана Галькевич: Крым нам звонит, да. Ирина, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый вечер. Спасибо за ожидание.

Зритель: Наконец-то я дождалась. Спасибо большое, что вы меня допустили в студию, что вы меня выслушаете. Пожалуйста, я жительница западной части Крыма.

Олег Бадера: Евпатория.

Зритель: Хотелось бы… Пожалуйста, обратите внимание на контроль цен у нас. Вы знаете, это настолько вот проблематично.

Константин Чуриков: Ирина, называйте цены, на что самые высокие цены?

Оксана Галькевич: Почем хлеб, молоко, десяток яиц?

Зритель: Вы знаете, я не хочу как-то обидеть какую-то там часть населения нашего Крыма. Вот поставили на рынке вот эту цену, какая-то часть тех жителей, которые это все, – никто не производит ничто, просто по меркам Советского Союза спекуляция самая обыкновенная. Вы знаете, мы не можем с этим никак бороться, все: мы пришли, нам эту цену предложили, мы никуда не можем…

Оксана Галькевич: Ирина, но все-таки назовите, мы же не знаем этих людей, которых вы не хотите обидеть. Просто почем у вас действительно хлеб? Вы же ходите в магазин раз в неделю или несколько раз в неделю. Литр молока?

Зритель: Давайте пройдемся… Я не говорю про хлеб, хлеб как бы от 20 до 30 рублей.

Оксана Галькевич: Так. Молоко?

Зритель: Молоко… Молоко в магазине до 100 рублей пол-литра, вернее 0.8-0.9. Молоко как бы тоже…

Константин Чуриков: Но все-таки критическая масса по отношению к каким ценам у вас накопилась? Цены на что и какие вас беспокоят больше всего?

Зритель: На рынке, вы знаете, хотелось бы, чтобы был какой-то контроль…

Оксана Галькевич: А, на рынке, не в магазине.

Константин Чуриков: То есть подождите, вы хотите сказать, что какие-то перекупщики на рынке те же помидоры, которые чуть ли не у вас в Крыму выращены, вам втридорога "впаривают", извините за выражение?

Зритель: Да, 150-180 рублей. Я не знаю, конечно, как оно… Но это понятно, как бы продукт не первой необходимости.

Константин Чуриков: Слушайте, еще знаете какая проблема? Мы-то сейчас на все, что вы рассказываете, смотрим московским глазами, а зарплаты-то в Крыму совсем другие.

Сергей Голодов: Несколько пониже, да.

Оксана Галькевич: Ну вот несколько пониже, если со страной сравнивать, – это как?

Сергей Голодов: Я думаю, что где-то на 20-25% пониже.

Оксана Галькевич: Это в относительных, а в абсолютных?

Константин Чуриков: Сейчас я открою специализированный сайт, уточню.

Сергей Голодов: Более точной информацией не располагаю, но средняя там, похоже, где-то около 30 тысяч, но средняя зарплата не отражает…

Константин Чуриков: Очень лукавый показатель.

Сергей Голодов: …настоящую правду, то есть надо смотреть медианную зарплату, а медианная зарплата, я думаю, где-то порядка 20 тысяч. Но опять же, я не говорю об этом уверенно, потому что я просто не успел данные посмотреть перед тем, как приехать к вам.

Оксана Галькевич: А медианная зарплата по стране?

Сергей Голодов: Средняя зарплата по стране 34 900, медианная тоже где-то порядка 20-25.

Константин Чуриков: Вы знаете, я вот сейчас открыл сайт мой любимый trudvsem.ru, это сайт Роструда, там как раз справочная информация оперативная по каждому региону, – да, все верно вы сказали, 31 900 рублей в месяц средняя заработная плата в Крыму, уровень безработицы 7% (все-таки выше, чем в среднем по стране).

Сергей Голодов: Выше, чем по стране, да.

Константин Чуриков: И я еще увидел вот тут показатель такой, темп экономического роста минус 5.5%. Я не знаю, за какой период, здесь не указано. Слушайте, а вот кстати говоря, что касается темпов экономического роста, это правда все так плохо?

Сергей Голодов: Ну вот что касается валового регионального продукта, то вот 2016 год к 2015-у прирост 18% составил, то есть темпы роста 118%.

Оксана Галькевич: То есть можно немножко и упасть в этом смысле? Падение некритично?

Сергей Голодов: Нет, пусть растет.

Оксана Галькевич: Нет, там про падение речь идет.

Сергей Голодов: В связи с тем, что там была яма жуткая, так сказать, эти темпы, может быть, не закрывают даже этой ямой, если мы, так сказать, к малой базе некое число приставляем, у нас и получается темп приличный.

Олег Бадера: В Крыму творятся некоторые абсурды. Вот когда Турция поссорилась с Россией и российский турист не поехал в Турцию, для Турции это был значительный экономический ущерб, и президент принял все меры, для того чтобы восстановить отношения между Турцией и Россией, чтобы российский турист туда поехал. Для них это очевидно, сколько турист приносит денег, как. В Крыму ситуация немножко обратная: когда туристов становится больше, это не дает больше доходов Крыму, а наоборот, у населения появляется больше возмущения и претензий.

Оксана Галькевич: Почему?

Константин Чуриков: Так.

Олег Бадера: Потому что турист приезжает, он бросает машину на необорудованных пляжах, необорудованных парковках, загрязняет берег моря…

Константин Чуриков: А, "понаехали".

Олег Бадера: Да, и вот отсюда пошло…

Оксана Галькевич: Подождите, но для этого надо организовать вот это все пространство.

Олег Бадера: Конечно, для этого должны быть четкие правила, для этого должны быть организована инфраструктура, за этими правилами должны следить, и тогда этот турист будет в радость человеку, он будет приносить и Крыму доход, и я как житель Крыма тогда смогу увидеть: ага, сегодня я один покупаю эти помидоры, а завтра эти помидоры будут покупать 10 человек, и значит, они в цене должны упасть. А сегодня это немножко не так.

Константин Чуриков: Олег Алексеевич, но никто никогда никуда не поедет отдыхать, тем более, признаемся честно, отдых что в Крыму, что на Северном Кавказе стоит все равно денег, эти деньги выстраданы, заработаны, скоплены и так далее. Никто не поедет туда, где тебе не улыбаются, где тебе не рады, это мазохизм.

Оксана Галькевич: Нет, подождите, едут же.

Олег Бадера: Я немножко не соглашусь. Я думаю, что в нашей стране есть много хороших примеров, качественных… Допустим, Сочи. Кто бы как ни критиковал Олимпиаду, потраченные деньги, но те, кто сегодня приезжают в Сочи, видят совершенно другой город.

Оксана Галькевич: Олег Алексеевич, вы знаете, вы Турцию вспомнили, вы говорите, что приезжает больше туристов, люди больше зарабатывают, соответственно, лучше живут. Но эти деньги ведь они не просто на свою жизнь тратятся, а они тратятся еще и на развитие своего бизнеса в той же самой Турции…

Олег Бадера: Конечно.

Оксана Галькевич: А как с этим делом в Крыму? Прирост ведь все-таки есть посещаемости за последние несколько лет. Как там с этим вопросом развития бизнеса, пространства?

Сергей Голодов: В прошлом году 5.6 миллионов…

Оксана Галькевич: Так. Ну так вот с этим самым инвестированием в себя, в свой бизнес, в свои малые гостинички, в свои маленькие парковочки, организацию пространства…

Олег Бадера: Еще раз: если Турция рассчитана…

Константин Чуриков: Пляжики. Как обстоят дела?

Олег Бадера: …Турция хочет, чтобы туда приехала, она рассчитана, вы не будете сидеть в машине 2 часа в пробке в Турцию и ждать, пока вы подъедете к отелю, а в Ялте вы можете остановиться на въезде в Ялту и спускаться к морю 2 часа, потому что у вас будут все улицы забиты, и вы не будете знать, что вам делать ни с машиной, ни с гостиницей. У вас кроме положительных впечатлений от природы и красот Крыма останется весь негатив, связанный с этой дорогой.

Константин Чуриков: Грустная SMS из Москвы: "А знаете что? Я лучше в Турцию буду ездить. Мне там незнакомые люди говорят "спасибо" за то, что приехали".

Давайте послушаем сейчас Сергея из Нижнего Новгорода. Сергей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Слушаем вас.

Зритель: Я хочу что сказать? Я очень рад за Крым, построили такую грандиозную дорогу, мост. 4 года, наверное, в составе России Крым, а я вот живу в Нижнем Новгороде, у нас через реку Волга один-единственный мост.

Константин Чуриков: Мост за 2 года построили, да.

Зритель: Да, построили дублер… А еще один мост есть, правда, через Заволжье, но это ГЭС. Это же очень мало, такой город большой. Тут правильно один человек звонил, что вроде Урал едет, Сибирь едет, через… очень много машин едут, все через город. Дороги все убитые, разбитые дороги в Нижнем Новгороде, потому что очень много ездит фур через нас.

Константин Чуриков: Сергей, мы вот завтра в эфире будем отдельно говорить вообще о жизни Волжского бассейна, городов, которые находятся вдоль Волги, как раз отдельно поднимем и эту проблему. Спасибо вам за звонок.

Вполне логично, что люди, которые живут там, где они живут, задаются вопросом: "А почему у меня не так? Почему у меня вот этого нет, того нет, сего нет?"

Оксана Галькевич: И мостик вроде не такой сложный через реку перекинуть, там, наверное, попроще и подешевле было бы.

Олег Бадера: Я тоже могу привести много регионов, та же Костромская область…

Оксана Галькевич: Очень много регионов.

Олег Бадера: …где один мост, его все время ремонтируют и все время пробки стоят.

Константин Чуриков: А мы сейчас, мне кажется, затронули такой общефилософский вопрос: какие дела лучше? – маленькие дела или большие? Какие проекты нужны? – мегапроекты или проекты разных уровней?

Сергей Голодов: Разрешите Владимира Ильича Ленина процитировать?

Константин Чуриков: Давайте.

Сергей Голодов: У Оксаны специально спрошу.

Оксана Галькевич: Нет-нет, у нас с вами по другой части идеологический спор. Так.

Сергей Голодов: Хорошо. Так вот почти дословно: "Не решив общих вопросов, а решая только частные вопросы, мы всегда будем, решая частные вопросы, сталкиваться с общими вопросами". Поэтому надо, конечно, идеологию каким-то образом выстроить, за что хвататься. Но в стране только проблем, что за какую проблему ни схватись, тут же вылезет еще букет этих проблем. Поэтому…

Оксана Галькевич: Сергей Владимирович, но так ведь не бывает, что мы занимаемся чем-то одним, понимаете. Так или иначе мы должны быть multitasking, мы должны одновременно делать, вести разные проекты, и большие, и малые.

Сергей Голодов: Да, я согласен, но всегда будут недовольные, всегда будут звонить из Нижнего Новгорода и говорить: "Действительно, там один мост".

Оксана Галькевич: Ну подождите, слушайте, когда вот это недовольство копится так долго, когда…

Сергей Голодов: Оксана, 30 лет практически…

Оксана Галькевич: …ничего не делалось.

Сергей Голодов: Нет, что-то делали, но, видимо, не то.

Оксана Галькевич: Смотрите, у нас появилась стратегия, национальные проекты. Одно из направлений – это как раз-таки развитие инфраструктуры. Есть хотя бы какое-то рамочное представление о том, что внутри нацпроекты "Инфраструктура"?

Константин Чуриков: Цели конкретно какие?

Оксана Галькевич: Наверное, к вам, Олег Алексеевич.

Константин Чуриков: Нам все время называют суммы, нам не говорят, сколько это в километрах, сколько на это уйдет асфальта, как это надо делать. У нас же сначала возникает бюджет, а потом мы думаем, как его осваивать.

Оксана Галькевич: Какое содержание?

Олег Бадера: У нас, к сожалению, есть много идей, которые потом нам правительство как-то несильно раскрывает. Вы слышали, у нас сегодня появляется Министерство цифровой экономики…

Константин Чуриков: Да.

Олег Бадера: Чем оно будет отличаться от Министерства связи и коммуникаций, которое было, не очень понимают. Тем не менее очевидно, что нацпроекты, которые должны иметь какие-то показатели, должны быть. У этого нацпроекта должен быть руководитель, допустим, это будет Министерство цифрового развития. Но у этого нацпроекта должны четко появиться показатели, что и как должно быть сделано. Я, наверное, чуть-чуть похвастаюсь: в Севастополе как раз губернатором такие проекты рассматривались, и вот там, где губернатор проявляет заинтересованность, где он хочет поставить конечные цели, он формулирует задачи, которые должны быть реализованы, там и появляются такие проекты на уровне регионов. Я в такие проекты верю, что во многих регионах у нас могут появиться локальные региональные проекты с конечными результатами.

Константин Чуриков: Но признаемся честно: наверное, в чем-то губернатору Севастополя кратно легче, чем губернатору Крыма, главе Республики Крым.

Оксана Галькевич: Потому как здесь как раз есть приоритет государственный…

Константин Чуриков: Потому что и государственный приоритет, и размер территории.

Оксана Галькевич: Фокус на этом регионе

Олег Бадера: Вы знаете, 85 регионов, в каждом регионе свои особенности: в Рязанской области есть свои особенности, в Нижнем Новгороде свои особенности. Каждый губернатор должен… Вот вспомните Калугу, Артамонова. Казалось бы, обычный регион, чем Калужская область отличается, я не знаю, от Липецкой области? А Артамонов у нас прозвучал на всю страну: самые большие инвестиции, там находятся все заводы практически всех марок, там строятся машины, там в регионе жизнь лучше, средняя зарплата выше и так далее. Вот просто это зависит от губернатора, от его желаний и от того, как…

Оксана Галькевич: …и от его аппаратного веса.

Константин Чуриков: ...и от профессионализма еще.

Олег Бадера: Профессионализма в том числе.

Оксана Галькевич: Подождите, а может быть, аппаратного веса?

Сергей Голодов: Белгород, Савченко, например.

Олег Бадера: Белгород тоже пример прекрасный.

Константин Чуриков: Нам Белгород звонит, давайте Белгород в эфир выведем.

Оксана Галькевич: Кстати, вот да. Юрий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Ситуация такая. Можно задать вопрос Олегу Бадеру?

Константин Чуриков: Давайте.

Оксана Галькевич: Можно.

Олег Бадера: Слушаю.

Зритель: Ситуация такая. Все вопросы задают по поводу экономики, но меня интересует один самый главный вопрос – это безопасность. Меня вот просто многие товарищи просили уже давно позвонить вам и узнать, как обеспечивается безопасность Керченского моста? Потому что на Украине очень много существует неподконтрольных организаций, которые, возможно, могут совершить террористические акты, подорвать ту же сваю, что угодно, все остальное. Именно безопасность работы Керченского моста. Мы готовы ездить по нему, это очень классно, экономически выгодно, я сам экономист, просто дело не в этом, дело в другом. Должны обеспечить, я не знаю… Может быть, там патруль пустить, постоянные маршруты кораблей каких-то рядом, и контролировать пространство, потому что очень много неподконтрольных организаций: водолазы, взрывы, что угодно могут сделать. Понимаете, они обижены очень сильно.

Олег Бадера: Спасибо вам за вопрос.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Да, спасибо.

Олег Бадера: Я непосредственно сам не занимался вопросами безопасности данного моста, но очень близок к этой теме, мы очень часто обсуждаем такие проекты, в том числе в Крыму и в том числе включая тот же мост – это и системы видеонаблюдения, и системы динамического взвешивания грузового транспорта…

Константин Чуриков: С уверенностью можно предположить, что уж такой объект охранять будут по всему периметру и даже те люди, о которых мы, так сказать, совершенно не имеем никакого представления, да?

Олег Бадера: Я не строил эту систему, но с уверенностью на 99.9% могу заявить, что это безопасный мост.

Константин Чуриков: Ну вот информация "Известий": охраной объекта Крымского моста займется ФГУП "Управление ведомственной охрана Минтранспорта РФ", контракт с ним оценен в 54 миллиона рублей. Вообще содержание переправы, то есть моста, в первый год эксплуатации будет стоить порядка 480 миллионов рублей. Но это просто цифры, мы пока не видим, что за ними стоит.

Олег Бадера: Вы знаете, там сталкивались с совершенно другими вопросами, связанными с безопасностью. Вы знаете, что мост был построен еще в 1944 году, он прожил там совсем короткое время, и зимой, когда… Там же сложные природные условия…

Константин Чуриков: Штормы, да.

Олег Бадера: Азовское море менее соленое и замерзает, Черное море более соленое и меньше замерзает, появляется сильное течение, ветер, и огромные глыбы льда могут через пролив внести, и эти глыбы льда могут разрушить практически любое строение.

Константин Чуриков: Построенное даже сегодня?

Олег Бадера: И поэтому основная задача безопасности было построить такой сегодня мост, чтобы он справился со всеми этими проблемами.

Оксана Галькевич: С природными вызовами, опасностями.

Олег Бадера: Совершенно верно.

Оксана Галькевич: Сергей из Крыма, еще успеем его выслушать, меньше 2-х минут. Сергей, здравствуйте, если можно, коротко.

Зритель: Здравствуйте. Да, коротко хочу сказать, что переехал 3 года назад в Крым, живу и сравниваю Крым с материком. Есть и минусы, но есть и хорошие плюсы здесь, на материке.

Оксана Галькевич: Откуда переехали?

Зритель: Переехали из города Вологда.

Константин Чуриков: Какие минусы в Вологде?

Зритель: Начну о плюсах. Вот Сергей Аксенов написал недавно указ о том, что жители, которые живут в селах, детские садики у нас сейчас бесплатно, то есть государство, администрация Крыма оплачивает людям детский садик. И за садик я платил 1 700 рублей, здесь в Крыму плачу, а на материке мы платили около 3 тысяч рублей, а сейчас мы вообще ничего не платим за садики.

Константин Чуриков: Здорово. Так.

Зритель: И хочу сказать о ценах. Цены в магазинах, конечно, дорогие. Но я живу в поселке, я молоко покупаю 3 литра за 100 рублей у частника.

Оксана Галькевич: 3 литра.

Константин Чуриков: Все-таки 3.

Зритель: Да, за 100 рублей, творог покупаю свой тоже дешево, дешевле, чем в магазинах. В магазинах есть молочный завод, он просто не успевает снабжать весь Крым, и конечно, поэтому все возят с материка.

Константин Чуриков: Сергей, просто мало времени. А минусы какие? Или мы уже о них сказали?

Зритель: Минусы? Ну минусы – это, конечно, цены. Люди говорят, что цены из-за того, что потому что нет моста, дорогая переправа. С запуска моста цены, конечно же, упадут.

Олег Бадера: Должны упасть.

Зритель: Все от моста зависит.

Оксана Галькевич: Спасибо, Сергей, спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: К сожалению, не остается уже времени совсем.

Спасибо, уважаемые гости. В студии программы "Отражение" у нас сегодня были Олег Бадера, председатель Комитета по развитию транспортной инфраструктуры общероссийской общественной организации "Деловая Россия", и Сергей Голодов, доцент кафедры статистики РЭУ имени Г.В. Плеханова. Спасибо, уважаемые гости.

Константин Чуриков: А у нас еще не все.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Тема часа

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты