Не время отвечать за хамство. Депутаты отложили в сторону закон об ответственности чиновников за оскорбления граждан

Не время отвечать за хамство. Депутаты отложили в сторону закон об ответственности чиновников за оскорбления граждан | Программы | ОТР

Почему «слуги народа» не торопятся себя ограничивать?

2020-10-20T22:38:00+03:00
Не время отвечать за хамство. Депутаты отложили в сторону закон об ответственности чиновников за оскорбления граждан
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Любовь Адамская
доцент кафедры «Государственное и муниципальное управление» Финансового университета при Правительстве РФ
Денис Парфенов
депутат ГД РФ

Ольга Арсланова: Не время, не время отвечать за хамство: Госдума отложила в сторону закон, по которому чиновников наказывали бы за оскорбление нас с вами, граждан.

Александр Денисов: Да. Ну вот такой законопроект внесли в Госдуму летом, приняли в первом чтении. Законопроект предполагал дисквалификацию чиновника до года...

Ольга Арсланова: ...если он нахамил.

Александр Денисов: Да, при повторном нарушении на 2 года. При этом нахамившим государственным и муниципальным чиновникам полагается штраф, по законопроекту, от 50 до 100 тысяч рублей.

Ольга Арсланова: Кстати говоря, тогда во время рассмотрения этого законопроекта большинство депутатов проголосовали за него, но вот теперь выяснилось, что по проекту возникли серьезные разногласия. Документ в итоге не вошел в программу работы комитетов в осеннюю сессию. Почему это произошло? Это конфликты, разногласия, или просто сейчас парламентарии считают эту проблему неактуальной? Давайте выяснять.

И вас хотим спросить, каким должен быть такой закон, если он нужен? Как нужно наказывать чиновников за хамство, за оскорбление россиян? Позвоните в прямой эфир и расскажите. И опрос давай запустим прямо сейчас.

Александр Денисов: Да, у нас опрос: «Хамили ли вам чиновники?» – отвечайте «да» или «нет», подведем итог через 15 минут.

И наш первый собеседник – депутат Денис Парфенов, депутат Госдумы от фракции КПРФ. Денис Андреевич, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Здравствуйте. Как голосовала, кстати, ваша фракция летом?

Денис Парфенов: Мы были единственными, кто не поддержал эту законодательную инициативу, и на то у нас есть достаточно веские причины. Дело в том, что на самом деле вот продвижение той идеи, что это якобы закон об оскорблении чиновниками народа и, соответственно, санкций к этим чиновникам за такие оскорбления, – это на самом деле большая ошибка, это мистификация, которая целенаправленно создана авторами этого законопроекта, депутатами и деятелями из «Единой России», которые хотят запутать наших граждан, наших даже экспертов и замаскировать его истинную суть.

На самом деле главное содержание этого документа, этого законопроекта заключается в одной-единственной строчке в самой середине этого документа, и заключается оно в том, что оскорбление в средствах массовой информации приравнивается к оскорблениям в интернете. То есть вы понимаете, возникает качественно иная ситуация, потому что сейчас оскорбление в интернете, так сказать, совершенно другое дело, а этому предлагается придать официальный статус. И при этом самое-то главное, что санкции будут распространяться не только на чиновников, а на всех поголовно граждан, то есть на самом деле этот законопроект ни в коей мере не об оскорблении чиновниками народа, потому что это не главная его суть, а главное, что теперь всех без исключения можно будет наказывать за то, что кто-то там чего-то написал в интернете.

И мы понимаем, почему это происходит, – потому что власть, собственно, теряет доверие, рейтинги падают, у «Единой России» он вообще по всем разумным экспертным оценкам не выше 30%, и, естественно, если вы посмотрите, что о «Единой России» пишет народ в интернете, ну это в лучшем случае скепсис, понимаете? А вообще-то в обычном случае это просто проклятия и трехэтажный мат, понимаете?

Ольга Арсланова: Хорошо, если формулировки вот такие расплывчатые, неточные и вовсе не о чиновниках, и этот законопроект не проходит, существует ли сейчас какое-то наказание для чиновника, для парламентария за хамство, за оскорбление граждан? То есть хоть как-то сейчас это регулируется чем-то, даже без этого документа?

Денис Парфенов: Значит, разумеется, это регулируется как минимум тем, что есть определенные отношения между чиновниками и руководителями того ведомства, в котором чиновник работает, и любой уважающий себя руководитель, конечно же, обязан применить дисциплинарные санкции, которые предусмотрены законом, потому что у него есть право соответствующим образом квалифицировать этот поступок. И в принципе, вы знаете, были случаи, когда чиновников даже увольняли с должностей за подобного рода проявления.

На самом-то деле, строго говоря, опять же если бы наши коллеги из «Единой России» хотели бы решить эту проблему на законодательном уровне, они бы не стали городить огород, а они бы приняли нашу законодательную инициативу, которая была внесена значительно раньше депутатами Казанковым и Коломейцевым, где безо всяких оговорок про интернет или про что-то еще четко сказано, что оскорбление населения должностным лицом, проявление явного неуважения к гражданам, в том числе, кстати говоря, отрицание обязанности государства создавать условия для достойной жизни и свободного развития человека, карается определенными штрафами или дисквалификацией. Вот тогда мы бы увидели, что наши коллеги из «Единой России» хотят действительно решить этот вопрос на законодательном уровне. Но наш закон они отложили, а свой проталкивают, понимаете?

Александр Денисов: Денис Андреевич, а что сильнее, писанный закон или неписанный? Вот смотрите, история с Дмитрием Овсянниковым, бывший глава Севастополя, потом он в Министерство промышленности и торговли ушел, замминистра был, при этом в «Единой России», там ведь просто сняли со спины его поведение в аэропорту в Ижевске, и все, человек вылетел как пробка просто со всех постов в течение одной недели. И не нужно было никакого закона, неписанные правила, проблемы подчиненного становятся проблемами самого начальника, все, человека просто вырубают с корнем.

Денис Парфенов: Да, это, собственно, один из вполне разумных вариантов. Тут еще просто я хочу, чтобы мы с вами все вместе понимали, каков на самом деле корень этой проблемы, он достаточно глубок. Почему вообще чиновники, власть предержащие какие-то, наделенные государственными полномочиями или ответственностью люди так себя ведут? Да очень по простой причине – потому что в России благодаря рынку, капитализму есть возможность неограниченного обогащения достаточно узкого круга людей, ну и тех, кто их обслуживает, это в первую очередь, конечно, государственные чиновники.

И нужно понимать, что когда это личное обогащение достигает определенной стадии (для каждого человека она, конечно, разная), людям от большого количества денег, извините за выражение, просто сносит крышу, у них возникает чувство полной собственной безнаказанности, и они начинают говорить то, что у них на самом деле на уме. Понимаете, у них истинное отношение к народу начинает наконец проявляться в их словах, потому что опять же нужно понимать, что система устроена таким образом, что нефть, газ будут качаться, металл и лес будут вывозиться, даже если в стране останется миллионов 30 человек, их бы, кстати говоря, это вполне устроило.

Ольга Арсланова: Но, Денис Андреевич, мы понимаем, что такая реакция и все эти отставки громкие случаются, только когда это выкладывается в интернет.

Денис Парфенов: Когда общественный резонанс.

Ольга Арсланова: А сколько таких случаев, которые просто спускают на тормозах?

Денис Парфенов: Полно.

Ольга Арсланова: А был бы закон, может быть, можно было бы привлечь, так как институт репутации в России пока отсутствует.

Денис Парфенов: Опять же, закон, конечно, может поспособствовать смягчению этой проблемы, потому что, когда есть совершенно конкретное наказание, чиновник все-таки подумает лишний раз, а стоит ли открывать рот и говорить гражданину какие-то мерзости. Другое дело, что, я говорю, если решать эту проблему в корне, то должна быть в принципе другая система, которая не позволяет одним людям становиться выше других в первую очередь в имущественном отношении. Потому что как только возникает слишком сильное неравенство, сразу возникает завышенное самомнение, тщеславие, и люди просто начинают...

Александр Денисов: Денис Андреевич, вот чувствуется, что вы из КПРФ, это же Ленин предлагал в одной из статей, чтобы министр получал как хороший рабочий, и все, сразу снимается налет элитности...

Денис Парфенов: И это было реализовано, что самое главное.

Ольга Арсланова: Поэтому у нас сегодня Ленин частично тоже в кадре.

Александр Денисов: Спасибо. Ну, не совсем полностью, Денис Андреевич, в следующий раз вам нужно сесть повыше, так сказать, вровень с Ильичом, чтобы было видно. Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Александр Денисов: И у нас телезрительница Ирина на связи. Ирина, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Алло, добрый вечер. Вы меня слышите?

Ольга Арсланова: Да.

Александр Денисов: Конечно.

Зритель: Ага. Я очень быстро, не буду занимать много времени.

Я из города Лобни. У нас 2–3 года назад начали очень лихо вырубать деревья, хорошие деревья, которые сажали мы сами, реликтовые, хорошие клены, хорошие сосны, не знаю зачем, и насаживать какие-то непонятные березки, которые у них, значит, это администрация делала, которые у них тут же сохли...

Ольга Арсланова: Да.

Зритель: В общем, из Лобни сделали просто асфальт сплошной.

Ольга Арсланова: Так. И что дальше?

Зритель: Я, значит, не выдержала, когда у меня под балконом, я ждала, когда наконец-то последний кленчик взрастет до балкона, потому что жара и пыль. Они его, значит, рано утром срубили. Я пошла, значит, Кузнецов у нас есть такой по территориям, это замглавы нашего города, вот. Не успела я войти к нему в кабинет, я уже пенсионерка, он мог бы хотя бы посмотреть на внешний вид, что это не девочка к нему пришла...

Ольга Арсланова: Что он сделал?

Зритель: В общем, «прошу выйти из кабинета». Я ему говорю: «Почему вы вырубаете деревья хорошие, объясните». – «Выйти из кабинета». Я говорю: «Почему?» – «А потому что вы не умеете разговаривать с людями». Я хотела его поправить, вообще-то с людьми, ну да ладно, бог с ним. И там дальше много-много он мне чего «хорошего» наговорил. Я вышла, думаю: ну ладно, пойду к главе города.

Записалась, прождала месяц, пришла, значит, этот глава города сидит, целая комиссия, меня фотографируют, ладно, бог с ним, может, у них такие там правила. И этот Кузнецов сидит рядом в кабинете, рядом кабинет. Я ему, значит, начинаю говорить за это вот дело, я говорю, что так и так, почему. А глава города просто, вы знаете, как вот с темы меня сводит и все. Я только про Кузнецова, он опять. Я говорю: «Почему он меня так оскорблял-то? Вы мне хоть скажите, за что?» Вот они же умеют говорить, они же подкованные, они же учились-то не в городе Лобня...

Александр Денисов: В общем, не наказал он своего подчиненного за хамство.

Ольга Арсланова: Встал на его сторону.

Зритель: Он не то что не наказал, он просто меня, как бы вам сказать, как дурочку маленькую заткнул, заткнули они меня, и все, и до свидания.

Александр Денисов: Отфутболили, в общем.

Ольга Арсланова: Понятно.

Александр Денисов: Спасибо за рассказ, спасибо за рассказ.

Еще у нас Любовь Адамская на связи, обсудим с ней тему, доцент кафедры государственного и муниципального управления Финансового университета, кандидат социологических наук. Любовь Владимировна?

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Любовь Адамская: Здравствуйте, Ольга и Александр.

Александр Денисов: Вы знаете, а вот хороший, хороший пример, хороший звонок. Может быть, самая-то главная проблема не столько в хамстве, уж бог с ним, а в неэффективности? Ну вот не решают проблему и все, и что ты с ними сделаешь? Может быть, тут порядок больше навести, чем про хамство? Это уж как бы второй разговор.

Ольга Арсланова: Гоняют по кругу, иногда вежливо гоняют, а смысл?

Александр Денисов: Да-да-да.

Любовь Адамская: Ага. Я, конечно, с депутатом Государственной Думы Денисом Андреевичем Парфеновым частично согласна в том, что, конечно, нужен какой-то нормативно-правовой документ, который бы ограничивал фантазии в общении чиновника с налогоплательщиком на территории. И вот этот закон, как бы рамочный какой-то закон или нормативно-правовой любой другой документ, который всегда мог бы напоминать чиновнику о том, что в его обязанности входит не только функционал, который у него есть, но и умение общаться, и умение понять, что на сегодняшний момент довольно сложно народонаселению, хотя вы мне уже делали замечание и говорили «говорите лучше «люди», а не «народонаселение», но тем не менее людям сегодня очень сложно, они живут от зарплаты до зарплаты...

Александр Денисов: Любовь Владимировна, главное не людя́м, главное не людя́м, уже хорошо.

Любовь Адамская: Главное не людя́м.

Александр Денисов: Да-да.

Любовь Адамская: Ну, от перемены слагаемых, у нас говорят, не меняется сумма, а тут уж на ударение мы не обратим внимание, самое основное, чтобы был результат от тех людей, которые выполняют чиновничью службу. Так вот задача следующая, что сегодня в последние 3 года берутся статистические данные обнищания населения, то есть у нас людей, которые получают маленькую заработную плату и всевозможные пособия, которые дают, они не решают социальные задачи. Еще больше раздражает людей следующее, что сегодня в связи с эпидемией, с пандемией говорят о том, что есть какая-то социальная дистанция. Но все перепутали чиновники, это не социальная дистанция, социальная дистанция – это заработная плата рядового сотрудника, например, с директором компании, например, с главой управы, например, с мэром города, у которого...

Ольга Арсланова: И это значительно больше, чем 1,5–2 метра.

Любовь Адамская: Да, это больше, точно, и даже не 2,5 метра, это вот социальная дистанция, и она сейчас народонаселение беспокоит. А вот то, что в эпидемии, это просто безопасная, это может быть санитарная дистанция. Но глядя даже вот на эти опросы, которые мы проводим, замеры, хочу сказать, что народонаселение очень и очень сейчас в огорчении, очень, настолько сложно людям сейчас жить... Заводы, фабрики, все закрывается, мелкие частные предприятия... Сегодня в аудиторию я пригласила бизнесменов, у которых в городе Москве несколько торговых точек, уж казалось бы, Москва, город федерального значения, и они рассказывают студентам, которых мы готовим по направлению «Государственное и муниципальное управление», что, уважаемые ребята, когда станете чиновниками, больше думайте о своей эффективности.

Александр Денисов: Любовь Владимировна, то есть вы солидарны с КПРФ, так сказать, опустить на землю, ну за какой-нибудь орган, не знаю, взять, и поближе, и все, проблемы будут решены, как Денис Парфенов говорит?

Любовь Адамская: ...за орган брать не нужно, понимаете, и подзатыльник тоже не нужно давать мэру города, нет, а нужно четко прописать эффективность, какая должна быть эффективность у мэра города в показателях, понимаете? Нужно четко прописать нормативным документом, что он может, что он не может, как он должен разговаривать с людьми, понимаете? Хотя это, конечно, что называется, от бреда к теории...

Александр Денисов: Да что там прописывать, по-человечески разговаривать и все.

Любовь Владимировна, подведем итоги опроса. Мы спрашивали: «Хамили ли вам чиновники или нет?» Вот смотрите, «да» 93%...

Ольга Арсланова: С ума сойти!

Александр Денисов: ...нет 7%.

Ольга Арсланова: То есть ведь что люди под хамством подразумевают? Разные вещи: и вот это отфутболивание, и грубость, и невнимательность. Большинство, 93%, с этим сталкивались.

Любовь Адамская: А я вам о чем говорила? Когда мы сейчас замеры эти за последние 3 года проводим... Вот, вероятнее всего, чиновники класса «А» или вот администрация первого лица государства, они же даже не понимают, что сейчас происходит на земле, скажем так, я уже не буду говорить в массах...

Александр Денисов: Ну, после нашего опроса поймут, Любовь Владимировна, поймут постепенно.

Ольга Арсланова: Спасибо вам.

Александр Денисов: Спасибо вам большое, спасибо. Любовь Адамская была у нас на связи.

И впереди еще у нас интересные темы.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Почему «слуги народа» не торопятся себя ограничивать?