Не увлекайтесь антибиотиками!

Не увлекайтесь антибиотиками! | Программы | ОТР

Рассказываем ,чем это чревато

2020-12-14T12:37:00+03:00
Не увлекайтесь антибиотиками!
Домик с окнами в ад
Безработные с приданым
ТЕМА ДНЯ: Мусор дорожает
Индекс Масленицы: блин, как всё дорого!
ОПЕК-батюшка, нефть-матушка…
Торговля данными о россиянах
Что нового? Южно-Сахалинск, Чебоксары, Воронеж
Новые схемы обмана с банковскими картами. Вакцинация продолжается. На что тратим деньги. «Всё включено» по-русски. Как сдержать цены? Чем питаются школьники. Отмена крепостного права. Цифровая школа
Как сдержать цены?
Наталья Починок: Никакие профессии не умрут, они просто будут иметь всё большую цифровую составляющую
Гости
Роман Козлов
главный внештатный микробиолог Минздрава России, член-корреспондент РАН
Виктория Преснякова
директор «Ассоциации Независимых Аптек», глава Альянса Фармацевтических Ассоциаций

Ольга Арсланова: Минздрав предупреждает: россияне слишком увлеклись антибиотиками! В октябре спрос на них вырос в два, а то и в три раза в некоторых регионах по сравнению с тем же периодом прошлого года. Это говорит о главном – рецептурные лекарства по факту отпускаются россиянам без рецепта. Так считают врачи.

Денис Чижов: В министерстве подчеркнули, что особенно опасно бесконтрольное применение антибиотиков – это может привести к снижению их эффективности. В пандемию в ряде российских регионов повышенный спрос на антибиотики привел к тому, что они вообще исчезли из аптек. Люди запасаются впрок, на всякий случай, чтобы было, в том числе для профилактики коронавируса. Хотя именно от вирусных инфекций антибиотики, вообще-то, не спасают, по словам врачей. При этом в аптеках, которые продают такие препараты только по рецепту, дефицита не наблюдалось.

Ольга Арсланова: Давайте поговорим об антибиотиках и о том, кому их сейчас прописывают.

Сейчас с нами на связи главный внештатный микробиолог Минздрава России, член-корреспондент РАН Роман Козлов. Роман Сергеевич, здравствуйте.

Роман Козлов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Сейчас ситуация с антибиотиками довольно сложная. Не так давно врачи сказали, которые занимаются COVID, что, естественно, при коронавирусе не надо назначать антибиотики, пока не присоединилась бактериальная инфекция. Но на самом деле люди, которые болеют, сталкиваются с тем, что врачи очень часто начинают превентивно эти антибиотики рекомендовать.

С чем связана такая ситуация? Почему вот сейчас такую приверженность к антибиотикам и у врачей, и у пациентов мы видим?

Роман Козлов: Я позволю с вами немножко не согласиться – в плане того, что врачи рекомендуют антибиотики как профилактику развития бактериальных осложнений. На самом деле мы очень хорошо должны понимать… и вы абсолютно правильно сказали о том, что антибиотики не действуют ни на какие вирусы, включая новую коронавирусную инфекцию.

Но о чем нужно помнить всем – и врачам, и нашему населению, которое, как вы тоже справедливо заметили, приобретает антибиотики самостоятельно в аптеках без рецепта? Что, к сожалению, назначение антибиотиков не предотвращает развитие бактериальной инфекции. То есть нельзя, дав себе антибиотик, назначив себе антибиотик, предотвратить развитие бактериальной инфекции.

Денис Чижов: А к чему может привести это самолечение, которым занимаются, к сожалению, многие граждане?

Роман Козлов: Ну, на самом деле необходимо помнить, что антибиотики, как и все антимикробные средства, как любые лекарственные препараты, обладают определенным спектром нежелательных побочных реакций, которые могут колебаться от сравнительно нетяжелых (ну, условно говоря, сыпь аллергическая, нарушение стула) до иногда угрожающих жизни (анафилактический шок как высшее проявление аллергии).

Кроме того, необходимо помнить о том, что антибиотики, как опять же другие лекарственные препараты, могут вступать в лекарственное взаимодействие, то есть взаимодействовать с теми препаратами, которые пациент получает, например, для лечения кардиологических заболеваний (заболеваний сердца), метаболических (сахарного диабета). Ну, например, некоторые антибиотики снижают эффективность оральных контрацептивов, а некоторые усиливают негативное действие, например, на печень, почки и так далее.

Кроме того, очень большая проблема, третья: назначая антибиотики не по показаниям, собственно говоря, это может привести к тому, что микроорганизмы, живущие на пациенте или в потенциальном пациенте, становятся к ним устойчивыми. И нам, врачам, приходится потом изобретать очень сложные схемы антимикробной терапии, иногда используя комбинации антибиотиков.

Денис Чижов: Роман Сергеевич, с одной стороны, да, действительно, конечно, вы правы, самолечением заниматься не нужно. Но, с другой стороны, вот человек заболел, и сейчас очень часто к врачу попасть просто сложно. И человек, с одной стороны, может быть, и хотел бы попасть к специалисту, который назначит ему нужные препараты, но он не может этого сделать. И болеет. Что-то делать надо. Вот меж двух огней оказывается здесь человек. Что делать-то ему тогда?

Роман Козлов: Ну, на самом деле я хотел бы сказать о том, что, например, не возникает же у нас вопросов… Например, пациент с онкологическими заболеваниями самостоятельно себе онкологические препараты не назначает.

То есть необходимо помнить одну основополагающую вещь: антибиотики – это невосстановимый ресурс человечества. Если мы вспомним историю, до появления антибиотиков… Я напомню: они открыты были в 1928 году, а в клинической практике появились в 40-е годы прошлого столетия. До антибиотиков девять из каждых десяти пациентов с воспалением легких умирали. Шанс роженицы, только родившей ребенка, погибнуть составлял 20% – от, условно, банальных инфекций, которые были фактически неизлечимыми до появления антибиотиков.

То есть как бы, глубокоуважаемые коллеги, сложно ни было, назначение антибиотика является эксклюзивной прерогативой врача. Только врач может учитывать те лекарственные взаимодействия и нежелательные побочные реакции, предшествующие приему антибиотиков, и так далее. При всем большом уважении к труду провизоров и фармацевтов, еще раз повторяю, назначение антибиотиков – это эксклюзивная прерогатива врача. Назначая антибиотики самостоятельно, можно навредить себе гораздо больше, чем их не назначая.

Ольга Арсланова: А почему тогда у нас до сих пор спокойно антибиотики продаются без рецептов?

Роман Козлов: Ну, опять же позволю с вами частично не согласиться. Они не спокойно продаются.

Я приведу пример своего родного города. Вот сам буквально несколько дней назад пытался купить антибиотик для своего ребенка без рецепта – и ни одна из аптек Смоленска его не продала.

То есть, к сожалению, да, действительно в некоторых аптеках антибиотики можно получить без рецепта. Это фактически является нарушением закона, потому что в любой инструкции написано, что антибиотик – это рецептурный препарат. То есть здесь не проблема наличия закона, а проблема его исполнения. Росздравнадзор (структура, входящая в состав Минздрава России) занимается контролем аптек, и она в целом сейчас получила дополнительные полномочия. И я абсолютно уверен в том, что в ближайшее время ситуация кардинально изменится и антибиотики нельзя будет купить без рецепта.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Мы сейчас как раз продолжим эту тему и поговорим с директором Ассоциации независимых аптек и главой Альянса фармацевтических ассоциаций Викторией Пресняковой. Виктория Валентиновна, здравствуйте.

Виктория Преснякова: Здравствуйте, коллеги.

Ольга Арсланова: Мы прекрасно знаем еще из нашей старой жизни: когда мы ездили в другие страны, например, в Европе купить антибиотик и вообще любое рецептурное лекарство без рецепта невозможно в принципе. Вот хоть ты там убейся, я не знаю, ребенок болеет, любые могут быть аргументы – не продадут!

У нас, в общем-то, закон есть, а исполнение, как мы видим, хромает. С чем это связано?

Виктория Преснякова: Вы знаете, на самом деле я соглашусь, что отпуск антибиотиков – это строго по рецепту. Другой вопрос, что у нас утеряна культура выписывания рецептов врачом. И в последнее время, в условиях пандемии, приходилось провизорам достаточно жестко объяснять, что это рецептурный препарат. Приходили с фото рецепта, с листком бумаги, на котором стояла печать. Даже по таким рецептам, псевдорецептам иногда провизоры отпускали. Я знаю, что у нас были такие случаи, когда за отказ продать антибиотик без рецепта провизоров поджидали после работы, угрожали им и так далее. Это все происходило на фоне нагнетания ситуации. Почему-то все решили, что вирус может вылечиться антибиотиками, хотя это не так.

Я бы хотела, конечно, сейчас обратиться и к врачам, чтобы все-таки они правильно оформляли рецепты, выписывали и не злоупотребляли назначением антибиотика. Антибиотик назначается строго по показаниям, как сказал только что врач.

Денис Чижов: Виктория, а какая вообще отчетность у аптек? Как это контролируется со стороны надзорных органов – по рецепту продал, не по рецепту? Какие штрафы? Какие наказания?

Виктория Преснякова: Конечно, есть штрафы. Ну не то что отчетность, а есть проверка. Аптеки – это наиболее зарегулированные организации. И аптеки сейчас чаще всего проверяются, проверяются надзорными органами – и Росздравнадзором, и прокуратура проверяет, и ФАС. Отчетность у аптек сейчас тоже очень большая, по три-четыре отчета в день пишут.

Ольга Арсланова: Подождите. Ну а как можно проверить, предъявлял человек рецепт или нет? Этот же рецепт аптека не забирает. Она просто смотрит на какую-то бумажку. На камере не разберешь, что за бумажка. Все равно все остается на откуп провизора, на его честность.

Виктория Преснякова: Ну, во-первых, никогда уважающий себя провизор не будет продавать антибиотик без рецепта, тем более в данной ситуации. Понимаете, ситуация, я еще раз говорю, была достаточно нагнетена. И сейчас еще острота ситуации не спала. То есть у нас население требует эти антибиотики.

Вы знаете, не хочу рассказывать случаи… Есть конкретная закупка. И провизор всегда знает, что тот, кто просит его продать антибиотик без рецепта, может оказаться сотрудником прокуратуры или сотрудником Росздравнадзора, которые проводят эту закупку. Сейчас у нас, помимо тех надзорных органов, которые я перечислила, у нас еще и Народный фронт может проверять аптеки. То есть аптеки проверяются со всех сторон и очень четко.

Денис Чижов: Ну, это проверка. Единственный способ – это тайный покупатель, правильно? Или есть еще какие-то методы проверки?

Виктория Преснякова: Ну, в принципе… Ну, это не «тайный покупатель» называется. Но в общем – да.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем… Да, простите, Виктория, слушаем вас.

Виктория Преснякова: Но сейчас, я вам говорю, аптеки проверяются очень строго и со всех сторон, в данное время. И они об этом знают. Хотя вы же понимаете, что мы не можем сказать, что все провизоры и фармацевты придерживаются. Наверное, есть нерадивые какие-то. И мы тоже со своей стороны с ними боремся на самом деле.

Ольга Арсланова: Послушаем нашего зрителя – это Анатолий. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте.

Денис Чижов: Вы в эфире, Анатолий.

Зритель: Анатолий, Астраханская область. Слышите меня?

Денис Чижов: Вы в эфире.

Зритель: У меня дочка заболела дня четыре назад. Мы были в городе (живем в 80 километрах от Астрахани), микрорайон Бабаевский. Она оббежала все аптеки, ей назначил врач антибиотики, – нет антибиотиков! Кто же за это ответит? Почему? Надо наказывать. Куда делись антибиотики? Они же даются по назначению врача, не так просто.

Ольга Арсланова: Спасибо, Анатолий. Как раз об этом и речь.

Виктория, смотрите, выписывают врачи в крайнем случае – при риске развития бактериальных инфекций или уже при развитии бактериальных осложнений при COVID. И, казалось бы, того, что есть в аптеках, должно было бы хватить, если бы люди покупали только по рецепту. Но мы видим, что во многих регионах серьезный дефицит антибиотиков.

Виктория Преснякова: Совершенно не так.

Ольга Арсланова: А как?

Виктория Преснякова: Совершенно не так. И это совершенно другой вопрос. Дефицит препаратов совершенно не связан с рецептурным отпуском этих препаратов. Дефицит препаратов связан с тем, что (я с вами не соглашусь) врачи выписывали при первых же… Вот тест положительный – и сразу выписывают антибиотик. А это крайне неправильно. Сейчас вообще говорится, что это не пневмония, не вирусная пневмония, а воспаление сосудов, если это коронавирус. Зачем нам антибиотики в этом случае?

СМИ подогревали этот интерес к антибиотикам. Я вам говорю, у нас столько сложностей было, когда провизор отказывался отпустить этот антибиотик. Дефицит препаратов связан совсем не с тем, по рецепту отпускаем или без рецепта отпускаем. Дефицит препаратов связан с тремя причинами, даже с двумя причинами.

Это возросший в разы спрос. Из-за этого спроса люди прямо требовали антибиотики. Понимаете? А второе – это то, что у нас была введена маркировка, маркировка была введена 1 июля. И у нас сдвинулась вся эта цепочка. Цепочка товаропроводящая – от производителя до аптеки – она была приведена, я бы сказала, с некоторый хаос, последствия которого мы и сейчас не можем оценить.

Кому мы будем предъявлять? Кого мы будем наказывать? Аптеку, которая не может закупить антибиотики, которых нет у поставщика? За что мы ее будем наказывать? Аптека и так на первой полосе. И все претензии от покупателей, от пациентов приходят сейчас к провизору. И 84% обвиняют аптеки, мы проводили опрос.

Денис Чижов: Виктория, вот этот всплеск спроса – он, не знаю, может быть, месяц, два месяца назад был. Уже стабилизировалась ситуация? Сейчас дефицит сокращается?

Виктория Преснякова: К счастью, дефицит сокращается. Это первое. И второе – к счастью, этот ажиотаж выписывания и назначения антибиотиков тоже спадает. Это, я считаю, что, два таких очень важных фактора, положительных фактора. Сейчас, в общем, ситуация, я надеюсь, стабилизируется полностью.

Ольга Арсланова: Спасибо вам. Виктория Преснякова. Мы говорили о ситуации с антибиотиками в России.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Рассказываем ,чем это чревато