Не пенсия, а счастье...

Не пенсия, а счастье... | Программы | ОТР

О пенсионных льготах и бонусах и о том, как всё это работает на практике

2020-09-17T21:34:00+03:00
Не пенсия, а счастье...
Россияне мечтают о загородной жизни. лоукостеров будет больше? Должники и коллекторы. Центробанк ищет информаторов. Досрочная пенсия
Надоели человейники!
Евгений Коган: Через 2-3 года на рынке будет огромное количество недвижимости, которую люди будут вынуждены продавать, не справившись с ипотечными обязательствами
Врачам - досрочную пенсию!
Российская косметика: что помогает ей успешно конкурировать с зарубежной?
Где вырастил, там продаю
Дом или квартира: где лучше жить?
Зачем ЦБ ищет в банках информаторов?
Кто выбивает долги?
Будем летать дёшево? В России могут появиться новые лоукостеры
Гости
Юлия Финогенова
профессор кафедры финансов и цен РЭУ им. Г.В.Плеханова
Юлия Красикова
семейный психолог
Александр Сафонов
проректор Финансового университета при Правительстве РФ, доктор экономических наук

Константин Чуриков: Ну, веселее-то точно, это просто не пенсия, это праздник какой-то, можно вот так вот сказать, если послушать, что говорят и пишут о льготах официальные источники информации. Вот в этом часе разберемся, какие льготы есть сегодня у наших пожилых людей, каких льгот нет и чего вам, дорогие наши пенсионеры (кстати, и предпенсионеры, потому что вам тоже льготы какие-то положены), не хватает. Ну а сначала, только не пугайтесь, развлекательный ролик.

ВИДЕО

Константин Чуриков: Мы не знаем, не проверяли. Instagram-блогер Ольга Куприянова. Теперь все будет не так задорно, но правдиво.

Оксана Галькевич: Нет, ну что, от первого лица, человек знает, о чем говорит, Костя, льготы-то есть на самом деле. Только они разные, есть федеральные, есть региональные. Есть льготы, которые реально дают, ну а есть те, которые на бумаге существуют, вот они перед вами. Итак, федеральные льготы по имущественному, земельному налогу, обеспечению лекарствами, путевки в санаторий можно получить, бесплатный проезд в поезде к месту лечения и обратно. Есть, кстати, льготы для работающих пенсионеров: отпуск за свой счет и 2 дня на диспансеризацию.

Константин Чуриков: Целых 2 дня.

Есть еще льготы, кстати, региональные, которые вводят разные субъекты федерации. Тут что есть? Понятно, что в каждом субъекте свой набор, но примерно, если обобщить: по транспортному налогу, на проезд на общественном транспорте, на капремонт, на вывоз мусора, на газификацию дома, на медицинские услуги, протезирование, на периодические издания, скидки в магазинах, аптеках, музеях, парках и так далее.

Понятно, что вы нам сейчас напишете, «этого нет, того нет». Вот как раз интересно, что у вас конкретно есть, каких льгот, уважаемые наши зрители, пенсионеры и предпенсионеры, вам бы хотелось. Ждем ваших отзывов и предложений.

Оксана Галькевич: Ну и вообще, друзья, давайте поговорим о том, чем это время прекрасно, что в нем хорошего. Вот давайте, как вот эта вот блогер, расскажите, что хорошего в этом жизненном периоде.

А у нас в студии сегодня профессор кафедры финансов и цен РЭУ имени Г. В. Плеханова Юлия Финогенова. Юлия Юрьевна, здравствуйте.

Юлия Финогенова: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте. Вот давайте все-таки от ролика начнем, он всем запомнился.

Оксана Галькевич: Ну, он яркий такой, да.

Константин Чуриков: Там все правда?

Юлия Финогенова: Что действительно бо́льшая часть пенсионеров, которая живет особенно в крупных городах, конечно, они, в общем, достаточно счастливы, потому что им есть возможность куда пойти. У них есть хорошие льготы при посещении театров, кино, это действительно правда, то, что сказала вот эта блогерша.

Константин Чуриков: Женщина-блогер.

Юлия Финогенова: Да. Плюс, чтобы доехать до этих театра и кино, конечно, у них тоже есть возможность доехать бесплатно. Например, в Москве московские пенсионеры и даже подмосковные пенсионеры ездят на общественном транспорте бесплатно, то есть это одна из их самых ценных...

Оксана Галькевич: Ой, Юлия Юрьевна, я вас умоляю, давайте только будем избегать словосочетания «например, у московских пенсионеров»...

Константин Чуриков: Да-да-да.

Оксана Галькевич: И даже «у подмосковных», потому что...

Юлия Финогенова: Ну к сожалению, надо сказать, что вот не во всех регионах такие льготы существуют на проезд. Вот во многих регионах, скажем, могут быть ситуации, когда общественный транспорт, проезд на общественном транспорте не оплачивается региональными властями на 100%, а есть только частичное покрытие или какое-то субсидирование этого проезда. Поэтому на самом деле, к сожалению, приходится все время как-то апеллировать к столице нашей родины.

Оксана Галькевич: Юлия Юрьевна, а у нас пенсионеры, их много в стране? Я к тому, что насколько это существенная нагрузка для того же какого-нибудь регионального бюджета? Не берем столицы, которые нормально зарабатывают. Насколько это существенной нагрузкой для бюджета было бы сделать им бесплатный проезд в троллейбусах, автобусах, в общественном городском или каком-то транспорте?

Юлия Финогенова: Ну, давайте мы сначала разберемся, кто вообще ездит регулярно. Я думаю, что те, кто такие активные, с активной позицией, таких на самом деле пенсионеров, к сожалению, в России не так много. В основном ездят те, кто работают. У нас где-то порядка 9 миллионов работающих пенсионеров, можно предположить, что вот эти 9 миллионов ездят регулярно и для них действительно эти льготы важны, действительно они, можно сказать, жизненно для них необходимы.

Но вообще в России 34 миллиона пенсионеров, но, конечно, я думаю, что есть и сельские пенсионеры, которым эти льготы вообще не нужны, в принципе, в городах-миллионниках, даже там проживает какое-то количество, естественно, пенсионеров, но они тоже не каждый день пользуются этими льготами. Я думаю, что те... Вот это все уже просчитано, и когда принимается решение на региональном уровне, предоставлять те или иные льготы, естественно, мы отталкиваемся от статистики.

Константин Чуриков: Смотрите, уже посыпались сообщения. Конечно, народ не унимается по поводу ролика. Ленинградская область: «Пенсия 10–12 тысяч рублей – разве это счастье?»

Оксана Галькевич: «Старость ожидает тех, кто ее ожидает. Кто молод духом, тот всегда молодой», – Костя, давай, веселее, бодрее! Это Сахалин был.

Константин Чуриков: «Чего хорошего в пенсии? Здоровья нет, пенсия мизерная, дурят как хотят, льготы – вранье».

Оксана Галькевич: «У нас музеев нет, театров тоже нет, а бани свои. Куда ходить?» Вот, кстати, я хотела спросить, а вопрос досуга вот в этом ощущении какого-то счастья, интереса к жизни насколько важен? Вот эти вот билеты в театр и музей, кажется, ведь не такая уж и помощь прямо для пенсионеров, а на самом деле?

Юлия Финогенова: Да, вы знаете, наверное, более важны вот такие всякие акции, которые проводятся в крупных городах, не могу сказать за какие-то там более мелкие региональные города, села и так далее. Проводятся акции, например День здоровья, когда пенсионер может пойти и, скажем, сделать анализы достаточно быстро, без очереди и на какие-то важные заболевания, критические заболевания, на онкологию, сделать УЗИ, сделать КТ, какие-то достаточно, скажем так, затратные с финансовой точки зрения анализы.

Поэтому вот мне кажется, что для пенсионеров... Конечно, я не хочу сбрасывать со счетов ни в коем случае вариант, когда пенсионер хочет пойти и может пойти в театр, в кино, на концерт, но мне кажется, что для пенсионеров более важно развивать вот такие именно социально-лечебные программы, когда пенсионер может прийти, без очереди сделать КТ, достаточно дорогостоящие какие-то сервисы медицинские, – вот такого рода программы, мне кажется, надо развивать.

И плюс, естественно, вот московская, например, программа (прошу прощения, что опять говорю про Москву) «Московское долголетие», когда пенсионерам организуют различные коворкинги, когда они могут заниматься йогой и так далее. То есть вот эти, скажем так, формы физкультуры, зарядки, каких-то таких вот досуговых мероприятий, повышающих уровень здоровья, мне кажется, что это тоже очень важно.

Оксана Галькевич: Но это физическое здоровье.

Юлия Финогенова: Физическое здоровье.

Оксана Галькевич: А я все-таки считаю, что музеи и театры – это прекрасная идея поддержать пенсионеров, поддержать людей, которые уже в этом серебряном возрасте, это здорово настроение в конце концов поднимает.

Константин Чуриков: Мы еще поговорим о разных видах здоровья, конечно, и вообще об удовлетворенности жизнью.

Давайте сейчас послушаем Сергея из Самары. Сергей, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Сергей.

Зритель: Добрый день.

Константин Чуриков: Добрый.

Зритель: Значит, ну я считаю, что, конечно, люди, живущие в разных регионах, живут пенсионеры несколько, как бы вам сказать, в неравных условиях. У нас в Самаре никаких, значит, льгот на лекарства мы с женой не ощутили, никаких льгот на транспортный налог по машине мы не ощутили, техобслуживание машины мы не ощутили. Ну и, честно говоря, те платы, которые мы платим за проживание в квартире, они очень высокие, мы платим за квартиру порядка 8 тысяч, а это составляет очень значительный процент от нашей пенсии.

Оксана Галькевич: А какой процент от вашей пенсии это составляет? Давайте посчитаем, потому что есть ведь нормы социальные...

Зритель: Давайте посчитаем.

Оксана Галькевич: И кстати, Юлия Юрьевна нам поможет в этом.

Зритель: Грубо говоря, мы имеем с женой пенсию примерно порядка 40 тысяч, 8 тысяч мы платим за квартиру, за газ, свет и так далее, и тому подобное.

Оксана Галькевич: Восемь тысяч.

Константин Чуриков: Тридцать две остались, да.

Оксана Галькевич: Да.

Зритель: Да, вот так.

Оксана Галькевич: К сожалению, мне кажется...

Зритель: Остальное уходит только на лекарства, на продукты. И живем мы за счет того, что сумели в свое время сделать определенные, значит, накопления, и весь 2020 год мы снимаем деньги со сберкнижки, на это и живем.

Константин Чуриков: Сергей, подождите, а что касается как раз лекарственного обеспечения, у нас же есть жизненно важные лекарства, возможно, именно такие вам и требуются. Вы пробовали обращаться за этими льготами?

Зритель: Значит, у меня жена вышла на пенсию с 55 лет, постоянно, значит, у нее высокое давление, никаких льгот мы не имеем.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Юлия Юрьевна, давайте вот эту социальную норму по оплате жилья объясним нашему зрителю. Там сколько у нас должна составлять?

Юлия Финогенова: Ну, там все зависит от того, какой статус имеет пенсионер. Потому что если мы говорим про различные региональные услуги, допустим, региональные льготы, то там если, например, расходы на коммунальные услуги превышают 22% от...

Оксана Галькевич: Двадцать два процента.

Юлия Финогенова: ...доходов пенсионера, его семьи, то тогда вот уже выделяются субсидии на оплату.

Оксана Галькевич: Здесь как раз, я посчитала, эти 8 тысяч от 40 – это как раз 20%, 2% не хватило.

Юлия Финогенова: Да, вот. И плюс еще если, например, пенсионер является ветераном труда, то его оплата коммунальных услуг на 50% меньше, то есть в 2 раза.

Оксана Галькевич: Ага.

Юлия Финогенова: Поэтому... Надо сказать, что вообще федеральные льготники... Есть федеральные, а есть региональные льготники, вот региональные льготники – это как раз ветераны труда. И вот мне кажется, что как раз вот эта льгота по оплате коммунальных услуг, 50%, она именно для ветеранов труда достаточно интересна.

Оксана Галькевич: Но у нас не так много, я так понимаю, ветеранов труда, да? Все-таки это какая-то отдельная категория, понимаете, отдельная, не самая распространенная.

Юлия Финогенова: В принципе да. Но вот я хочу сказать по своей семье, у меня практически все мои родственники ветераны труда, потому что в советское время, в общем-то, не было как-то нормы, когда человек не работает, и практически все, кто...

Оксана Галькевич: Нет, подождите, мы работаем сейчас все, а как стать ветераном труда в несоветское время?

Юлия Финогенова: Да, конечно. Ветеран труда дается за стаж, то есть там должно быть больше 30 лет стажа непрерывного.

Оксана Галькевич: Ага.

Юлия Финогенова: И я считаю, что сейчас, например, люди, которые выходят на пенсию, у большинства из них все-таки этот стаж присутствует.

Оксана Галькевич: Подождите, то есть вот просто если ты 30 лет имеешь стаж, больше 30 лет, ты по умолчанию ветеран труда? У нас сейчас взорвется SMS-портал, Юлия Юрьевна.

Юлия Финогенова: Ну, там еще есть определенные... Там на самом деле есть еще определенные, конечно, требования, то есть ты должен иметь определенное по ходатайству работодателя, по согласованию с профсоюзами и так далее, эти вопросы так решаются, то есть это, естественно, не механическая норма. Но я хочу сказать, что в советское время, просто я пытаюсь объяснить, что это было достаточно популярной нормой, когда люди были членами профсоюза и достаточно долго работали.

Константин Чуриков: Извините, это я таким макаром уже лет через 6, я с 1996 года официально по трудовой начал работать, я уже ветеран труда буду.

Оксана Галькевич: Звонок у нас есть из Саратовской области.

Константин Чуриков: Антонина, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Да-да, здравствуйте, добрый вечер.

Константин Чуриков: Каких льгот у вас нет и какие есть?

Зритель: Я вообще пенсионер, инвалид II группы, я астматик.

Юлия Финогенова: Ага.

Зритель: И вот которые лекарства мне положены, я их, можно сказать, не получаю.

Константин Чуриков: Так...

Зритель: Ингаляторы, например, ну вот какие-то, которые сразу снимают удушье, еще есть, но не каждый месяц, но все равно дают. А вот преднизолон принимаю, от желудка нет ничего, чтобы мокрота отходила, нет ничего.

Оксана Галькевич: Приходится на это тратить собственные средства, я правильно понимаю, да, Антонина?

Зритель: Да-да-да. В какой аптеке достану...

Константин Чуриков: Антонина, вы куда-то повыше, чем в поликлинику, обращались? В Департамент здравоохранения Саратовской области?

Зритель: В здравоохранение звонила. Когда позвонила в здравоохранение, они немножко зашевелились, они мне позвонили, нашли лекарства, все. Но мне они сказали, что они скидывались на мои лекарства.

Константин Чуриков: Да вы что?

Зритель: Работники больницы скидывались на лекарства и мне купили лекарства. Я говорю: «Ну это ваши проблемы». Ну, когда им, наверное, с Министерства здравоохранения позвонили, они все это... А потом 2 месяца, и все опять по новой началось.

Константин Чуриков: Какой кошмар.

Оксана Галькевич: Понятно.

Зритель: Мне опять звонить в здравоохранение?

Константин Чуриков: Опять звонить и оставить нам свои координаты.

Юлия Юрьевна, что за бардак? Деньги выделяются, списки утверждены. Почему?

Юлия Финогенова: Вообще надо сказать, что инвалидам II и III группы положена 50%-я скидка на лекарства по рецептам. Поэтому если вот этой...

Оксана Галькевич: А почему мы все этого не знаем? Вот вы сейчас прямо какие-то откровения тут доводите до нашего сведения.

Юлия Финогенова: Вы знаете, я тоже не пользуюсь этими льготами, поэтому для меня это тоже были, в общем-то, достаточно интересные факты, когда я готовилась к этой передаче.

Константин Чуриков: Специально, да.

Юлия Финогенова: Да, потому что я тоже не пользуюсь этими льготами, я просто решила посмотреть, что есть. Мне кажется, что если пенсионер или льготник поставил себе целью выяснить, то он может это выяснить. Кроме того, насколько я знаю, этот вариант возможно также узнать на портале Госуслуг, например, или просто даже в интернете, эти факты там есть.

Так вот, говоря о скидках на лекарства, если лекарство по рецепту, то инвалиды II и III группы имеют право получить лекарство с 50%-й скидкой. Плюс они имеют право, например, получить также различные ортопедические товары тоже с 50%-й скидкой. Это, конечно, не о лекарствах, а о протезировании речь, тоже достаточно такая актуальная и важная тема для пенсионеров лечение зубов, и вот здесь тоже есть скидки, то есть там до 50%, а некоторым категориям вообще бесплатно лечение и протезирование зубов. То есть на самом деле, если задаться целью, то можно это выяснить и в своих целях попытаться это реализовать.

Константин Чуриков: И услышать ответ, что «да, мы бы рады, но денег нет, подождите-подождите».

Юлия Финогенова: Ну, вот это я уже не знаю, как можно решить.

Константин Чуриков: Давайте сейчас к нашему разговору подключим Александра Сафонова, проректор Финансового университета при Правительстве. Александр Львович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте. Вот нам, вы знаете, я просто коротко, пока еще Александр Львович к нам присоединяется...

Константин Чуриков: Сейчас соединят, да, минутка буквально.

Оксана Галькевич: ...пишут, что наш эксперт во многом теоретик. Друзья, наш эксперт не теоретик, наш эксперт рассказывает на самом деле, какие есть алгоритмы, а уж как они работают, не от эксперта зависит.

Юлия Финогенова: Да, к сожалению.

Константин Чуриков: Александр Львович, еще раз здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Александр Львович.

Константин Чуриков: Нам многие сейчас говорят и пишут, что а зачем льготы, сделайте пенсию нормальную. Вот если оценить сумму льгот, на которые выделяются деньги, которыми пользуются или по тем или иным причинам не могут воспользоваться наши пожилые люди, может быть, лучше раздать, как говорится, деньгами каждому? Или вспомним монетизацию льгот и ужаснемся?

Александр Сафонов: Во-первых, я все-таки коллегу хотел бы поправить в двух аспектах. У нас не 3–4 миллиона пенсионеров, на секундочку, а 39 только по старости...

Юлия Финогенова: Нет, я сказала 34.

Константин Чуриков: Тридцать четыре сказала Юлия Юрьевна.

Александр Сафонов: ...а общее количество...

Юлия Финогенова: Тридцать девять, да.

Александр Сафонов: Тридцать девять по старости с копейками, общее количество пенсионеров у нас 43 миллиона, это первое. Во-вторых, все-таки ветеран труда предоставляется не по стажу и не по заявлению профсоюза, а там достаточно много есть еще обязательств...

Юлия Финогенова: Это основные факты.

Александр Сафонов: ...связанных с необходимостью предоставить, значит, например, награды, в том числе государственные, и во многих субъектах Российской Федерации список дополнительных требований достаточно высок.

Ну а вот что касается бюджета, то на бесплатные лекарства выделяется определенное количество денег, распределяющееся по субъектам Российской Федерации, и, безусловно, возникает проблема того, что, например, граждане, которые имеют право получить по льготному списку эти лекарства, они не всегда могут их получить, потому что действует порядок ожидания.

То есть, например, есть специализированные аптеки, где можно получить эти бесплатные лекарства по рецепту, есть, так сказать, специальные аптеки, и там возникают две проблемы, завезли не завезли, потому что такие лекарства по вот этому списку закупаются централизованно, это не сама аптека приобрела, а вы пришли и приобрели. Поэтому если в бюджете деньги есть, соответственно, закупки произведены. И в связи с этим и возникают проблемы, что невозможно получить их сразу же, надо вставать в шорт-лист.

Константин Чуриков: Да. Александр Львович, но вопрос был о том, что если оценить вот стоимость этих льгот, которые не доходят до людей по тем или иным причинам, и их финансовую нужность, может быть, им лучше на руки дать? Вот сколько у нас эти льготы составляют?

Александр Сафонов: Константин, мы пытались это сделать во время монетизации, и кстати, до сих пор существует порядок, который предоставляет выбор пенсионеру, либо он берет деньгами… Но это, понятно, средняя расчетная сумма, потому что невозможно просчитать по каждому потребность, потому что одному придется, так сказать, больше в связи с обострением хронического заболевания дать, другому меньше.

Константин Чуриков: Ну например, какая сумма?

Александр Сафонов: Ну, сумма там около 1 тысячи рублей может быть. Но если мы говорим о каких-то серьезных хронических заболеваниях, то сумма эта будет значительно выше. Поэтому вот в это пакете есть возможность выбора: либо деньгами забираешь, но тогда несешь риски, связанные с тем, что то количество денег, которое тебе в среднем выдано, не хватит на реальную потребность, либо ты имеешь право получить эти лекарства по рецепту, но в этом случае не факт, что в той аптеке, куда тебя направляют с этим рецептом, будет в наличии это лекарство в силу того, как я уже сказал, что в бюджете может элементарно не хватать денег для этого.

Оксана Галькевич: Александр Львович...

Александр Сафонов: Потому что... Да?

Оксана Галькевич: Александр Львович, я вот хотела, знаете, вам такой вопрос задать. А как вот в принципе, по-вашему, без стресса в нашей стране встретить старость? Как подойти к этому периоду без каких-то особых переживаний? Ну понятно же, что люди определенных вещей боятся: боятся, что финансово окажутся несостоятельными и не смогут на эти деньги жить; боятся потерять какие-то социальные связи, еще что-то. Вот вы со своей, так скажем, колокольни профессиональной, потому что у нас там впереди и психолог будет, там уже другой будет вопрос, – как без стресса встретить старость, подойти к этому возрасту?

Александр Сафонов: Вы знаете, во-первых, надо радоваться жизни в любом состоянии, в любом возрасте, и это главный принцип любого человека, потому что жизненные обстоятельства бывают разные, и сложные, и очень сложные, и легкие, но если человек все-таки измеряет жизнь, стакан наполовину полон, значит, это уже часть успеха. Ну а если говорить конкретно, ближе, что называется, к жизни, то в первую очередь, конечно, нужно уметь хороший круг друзей, раз...

Оксана Галькевич: Нет, подождите-подождите, Александр Львович, вы на поляну психологов и социологов заходите, а я вас спрашиваю как проректора Финансового университета.

Александр Сафонов: Я на поляну финансов возвращаюсь.

Оксана Галькевич: Да, давайте на эту поляну.

Александр Сафонов: Да. Пытаться иметь устойчивую работу, то есть устойчивую занятость и быть готовым в любом возрасте получать дополнительные знания. Собственно говоря, когда мы проводили специализированные исследования, опрашивали в рамках общего социологического исследования пенсионеров, мы видели, что большинство из них рассматривает занятость как способ, например, это не только обеспечение материального благополучия, но в том числе то, что вы говорили, сохранение социальных связей и хорошего настроения, то есть чувство востребованности. Потому что работа это обеспечивает, потому что, к сожалению, дети в этот период удаляются, начинают жить своей жизнью, а вот если человек на работе востребован, это уже большое дело.

Константин Чуриков: Если человека не выгнали, извините за выражение, с работы как раз к его пенсионным годам.

Александр Сафонов: Да-да-да, Константин, тут, к сожалению, да, действительно, есть вторая сторона медали, что, конечно, мы с вами уже неоднократно эту тему обсуждали, дискриминация в возрасте уже начиная от 45 лет, ее никто не отменял. Но это единственное, пожалуй, важнейшее, якорное условие, которое позволяет человеку себя более-менее, так сказать, адекватно чувствовать.

Оксана Галькевич: Хорошо, а если все-таки какую-то подушку, какой-то капитал себе пытаться приготовить на этот период, то когда об этом надо начинать задумываться?

Александр Сафонов: Сразу же, сразу же, как только приступил к работе, надо сразу же готовить эту подушку. Потому что, как показывает последняя практика, события не только у нас, но этот тренд наметился за рубежом уже достаточно давно, когда вот бывшая молодежь просыпается, у американцев, например, их счета в системе накопительной пенсии в 60% к возрасту 40 лет нулевые, то потом уже как-то создать какую-то подушку безопасности не удается в силу того, что когда проценты накоплены на ту сумму, которую начинаешь откладывать слишком поздно, очень маленькие, а сейчас они все меньше и меньше, стремятся вообще к нулю...

Оксана Галькевич: Александр Львович, с американцами понятно, прошляпил, прогулял, как говорится, «Стрекоза лето красное пропела», в 40 лет только вот она опомнилась, эта стрекоза. А у нас, знаете, не такие надежные, в общем, финансовые инструменты, если мы говорим опять же про свою страну.

Александр Сафонов: Откладывать, во-первых, в любом случае нужно наличные деньги. Если, скажем так, проблема связана с колебанием курса, то это хранение денег в корзине валют, как всегда, так сказать, традиционно советуют иметь 30% в рублях, 30% в евро, 30% в долларах. Ну и, конечно, есть консервативные паевые фонды или негосударственные пенсионные фонды, которые предоставляют возможность зарабатывать, но в данном случае нужно все-таки выбирать консервативный пакет, потому что это минимальные риски.

Константин Чуриков: Хорошо, спасибо вам большое.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Александр Сафонов, проректор Финансового университета при Правительстве.

Нам люди и звонят, и пишут. «Пенсионерам нужна хорошая пенсия, а не льготы», – кстати, вот каждое второе сообщение буквально об этом. «Веселая у вас передача про льготы, обхохочешься», – да, тут и заплакать, и посмеяться. У нас звонок есть.

Оксана Галькевич: Давайте звонок из Новосибирска примем, там ночь уже, кстати, глухая. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Я из Новосибирска, я пенсионер работающий, вынуждена, потому что пенсия 10,5 тысяч.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: За квартиру, коммунальные услуги, я отдаю за все-все-все почти 8. Значит, остальное... Да, я еще инвалид III группы...

Константин Чуриков: Работающий инвалид III группы? Татьяна, кем вы работаете?

Зритель: Я работаю врачом.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Я вынуждена работать, потому что, как вы понимаете, на 10,5 тысяч не то что питаться, на лекарства не хватит, заплатить за квартиру. Когда я получаю платежку, на ней напечатано о том, что льгот нет, хотя у меня уже давным-давно инвалидность вот эта вот, там куча заболеваний, я уж не буду о них...

Константин Чуриков: Татьяна, смотрите, ну вы же врач, у вас есть коллеги, у вас есть главврач, вы в профессиональном сообществе находитесь, да? Что вам говорят по поводу того, что вам хотя положены лекарства, на самом деле вам их не дают? Какие формулировки в ответ вы слышите?

Зритель: Нет, они выписываются, лекарства, жизненно необходимые, но эффективные препараты, как правило хорошо, не дают, на них суммы денег нет такой, говорят, приходится их покупать за собственные деньги. Поэтому у меня получается в месяц кроме того, что мне дают, допустим, инсулин жизненно необходимый, я еще вынуждена на примерно 4,5 тысячи приобретать препараты для лечения гипертонии, еще дополнительно по диабету. И получается, что на пропитание вообще ничего не остается.

Константин Чуриков: У работающего пенсионера.

Зритель: Почему? Вот как же так? Пишут, что льгот нет по жилплощади, «коммуналке». Оказывается, я вот сегодня случайно включила, и оказывается, что они есть. Может быть, имеет смысл давать людям, получающим по инвалидности эти пенсии, какие-то брошюры, где указывать... ?

Константин Чуриков: Информировать, конечно. Татьяна, мы специально для этого эту программу сегодня и устроили, вот это обсуждение.

Оксана Галькевич: Вы знаете, к сожалению, мы много раз, обсуждая эти темы, говорили о том, что у нас все это заявительный характер имеет, нужно прийти самому, все самому разузнать, расспросить, еще и правильно вопросы, знаете, сформулировать, а то потом скажут: «Ну вы же не спросили, вот мы вам и не ответили». Увы, да.

Константин Чуриков: Сейчас небольшой сюжет о том, какими льготами и скидками могут пользоваться пенсионеры в Чебоксарах и в Рязани.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Какие спортивные, подвижные женщины, и «Карта заботы» в Рязани.

Оксана Галькевич: Да-да, молодцы. Кстати, очень хорошая история про «Карту заботы» в Рязани, вы видите, несколько регионов сразу заинтересовались, ну здорово же.

Но при этом все-таки остается вопрос. Юлия Юрьевна, вот эти вот истории про то, что мы не знаем о своих льготах, мы не знаем о своих правах, мы даже не знаем, куда обратиться, они откуда вообще берутся? Почему мы не знаем? У нас что, соцзащита не работает?

Юлия Финогенова: Ну вот, к сожалению, да, вот так получается, что несмотря на то, что люди слышали где-то краем уха, может быть, что им что-то положено, они очень часто занимают такую пассивную позицию. Вообще, на самом деле органы соцзащиты должны... Вот мне нравится в этом отношении Пенсионный фонд, вот сейчас отделения Пенсионного фонда великолепно работают, они публикуют такие, знаете, типа буклетов, прямо кладут при входе, то есть нужно не нужно, ты берешь этот буклет и можешь прочитать, что тебе положено. В органах соцзащиты, к сожалению, вот эти все направления не так хорошо финансируются все-таки, как в большинстве отделений Пенсионного фонда.

Константин Чуриков: То есть по факту это получается не соцзащита, а вот человек должен заниматься своей самозащитой, туда приходить и себя защищать?

Юлия Финогенова: Да-да. Соцзащита, по моему мнению, это очень важный орган, и он должен иметь в регионах свою рекламу социальную, то есть эта социальная реклама должна быть на каждом столбе, чтобы люди знали, куда нужно идти.

Оксана Галькевич: Так вот вопрос, понимаете, даже не в том, есть брошюры в соцзащите или нет брошюр в соцзащите, да бог с ними, с этими брошюрами. Вопрос в том, что люди соцзащиту не воспринимают как место, куда можно обратиться за помощью, куда можно прийти с вопросом и получить ответ на свой вопрос.

Юлия Финогенова: Вы знаете, это вот, мне кажется, еще пережитки прошлого, скажем так, недавнего прошлого, когда в этих органах соцзащиты были очереди по 50 человек в один кабинет, нужно было стоять. Мне кажется, сейчас эта система становится более эффективной, потому что на местах создаются единые центры обслуживания, и вот как раз соцзащита вклинивается в эти центры. Но просто нужно совершенно четко понимать, что есть такое понятие, как социальная реклама, и все-таки продвижение услуг этих центров нужно давать в массы, чтобы люди знали. К сожалению, без этого люди так и не пойдут и не будут знать, что им положено.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Сейчас к нашему разговору присоединяется Галина Спасская, блогер.

Оксана Галькевич: Еще одна!

Константин Чуриков: Галина Романовна, да, Insta-бабушка, я не буду говорить, сколько лет. Работает Insta-бабушка Галина Спасская для души, пенсионерка педагог, оптимистка, театралка. Здравствуйте, Галина Романовна.

Галина Спасская: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Да, и Галина Романовна нас сразу встречает улыбкой. Как это приятно, Галина Романовна! Спасибо вам большое.

Галина Спасская: Спасибо, спасибо.

Константин Чуриков: Как это вам удается? В чем ваш секрет? Ваше счастье образовалось до того, как вы стали вести свой блог в Instagram, или в процессе?

Галина Спасская: Я, по-моему, всегда была счастливым человеком.

Константин Чуриков: Так. Поделитесь, пожалуйста, со всеми нами, с нашими зрителями, как быть счастливым на пенсии независимо от ситуации, ну хорошо, от уровня дохода, скажем так.

Оксана Галькевич: Подождите, Галина Романовна, а вот давайте, вы же блогер, привыкли, наверное, к комментариям, к разным вопросам – скажите честно, у вас, например, пенсия огромная, вы себе ни в чем не отказываете, поэтому у вас и настроение хорошее всегда, да?

Галина Спасская: Интересно, у педагога из сельской местности хорошая пенсия? Покажите мне такого первого пальцем. Правда, я давно уже ее получила, потому что мне о-хо-хо... В общем, я считаю, когда говорят 60+, это говорят про молодых.

Оксана Галькевич: Так, а в чем же тогда секрет? Если все как у всех, то что ж тогда?

Галина Спасская: Если что-то не можешь изменить, наверное, измени свое отношение к этому. А секрет еще в том, что, в общем-то, жизнь длинная, много было всяких проблем, которые нужно было решать, никогда не было так, чтобы все было, и деньги, и счастье, все, – нет, всегда чего-то не хватало. Поэтому мы научились радоваться тому, что у нас получается, тому, что у нас есть. Вот так. Вот сейчас темно, в окошко далеко фонарик один светит, дождь идет – это хорошо или плохо?

Оксана Галькевич: Ой, это прекрасно, свежий воздух-то какой, дышится-то как прекрасно, правда?

Галина Спасская: Да, да, окно открыто, прекрасно!

Оксана Галькевич: Да.

Константин Чуриков: Хорошо. Галина Романовна, сейчас вот я... Я, правда, в Instagram не зарегистрирован, вот, поэтому меня не очень активно пускает на вашу страницу. Вот я вижу там фотографии, вы, значит, на море, там какое-то море вообще будто бы даже и не наше, куда-то вы далеко улетали, – это как? Это как вот?

Галина Спасская: В этом году я никуда далеко не летала.

Константин Чуриков: Ну в прошлом.

Галина Спасская: У меня такие вот есть свои заморочки, я считаю, что мои внуки должны отдыхать на Азовском море, и я езжу каждое лето на Азовское море, в центр Европы, город Ейск, где там мои внуки купаются в мелком теплом нашем море. И в этом году я с ними провела там 50 дней, они загорели, накупались на диком пляже, прекрасно.

Оксана Галькевич: Ну кстати, прекрасное место для отдыха внуков и бабушки, потому что там неглубоко, бабушка может быть спокойна, что дети где-то там в безопасности в соленой... водичке.

Галина Спасская: А вода прогревается как прекрасно! Все говорят: «Как 50 дней с внуками? Сойти с ума!» Нет, да не с ума сойти, это радость, это хорошо.

Константин Чуриков: Галина Романовна, какими льготами вы пользуетесь?

Галина Спасская: Да я даже не знаю, какими... Ну там проезд какой-то у меня есть бесплатный... Да, в общем, я не задумывалась...

Константин Чуриков: И вам ничего не нужно больше от государства, да?

Галина Спасская: Ну, есть льготы на оплату коммунальных каких-то услуг, все это есть, как у всех. Ну есть и хорошо, а нет, будем...

Оксана Галькевич: Галина Романовна, скажите, а может быть, это поддержка вашей семьи?

Галина Спасская: Ну конечно, а как же? Но вы знаете, семья-то – это то, что мы вырастили и воспитали, наверное так, а?

Оксана Галькевич: Ага, значит, все-таки правильно, надо не только про финансовую сторону пенсии подумать заранее, но и про вот эту?

Галина Спасская: Конечно, конечно. Говорю внуку: «Хочу увидеть свою приятельницу, которую не видела около 50 лет в Рязани». – «Ба, помчались». Сели на электричечку, приехали в Рязань, встретились, в тот же день вернулись назад, прекрасно. Поддержка семьи? Да.

Оксана Галькевич: Конечно.

Галина Спасская: Я могу и сама.

Константин Чуриков: Ну и здоровье, конечно, здоровье, есть здоровье, и проще со всем остальным.

Галина Спасская: Ой, я с таким удовольствием посмотрела, как йогой занимаются, даже позавидовала, подумала, надо, наверное, заняться. Вот только работа немножко затягивает, но нужно находить время, я думаю.

Оксана Галькевич: Слушайте, а вот, кстати, по поводу работы, которая затягивает. Галина Романовна, не пытаюсь вас обидеть, но тем не менее, смотрите, вы педагог со стажем, а образование-то ведь у нас меняется, новые какие-то требования, стандарты. Вы за этим успеваете тоже следить как-то, образовательный уровень свой поддерживать?

Галина Спасская: Вы знаете, честно говоря, здесь есть две стороны. Первая: я, во-первых, педагог-психолог, я занимаюсь психологией.

Оксана Галькевич: А-а-а, вот.

Галина Спасская: И тема моя – развитие творческой одаренности.

Оксана Галькевич: А-а-а...

Галина Спасская: Ой-ой-ой, как хорошо! Педагоги бедные-несчастные трудятся, успевают не успевают, повышают квалификацию, не достают до своей высокой квалификации, это неважно. А я играю с детьми, учусь у них. А как? Это тоже форма обучения.

Оксана Галькевич: Слушайте, красота какая.

Константин Чуриков: Галина Романовна, получается, вам помогла, как говорят психологи, профессиональная деформация, то есть профессия вам помогла в дальнейшем себя чувствовать комфортно.

Галина Спасская: Наверное. Только я себя не чувствую психологом.

Константин Чуриков: Не чувствуете?

Оксана Галькевич: А кем вы себя чувствуете?

Галина Спасская: Ну вы знаете, меня часто спрашивают, а, собственно... У меня несколько в школе кличек, знаете, бывают, у меня несколько таких кличек: у меня одна из кличек Старушка, а другая... Вот меня спрашивают: «Старушка, а сколько ваш психологический возраст?» Я говорю: «Ну, лет 14–15».

Юлия Финогенова: М-м-м, классно.

Галина Спасская: Это тот возраст, с которым я работаю. И вы знаете, нет, конечно, мы разные, и разный уровень знаний, и разные желания передать разную информацию. Но идет шикарный обмен: вы меня учите работать в Instagram и всяким модным нужным словечкам, а я чуть-чуть вам намекну, например, кто такой Кес ван Донген или, допустим, Эразм Роттердамский кто такой.

Константин Чуриков: Ну да. Прекрасно, прекрасно.

Оксана Галькевич: Галина Романовна, ну здорово, когда вы обмениваетесь энергией с молодежью, с детьми, с 14-летними, с подростками, это здорово. А вот с ровесниками, с людьми более близкими вам по возрасту вы общаетесь? Как вы общаетесь с ними? И если вдруг встречаете какой-то такой, знаете, не самый позитивный настрой, не такой, как у вас, что делать-то? Как реагировать?

Галина Спасская: Ну вы знаете, во-первых, конечно, я стараюсь... Тут я вспоминаю, что я психолог, стараюсь помочь...

Константин Чуриков: Все-таки.

Галина Спасская: ...поговорить, что-то объяснить, может быть, кого-то затянуть, вот, знаете, не умеют пользоваться, в интернет залезть, информацию посмотреть. И главное показать им, что ведь, знаете, есть возможность. «Ой, денег не хватает, я за границу не езжу», – так нужно ловить. Вот я очень люблю хвалиться, мы с приятельницей ухватили путевочки в Прагу 1,5 года назад, 8 тысяч на 7 дней с гостиницей, с полетом, со всем.

Константин Чуриков: Ничего себе.

Оксана Галькевич: Слушайте, вот это да.

Галина Спасская: Опа. Ну, дуракам везет, конечно, виза была и все такое, сегодня мы поймали, завтра улетать, и это прекрасно.

Константин Чуриков: Спасибо вам огромное.

Галина Спасская: Если есть такие возможности.

Оксана Галькевич: У вас и семья, и приятельница правильные. Спасибо большое, да.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Галина Романовна Спасская, блогер, Insta-бабушка, была у нас на связи. Вот настроение сразу улучшилось, знаешь.

Константин Чуриков: Да, настроение улучшилось, хотя мы понимаем, что, конечно, таких Insta-бабушек, вообще таких бабушек с таким настроем крайне мало.

Юлия Юрьевна, нам вот сказала Галина Романовна, вы слышали о том, что, в общем-то, семья, дети и внуки помогают. У нас, наверное, это крайне редко встречается?

Юлия Финогенова: Вы знаете, я хочу, можно чуть-чуть от вашего вопроса отойду, буквально на один шажок в сторону?

Константин Чуриков: Давайте.

Юлия Финогенова: Вот Галина Романовна сказала, что она ездит на Азовское море и так далее. Я хочу сказать по поводу льгот. Вот те, кому за 70–80, они также имеют льготы следующего характера – они имеют право, например, бесплатно доехать до места лечения, то есть на санаторное обслуживание имеют право, и плюс раз в 2 года они имеют право вот как раз доехать до этого места лечения за государственный счет. Вот это тоже очень интересный момент, но, естественно, если возраст больше 70 лет, то есть если, допустим, тебе только 60 и так далее, такой льготы нет.

То, что касается помощи внукам, то, вы знаете, здесь настолько был позитивный, светлый человек, что я не удивлюсь, что эта помощь, наверное, может быть, не столько именно материальная, сколько вот такая поддержка, которую она оказывает, и поэтому там любая, мне кажется, сумма, если она даже и дает своим внукам, детям и так далее, для них это, естественно, ценность. Но самая большая ценность – это, естественно, хороший настрой и вот такой вот свет, который человек...

Константин Чуриков: Хорошая, счастливая, дружная семья, преемственность поколений.

Юлия Финогенова: Совершенно верно.

Оксана Галькевич: У нас есть Светлана из Воронежа, она тоже хочет высказаться, давайте с ней пообщаемся. Светлана, здравствуйте. (А мне еще внук понравился, который...)

Юлия Финогенова: Да, отлично.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Светлана.

Зритель: Я из города Воронежа... Алло, вы слышите меня?

Константин Чуриков: Да-да, из города Воронежа, да.

Оксана Галькевич: Да.

Зритель: Я из города Воронежа, мне 76 лет. Вот здесь вы пишете «Какие льготы вам нужны?». Конечно, нам нужны льготы. Вот мы дети войны, нам до сих пор нет этих льгот, хотя есть в Якутии, в Москве я знаю, что есть, а у нас нет, это во-первых.

Во-вторых, второй вопрос. Значит, мы получаем субсидию, я получаю субсидию, и что вы думаете? Нам субсидию платят только за 6 месяцев. Почему так? Ведь платят только в зимний сезон, когда идет отопление. С мая месяца по октябрь включительно выбрасываются все эти наши льготы. Ни копейки не платят ни за то, что я ветеран труда, и ни за то, что я малообеспеченный пенсионер.

Константин Чуриков: Светлана, получается какое-то надувательство, потому что, насколько мне известно, вот эти все, значит, за отопление, вот эти все платежки равномерно распределены по 12 месяцам, то есть довольно странная история.

Зритель: Только не у нас, у нас этого нет. У нас говорят на то, что приняли депутаты, это уже лет 10 назад, а теперь эти депутаты никак не могут принять опять годовое, значит, чтобы у нас была субсидия в течение года, такого нет. Это второй вопрос.

Константин Чуриков: «Хорошие» депутаты у вас.

Зритель: И еще один вопрос.

Константин Чуриков: Да, давайте.

Оксана Галькевич: Это такое, да, региональное решение.

Зритель: Еще очень серьезный вопрос. Вот у меня мужу 83 года, он пришел к той жизненной черте, что он не должен... Вот написано в конституционном праве, что лица, достигнувшие 80 лет, не платят за капитальный ремонт. Теперь, значит, я когда обратилась в нашу соцзащиту, мне сказали, что нет, должен платить, потому что он, значит, платит, как бы получает за ЖКХ.

Я говорю: хорошо, он ветеран труда, он и получает как ветеран труда, но при чем здесь капитальный ремонт? Я им объясняю. Он входит, или вы выбирайте, что он будет получать как ветеран труда, или будет получать как за капитальный ремонт. Я говорю: ну вы подумайте, мы же не доживем, через 10 лет... У нас дом, например, 2006 года сдачи, то есть он в хорошем состоянии, у него процент износа где-то...

Константин Чуриков: Светлана, я вообще не понимаю, о чем речь, ведь у нас же есть, да, федеральный закон, да?

Оксана Галькевич: Нет, это интересно, с этим, конечно, надо разобраться.

Зритель: Есть, но никто у нас на этот федеральный закон... Чихать хотели.

Константин Чуриков: Светлана, оставьте свой телефон нашим редакторам, ладно? Мы попробуем вам как-то помочь...

Зритель: Хорошо.

Константин Чуриков: ...чем сможем, просто сюжет хотя бы снимем об этом.

Оксана Галькевич: Да, спасибо вам большое.

Юлия Финогенова: Ну вот я могу здесь сказать, что это действительно очень странно, потому что реально ситуация следующая. Пенсионеры старше 70 лет могут платить 50% суммы взносов на капремонт, а те, кто старше 80, вообще освобождены от этого, от уплаты суммы на капремонт.

Оксана Галькевич: Ну это, собственно, то, о чем нам рассказала зрительница.

Юлия Финогенова: Поэтому это очень странно. И есть еще...

Оксана Галькевич: Вот, кстати, по поводу работы соцзащиты: видите, люди пришли, задали вопрос и ответ получили, но не совсем тот, который, я так понимаю...

Юлия Финогенова: Да. Даже есть льготы во многих регионах по вывозу мусора, например, для пенсионеров. То есть здесь на самом деле очень интересно.

Константин Чуриков: Ну что же, давайте, пока у нас есть еще немножко времени, подключим к нашему разговору семейного психолога Юлию Красикову. Юлия Владимировна, здравствуйте, вы нас слышите, вы нас видите?

Юлия Красикова: Здравствуйте-здравствуйте. Я вас слышу.

Константин Чуриков: Юлия Владимировна, у нас, понимаете, такая тема, она с одной стороны простая, потому что если льготы положены, то они и должны быть, если пенсия положена, если ты положил на страну, как говорится в хорошем смысле, всю свою жизнь, ей отдал все, что только мог, включая здоровье, то и пенсия должна быть достойной, да? Но мы видим, как правило, такие очень тяжелые, сложные, драматические случаи. Как пенсионерам не сойти с ума? Как им вот это бремя тянуть, выживать психологически?

Юлия Красикова: Сложный, да, сложный вопрос. Я, конечно, еще не в том возрасте, до пенсии мне еще далеко, но я знаю примеры, в общем-то, в моем окружении есть много людей пожилых, старшего возраста, кто не ориентируется на самом деле на деньги.

Смотрите, я, может быть, скажу какую-то такую смешную, банальную вещь, но денег всегда мало, это же правда. И вопрос... И плюс еще такая психологическая вещь, которую мы вообще пропагандируем активно, что нужно брать ответственность за свое счастье в свои руки. Пока мы там надеемся на государство, на детей, на каких-то родственников, на обстоятельства, очень сложно это контролировать, потому что это внешний мир.

И я сегодня слушаю всех ваших гостей, в общем, да, вам звонят в студию позитивные пенсионеры, которые говорят о том, что внутри них есть лучик света и все у них хорошо несмотря на вот эти все страшные обстоятельства. Поэтому мне кажется, что здесь вопрос к себе прежде всего, вообще я счастливый человек или нет, что я могу сделать для своего собственного счастья, ну так вот как бы начиная эту тему.

Оксана Галькевич: Юлия Владимировна, а вот, вы знаете, еще вопрос общения мне интересен. Мы почему-то, рассуждая на тему пенсии, этого возраста серебряного, сразу встаем на позицию, что жизнь меняется в какую-то не очень радостную сторону, да? Как выйти на пенсию и не выпасть из социума, не выпасть из круга общения, по-прежнему оставаться, я не знаю, нужным, в кругу друзей, семьи? Вот как, как поддерживать прежние социальные связи, когда ты стареешь, когда ты уже не работаешь, когда, ну понятно, многое в твоей жизни меняется?

Юлия Красикова: Вы знаете, я хочу затронуть такую, может быть, немножко крамольную, опять же табуированную вообще в обществе тему нашей конечности, тему смерти. На самом деле от нее часто бегут, не хотят об этом говорить, вы, наверное, слышите, когда кто-то говорит: «Да вот, все, мне уже мало осталось», мы говорим: «Молчи-молчи, вообще не говори об этом!» – то есть она такая запрещенная.

На самом деле, если осознать свою конечность, о том, что да, вот я на каком-то этапе жизни, в общем-то, жизнь куда-то там движется к концу, в общем, по большому счету, в этой мысли нет никакой драмы, если ее принять и начать жить полной жизнью (это масло масляное, но...). Я о том, что как-то вот войти в этот процесс очень осознанно, когда я понимаю, что действительно неизвестно, сколько у меня времени, – так, может быть, уже пора? Вы знаете, мы иногда с подружками шутим о том, что, господи, когда же уже наконец пенсия, чтобы не думать, сколько печенек я съела, потому что сидеть уже на этих диетах невозможно.

Еще, конечно, ну какие вещи продлевают жизнь? Я сегодня запустила такой опрос среди своих подписчиков в Instagram, вот что продлевает жизнь уже там, когда ты уже зрелый человек, и многие писали о том, что нужно все время чему-то учиться. Мой папа, которому сейчас 81 год, учит иностранный язык так упорно, что уже мы, наверное, тоже его выучили, мне кажется, потому что он ежедневно свой мозг развивает, например. Ну мои родители, да, пожалуйста, это вам пример, моему папе 81 год, маме 76 лет... Ой, простите, 74, сейчас мама меня заругает...

Константин Чуриков: Какой язык учит ваш папа?

Юлия Финогенова: Китайский?

Юлия Красикова: Он учит иврит.

Константин Чуриков: Иврит, ага.

Юлия Красикова: Сложный язык.

Юлия Финогенова: Тоже сложный.

Константин Чуриков: Непростой, да.

Оксана Галькевич: Очень сложный, да.

Ну а все-таки как вот связи какие-то социальные, дружественные, я не знаю, поддерживать, как? Человек в этом возрасте ведь может еще и влюбиться, простите, и жениться, и замуж выйти, но это все кажется... Это, кстати, тоже табуированная почему-то тема, она какая-то, как сказать, ну не табуированная, но какая-то не очень приемлемая такая или странная, какое угодно определение, а ведь это нормально.

Юлия Красикова: Абсолютно нормально. Есть действительно такой нюанс, как-то вот воспринимается... Сексуальная жизнь, например, активная в этом возрасте считается уже под запретом: нет, это невозможно, там уже, в общем, все, надо как-то так, пропускаю кладбище. На самом деле у меня был такой случай клиентский, когда ко мне обратилась женщина, ей было 67 лет, и она сказала: «Юля, я уже всех воспитала, всех вырастила, всем все дала (у нее 5 детей, куча внуков и так далее), я хочу наконец вообще знать, что такое сексуальное удовольствие. Как мне с этим быть?»

И вы знаете, проблема была не в том, чтобы технически это решить, а в том, чтобы справиться с чувством вины, потому что ну как бы с этим не обратиться к врачу, могут засмеять, вроде я уже вообще на исходе жизни, зачем мне все эти истории, да? То есть вообще вопрос был про это, а не про то, как. Хотя сейчас, на сегодняшний день масса информации, как опять же к этому можно обращаться. То есть действительно это не то что не запрещено, а это ура.

Константин Чуриков: Юлия Владимировна, не выдавайте все секреты, но что в итоге, все хорошо, да?

Юлия Красикова: Да-да-да, все хорошо.

Константин Чуриков: Отлично, все.

Оксана Галькевич: Ну и замечательно, здорово.

Константин Чуриков: Можно заканчивать передачу.

Оксана Галькевич: Значит, как минимум правильно, что мы об этом поговорили тоже в прямом эфире. Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо вам большое.

Оксана Галькевич: Юлия Красикова, семейный психолог из Петербурга, была у нас на связи. Папе привет большой.

Константин Чуриков: Я все-таки напомню, что мы говорили о льготах. Значит, чего хотят люди? «Бесплатную «коммуналку», – Москва.

Оксана Галькевич: Квартплата, конечно.

Константин Чуриков: Москва: «Бесплатный проезд и лекарства». Татарстан: «Льготы на проезд несмотря на площадь жилья», – я вот подумал, это как-то... У нас мусор привязан к площади жилья, теперь и льготы на проезд?

Оксана Галькевич: По-разному везде считают, где-то к квадратным метрам, где-то к тому, сколько человек прописано.

Константин Чуриков: «В деревнях пенсионерам бесплатно дрова», «На посещение ночных (причем дважды написано) клубов», между прочим, посмотрели на тему нашей передачи...

Оксана Галькевич: Клубов? Ну это шутка, наверное, все-таки. А может быть, это пенсионеры шутят?

Константин Чуриков: «Льготы на интернет и телефон». И вы знаете, Вологда написала...

Оксана Галькевич: Кстати.

Юлия Финогенова: Вот эти хорошие, кстати, льготы.

Константин Чуриков: «Льготы какие нужны? – уважение».

Юлия Финогенова: Уважение...

Константин Чуриков: Вот почему наши пенсионеры, коротко, не чувствуют, что их уважают многие?

Юлия Финогенова: Потому что они вынуждены выбивать себе льготы, которые им положены; потому что они вынуждены узнавать информацию, которая непрозрачна; потому что они вынуждены исходя из такой низкой пенсии подрабатывать, и на этих местах, где они работают, как правило, их не уважают из-за того, что они уже в возрасте. Поэтому вот если мы немножко изменим отношение, то, наверное, и жизнь наша будет, и мы не будем бояться выходить на пенсию.

Константин Чуриков: И мы, и государство, все вместе.

Юлия Финогенова: Да, все вместе.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Вы знаете, мне кажется, надо еще обратиться к нашему молодому поколению, вот к детям, может быть, нашего с Костей возраста, вашего, наших возрастов: надо своих родителей просто любить и поддерживать.

Юлия Финогенова: И я еще хотела сказать молодым, что-то все-таки надо копить на пенсию с первой зарплаты, и тогда значительно будет легче всем, вам и вашим детям, внукам и так далее.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо. Юлия Финогенова, профессор кафедры финансов и цен РЭУ имени Г. В. Плеханова, была у нас сегодня в студии. Спасибо большое, Юлия Юрьевна.

Константин Чуриков: А у нас еще не все.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
О пенсионных льготах и бонусах и о том, как всё это работает на практике