Не болтай! В 2021 году сотовая связь тоже подорожает

Не болтай! В 2021 году сотовая связь тоже подорожает | Программы | ОТР

Обсуждаем причины повышения тарифов

2020-12-24T13:53:00+03:00
Не болтай! В 2021 году сотовая связь тоже подорожает
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Денис Кусков
генеральный директор информационно-аналитического агентства TelecomDaily

Константин Чуриков: Ну а сейчас уже не шуточки, сейчас о серьезном.

Оксана Галькевич: Ну, сейчас... Кстати, тоже, я не знаю, можно подарком таким, правда, в кавычках назвать. Конец декабря каждого года у нас богат на сообщения типа «С 1 января вырастут цены на...» и далее перечисление, на что вырастут цены. Даже на сотовую связь они вырастут, друзья. Операторы нас с вами уже любезно предупредили, обещанная прибавка составит где-то 10–15%.

Давайте разбираться здесь, что за комплекс причин есть в этой сфере для роста цен. Вы, кстати, расскажите, что будете делать. Почему спрашиваю? Потому что на самом деле мобильная связь сейчас очень важна для большинства из нас, без нее уже как без рук. Это не только позвонить кому-то, связаться с кем-то, это в том числе и интернет, который необходим нам для разных там справок и всего прочего.

Константин Чуриков: Это в том числе попасть на виртуальный урок, это в том числе скачать домашнее задание...

Оксана Галькевич: Кстати, да.

Константин Чуриков: ...это написать какую-то презентацию, доклад, что там они сейчас делают, да?

Оксана Галькевич: Да много чего делают.

Константин Чуриков: Проектную деятельность вести.

Оксана Галькевич: На удаленной работе отправить что-то по электронной почте, по интернету сделать какую-то работу, поэтому это очень важно, друзья.

Константин Чуриков: Мы сейчас спросим вас, уважаемые зрители, сколько вы, кстати, тратите на сотовую связь и на интернет в месяц. Пробовали посчитать? Вот расскажите нам.

А к нам в эфир сейчас пока выходит Денис Кусков, это генеральный директор информационно-аналитического агентства. Денис Юрьевич, здравствуйте.

Денис Кусков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Денис Юрьевич.

Константин Чуриков: Денис Юрьевич, вот мы привыкли, что в последнее время даже не надо искать никаких причин, пандемия, что там, какие-то издержки, курс валют, все должно дорожать. В данном случае вот это все в мобильном секторе почему? Скажем так, что больше повлияет? Курс рубля, я не знаю, все побежали, и мы побежали? Какие факторы?

Денис Кусков: Я понял.

Смотрите, сотовая связь на протяжении всего своего развития в России по большому счету несильно дорожала. То есть у нас дорожала гречка, которую любят разбирать, у нас дорожает туалетная бумага, у нас дорожают какие-то там, не знаю, имбирь, когда это от коронавируса, причем в разы сразу. Сотовая связь работала достаточно качественно и по приемлемым ценам.

Последние 3–4 года государство решило, видимо, как бы чуть изменить ситуацию и стало пристально за этим рынком следить, вводить новые законы: закон Яровой, закон о персональных данных, закон о существенных сайтах. У нас приняли закон, который позволяет бесплатно выходить к 371 сайту. Такого, скажем так, варианта в мире вообще, в принципе нет, то есть тогда лучше сделать вообще все бесплатно за счет государства. Почему-то депутаты решили вот такой нам сделать «подарок».

Кроме этого, естественно, у нас нет собственного производства никакого, у нас нет своих базовых станций, нет своих смартфонов, поэтому все оборудование покупается за рубежом, а курс рубля за этот год уже похудел где-то на 20% с лишним.

Оксана Галькевич: Ага. Денис Юрьевич, но имбирь, справедливости ради, откатился назад, и растет он тоже не в России.

Денис Кусков: Это да, но при этом нужно понимать, что за этот период времени, вот если последить, допустим, за 10 лет, сколько 10 лет назад стоила гречка, к примеру, или сахар, и посмотреть, сколько стоила сотовая связь, то, уверяю вас, в разы меньше подорожание идет на сотовую связь.

К сожалению, нужно понимать, что, когда принимался закон Яровой, госпожа Яровая говорила: «Мы будем жить в безопасной стране, это позволит нам дышать». Прошло 2 года работы закона, я не знаю, как вы, но мне, честно говоря, как бы не стало легче дышать и жить в более спокойной стране.

Константин Чуриков: Денис Юрьевич, справедливости ради: до сих пор, хотя пугали, как вообще это все ударит по отрасли, как дико вырастут они, они пока так вот глобально, сильно не росли. Ваш покорный слуга как платил 550 рублей в месяц за интернет дома, так и платит, ничего не поменялось.

Денис Кусков: Они растут в среднем на 10–15%.

Константин Чуриков: Так.

Денис Кусков: Каждый абонент, вы, я, любой другой каждый год увеличивает объем скачанных данных, потому что сети развиваются, раньше это было 3G, сейчас это LTE, где-то LTE Advanced, скорости больше, и вы за тот же период времени можете получить больше информации. То есть по большому счету операторам необходимо хранить, раньше было 5 гигабайт по каждому человеку в месяц, сейчас это 10 гигабайт. Понятно, что каждое увеличение подобное требует открытия центров обработки данных, закупки серверов и так далее, то есть в принципе по-другому хранить информацию невозможно.

Константин Чуриков: Да, но с другой стороны, Денис Юрьевич (извини, Оксана), когда спрос на услугу очевиден, когда все потребляют больше того же интернета, есть, наверное, возможность за счет этого повышенного спроса, может быть, сдержать рост цен? Потому что гарантирована клиентура, грубо говоря.

Денис Кусков: Смотрите, суть в следующем. Более 70% россиян подключены к пакетным тарифным планам, бо́льшая часть из которых даже имеет безлимитный интернет. Поэтому по большому счету человек скачивает 10 гигабайт или 100, он не платит больше. Сейчас уходят операторы от безлимитки по той причине, что люди, которые скачивают большие объемы информации, они портят не только выручку оператора, но еще и жизнь другим абонентам, потому что если вы возьмете такого «качальщика» около базовой станции, где находитесь вы, то он может на себя взять ваше качество услуг, то есть вы будете получать качества гораздо меньше, хотя вы не скачиваете, а, допустим, смотрите картинки в YouTube. Поэтому здесь очень связанные вещи. Я не выступаю как бы адвокатом операторов...

Константин Чуриков: Ну да.

Денис Кусков: Я не понимаю, для чего делать бесплатный доступ во «ВКонтакте» или «Одноклассниках», к ресурсам, которые зарабатывают миллиарды рублей на рекламе, и при этом требовать от операторов, говорить: «Вы какие-то плохие, вы цены повышаете». Мне странно.

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: Интересно, что скажут на этот счет как раз те самые сервисы, те самые социальные сети, например, или кто-то еще. Они тоже, наверное, найдут какие-нибудь аргументы.

Денис Кусков: Они тихо молчат.

Оксана Галькевич: Денис Юрьевич...

Константин Чуриков: Вы знаете, наши зрители придумали прямо вот даже название для этой пандемии подорожания – эффект сахара, вот.

Оксана Галькевич: Эффект, но несладко нам только всем.

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: Денис Юрьевич, у нас зрители активно участвуют в нашем разговоре, пишут на SMS-портал, вот Костя процитировал, еще звонки мы получаем в студию. Светлана из Крыма, давайте вместе с ней пообщаемся. Светлана, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Да, рассказывайте, что у вас с интернетом, с телефонией, сколько тратите на это все.

Зритель: Да-да. Я хочу сказать за интернет. Я пенсионерка, никакими рекламами я не зарабатываю на этом интернете. Чтобы записаться к врачу, мне нужны Госуслуги; чтобы записаться в пенсионный, мне нужны Госуслуги. Как бы сделали интернет неотъемлемой частью нашей жизни. Но с нового года интернет у нас дорожает сразу на 300 рублей: вот был 550, сейчас 850 с января месяца.

Константин Чуриков: Это у вашего провайдера за тот же самый объем предоставленных услуг?

Зритель: За тот же самый объем предоставленных услуг абсолютно. Я ничем таким не пользуюсь, не зарабатываю там никакие деньги.

Константин Чуриков: Да. Вот вопрос, Светлана, сейчас давайте спросим у Дениса Юрьевича, а вы пока оставайтесь на всякий случай на связи. Денис Юрьевич, вот Светлане чтобы заходить на сайт Госуслуг, а это в принципе обязательный, бесплатный сайт, на ряд других, ей же в принципе не надо платить за интернет? Вот Светлана может, не оплачивая абонентскую плату, просто вот бесплатно заходить на эти сайты?

Денис Кусков: Нет, так, к счастью, не получится, я бы так сказал, к счастью все-таки, по той причине, что, во-первых... Я разделю на два вопроса. Скорее всего, мне кажется, что пакет, тарифный план, на который переключилась Светлана, точнее ее переключили, и это очень нехорошо, когда подключают без спроса человека, все-таки там какие-то параметры изменились. Триста рублей – это не величина инфляции, это очень значительный процент, поэтому, скорее всего, если действительно не изменились параметры тарифного плана, я бы порекомендовал обратиться Светлане в Роскомнадзор с точки зрения проверки данного оператора.

Что касается объемов, учитывая, что мы видим, что Светлана не пользуется интернетом много, это запись к Госуслугам и так далее, мне кажется, куда более правильно использовать, к примеру, небольшой тарифный план сотового оператора с включенным трафиком, допустим 5 гигабайт в месяц. Он в Крыму может обходиться где-то в районе 400 рублей. При этом тарификация вот на эти сайты Госуслуг не будет сюда входить по той причине, что она бесплатная. Поэтому я считаю, что просто необходимо пересмотреть своего оператора, подключиться к другому и платить 400 рублей.

Оксана Галькевич: Сходить к конкурентам, что называется.

Денис Кусков: Ну а почему нет.

Оксана Галькевич: Денис Юрьевич, а почему вы говорите, что, к счастью, Госуслуги и прочие подобные сайты не станут бесплатными? Ведь была на самом деле такая инициатива, чуть ли не президент об этом говорил: он говорил, что да, надо подумать, в общем, как это сделать, это было бы справедливо. Потому что действительно есть какие-то сайты экстренных служб, еще чего-то, те же Госуслуги, налоги, к которым людям необходимо обеспечить доступ бесплатно в любом режиме.

Денис Кусков: Я согласен, что есть определенные сайты, определенные телефоны, допустим «112», он бесплатен, это понятно почему. Но делать бесплатно просто... То есть человек пользуется возможностью оператора, то есть, грубо говоря, оператор ставит базовую станцию, покупает определенные, тратит на это деньги. Приходит человек и говорит: «Я буду пользоваться вашими услугами, вашими возможностями, но не буду за это платить». Тогда либо государство должно это дотировать, либо должны быть какие-то правильные правила игры.

Когда вот делали закон о существенных сайтах, я думал как? – ну молодцы, хорошо, значит, мы сделаем доступ к региональным и государственным органам власти, к сайту Госуслуг, записи в поликлиники. Я всегда говорил, что это здорово, это хорошо, потому что мы большая страна, в каждой точке мы должны иметь... Но когда пошла речь о том, что туда будут включать непонятно какие коммерческие ресурсы… Почему-то в Америке не включают туда YouTube, Facebook, хотя это гордость американской нации. Ну почему как бы мы какой-то изобретаем велосипед и включаем туда совершенно непонятные «ВКонтакте» и «Одноклассники»? Ну это же, извините меня, не первая помощь, это не скорая помощь.

Константин Чуриков: Ну да. Денис Юрьевич, с одной стороны, так сказать, почему мы во всем должны копировать те решения, которые предлагаются на Западе. С другой стороны, вы тоже очень как бы логично рассуждаете.

Вот смотрите, пока мы с вами беседуем, нам пишет Камчатка, что интернет на Камчатке стоит 2 тысячи рублей. Я, правда, не вижу, какой здесь объем услуг. Вот может быть такое, что на Дальнем Востоке интернет гораздо дороже, чем в европейской части России? И чем это объясняется?

Денис Кусков: Скорее всего, там речь идет о спутниковом все-таки интернете. Камчатка, если мы посмотрим географически, это полуостров, по большому счету добираться туда нужно либо авиа-, либо морским сообщением, то есть не пройти пешком. Три года назад туда провели волоконно-оптическую линию связи, кабель по дну моря, что позволило заметно улучшить как качество связи, так и стоимостные характеристики. То есть по большому счету до этого там в основном была спутниковая связь, сейчас там есть варианты и проводной связи, и сотовой связи.

Но действительно, к сожалению, за счет того, что находится очень далеко этот регион, там могут разниться стоимостные характеристики на интернет в европейской части и там. Не знаю насчет 2 тысяч, это все-таки, мне кажется, спутниковый сегмент; если взять, допустим, не знаю, «Ростелеком» или какой-то другой оператор проводной, цена будет где-то в районе 800–900 рублей.

Оксана Галькевич: Денис Юрьевич, скажите... Давайте я зачитаю сначала несколько сообщений. Вот пишет Мурманск, что 1 400 рублей в месяц человеку обходится связь, «за год можно купить планшет». Краснодар: «Мы с кнопочным телефоном и тратим всего 120 в месяц». Снова Краснодар: «Интернет стал хуже, медленнее, связь некачественная». Новгород: «Придется, видимо, отказаться с нового года от связи». Ульяновская область: «Кто отвечает за плохой интернет в деревнях? А деньги плотим одинаково», – так написали.

Константин Чуриков: В смысле платим.

Оксана Галькевич: Ну платим, платим, да.

Денис Кусков: Смотрите, опять же разделяю. У нас очень большая страна, к счастью. Понятно, что операторам куда более выгодно ставить базовые станции в крупных городах-миллионниках, где отдача будет больше: больше населения – больше платят – больше возвращают инвестиции. Возьмем ситуацию в Новгородской области, такое есть и в Вологодской, и в Ярославской: стоят отдаленные деревни, 10 дворов. Поставить туда базовую станцию оператору самостоятельно бессмысленно...

Оксана Галькевич: Нет, это мы понимаем. Но люди справедливо замечают, что платят-то они одинаково с теми, рядом с кем стоит эта вышка, понимаете?

Денис Кусков: Да. У нас есть государственная программа устранения цифрового неравенства. К сожалению, денег, которые скидывают операторы в этот фонд, недостаточно для того, чтобы обеспечить подключение вот подобных деревень в полном объеме к качественным услугам, к сожалению. То есть здесь ситуация такая: либо мы увеличиваем этот бюджет и собираем больше налогов с операторов, либо государство каким-то образом дотирует это.

По той причине, что мы можем вспомнить трассу «Амур» очень важную, по которой ездят люди, и они там скинулись и государство, и операторы. Мне кажется, вот эта вот совместная, грубо говоря, работа и коммерческих структур, и государства себя оправдала, трасса одна из лучших и качественная.

Константин Чуриков: Государственно-частное партнерство.

Оксана Галькевич: Да нет, это понятно, просто поймите, люди заведомо платят столько же за некачественную услугу как те, кто получают за те же деньги качественную услугу в другом каком-то населенном пункте, и я не вижу, чтобы рука рынка тут что-то выравнивала, простите.

Денис Кусков: Нет, это я понял. К сожалению, есть регионы...

Оксана Галькевич: Про то, что вы ждете инвестиций и понимания со стороны государства, это мы поняли.

Денис Кусков: Ну, в любом случае качественные и некачественные услуги не должны оплачиваться за такие же деньги. Значит, есть опять же Роскомнадзор, то есть человек если видит, что он платит за услугу такие же деньги, но она не удовлетворяет тарифному плану, к которому он подключен, грубо говоря, то он имеет возможность обратиться в органы государственной власти с точки зрения проведения проверки. Если подобные вещи будут выявлены, тогда оператора, который предоставляет подобные услуги неправильные, накажут.

Константин Чуриков: Спасибо вам большое. Это был Денис Кусков, генеральный директор информационно-аналитического агентства... Просто информационно-аналитического агентства.

Оксана Галькевич: Просто агентства, да.

Константин Чуриков: В общем, знаете, что грустно? Грустно то, что интернет становится таким бензином. Вот у человека когда есть машина, значит, если даже бензин, не знаю, тысячу рублей за литр будет стоить, ему деваться некуда, ему придется заправляться, да? То же самое у нас с интернетом, потому что сейчас многие сидят на удаленке, и куда деваться, будешь платить больше за этот интернет.

Оксана Галькевич: Ленобласть пишет, что, Костя, связь – это не бензин и не водка, будем больше общаться вживую, меньше в социальных сетях. Правильно?

Константин Чуриков: Ну, это для тех, кто не работает на удаленке.

Переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)