Найди просрочку - получи деньги!

Найди просрочку - получи деньги! | Программа: ОТРажение | ОТР

Потребителями, обнаружившими товары с истекшим сроком годности, предлагают перечислять часть штрафа

2020-07-15T20:18:00+03:00
Найди просрочку - получи деньги!
За что платим налоги. Регионам надо больше. Мигранты. Карантинный беби-бум. «Дорогая передача». Темы недели с Сергеем Лесковым. В поисках идеала
Россиянки описали идеального мужчину. А похожи ли они сами на женщину мечты?
Налоги много на себя берут?
Сергей Лесков: У нас поддерживаются традиционные ценности, но вопрос: не поддерживаются ли они только в докладах, а в действительности глубинная молодёжь живёт совсем другими ценностями?
Россиянин или мигрант: кого выбирает бизнес после пандемии?
Дорогая передача: жалобы на плохое качество услуг ЖКХ
Велика ли налоговая нагрузка на россиян?
Мигранты: мы без них не можем?
В марте в России случился беби-бум
Регионам надо оставлять больше заработанных денег
Гости
Василий Власов
депутат ГД РФ, фракция ЛДПР
Александр Бражко
координатор федерального проекта «За честные продукты»

Александр Денисов: Просроченным продуктам подыскали «охотников». Депутат Госдумы Василий Власов предложил главе Роспотребнадзора Анне Поповой делиться с потребителями, которые обнаружили товары с истекшим сроком годности, половиной налагаемого на магазин штрафа – а это примерно 15 тысяч рублей.

Утвердят ли законодательно такой народный потребительский контроль? Узнаем как раз у Василия Власова, он на связи со студией. Василий, добрый вечер.

Василий Власов: Добрый вечер.

Александр Денисов: Здравствуйте. Василий, прежде чем перейдем к разговору, запустим опрос. Вот интересно, часто ли нашим зрителям попадаются просроченные продукты. Присылайте сообщения «да» или «нет». Подведем итоги через полчаса.

Василий, а как родилась инициатива? Что, сами что-то купили не то? Как все дело был?

Василий Власов: Ну, наверное, каждый гражданин так или иначе сталкивался с тем, что покупал просроченные продукты. И я тоже. Но идея не нова. Мы к такой идее пришли, и она обсуждалась уже, наверное, порядка 5–7 лет. Помните, было такое движение «Хрюши против», которое ходило по магазинам, выявляло просроченные продукты, их уничтожало.

На сегодняшний момент, наверное, из каждого региона, из каждого уголка нашей необъятной Родины поступают к нам запросы по поводу того, что в том или ином магазине, в торговой сети либо это небольшой частный магазин, но находят просроченные товары. На сегодняшний момент штраф предусмотрен – от 20 до 30 тысяч рублей на юридическое лицо. Но учитывая, что нам помогают граждане находить такие магазины, которые торгуют просроченными товарами, было бы справедливо и правильно часть – а именно 50% – данного штрафа возвращать гражданам.

Я думаю, что, с одной стороны, магазины таким образом будут бороться с просроченными товарами и с менеджерами, которые не хотят работать, искать эти просроченные товары. А с другой стороны, граждане за свою бдительность (а это действительно бдительность) получат 15 тысяч рублей. Мне кажется, это хорошая инициатива.

Анастасия Сорокина: Василий, но сейчас, согласно 1-й статье закона «О защите прав потребителей», любой человек, который нашел просроченный продукт, может написать жалобу в Роспотребнадзор, приложить фото- или видеодоказательства, может этого не делать. И гарантирована проверка Роспотребнадзора.

Ваша инициатива – это действительно будет, скажем так, мера, способная победить историю с просроченными продуктами в магазинах? Или все-таки это в интересах потребителей, которые могут на этом заработать? Почему бы просто тогда штрафы, например, за просрочку не повысить в 2–3 раза?

Василий Власов: Ну смотрите. Я много раз встречал ситуацию, когда граждане обращаются в Роспотребнадзор… Как вы понимаете, проверка не в этот же день приходит и даже не в эту же неделю. Бывает так, что спустя месяц приходит проверка в тот или иной магазин в том или ином регионе.

Поэтому было бы правильно все-таки сделать так, чтобы конкретно день в день, а может быть, и в течение даже нескольких часов, если был найден вот такой просроченный товар, соответствующим образом гражданин пишет в Роспотребнадзор – и сразу накладывается штраф. И непосредственно гражданину зачисляется сумма – 50% того штрафа, который заплатит юридическое лицо.

Еще раз подчеркиваю: огромное количество магазинов на своей практике мы встречали, которые заведомо знают, что они торгуют просроченными товарами. Но вы сами понимаете, что для юридического лица, для крупного и огромного супермаркета 20 тысяч рублей – это не такие уж и большие деньги. Это первое.

Второе. Мы с вами понимаем, что когда у вас обороты, допустим, мясной продукции измеряются тоннами или десятками тонн в день, то понятное дело, что вы будете думать по поводу того, чтобы все-таки постараться реализовать этот продукт, если он портится, нежели его уничтожить.

Поэтому мы считаем, что вот такая мера, с одной стороны, позволит на сто процентов нашим гражданам контролировать то, что происходит в магазине у дома. А с другой стороны, все-таки это будет заставлять менеджеров крупных компаний и магазинов все-таки следить за тем, что они продают. Не надо пенять на Роспотребнадзор, не надо на пятьсот пятьдесят пять жалоб проводить одну проверку со штрафом в 20 тысяч рублей. Все-таки за каждый просроченный продукт, за жалобу от каждого гражданина будет соответствующее решение, будет соответствующий штраф и соответствующий процент нашим гражданам.

Александр Денисов: Василий, хотел у вас уточнить: продумывали ли вы, как юридически все это нужно будет оформлять? Ну хорошо, сфотографировал потребитель, допустим, пакет молока, а магазин скажет: «Да он сам принес и поставил, у нас давно уже этого нет».

Вот есть, например, такое приложение у ГИБДД «Народный инспектор», в Москве и в Подмосковье действует. Там как-то продумали, чтобы и фиксировать это, и можно было использовать как доказательство. Здесь как будет все документироваться?

Василий Власов: Вы сами понимаете, что факт покупки – это чек, наличие чека. Поэтому понятное дело, что…

Александр Денисов: Но в чеке не стоит срок годности, понимаете? Мало ли…

Анастасия Сорокина: Принес с собой.

Александр Денисов: Да. Магазин скажет: «Он купил раньше, подержал дома, а сейчас, пожалуйста, 15 тысяч ему гони».

Василий Власов: Но есть номер партии, есть во многих торговых центрах камеры и охрана. Мы с вами прекрасно понимаем, что если столько магазины делают для безопасности, для своей безопасности, чтобы не воровали продукты, чтобы все было под контролем, то… А сейчас почти все небольшие супермаркеты оснащены камеры. И понятное дело, что абсолютно не затруднит службе безопасности магазина доказать, что это человек сам принес этот просроченный кефир и попытался только что заработать, образно, 15 тысяч рублей.

В данном случае, когда есть и номера партий, многие товары сертифицируются, есть соответствующий QR-код, который к ним привязан. По молоку сколько мы добивались, чтобы имело молоко так или иначе определенную маркировку, как и все молочные продукты. То есть я думаю, что для суда абсолютно не составит труда доказать, что-то этот кефир, этот йогурт или что-то еще, эта котлета мясная – она куплена именно в этом магазине. Вот есть чек, вот есть факт покупки просроченного товара – что за собой влечет, соответственно, наложение административного штрафа, 30 тысяч рублей, и премии.

Еще раз подчеркиваю, что сейчас гражданин, который купил просроченный товар, он всем должен. Он должен написать в Роспотребнадзор. Он должен этот товар сдать. Он должен ждать проверку. В общем, гражданин страдает, тем самым бесплатно просто так или иначе наказывая торговую сеть и заставляя работать Роспотребнадзор. Я считаю, что это…

Александр Денисов: Василий, вы знаете, а нет сомнения, что люди вообще будут жаловаться? Потому что в сетях крупных, про которые вы говорите, там ведь товар берется на реализацию, и если срок годности подходит, они просто производителям отдают и говорят: «Ребята, забирайте, срок годности подошел». Они не выкупают у них, только лишь выставляют. И если продажи идут, делятся выручкой. Им невыгодно держать просроченный продукт, тем более торговать им. Зачем? Можно просто позвонить – и производитель вывезет это и за свой счет будет утилизировать.

Знаете, где я сталкивался в большом количестве с просроченными продуктами? На рынках. И я спрашивал у людей, которые там покупают: «А вы видели, что у молока затерт срок годности?» Они говорят: «Да, мы знаем, что испорченное, точнее – срок годности истек. Ну, еще пару дней действует, нормально. Я простоквашу себе сделаю, блинов напеку». Точно так же с мясными рулетами.

То есть народ покупает, зная, что продукт уже, как говорится, «дошел до кондиции». И никто не идет и не жалуется. Всех устраивают такие правила игры. Такие рынки «тошниловками» называются. В Москве они есть, кстати говоря.

Василий Власов: Я знаю прекрасно про такие рынки. Я несколько запросов по этому поводу писал. Но граждане, давайте будем откровенными, они прекрасно знают, что, покупая на этом рынке, они покупают просроченный товар. Ну и сами понимаете, что цена при этом иногда в четыре или в пять раз дешевле, нежели за тот же самый товар в магазине. Редко кто идет специально на этот рынок, чтобы купить за ту же цену, что и в магазине. Если исходить из этого, то, понятное дело, граждане заранее знают, что у товара либо через несколько дней истекает срок годности, либо полностью скоро истечет.

Я вам говорю про крупные торговые центры, про магазины – там огромные партии приходят. И менеджеры, которые должны этим заниматься, они зачастую не выполняют должным образом свою работу. А почему должны страдать граждане? Почему из-за огромной партии, допустим, тортов… Половина граждан приобрела эти торты, хотя они так или иначе уже с истекшим сроком годности, купила их, отравилась. А может быть, и не отравилась.

То есть редко какое заявление в итоге доходит до Роспотребнадзора. Чаще всего граждане просто выкидывают этот товар, а не идут за 200 рублей ругаться в магазин. Я считаю, что это неправильно. И я считаю, что если граждане так или иначе…

Кстати, это может касаться не только штрафов в Роспотребнадзор, а это может вообще многих штрафов касаться. Вот за границей, например, очень много таких ситуаций: если вы являетесь так или иначе человеком, который сфотографировал какое-то правонарушение (неправильную парковку или в данном случае просроченный товар), вы получаете часть штрафа. Вы выполнили работу, которую должен выполнять Роспотребнадзор, – тогда получите часть их зарплаты.

Александр Денисов: А что Анна Попова сказала-то, кстати, вам на ваше письмо, Василий?

Василий Власов: Ну, у нее есть 30 дней, чтобы ответить на это письмо. Но я думаю, что в ближайшее время она, конечно же, нам ответит.

Анастасия Сорокина: Василий, возвращаюсь к этой истории про компенсацию. Она сейчас действительно может быть получена только через суд, процесс очень сложный. Ну и сам этот механизм поиска просрочки: у нас часто не видно дату производства, сложно ее найти, она там замаскирована. Да еще нужно отсчитать, сколько осталось до конца срока годности. То есть, действительно, такой квест.

У меня был опыт. Когда я была в Минске, я пришла в магазин купить какие-то молочные продукты и стала смотреть на даты. На меня стали так дико смотреть. Я удивилась. Потом спросила знакомую и говорю: «А почему такая реакция?» Она говорит: «У нас не бывает просроченных продуктов, потому что за это чуть ли не вплоть до уголовной ответственности».

Почему просто действительно не повысить стоимость штрафов, ответственность тех людей, которые за это отвечают, а не заставлять людей участвовать в таких расследованиях детективных?

Василий Власов: Так вот вам и повышение стоимости штрафов. Если раньше, как вы понимаете, приходила проверка и за 15 позиций, а может быть, и 100 позиций просроченного товара назначался один штраф в 30 тысяч рублей (как вы понимаете, для гипермаркета это ничто абсолютно), то теперь за каждую единицу товара. Если есть заявление от гражданина – от одного, от второго, от пятого, от десятого, – каждое из этих заявлений должно быть рассмотрено Роспотребнадзором, вынесен штраф этой торговой части. И часть денег с этого штрафа так или иначе пойдет этому гражданину.

Еще раз подчеркиваю: здесь граждане выступают в качестве дружинников, в качестве людей, которые делают работу чужую. Если другие люди с этой работой не справляются – менеджеры, Роспотребнадзор или еще кто-то, – то эту работу делают граждане.

Представим идеальную ситуацию, при которой в магазине нет ни одного просроченного товара. Молодцы Роспотребнадзор, молодцы менеджеры магазина, но граждане тогда по этой логике вообще никак не смогут заработать на этом. Мы все-таки считаем, что если элементарно даже мое предложение будет принято, то я вас уверяю, что в течение нескольких месяцев со всех прилавков магазинов нашей Родины пропадут просроченные товары и торговые сети ни в коем случае не будут продавать больше просрочку.

Александр Денисов: Василий, спасибо вам большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Это был Василий Власов, депутат Государственной Думы Российской Федерации.

Послушаем зрителей. Ростовская область на связи, дозвонился до нас Вадим. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Слышно меня?

Анастасия Сорокина: Слышно прекрасно.

Зритель: Очень хорошо. Вот я сейчас послушал Василия Власова. Он вообще космонавт, он улетел в космос. Он предлагает то, что практически неисполнимо. И он дает гарантии какие-то. Нет!

Предложение у меня такое как у умудренного жизненным опытом человека: необходимо на законодательном уровне возвращать статью 156-ю Уголовного кодекса «Обмер, обвес и обман покупателей», которую безграмотные депутаты перевели в административную ответственность.

Далее. Необходимо возрождать общественный контроль наряду с Роспотребнадзором. Необходимо от каждого работника – то ли это сеть, то ли это на рынке – получать документ, что он знает, что может наступить ответственность именно уголовная. Он говорит: «Ну подумаешь, взяли кефир, а он просроченный». А если умер человек? Это значит – покушение на жизнь.

Мне очень жаль, что молодой депутат так мыслит, как он рассказывает. Никакого либерализма! Работает хорошо фирма, работает хорошо предприниматель – не кошмарить. Не работает – тогда кошмарить! Что, я буду ходить, бегать, чтобы заработать пять рублей?

Александр Денисов: Вадим, извините, а вам попадались просроченные продукты? И где? В крупных сетях?

Зритель: Сейчас не попадаются, потому что я юридической практикой занимаюсь. Ну, это хорошо забытое старое. Обязательно нужно… Алло.

Анастасия Сорокина: Алло. Да, слышим.

Зритель: Просто я знаю, что и как делать. Понимаете? Практически вся продукция – фальсификат! Продукция ядовитая! Колбаса – это не колбаса. И так везде. Нужно возвращать ГОСТы и, самое главное, действенный контроль. И депутаты, которые напринимали законов, в том числе и вы, господин Власов, должны отвечать за принятые законы, которые…

Александр Денисов: Спасибо большое вам, Вадим, спасибо за звонок.

Вот Геннадий Онищенко говорит, что колбасу есть можно. Вот я ем. Настя, ты ешь?

Анастасия Сорокина: Ну, бывает, конечно.

Александр Денисов: Иногда, да? Ну, тоже ест. Ну, еще живы, слава богу.

У нас есть опрос. Наши корреспонденты провели такое исследование тоже: «Попадались ли вам просроченные продукты?» Посмотрим и продолжим разговор.

ОПРОС

Александр Денисов: Вот так вот. Проще выкинуть или съесть.

Анастасия Сорокина: Ну, все-таки попадаются. Я, кстати, вспомнила, что я видела в магазине. Было несколько людей в большом гипермаркете, которые ходили и собирали просроченные продукты, потом позвали менеджера и сказали: «Посмотрите, сколько у вас просроченных продуктов». Она только развела руками и сказала: «Ну, спасибо, что собрали».

Александр Денисов: Обсудим эту тему, дальше будем обсуждать с Александром Бражко, координатором федерального проекта «За честные продукты». Александр Анатольевич, здравствуйте. Это не вас Анастасия случайно видела, как ходили по магазину и собирали просроченные продукты?

Александр Бражко: Может быть, и меня. Но я стараюсь просроченные продукты, коллеги, обходить стороной.

Александр Денисов: Ну, ради благого дела что же не собрать, чтобы не указать.

Велики ли масштабы проблемы? Я в сетевых супермаркетах… ну, может быть, и попадались, а может быть, и подзабыл. Ну, нечасто это случается. Вот на рынках и в небольших каких-то магазинах, да, это чаще можно встретить. Или я заблуждаюсь?

Александр Бражко: Давайте посмотрим на эту проблему именно комплексно. На самом деле на сегодняшний день именно стоимость просроченных продуктов включена в цену товара. То есть розничной торговле гораздо проще повысить розничную цену на 5, 10 или 15%, чем заниматься этой просрочкой. Кроме просрочки, в цену товара включают и хищения, и воровство, и бой, и другие события.

Поэтому для того, чтобы мы изменили ситуацию к лучшему, на самом деле мы должны помочь Правительству внедрить систему QR-кодирования. То есть речь идет о том, чтобы на кассе пробивали не по штрих-коду, а по QR-коду, а в QR-код была занесена информация о дате производства, соответственно, о сроке годности и другие данные. И что в принципе я и другие эксперты предлагают?..

Александр Денисов: То есть просто не пробьется этот товар, как водка после 11 часов, да?

Александр Бражко: Смотрите, схема такая. Мы пока еще никак не научились работать именно с этими просроченными продуктами. Вообще это на самом деле бесхозяйственное отношение. Мы наращиваем объемы производства, выпускаем, у нас забиты торговые полки. В конце концов, 5–10% (а иностранные специалисты говорят и о 15%) именно от общего объема продуктов питания попадают на свалки.

Что нужно сделать? Конечно же, товар, который пробивается на кассе, например, за четыре дня до истечения срока годности должен уже продаваться за 70% стоимости, за три дня – за 50%, за два дня – уже за 20%, ну и в день истечения срока – за 10 или 15%.

Да, есть критика, я ее слышу со стороны федеральных розничных сетей, они говорят: «Тогда наши администраторы магазина будут прятать все эти продукты в торговом зале и в последние дни будут их пробивать на кассе».

Но для этого и существуют информационные системы. Я предлагаю как раз использовать как основу модель Москвы, то есть это «Помощник Москвы». Правительство ее уже достаточно давно внедрило. Например, за штраф в 300 тысяч рублей, которые взыскиваются, например, за нарушение правил парковки с юридического лица, гражданин получает 30 или 50 рублей. Понимаете, за 50 рублей гражданин готов искать нарушителя, который принесет в бюджет 300 тысяч рублей. То есть эта система работает.

Ну и чтобы мы с вами не столкнулись с тем, что у нас два человека бегают по городу и фактически обеспечивают 80 или 90% штрафов, мы и делаем эту систему открытой. Я согласен с депутатом, что существующая ситуация – она безобразная. Ну как же так? Я пришел в магазин, меня обманули, а деньги на этом зарабатывает государство. Так Роспотребнадзор и не стремится выйти в розничную торговую точку. Зачем? Ну зачем спешить?

То есть все должно быть очень быстро: увидел, сфотографировал, зафиксировал. Современные смартфоны обладают функцией определения места…

Александр Денисов: Геолокация.

Александр Бражко: Да, местоположение. То есть это все должно быть именно доказательством по административному делу. И не нужно никому выходить в магазин. Достаточно именно получения фотографии и плюс письменных объяснений со стороны розничной торговой сети.

А теперь по стоимости. Никаких процентов! В принципе, по стране обычно не штрафуют, а есть такая модель общественного порицания со стороны Роспотребнадзора – вынесение предупреждение. Поэтому давайте хотя бы установим, не знаю, тысячу рублей, ну может быть, две тысячи рублей. То есть это те цифры, которые действительно позволят гражданину защитить его права и не спровоцируют всплеск недобросовестных участников рынка.

Анастасия Сорокина: А кто будет эти деньги начислять – магазин, который продает просроченные продукты, или, я не знаю, тот же самый Роспотребнадзор будет делать перевод людям, которые нашли просрочку?

Александр Бражко: Особенность нашего бюджетного законодательства заключается в том, что и на сегодняшний день у Роспотребнадзора есть необходимые средства для того, чтобы финансировать так называемых своих добровольных помощников. Поэтому это все на выбор ведомства.

На мой взгляд, конечно, это должна быть государственная информационная система, которая будет как раз во взаимодействии с системой государственных услуг. В принципе, средства должны приходить гражданину из федерального бюджета.

Александр Денисов: Спасибо большое, Александр.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Это был Александр Бражко, координатор федерального проекта «За честные продукты».

Александр Денисов: Ну и результаты опроса. Мы спрашивали вас: сталкивались ли вы с просроченными продуктами? Вы присылали свои ответы. Сталкивались 70% с этим.

Анастасия Сорокина: 71%.

Александр Денисов: Даже 71%. Таковы результаты. Переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Иванов
Страшно депутатам, откупиться хотят — вся власть Советам!
Потребителями, обнаружившими товары с истекшим сроком годности, предлагают перечислять часть штрафа