Не шуми, а то денег не будет!

Не шуми, а то денег не будет! | Программы | ОТР

В Госдуме предлагают ужесточить наказание за нарушение тишины в ночное время

2020-02-03T13:07:00+03:00
Не шуми, а то денег не будет!
ОПЕК-батюшка, нефть-матушка…
Торговля данными о россиянах
Что нового? Южно-Сахалинск, Чебоксары, Воронеж
Новые схемы обмана с банковскими картами. Вакцинация продолжается. На что тратим деньги. «Всё включено» по-русски. Как сдержать цены? Чем питаются школьники. Отмена крепостного права. Цифровая школа
Как сдержать цены?
Наталья Починок: Никакие профессии не умрут, они просто будут иметь всё большую цифровую составляющую
Внимание – мошенники!
Россию XVIII века от любой европейской страны отличал громадный культурный раскол общества, в котором одна часть не понимает, как живет другая
Что у школьника в тарелке?
ТЕМА ДНЯ: Продукты накрыло цунами цен
Гости
Константин Крохин
председатель Союза жилищных организаций Москвы
Александр Толмачёв
заместитель председателя Союза юристов Москвы, доктор юридических наук

Тамара Шорникова: Не шуми, а то денег не будет. В Госдуме предлагают ввести единые штрафы за нарушение тишины в ночное время.

Иван Князев: Да, депутаты уже разработали поправки в Административный и Жилищный кодексы. И вот посмотрим, что там нам предлагают. В жилых домах по всей стране запретят шуметь с 23 до 7 утра, т. е. с 11 вечера до 7 утра. И что будет, если ты все-таки захотел пошуметь? Физические лица – от 5 до 50 тыс. Друзья, достаточно много, так вот навскидочку…

Тамара Шорникова: Если вечеринку…

Иван Князев: Да, если захотел устроить вечеринку или послушать музыку громко. А вот юридические лица – еще хуже: от 50 до 150 тыс. руб. могут быть оштрафованы.

Тамара Шорникова: Мы ждем ваших звонков. Рассказывайте, у вас соседи тихие, буйные? Если буйные, чем досаждают и как вы с ними сейчас боретесь, пока таких поправок нет? Будем обсуждать эту тему с нашими экспертами. Первым на связь выходит Александр Толмачёв, заместитель председателя Союза юристов Москвы, доктор юридических наук. Александр, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Александр.

Александр Толмачёв: Здравствуйте. Давайте я сразу по порядочку.

Тамара Шорникова: Давайте.

Иван Князев: Давайте.

Александр Толмачёв: У нас шумели, шумят и будут шуметь. Потому что мы живем в таких условиях, когда…

Иван Князев: …не шуметь нельзя.

Александр Толмачёв: …не шуметь невозможно. Мы даже, извините, кушаем и все остальное делаем – мы тоже с шумом делаем. Так вот, у нас сегодня в законодательстве и нашем, и европейском существует, действительно, наказание за шум. У нас существует закон о тишине не только в Москве, но и во всех других регионах. Вообще это регулирует местное законодательство. Так вот, речь идет о том, что – да, штрафы более-менее скромные, но для того, чтобы привлечь, например, правоохранителей, чтобы они штрафовали… Вот появились эти самые изменения. Ведь суть-то не в том, что штрафы увеличиваются. А суть в том, что предложение заключается, чтобы не человек судился и через суд определял виновность-невиновность этого шумящего, а чтобы человек устранился, и пусть правоохранители этим занимаются. Полный бред. На самом деле правоохранители должны чем заниматься? Вот если вы позвонили и сказали, что сверху соседи топают, шумят, пляшут, свадьбу справляют, то они приходят, звонят и говорят: «Ребята, будьте любезны вести себя потише, потому что иначе против вас возбудятся нижние соседи».

Иван Князев: Нет, но а что плохого? А наряд разве не может приехать их приструнить?

Александр Толмачёв: Дело в том, что они как раз сегодня и приезжают и приструняют. Но у них нет права штрафовать. Потому что чтобы оштрафовать тебя, а ты мой сосед, мне нужно с тобой судиться. И неважно, в районном суде или в мировом суде…

Иван Князев: Я понял, да.

Александр Толмачёв: А сегодня есть попытка упростить эту процедуру. И я думаю, что она будет как раз таки не в правовом поле. Потому что это будет точное превращение правоохранителя в кого-то другого.

Тамара Шорникова: Я читала разные варианты. Возможно, это действительно обсуждения сейчас идут. Что якобы, собственно, выяснять отношения – теперь эту миссию почетную переложат на управляющие компании. Мол, жильцы жалуются управляющей, управляющая жалуется в жилинспекцию, и тогда маховик закручивается. Мне кажется…

Иван Князев: В 2 часа ночи особенно.

Тамара Шорникова: …очень длинной цепочкой, и в 2 часа ночи тебя не спасет вот такая процедура длинная.

Александр Толмачёв: Послушайте, вы же реальные люди, а не фантазеры. Когда вы смотрите, что у вас в управляющей компании работают 90% выходцев из Средней Азии… вот представьте теперь, что этот человек к вам стучится в дверь ночью и скажет: «Слушай, дорогой, давай типа того, успокойся, я тебя буду штрафовать». Это реально? Да это нереально. Их просто выкинут с лестницы. Поэтому никто этим заниматься не будет. Я думаю, это фантазия. Это какой-то пиар депутатов очередных. А реальность заключается в следующем. Если мы продолжаем шуметь, действительно нужно идти и судиться с этим человеком и штрафовать по закону, по суду. Если штраф увеличивается в размере – ну, увеличивается и увеличивается. Но когда речь идет об этих самых штрафах для юридических лиц, как, например, стройка на улице, и речь идет о том, что нужно дом быстрее закончить, строительство этого дома, – как вы думаете, власть пойдет на то, чтобы штрафовать этих строителей, которых они заставляют день и ночь работать? Конечно же, нет.

Иван Князев: Но это один момент. Александр Васильевич, смотрите, а вы говорите: судиться. Но это же долго. Кто будет этим заниматься? Проще пойти, действительно, морду набить, если уж ну совсем достали.

Александр Толмачёв: Понимаете, когда мы живем с вами в глобальном обществе индивидуализации, это так и происходит. А когда мы живем в нормальном соседском обществе и когда мы приходим и говорим: «Слышишь, сосед, ну перестань, я же твой сосед, я тоже могу стучать по батарее и сверлить сверлом». Надо договариваться с соседями. Договариваться нужно с соседями, а не с властями. От власти вообще надо держаться подальше. А наше законодательство все время предлагает наоборот: чтобы власть к нам, извините, в квартиру зашла. Зачем?

Иван Князев: Понятно.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо большое.

Тамара Шорникова: Александр Толмачёв. Узнали мнение юриста.

Иван Князев: …заместитель председателя юристов Москвы, доктор юридических наук, был с нами на связи. А сейчас Нина, Воронеж.

Тамара Шорникова: Глас народа.

Иван Князев: По телефону у нас. Здравствуйте, Нина.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Ну что, как у вас с соседями, повезло, нет?

Иван Князев: Шумят?

Зритель: Ой, вы знаете, вот например, у нас вообще, в нашем доме, жить невозможно.

Тамара Шорникова: Почему?

Зритель: Снизу живет молодой человек, он алкаш. В натуре. То рыгает, извините за выражение, то орет, то что-то кидает. А когда у него начинаются эти вот приступы…

Тамара Шорникова: Ну, понятно. Мы примерно представляем себе.

Зритель: …мы задыхаемся. Задыхаемся. Представляете? Нужно какой-то закон принимать.

Тамара Шорникова: Но вы сейчас жалуетесь? Звонили участковому?

Зритель: Почему наши люди должны страдать. Участковому? Ой, сколько раз звонили. И что?

Тамара Шорникова: А дальше? Вот позвоните, и что дальше?

Зритель: Ну, что. Приедет, скажет. Может быть, день тишина. А потом то же самое начинается. И что – это выход из положения? Не решается никак проблема таким образом.

Тамара Шорникова: А вы пробовали как-то совместно с соседями собраться, поговорить, может, как-то…

Иван Князев: В суд подать…

Тамара Шорникова: …или, например.

Зритель: Нет, с соседями мы – да, говорим, что – ну, как его выселишь? Ну что с ним делать? Вот идет он, говорим: «Ну, ты когда утихомиришься?» А он: «Я в своей квартире. Имею право». И всё. И все разговоры.

Тамара Шорникова: Понятно. Спасибо.

Иван Князев: Спасибо, спасибо. К сожалению, такое часто бывает. Следующий наш эксперт – Константин Крохин, председатель Союза жилищных организаций Москвы. Здравствуйте, Константин. Слышите нас?

Тамара Шорникова: Так, а мы вас нет.

Иван Князев: Мы вас видим, о мы вас не слышим.

Тамара Шорникова: Поэтому подождем, когда по телефону с вами свяжутся. А пока почитаем СМС. «Я только всеми руками „за”, если штрафы будут для этих засранцев большие», – пишет Омская область.

Иван Князев: Пишет еще Ханты-Мансийский регион: «Нужен такой закон, чтобы нельзя было шуметь вообще, в любое время суток, не только ночью». Вот люди любят тишину.

Тамара Шорникова: Да, кстати, по поводу того, если кто-то, как в песне: «Не топочите, как слоны». Тех, кто вот такой шум создает, их как раз не оштрафуют. Я почитала подробности. Там пишут, что все, что связано с естественной жизнью, так прямо было прописано, т. е. крик ребенка… А вот ничего подобного, никаких штрафов.

Иван Князев: А вот мы сейчас выясним, что это за естественные потребности. Кострома пишет: «В выходные тоже не надо шуметь, хотя бы до 10 утра». Итак, на связи у нас Константин Крохин. Поддерживаешь, да, выходные?

Тамара Шорникова: Да.

Иван Князев: Я вот тоже согласен полностью.

Тамара Шорникова: После рабочей-то недели, ох.

Иван Князев: Константин, слышите нас?

Константин Крохин: Да, слышу. Здравствуйте.

Иван Князев: Константин, скажите, пожалуйста, там есть какая-то оговорка. Вот Тамара сейчас об этом сказала, упомянула. Что за исключением каких-то естественных потребностей.

Тамара Шорникова: Т. е., там, крик ребенка, обычный топот. Просто стены…

Иван Князев: Вот видите, там кашляет у кого-то кто-то, и не только кашляет, а и другие звуки издают.

Тамара Шорникова: Вы знаете, что входит в этот объемный перечень? И есть ли у вас жалобы сейчас жильцов на такие, естественные звуки? Много их?

Константин Крохин: Дело в том, что закон ограничивает именно шум. Закон не ограничивает звуки, которые издают жители в процессе общежития. Поэтому когда мы говорим о звуках, превышающих определенное количество децибел, тогда мы говорим о том, что это шум и он подлежит регулированию. Я полагаю, что большинство звуков, которые раздражают наших жителей, и вот то, что зрители говорили про соседей, они не подпадают под данное.

Иван Князев: Не дотягивают они до тех децибел, нельзя так громко кашлять, скорее всего.

Константин Крохин: Да. Нет, кашлять как раз, с точки зрения нормативных документов, можно. Это не будет рассматриваться как нарушение. Я полагаю, что речь идет, конечно, об экстра-случаях. Это дискотеки на дому, это когда кафе, рестораны рядом с домом шумят так, что мешают спать людям. Т. е. это касается вот таких нарушений. И существующая в мире практика регулируется, как правило, органами внутренних дел либо локальной инспекцией, полицией, у которых есть специальные приборы. Я полагаю, что создание регулирования на федеральном уровне – это правильное движение. Т. е. нам необходимо регулировать эти проблемы. Потому что норма есть, а механизма привлечения к ответственности до сих пор не создано. Но я не согласен с размером штрафа. Я полагаю, что максимальные значения чрезмерно высокие. Это, с одной стороны, нанесет ущерб и жителям, и юридическим лицам. А с другой стороны, это…

Иван Князев: Но знаете, насчет жителей я согласен. Может быть, немножко много. А вот юридические лица… Если у тебя начинают работать под окном, начиная с 5 утра, какая-нибудь стройка, ну, знаете, уже…

Тамара Шорникова: Или клуб на первом этаже.

Иван Князев: Конечно. Я бы даже и больше сделал бы. Но это мое мнение.

Константин Крохин: Дело в том, что важнее неотвратимость наказания. Чтобы государственная инспекция или органы внутренних дел действительно привлекали к ответственности. И штраф 50 тыс., если он будет за каждый день, я вас уверяю, это вполне дисциплинирующий фактор. Проблема в том, что у нас нет органа, который сегодня может привлекать к ответственности.

Тамара Шорникова: А управляющая-то компания справится с такой работой? Их предлагают включить в цепочку, чтобы жильцы жаловались управляющим, те – в жилинспекцию и т. д.

Константин Крохин: Я полагаю, что если управляющие компании будут подключены к процедуре фиксации нарушения, например, составления акта, а потом на основе этого акта жилищная инспекция будет реально привлекать к ответственности, то это значительно улучшит обстановку.

Тамара Шорникова: Это поможет?

Иван Князев: А оно им надо? Скажите, пожалуйста.

Константин Крохин: Надо. Потому что в первую очередь граждане по всем жалобам обращаются в управляющую организацию. И управляющие организации в большинстве случаев не имеют никаких рычагов воздействия ни на соседей пьющих, ни на компании, которые шумят, ни на стройку. А если бы они имели право составлять акты, и по этим актам жилищная инспекция обязана привлекать к ответственности, уверяю вас…

Иван Князев: Было бы проще, понятно.

Константин Крохин: …то было бы гораздо лучше.

Иван Князев: Да. Спасибо. Константин Крохин был с нами на связи. А мы встретимся уже после новостей.

Тамара Шорникова: Не переключайте.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
В Госдуме предлагают ужесточить наказание за нарушение тишины в ночное время