Не один дома. 9 млн взрослых россиян продолжают жить с родителями

Не один дома. 9 млн взрослых россиян продолжают жить с родителями | Программы | ОТР

Не хотят или не могут покинуть отчий дом?

2021-01-14T20:28:00+03:00
Не один дома. 9 млн взрослых россиян продолжают жить с родителями
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Екатерина Бурмистрова
семейный психотерапевт, писатель
Алексей Рощин
директор Центра социологии и социальной психологии при Московском институте экономики и управления в промышленности

Елена Медовникова: Мы продолжаем. «Таити, Таити... Нас и здесь неплохо кормят!» – видимо, эта фраза толстого кота из известного отечественного мультфильма пришлась по душе почти 9 миллионам молодых россиян. Им настолько хорошо дома, что покидать родные стены они не хотят. И вот социологи выяснили, почему некоторые молодые люди уже в сознательном возрасте предпочитают жить с родителями и какая часть стремится к самостоятельной жизни.

Александр Денисов: Да. Но мы внесем ясность, кто конкретно озаботился, где живет молодежь, с родителями или нет, – это компания «ДОМ.РФ», которая занимается развитием рынка жилья, строящегося жилья, арендного жилья. Она и захотела, так сказать, узнать клиента в лицо, каков клиент. 43% молодых людей живет на своих метрах, 25% снимают, а вот, главное, 28% живут с родителями – то есть, видимо, это та аудиторию, которую и хотели вычленить в ходе исследования.

Поэтому мы задаем вам вопрос. Нам кажется, что дело не совсем в семейных отношениях, а скорее в попытке продвинуть строительный сектор, так сказать, понять, на кого рассчитывать. Задаем вам вопрос: в наше время молодежь способна самостоятельно решить жилищный вопрос? Отвечайте «да» или «нет», через полчаса подведем итоги.

И с этого как раз вопроса и начнем беседу с нашими экспертами. У нас на связи Алексей Валентинович Рощин, директор Центра социологии и социальной психологии, а также Екатерина Алексеевна Бурмистрова, семейный психотерапевт. Уважаемые эксперты, добрый вечер.

Елена Медовникова: Добрый вечер.

Алексей Рощин: Добрый вечер.

Александр Денисов: Добрый вечер.

Давайте начнем. Мы как раз тут заподозрили, что торчат уши, так сказать, из шляпы, проводит компания, которая занимается развитием строительного рынка, я тут вижу попытку манипуляции. То есть 40% с чем-то живут на своих метрах, 28% живут с родителями хотя вот большинство молодежи хочет взять квартиру в ипотеку, наладить свою жизнь. Вот вы не видите тут попытку манипулирования? Давайте начнем с вас, Алексей Валентинович.

Алексей Рощин: Ну как? На самом деле понятно, что для строителей это, можно сказать, хлеб, им надо увеличивать количество потребителей. А кто является таким потребителем, как молодежь, которая в принципе как бы хочет заводить семью и хочет отделяться от родителей? То есть понятно, что они стараются стимулировать это всеми способами и одновременно, так сказать, проверяют аудиторию, смотрят, насколько это, так сказать, подходит или не подходит, насколько нужно усилить давление пропаганды и маркетинга на эти слои. То есть понятно, они это делают, но вопрос в том, насколько как бы это хорошо удается.

Ситуация сейчас по сути дела даже не только у нас в стране, но и в мире меняется. Ведь одно время вообще-то было даже как бы... Например, в той же Америке считалось, что это просто обязательно, то есть тебе 18 лет, тебя просто просят, выкидывают тебя из дому и говорят: «Иди ищи себе эту самую квартиру». Но отмечалось, вот было множество исследований последние 10–15 лет, и выясняется, что и здесь происходит перелом, даже в США огромное количество, до 40% молодежи там после 30 лет живет с родителями, в Америке, для них это просто потрясающе.

Для нас, для России скорее обратная тенденция странная, у нас ведь еще в советское время и чуть позже были характерны так называемые большие, многослойные семьи, когда в одной квартире жили не только родители и дети, но еще и бабушки с дедушками.

Александр Денисов: Если мы еще возьмем Кавказ, Алексей Валентинович, тейпы кавказские, там не то что многослойные, там многовековые, пристраивают один дом к другому...

Алексей Рощин: Все в одном месте, и даже считалось, что это как бы скрепы, это правильно, так должно быть и тому подобное.

Александр Денисов: Да.

Елена Медовникова: Ну и сейчас считают, Москва и Московская область, у нас сообщение: «Хорошо, когда три поколения живут вместе и помогают друг другу», – но при этом помогают.

И вот как раз вам, наверное, вопрос, Екатерина Алексеевна. С одной стороны, хорошо, с другой стороны, помогают друг другу – в каком возрасте нужно от этой помощи стараться уходить и обретать самостоятельность?

Екатерина Бурмистрова: Ну смотрите, на момент заключения брака, на момент построения собственной семьи, конечно же, уже не просто пора, а давно пора жить отдельно. Но это теоретически, практически очень часто получается так, что нет, во-первых, возможности финансовой, во-вторых, нет готовности пожертвовать комфортом, а с родителями комфортнее. И классно, здорово, более простым языком, если до заключения брака, до построения собственной семьи человек успел пожить год-два, лучше три самостоятельно, уже без родителей, тогда считается, что формирование молодой семьи идет легче.

По поводу исследования я хочу сказать, что непонятно, на каких социальных группах сделано оно, в каких городах, оно минимум неполное, потому что я думаю, что в Москве, Петербурге, других городах-миллионниках ситуация одна, в маленьких городах ситуация другая по отделению молодых семей, в деревне ситуация третья. На какой группе лиц сделано было исследование, я не очень поняла.

Значит, если на момент совершения брака у молодой семьи нет своего жилья, процесс развития у этой молодой семьи затрудняется, потому что нужно построить границы нового семейного организма в рамках такого большого организма с уже сложившимися традициями. Это может быть довольно сложно, да это и в пословицах, и в анекдотах часто, отношения с тещей и тестем, отношения со свекровью и свекром, они описываются как очень-очень непростые, то есть молодой семье сложнее.

Елена Медовникова: Но вообще ведь считается, что молодой семье в принципе нежелательно жить с родителями.

Екатерина Бурмистрова: Да.

Елена Медовникова: И действительно это такая, знаете, уже мы подходим как раз к западной концепции, здесь я, наверное, не совсем соглашусь с Алексеем Валентиновичем, который сказал, что в Америке долго люди находятся молодые вместе со своими родителями, я знаю, что это не так.

Екатерина Бурмистрова: Ну смотрите, меняется само понятие «молодежь». У нас ведь даже в России сдвинулись возрастные рамки, они как бы в западную сторону сдвинулись, до 35 лет введена категория молодых, молодых семей, молодых людей. Тридцать пять лет, подумайте. Еще 15–20 лет назад это казалось совершенно немыслимым, 25–27 лет была эта граница. И это общемировая тенденция, которая с точки зрения... И повышение возраста рождения первого ребенка, повышение возраста заключения брака, это вообще динамика обществ, ну как сказать, не развивающихся, достаточно обеспеченных материально, более-менее благополучных обществ. Да, для молодой семьи нездорово жить с родителями.

Александр Денисов: Да, спасибо, Екатерина Алексеевна.

Алексей Валентинович, слово сейчас я вам передам. Алексей Валентинович, вот я возвращаюсь к этой идее капитализма, идее поймать на крючок с помощью таких опросов. А может быть, не стоит обществу раскладывать вот такие ценности, что нехорошо жить со своей семьей, обязательно нужно строить самостоятельную жизнь. Жизнь настолько многообразная и настолько разные обстоятельства, что мы человека можем подтолкнуть от одного рабства, ну так условно это считается рабством, мол, родители вам будут диктовать, к еще большему: ипотека в столь раннем возрасте может нанести сокрушительный удар, ну для кого-то да, для кого-то нет. Тем не менее вы не воспринимаете это как навязывание определенных ценностей обществу, вот такие вот взгляды, обязательно из семьи вон? Алексей Валентинович?

Алексей Рощин: Давайте... На мой-то взгляд, действительно, здесь скорее я вижу позицию именно строительного лобби, даже, можно сказать, вообще самой идеи капитализма в данном случае, которая может быть даже полезной для экономики в целом, но она, конечно, достаточно тяжела для психики, особенно для психики молодых людей, это с одной стороны.

А с другой стороны, надо еще учитывать специфику собственно России, потому что и сама по себе ипотека – это разные совершенно, можно сказать, вещи. Потому что, если где-нибудь там в Европе ипотека под 1% в год дается, ее можно выплачивать до 50 лет, соответственно, получается в принципе вполне посильная сумма, особенно при их зарплатах, которая достаточно незаметно идет, и ипотека у нас, которая под 10–15% и больше, когда ты выплачиваешь в итоге две-три стоимости этой самой квартиры за 20 лет, при том что экономическая ситуация у нас достаточно нестабильная, скажем так очень мягко.

Александр Денисов: Алексей Валентинович, нотабене, нотабене: тот же самый Сбербанк в Чехии выдает ипотеку знаете, под сколько процентов?

Алексей Рощин: Да.

Александр Денисов: Под 3%. Спрашивали менеджеров Сбербанка у нас на Валдае, что это такие за дела, люди пожались, сказали: «Не, ну это Европа».

Алексей Рощин: Вот, это да, Европа.

И получается так, что на самом деле, конечно, с точки зрения именно, так сказать, рыночной экономики, рыночного общества очень хорошо, чтобы человека загнать в долги, да того же самого молодого человека. Очень хорошо поставить его в ситуацию, когда он не может ни на день, ни на месяц расслабиться, должен постоянно искать, где подработать, где повысить квалификацию, где заработать еще денег, где еще, может быть, завести свое дело, – в общем, постоянно должен, что называется, быть в состоянии белки в колесе, постоянно должен, так сказать, не расслабляться и выискивать малейшие возможности что-то получить. Это получается как бы хорошо для экономики, потому что он берет кредиты, он старается больше работать, он производит больше, так сказать, продукта и тем самым как бы двигает экономику вперед. Но чего это стоит самому молодому человеку, это вот вопрос как бы совершенно другой в нашем случае.

И получается так, что люди просто, особенно молодые, выгорают в такой ситуации, многие просто ломаются, соответственно, ломаются и распадаются семьи в итоге. То есть тут легко пережать. Кто-то, так сказать, имеет внутренние силы и готов в этом беличьем колесе, так сказать, нестись и даже просит еще, достигает успеха, но далеко не все. И вот этот вот выжимающий ритм особенно печален именно как раз в нашей экономике, нестабильной экономике, где огромные проценты и съемное жилье тоже стоит совершенно немереных денег.

Александр Денисов: Алексей Валентинович, очень интересный момент, да. И я заметил, Екатерина Алексеевна кивала так согласна. Екатерина Алексеевна, учитывая вот эти обстоятельства, мы наметили и Сциллу и Харибду, что вот делать тогда молодой семье? Вы говорите, значит, теща там быт заест, ну или не знаю кто, свекровь...

Екатерина Бурмистрова: Один из...

Александр Денисов: А ипотека тоже может сожрать обоих с косточками и не подавится. Как тогда выбирать семье и молодежи?

Екатерина Бурмистрова: Сложно, ситуация сложная, и именно это затрудняет начало, вхождение... Поэтому позже и женятся, все это видят, все это просчитывают. Нынешнее молодое поколение прекрасно считает, они, собственно, этим рискам себя и не подвергают. Я считаю, что один из выходов со стороны государства, он есть, – это по-другому строить социальную жилищную политику, поддерживать молодые семьи. Такие программы в какой-то момент запускались, потом они сворачивались. Если государство запустит разумную политику поддержки семьи, это, безусловно, может сказаться и на рождаемости, и на том, что люди не будут разбегаться, разводиться.

Второй вариант – это, конечно же, пробовать искать поддержки родителей. Не все родители могут поддержать в этой ситуации, помочь молодой семье завести свое жилье. На уровне психологии совет такой, что нужно очень хорошо оценить «за» и «против», прежде чем принимать это решение, идти ли в ипотеку, оставаться ли вместе с родителями, вообще в какую сторону двигаться. Потому что очень часто проблема в том, что очень высокий сразу запрос, то есть люди сразу хотят не какое-то жилье, не абы какое, молодая пара, а не хуже, чем у родителей, значит, и лезут в непомерные ипотеки. Стратегия «шаг за шагом», маленькими ступеньками может помочь и здесь.

Ну и, конечно же, если при рождении первого и второго ребенка будут запущены государственные программы помощи молодым семьям с детьми, ситуация может решиться. Пока действительно сложно, хороших выходов почти нет, кроме как сразу на уровне получения профессии думать о том, какая профессия поможет завести самостоятельно жилье, и я знаю, что многие молодые люди именно так и думают.

Елена Медовникова: Давайте послушаем наших телезрителей и продолжим наш разговор. У нас Алексей из Нижегородской области. Алексей, здравствуйте, мы вас слушаем.

Зритель: Да, здравствуйте.

Ну, я соглашусь с экспертом, которая сейчас высказалась, что на самом деле, да, от профессии зависит и, мне кажется, от целей, от амбиций, вот. Ну вот, допустим, я после школы сразу отделился от родителей, жил в общежитии, поступил в техникум, в техникуме 3 года прожил в общежитии, после поступил в академию, там 4,5 года. И в итоге как бы я уже понял, что надо все-таки стараться зарабатывать и копить на жилье свое, вот.

Александр Денисов: В итоге накопили?

Елена Медовникова: Накопили?

Зритель: Да, я копил на первое жилье, вот. Но у меня как бы опять же такие были как бы запросы, опять же не такие большие, сверхбольшие были, то есть я хотел накопить, чтобы просто была у меня крыша над головой, однокомнатная квартира, вот. Ну, со временем еще, соответственно, купил вторую квартиру, потому что на перспективу уже думаю, что, если я женюсь, будут дети, то однокомнатная квартира будет маленькая.

Александр Денисов: То есть у вас две квартиры сейчас, да?

Зритель: Да, две.

Александр Денисов: Ну здорово, здорово!

Елена Медовникова: Алексей, а можно узнать, кто вы по профессии?

Зритель: Ну да, да, в загранплавание хожу.

Елена Медовникова: Я не поняла.

Александр Денисов: Загран... ?

Зритель: Загранплавание.

Александр Денисов: Загранплавание.

Елена Медовникова: Интересно.

Александр Денисов: Капитан дальнего плавания Алексей, что ж тут, 34 года.

Елена Медовникова: Спасибо.

Александр Денисов: У нас опрос есть интересный, спросили наши корреспонденты в нескольких городах России: «В каком возрасте вы стали жить отдельно от родителей?» Посмотрим материал из Тюмени, Нового Оскола и Рязани.

ОПРОС

Александр Денисов: Не тот материал запустили, но такое бывает, прямой эфир, в конце концов, чудеса всегда случаются, это мы залезли вперед, заскочили вперед, это тема про социальные настроения россиян, довольны ли вы жизнью, мы спрашивали. Ну вот часть материала вы услышали, поэтому не уходите, через 15 минут как раз мы про это и поговорим.

Ну вот, Алексей Валентинович, не услышали мы, в каком возрасте уходит из семьи молодежь, из отчего дома и начинает строить свою жизнь самостоятельную. Есть ощущение, что современной молодежи каждый раз, вот с каждым поколением все это сложнее и сложнее делать. Хотя, с другой стороны, вот правильно Екатерина Алексеевна припомнила материнский капитал на первого, на второго ребенка, это все-таки, особенно в регионах, существенное подспорье, чего у предыдущих как раз поколений, моих например, этого не было. Алексей Валентинович?

Алексей Рощин: Ну, на самом деле я даже считаю, что то, что показали, этот ваш «неправильный» материал по сути дела все равно в тему, потому что это как раз очень важный момент. Ведь все и зависит от социального настроения, которое в свою очередь определяется реальным состоянием экономики.

Елена Медовникова: Ну позитивные люди у нас в стране, ну это как раз посмотрим вместе еще.

Алексей Рощин: Да, это и получается: чем лучше социальное самочувствие в стране у людей, тем на самом деле охотнее молодые люди будут уходить, тем меньше они будут бояться уходить из семей, так сказать, в свободное плавание. Ведь по сути дела, даже в той же Америке чем объясняют, так сказать, тамошние социологи и демографы вот эту ситуацию, когда все больше молодежи остается в семьях? Да попросту тем, что прекратил расти их средний класс и ситуация экономически, получается, последние 20–25 лет в Америке стагнирует, нет возможностей для заработка, соответственно, люди, как бы они ни считали, что это необходимо уходить из семьи, это обязательно должно быть, они не могут этого сделать. То же самое и у нас.

У нас получается, что психология общества в некотором несоответствии с его экономическими возможностями. Психологически есть это давление «ты должен уходить из семьи», знаете, как там все Лукашина из «Иронии судьбы» клеймят у нас уже 20 лет подряд, что как же он, значит, подлец такой, живет с мамой в 35 лет, что это, значит, признак, что он неудачник, это постоянно повторяется. А при этом получается так, что реальные молодые люди сейчас и не особенно хотят уходить из семей, и родители тоже на самом деле их к этому не подталкивают, потому что видят, что возможностей вот таких вот заработать...

До этого у вас позвонил Алексей, он там, значит, моряк дальнего плавания и получает, видимо, в валюте зарплату, как многие моряки, вот у таких людей есть возможность действительно за счет опять-таки скачков курса подзаработать в том числе и на квартиру. А если человек работает, так сказать, за рубли в нашей стране, особенно в глубинке, в провинции, то многие просто понимают, что это надо встать на уши, чтобы заработать деньги.

Александр Денисов: Алексей Валентинович...

Елена Медовникова: Алексей Валентинович...

Александр Денисов: С другой стороны, раз уж все мы так любим Америку, Елена и вы, любой человек, который оказывается ночью, допустим, в городе Лос-Анджелесе, он будет поражен, просто шокирован, как центральные улицы выворачиваются наизнанку, сколько там бездомной молодежи, которая раскидывает вот эти палатки, знаете, легкие из двух таких...

Алексей Рощин: Там вообще можно жить на улице.

Александр Денисов: Да, из двух кругов шлеп, чемоданчик он там раскрыл, у него там пуховичок, еще что-то, он укрылся, лег и уснул. Я был поражен такому обилию. Может быть, это как раз следствие вот этой логики?

Елена Медовникова: Родители выгнали?

Александр Денисов: Лен, стыдно жить с родителями, вот, пожалуйста, не стыдно жить на улице. Как считаете?

Алексей Рощин: Нет, потому что климат. Вы сейчас в Москве пойдите в палаточке...

Александр Денисов: Да, ну это не Лос-Анджелес, им все-таки повезло.

Алексей Рощин: Это тоже важно.

Александр Денисов: Да. Екатерина Алексеевна...

Елена Медовникова: Екатерина Алексеевна... Саш, не могу не спросить очень наболевший вопрос...

Александр Денисов: Можешь, Лен, спрашивай, можешь.

Елена Медовникова: ...потому что много знакомых молодых людей, которые в 30-летнем возрасте у моих знакомых, у родственников как раз настолько расслабились, что не хотят заводить ни семью, не хотят идти на малооплачиваемую работу и оправдывают себя тем, что «работы нет, хорошую работу я не найду, а зачем мне вообще стремиться к чему-либо, когда мне очень хорошо дома с вами». Вот можно свалиться совсем в другую яму.

Екатерина Бурмистрова: Да. Это так называемая ловушка хороших отношений и ловушка хорошего материального обеспечения семьи. Вроде бы все прекрасно, есть достаток, отношения хорошие, нет ссор, должно быть все замечательно. Но смотрите, именно из таких семей детям очень сложно уйти, потому что они говорят: «Мы хорошие люди, у нас хорошие знакомые, у нас хороший образ жизни, мне здесь хорошо, мне комфортно, зачем мне вырастать?»

Елена Медовникова: «И вы хорошие родители».

Екатерина Бурмистрова: Хорошие родители. Значит, это, собственно, ловушка теории привязанности, того, что люди очень вкладывались в воспитание, очень вкладывались в близкие отношения. Теория привязанности – хорошо, контакт с ребенком – замечательно, это просто дальние последствия, когда ребенок не понимает, почему он должен эту свою хорошую ситуацию и комфортную менять на какую-то другую.

Есть термин, я про это много говорю и пишу, не я его придумала, это «поколение снежинок», это поколение в принципе не очень любит выходить за границы комфорта. Для них собственный комфорт, ну для части этого поколения, которое относится к высокообразованному средне- и высокообеспеченному слою семей, где хорошие отношения между поколениями. Вот для них выход за зону комфорта – это не приоритет, не приоритет развития, приоритет – сохранение вот этой комфортной ситуации, в том числе психологической. Зачем уходить из дома, откуда тебя никуда не гонят, где есть интернет, где тебя выслушают, поймут, где построен надежный такой быт с учетом твоих потребностей, собственно? И оставаться в статусе ребенка проще, чем начинать свою жизнь.

Александр Денисов: Ну, может быть, оно им и не нужно, да-да.

Екатерина Бурмистрова: Это частотная история.

Но смотрите, еще дополню: это только если есть хорошее обеспечение, достаточное и хорошие отношения. Потому что по-прежнему в регионах, которые находятся в группе риска, в городах с тяжелым состоянием дети взрослеют рано и уходят из этих семей просто потому, что трудно. Я не говорю, что нужно делать плохо и некомфортно ребенку, чтобы он ушел, но это то, о чем стоит, мне кажется, задуматься.

Александр Денисов: Екатерина Алексеевна, а вот как раз, в каком возрасте уходят, отыскался у нас материал в недрах компьютерных программ.

Екатерина Бурмистрова: Отлично.

Александр Денисов: Опрос: «В каком возрасте стали жить отдельно от родителей?» – Тюмень, Новый Оскол, Рязань. Смотрим.

ОПРОС

Александр Денисов: Ну а вообще, что мы тут ломаем голову? Бальзаминов придумал отличный рецепт для всех, как выходить из такой ситуации с жильем, как уходить из отчего дома: чтобы бедные женились на богатых, а богатые, соответственно, на бедных, вот так будет решен вопрос.

Подводим итоги. Мы спрашивали вас: «В наше время молодежь способна решить жилищный вопрос самостоятельно?» – 9% «да», 91% «нет». Уважаемые эксперты, вот такие результаты. Мы все крутились вокруг жилищного вопроса...

Алексей Рощин: Шокирующе.

Александр Денисов: Да. Алексей Валентинович, что-то хотели добавить?

Алексей Рощин: Ну, я хочу сказать, что результаты на самом деле... Видите, народ-то все-таки понимает именно, какая сейчас ситуация, 6 лет подряд не растут доходы у населения, и понятно, люди так прямо и заявляют: нет, нельзя, 91% считает, что не смогут. И это, я так понимаю, в основном голосует старшее поколение...

Александр Денисов: Да, у нас же смотрят в основном старшие.

Алексей Рощин: То есть люди прекрасно понимают, что нельзя требовать от лошади везти больше, чем она способна, и в данном случае это как бы такая индульгенция нашей молодежи на то, что практически лично говорят им: «Живите с нами, мы все понимаем».

Александр Денисов: «Мы все простим».

Спасибо большое. Алексей Валентинович Рощин у нас был на связи, и Екатерина Алексеевна Бурмистрова. Спасибо.

Елена Медовникова: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Не хотят или не могут покинуть отчий дом?