Не брендом единым? Каждая третья пара купленных в России кроссовок оказалась подделкой

Не брендом единым? Каждая третья пара купленных в России кроссовок оказалась подделкой | Программы | ОТР

При этом 80% покупателей безразлична подлинность. Почему?

2019-09-26T13:53:00+03:00
Не брендом единым? Каждая третья пара купленных в России кроссовок оказалась подделкой
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Владимир Ионкин
исполняющий обязанности исполнительного директора АКОРТ
Алексей Каневский
председатель Комитета по экономике и науке московского отделения «ОПОРА России»

Не брендом единым? Каждая третья пара купленных в России кроссовок оказалась подделкой. Это данные исследования компании BrandMonitor. При этом 80% покупателей безразлична подлинность спортивной обуви.

Иван Князев: Ну еще одна тема: каждая третья пара купленных в России кроссовок оказалась подделкой, это данные исследования компании BrandMonitor.

Тамара Шорникова: Да. Ежегодно в России, собственно, сколько подделывают кроссовок, давайте посмотрим. Сначала узнаем, сколько их происходят, 234 миллиарда рублей, собственно, общий объем производства кроссовок, и вот легальная обувь составляет 157 миллиардов рублей, контрафактная из этого общего объема 77 миллиардов рублей, собственно, как раз треть есть то, что мы покупаем, но за качество которого не можем ручаться. Бо́льшую часть подделок при этом, 70%, реализуют в торговых центрах и на рынках, а вот оставшуюся в Интернете.

Интересны и другие цифры: 80% покупателей безразлична подлинность спортивной обуви. Давайте посмотрим. Половина, фактически каждый второй покупали контрафактную обувь по незнанию, и 38% намеренно покупали нелегальную обувь. В основном это молодежь, так просто дешевле; на действительно качественную, хорошую легальную обувь денег не всегда хватает даже у взрослых.

Иван Князев: Да, вполне себе. Прямо сейчас давайте запустим наш SMS-опрос, что для вас важнее, бренд или цена. Совсем скоро подведем итоги.

Ну а сейчас эксперты наши.

Тамара Шорникова: Да. Владимир Ионкин, исполняющий обязанности исполнительного директора АКОРТ. Владимир Васильевич, здравствуйте.

Владимир Ионкин: Да, добрый день.

Иван Князев: Много ли наша экономика теряет на контрафакте? Действительно рынок такой большой у нас нелегальный?

Тамара Шорникова: Сузим, конечно, говорим сейчас об обуви, конкретно о кроссовках.

Владимир Ионкин: Да, на самом деле так, много теряет рынок. Более того, это создает некий дисбаланс в конкурентной среде, поэтому честные производители, им тяжело конкурировать с контрафактом. Для этого, собственно, правительство ввело маркировку обуви, причем маркировка вводится на всю обувь, включая условно тапочки, которые в гостинице бывают в номерах, и заканчивая валенками, чем угодно. И где-то с марта следующего года уже оборот обуви без маркировки будет вне закона.

Тамара Шорникова: Да. Владимир, подскажите, у нас маркировка вводится поэтапно на разные виды товаров, уже давно маркируются шубы, например. Если говорить о предыдущих опытах, что он показал? Во-первых, насколько выросли цены? И во-вторых, проще ли стало отслеживать контрафакт?

Владимир Ионкин: Цены… Нужно сказать, что каждая марка, которая маркируется, какой-то товар, единица товара, она стоит 60 копеек, это включая НДС, поэтому цены… Ну по сравнению с ценами на кроссовки вообще не должны измениться, если мы говорим про обувь, в принципе даже не только кроссовки, а на всю обувь не должны измениться. Надеюсь, что спички не будут маркироваться, потому что там, конечно, тогда цена на спички поднимутся.

Тамара Шорникова: Прибавка будет ощутимой, да.

Владимир Ионкин: Ну конечно, это же все в долях измеряется. А вот опыт с шубами показал, что на самом деле был недооценен рынок, который нелегальный, опыт этот показал, что он гораздо шире, этот рынок больше по объемам, и государству стало гораздо легче бороться с нелегальными продажами, если мы говорим про меховые изделия. То же самое сейчас должно произойти с обувью. Собственно, сами обувщики, поставщики и производители попросили государство, чтобы обувь была включена в перечень тех товаров, которые подлежат обязательной маркировке с целью прослеживаемости.

Иван Князев: Хорошо, спасибо вам большое. Наверное, это не очень хорошая новость для тех, кто все-таки любит покупать нелегальную обувь. Вы знаете, как люди пишут? Ленинградская область: «Пускай «левак», лишь бы носился». А Приморье пишет: «С нашими пенсиями и зарплатами не до брендов, было бы, что надеть».

Тамара Шорникова: С нами на связи был Владимир Ионкин, исполняющий обязанности директора Ассоциации компаний розничной торговли.

И подключаем следующего эксперта: Алексей Каневский, руководитель Комитета по экономике «Опоры России». Алексей Борисович, здравствуйте.

Алексей Каневский: Добрый день.

Иван Князев: Алексей Борисович, есть ли статистика, мы вот просто пытались найти перед эфиром, в каких регионах больше всего контрафакта? Где люди менее разборчивы в выборе брендов или вообще не смотрят на бренды?

Алексей Каневский: В основном это, конечно, все равно крупные города, столицы, Санкт-Петербург, Москва и города-миллионники, там в основном это все происходит, это основные рынки сбыта.

Тамара Шорникова: Мы посмотрели, что большинство контрафактных кроссовок продаются в торговых сетях, то есть это даже не Интернет, где, казалось бы, проще укрыться, а это вполне себе легальные торговые центры, например. Как можно отследить в таких торговых центрах нелегальную обувь? Кажется на первый взгляд, что это должно быть легко.

Иван Князев: Вопрос даже, как они туда попадают, почему?

Алексей Каневский: Они попадают на законных основаниях, потому что система регулирования, которая как раз сейчас обсуждается, недостаточно надежна, что называется, и с использованием различных лазеек, которых очень много, такая обувь поставляется как вполне себе легальная, поэтому это никакая не проблема сейчас.

Тамара Шорникова: Вот пишет Пермский край: «Важнее цена, чем бренд». И приводились также данные у экспертов, что если, например, контрафактная пара будет обходиться (известных брендов достаточно) до 3 тысяч рублей, то цена легальной начинается от 5, а мы все знаем, что популярные и 10, и дальше цена заходит. Если ограничить вот этот рынок контрафакта…

Иван Князев: …будет ли нам, что носить вообще?

Тамара Шорникова: И продажи не упадут ли?

Алексей Каневский: Да. Во-первых, существует огромная возможность поставки любого вида обуви noname, что называется, небрендированной. Она достаточно качественная, но производитель не платит в данном случае royalty за бренд, или там производитель, который владелец бренда, не включает это в стоимость, и оно может быть абсолютно доступное по цене, но оно не будет, скажем так, королевских брендов, дорогих. И другая ниша, которая должна быть, на мой взгляд, полностью очищена и защищена, – это как раз легальные поставщики и владельцы брендов.

Тамара Шорникова: Давайте вместе послушаем звонок от телезрителя, Семен к нам дозвонился. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Семен.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Вы какую обувь носите?

Зритель: Я только брендовую, потому что не согласен с вашим экспертом. В любом случае контрафактный производитель не гарантирует ни качество, ни безопасность, если проще говорить. Тем более, как известно, скупой переплачивает не дважды, а трижды и четырежды. Я просто сталкивался с этой обувью, имел весьма негативные последствия несмотря на то, что по сравнению с 1990-ми годами то, что производилось в коммерческих структурах, так называемых кооперативах… Да, она оказалась долговечной, но тем не менее неприятный запах потом, который происходил от ног, их невозможно было просто носить вне зависимости от сезона.

Еще хочу сказать один нюанс, вы почему-то не говорите, что контрафакт – это пиратская продукция, которая негативным образом влияет на имидж нашей страны. С тех пор, как мы вступили в ВТО, почему-то контрафакт только увеличил процентную ставку, я имею в виду по тем или иным сегментам товаропроизводителей, в том числе в продуктовых наборах, которые мы покупаем, в противовес того, что мы должны минимизировать данный процесс. Поэтому тот, кто подстегивает данную теневую экономику, прежде всего потом, я думаю, бесполезно обсуждать, куда деваются, почему не хватает денег на те или иные федеральные целевые программы и государственные в том числе.

Иван Князев: Семен, скажите, пожалуйста, а сколько вы готовы потратить на кроссовки? Сколько обычно денег тратите на это, если не секрет?

Зритель: Вы знаете, я слежу прежде всего… Сейчас очень много в режиме онлайн есть предложений из дисконтных магазинов, если брать товары народного потребления в плане одежды и обуви. Поэтому я однажды как-то купил 3 пары обуви, одна мне была дана бесплатно, по 2 тысячи рублей, сейчас эти кроссовки стоят больше 10, и это было после 2014 года, и совсем это не было связано с инфляцией. Так же и другие товары, которые непосредственно считаю актуальными, но они гораздо безопаснее, привлекательнее и долговечнее по сравнению с контрафактом, который, извините меня, даже не конкурирует с теми же…, товары которых для перекупки покупал, для того чтобы продавать уже их в розницу.

Тамара Шорникова: Ну еще, Семен, есть еще одна статистика, там, по-моему, если мне память не ошибает, каждый второй, собственно, покупает контрафактную обувь, не догадываясь об этом. У вас есть какие-то свои способы, методы, как гарантированно купить качественный продукт?

Иван Князев: Как различать, да?

Зритель: Во-первых, в любом случае, если идет… Я вот покупал один раз обувь в «Садоводе», если оно источает так называемый запах натуральной, как сейчас говорят, синтетики и композита, в любом случае и насыщенными полимерными какими-то маслами, обращающими ингредиентами по профильному так называемому содержанию, в любом случае надо от этих изделий дистанцироваться. Тем более если у вас уже на первый вид вызывает какие-то сомнения, я думаю, в лучшем случае пойти лучше в какой-то не брендовый магазин, но в любом случае купить в рознице, где вы получите тот же чек, который вам будет гарантировать по крайней мере возврат данной продукции, компенсацию уже за то, что вы не подразумеваете в дальнейшем эксплуатации и носки.

Иван Князев: Да, спасибо вам.

Тамара Шорникова: Да, Семен, вам спасибо.

Алексей, вот помимо маркировки обуви есть ли какие-то еще меры, возможно, релевантные меры, которые принимаются в зарубежных странах, для борьбы с контрафактом? Что может гарантировать отсутствие контрафакта на наших прилавках?

Алексей Каневский: Во-первых, фискальные органы, проверяющие органы должны тщательно выполнять свои работы, время от времени ситуация с контрафактом физически контролируют. Во-вторых, введение маркировки, качественное введение – это достаточно серьезный инструмент для минимизации контрафакта на российском рынке. Я думаю, что нужно начать с этого, а дальше уже задумываться о том, как двигаться дальше.

Тамара Шорникова: Спасибо большое. Алексей Каневский, руководитель Комитета по экономике «Опоры России», был с нами на связи.

Иван Князев: Рязанская область пишет: «Не факт, что обувь брендовая будет лучше и качественнее, чем нелегальная, левая». Оренбург вообще пишет: «Скоро на лапти перейдем». А Волгоградская область: «Лучше 3 пары контрафактной, чем 1 за те же деньги, но легальная, не до жиру сейчас».

Тамара Шорникова: Ну вот Самарская область говорит: «Отличить очень просто: если стоит 2 тысячи, это точно не бренд». И из нашего чата пришло сообщение: «Идите в фирменный магазин, там меньше шансов, что обманут».

Послушаем звонок от телезрителя.

Иван Князев: Дагестан у нас на связи.

Тамара Шорникова: Алик.

Иван Князев: Алик, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Тамара Шорникова: Какую обувь вы покупаете? За что ориентируетесь? Бренд, цена? Что вас волнует?

Иван Князев: Что продают у вас?

Зритель: Я выбираю по цене, потому что если прицениваться к брендовой обуви по цене, это моей пенсии не хватит, чтобы купить одну пару. Потому что те, которые оригинальную брендовую обувь производят, я не думаю, что в России очень много, и они обеспечить всех желающих нормально обуться не смогут. А если хотят, чтобы их обувь покупали, пусть адекватную обувь по адекватной цене выставляют. Даже поддельная, контрафактная обувь более-менее приличная и то невозможно купить, потому что цены, ориентируясь на бренды, завышают.

Тамара Шорникова: Алик, вы до какой цены себе можете обувь позволить? Сколько она должна стоить, чтобы вы могли ее купить?

Зритель: Больше 1 тысячи рублей я не желаю платить, потому что, покупая брендовую обувь, я ее чуть ли не 10 лет должен носить.

Тамара Шорникова: Да, Алик, спасибо вам большое.

И коротко итоги нашего SMS-опроса. На что ориентируетесь, на бренд или цену, покупая обувь? – «бренд» 9%, «цена» 91%. Думаю, тут все понятно.

Иван Князев: Ну да, здесь и особо комментировать нечего.

Тамара Шорникова: В 13:20 после новостей мы начнем обсуждать нашу «Тему часа». Расскажем, что Госдума приняла в первом чтении законопроект о запрете продажи алкоголя в кафе, ресторанах и барах, которые расположены в многоквартирных домах. Выясним, какая еще инфраструктура по соседству приносит вам головную боль. Звоните, жалуйтесь.

Иван Князев: Оставайтесь с нами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
При этом 80% покупателей безразлична подлинность. Почему?