Не вышел на связь - готовься к увольнению! Обсуждаем новые поправки в закон о дистанционной работе

Не вышел на связь - готовься к увольнению! Обсуждаем новые поправки в закон о дистанционной работе | Программы | ОТР

Он вступит в силу с 1 января 2021 года

2020-11-11T22:21:00+03:00
Не вышел на связь - готовься к увольнению! Обсуждаем новые поправки в закон о дистанционной работе
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Вадим Квачёв
доцент базовой кафедры ТПП РФ «Развитие человеческого капитала» РЭУ им. Г.В. Плеханова
Алексей Мазуров
эксперт в области управления персоналом

Дарья Шулик: Мы продолжаем вечерний эфир «ОТРажения». Саш, знаешь, пожалуй, сейчас второе по популярности слово после «коронавирус», мне кажется, это слово «удаленка», которое слышится вообще от всех и отовсюду. И вот, кстати, очередную доработку проходит закон о дистанционной работе, его могут принять уже к концу этого года, а с 1 января 2021-го он вступит в силу.

Александр Денисов: Да, слово действительно раздражающее, такое неприятное.

В законопроект внесены поправки, которые затрагивают и нас, и работодателя. Ну например, за 2 дня молчания в Сети работнику грозит увольнение, ну если он не выходит на связь по телефону, по интернету. Работодатель, значит, что обязан? Обеспечивать своих сотрудников, которые на удаленном режиме, всем необходимым оборудованием, программным обеспечением, средствами защиты информации.

Какие еще новшества в дистанционной работе нас будут ждать в ближайшем будущем? Насколько, главное, они выполнимы? Узнаем у наших экспертов. А вы поделитесь с нами своим опытом дистанционной работы.

Дарья Шулик: Мы подключаем к нашей беседе Вадима Квачева, доцента базовой кафедры ТПП Российской Федерации «Развитие человеческого капитала» РЭУ имени Г. В. Плеханова, и Алексея Мазурова, эксперта в области управления персоналом.

Алексей Мазуров: Здравствуйте, Дарья, здравствуйте, Александр.

Вадим Квачев: Здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте, коллеги.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Дарья Шулик: Ну вот смотрите, такие изменения внесены в закон, которым нас пугают с 1 января, что он вступит в силу. Насколько эти изменения действительно серьезны или сложны, я имею в виду для исполнения, как для работодателя, так и для работника?

Александр Денисов: Давайте начнем... Да, Вадим Григорьевич, давайте с вас начнем.

Дарья Шулик: Давайте, да.

Вадим Квачев: Мы имеем дело сейчас с законопроектом, который на самом деле де-факто просто подтверждает то, что уже и так существует на уровне неформальных договоренностей между работником и работодателем. Огромное количество людей, которые дистанционно работали до этого, де-факто работали, и их отношения были подтверждены совершенно обычным трудовым договором. Поэтому отчасти, конечно, нужна определенная легализация, но непонятно, как все это будет на практике работать на самом деле, это только будет видно исходя из процесса внедрения закона.

Дарья Шулик: Ну кстати, вот это требование по поводу того, что к работодателю сотрудник может прийти и потребовать оборудование для работы, оно же в принципе закреплено в Трудовом кодексе в 163-й статье. Зачем было это дублировать еще раз? Для чего это делается?

Вадим Квачев: Дело в том, что у нас по факту дистанционная работа никак не урегулирована, то есть огромное количество людей работает дистанционно по совершенно обычному трудовому договору, фактически на основе неформальной договоренности с работодателем. Я так понимаю, сейчас идет попытка подвести под это какую-то законодательную базу, формально это все оформить. Но это попытка угнаться за поездом, который уже далеко впереди на самом деле.

Александр Денисов: Алексей Михайлович?

Алексей Мазуров: Я бы по-другому немножко сказал, я бы коллегу немножко поправил. Потому что, во-первых, дистанционная работа действительно у нас есть с 2013 года, сейчас пытаются ввести изменения по оформлению перевода работников временно на дистанционную работу, вот эти изменения входят в трудовое законодательство. И будут проговариваться более конкретно взаимоотношения между работодателем и работником в части как раз, когда ему можно звонить, когда ему нельзя звонить, вот то, что вы сейчас озвучивали и говорили по поводу 2 дней.

Соответственно, если у нас даже в офис или на производство работник в течение дня не придет и не уведомит об этом работодателя, то это уже считается прогулом, а за прогул мы можем уволить. Просто более подробно расписывают то, что в принципе есть и что показала вот сейчас последняя практика. То же самое можно сказать про оборудование: работодатель обязан обеспечить работника необходимым оборудованием, то есть и компенсировать ему интернет, и компенсировать ему ноутбук, компьютер, принтер, это в принципе абсолютно нормальное требование, просто оно теперь пропишется в законе, в ТК, допустим, в том же.

Александр Денисов: Вадим, а вот да, Алексей Михайлович, конечно, хорошо сказал, все были бы только «за». Ну вот представьте, я приду к работодателю, я не хочу обидеть ничьих работодателей, но вот я заявляю, удаленно, у меня нет ноутбука. Он скажет: «Тебе зарплату платили, надо было покупать». – «А вот интернет?» – «Ну проведи себе и оплати, чтобы у тебя был безлимитный тариф». На этом разговор, я уверен, у большинства закончится.

Алексей Мазуров: Можно я поясню, если позволите?

Александр Денисов: Да-да.

Алексей Мазуров: Это касается, когда перевод, вот человек работал в офисе и его переводят на удаленку, на дистанционную работу, и тогда ему работодатель скажет: «Я же тебя перевожу, вот тебе и оборудование», – то есть здесь требовать ничего не придется. Понятное дело, что сейчас... А вот когда вновь приходящие работники, естественно, работодатели будут, скажем так, быстрее брать тех, у кого есть все уже, не надо дополнительно тратиться. А вот временно перевести в связи с пандемией или заново взять на новую работу, работодатель будет предоставлять необходимое оборудование, я в этом практически не сомневаюсь.

Александр Денисов: Да. А вот мы сейчас как раз и запустим опрос, вот любопытно, как ответят наши зрители: на удаленном режиме работать сложнее? Отвечайте «да» или «нет», подведем итоги.

Вадим, на ваш взгляд, это вообще реально, об этом можно говорить всерьез, о предоставлении оборудования и прочего? На мой взгляд, может быть, я ошибаюсь, трудовое законодательство самое неисполняемое, вот просто самое. Можно там написать вообще все блага, и пожалуйста, а все это будет регламентироваться неформальным договором: вот он тебе сказал «до свидания», и привет, и привет, Вадим?

Вадим Квачев: Я отчасти согласен, конечно, с коллегой, что, допустим, когда речь будет идти о высококвалифицированных специалистах, специалистах, которые интеллектуальным трудом занимаются, то здесь, конечно, как всегда трудовое законодательство будет исполняться. Когда будет речь идти о более рядовых сотрудниках, которые для работодателя меньшую ценность представляют, то очень часто инфорсмент будет проблематичным, как вы правильно сказали, как это действительно в трудовом законодательстве часто бывает, инфорсмент, то есть внедрение на практике вот этих юридических норм.

Александр Денисов: Да, вот так и хочется сказать: «Давайте-ка, сделайте мне инфорсмент», – и главное, чтобы понял тебя работодатель.

С рабочим временем как быть? Мы вот обсуждали с юристом, ну одни и те же вопросы всех беспокоят, вот звонит он тебе в 9 часов или в 10 и надо сделать, и что ты сделаешь? Возьмешь, сядешь и будешь работать, дети у тебя, не дети, это тоже никого не интересует. Алексей Михайлович?

Алексей Мазуров: Ну, здесь все просто на самом деле. Как оговаривается в трудовом договоре время работы в офисе, так же будет оговариваться время работы по дистанционке. А потом уже лично ваше мнение, брать телефон после 9 или не брать условно, когда вы вышли за график своего рабочего времени. Другое дело, что в продолжительности этого рабочего времени вас будут контролировать те или иные программами или звонками, но вне его вы имеете полное право не брать этот телефон.

Александр Денисов: Но вас наверняка в жизни просили остаться сверхурочно, поработать в офисе.

Алексей Мазуров: Да.

Александр Денисов: Вы что, доставали договор и говорили: «А вот»?

Алексей Мазуров: Нет, конечно, я всегда работал по 10–12 часов и как-то не парился из-за продолжительности рабочего времени.

Александр Денисов: То есть мы посоветуем не париться и всем на удаленном режиме? Ну звонят, работаем?

Алексей Мазуров: Нет, ни в коем случае я так не посоветую, я говорю конкретно про себя, у кого какая цель. Опять же правильно сказал коллега, какой уровень работы у него. То есть если специалист высокого уровня, естественно, он может чуть-чуть побольше под хорошую зарплату задержаться. Если у вас простая механическая работа, никто с вас требовать не будет, и там действительно стоит показать трудовой договор и сказать, что у меня рабочее время условно с 10 до 18.

Дарья Шулик: Алексей Михайлович, а вот еще интересный пункт по поводу увольнения сотрудника, если он в течение 2 суток не выходил в Сеть, на связь. Вот тут же тоже разные бывают моменты. Как, скажем так, доказывать уважительность и как работодатель будет доказывать, что не было в Сети? Ну разные на самом деле бывают причины, вот я зашел в Сеть, нет связи, перегружена связь, мы все помним, что у нас происходило весной, когда все засели на платформы обучающие, туда вообще никто не мог попасть, хотя все очень бились и очень пытались. Ведь ситуации разные бывают.

Алексей Мазуров: Вы знаете, скупым бюрократическим языком вам отвечу: работодатель обязан выяснить причину, почему работник не вышел на связь.

Дарья Шулик: То есть этим должен заниматься работодатель, работник не должен доказывать?

Алексей Мазуров: Да, работник обязан уведомить работодателя. То есть работник в случае невыхода на связь должен его предупредить: «Я не буду на связи, я не могу».

Дарья Шулик: А каким образом он должен его уведомить? Позвонить ему? Тот скажет: «А он мне не звонил». Или написать письмо, или телеграмму отправить?

Алексей Мазуров: Письмо написать. Вот сейчас, кстати, в этот законопроект вносят то, что электронная переписка является, приравнивают ее к бумажной.

Дарья Шулик: А если у него нет связи по каким-то причинам, как он ему электронное письмо-то направит?

Алексей Мазуров: Я не договорил.

Дарья Шулик: Извините.

Алексей Мазуров: Когда у него появится связь, он должен предоставить объяснение.

Дарья Шулик: Так его к тому моменту уволят, нет?

Алексей Мазуров: Нет, работодатель не имеет права его уволить, не разобравшись в ситуации.

Дарья Шулик: Так.

Алексей Мазуров: Он должен спросить объяснительную в первую очередь и только тогда на основании этой объяснительной принимать решение. Просто так если человек у нас пропал, мы его не можем уволить, даже если его полгода нет, у него считается один прогул. То есть пока мы не разберемся, почему он не вышел на связь, мы по закону его увольнять не можем. То есть запрашивается, почему, по какой причине, причины эти все указаны в ТК, все, то есть там все просто на самом деле.

Дарья Шулик: Ну просто чтобы успокоить, а то у нас в SMS-чат очень многие пишут сообщения о том, что все, теперь так легко будет работодателю расстаться с работником, так что не переживайте, это будет нелегко. Давайте, кстати, послушаем наших телезрителей.

Алексей Мазуров: Наоборот. То, что впишут в кодекс, будут сложнее вот эти все вещи, понимаете, уволить работодателю работника.

Дарья Шулик: Давайте послушаем телезрителей, у нас есть много звонков. Игорь из Калуги, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Дарья Шулик: Слушаем вас.

Зритель: Я считаю, что удаленку мы придумали, чтобы в очередной раз создать себе проблему. Соблюдайте правила, маски одевайте, перчатки, дезинфицируйте вот эти вот кабинеты, и свои компьютеры, и все, на чем работаем. Не может же милиция уйти на удаленку, не могут врачи уйти на удаленку...

Дарья Шулик: Ну так их не отпускают туда.

Зритель: ...ребята, которые работают на плотах, вот ту же рыбу ловят, там какая скученность? Нефть добывают на этих, на буровых, они же не уйдут. А вот эти кабинетные работники, ну господи... А потом ведь, когда ты... Ведь ну как русский народ может работать? –при помощи кнута и пряника. Если вот не будет ощущения, что начальник где-то рядом стоит и ты не дай бог...

Дарья Шулик: Дома кнута недостает, да, для хорошей работы?

Зритель: Вот-вот-вот. Вот я лично люблю, когда меня подойдут и похвалят: «Вот молодец, молодец...»

Дарья Шулик: А вы работаете сейчас?

Зритель: Работаю, а как?

Дарья Шулик: На удаленке или вживую?

Зритель: Нет, удаленка, я считаю, это все глупость. Вот видите, эксперт говорит, это надо как-то, что-то, чтобы он отправил, какие проблемы, нужно звонить, нужно дозвониться. Как контролировать, сколько он? Положено с 8 до 17 работать, может, он там полчаса посидел, на кнопочки нажал и пропал, а платить-то надо за полный рабочий... Это вообще как бы ну не вяжется с логикой, ну не вяжется.

Александр Денисов: Игорь, вы знаете, вы сказали, что врач не может удаленно работать, – так сейчас как раз и работают, телемедицина, звоните через приложение и рассказываете, что у вас там да как. Другое дело, что...

Зритель: Правильно, но это всегда так было, всегда так было, из деревень, откуда-то звонили, их консультировали. Но это же было, как его, до этой...

Александр Денисов: До этой, да.

Дарья Шулик: До пандемии.

Зритель: До эпидемии это когда было. Ну глупо, понимаете. Вот едет полная, набитая маршрутка людей, никто ничего не боится, если они в масках. Почему тогда не возят треть маршрутки, не 100 человек, а 35?

Дарья Шулик: Вот ключевое слово «если они в масках», не все же в масках, не все их носят.

Зритель: Вот-вот, контролируйте, правильно, контролируйте, чтобы работники соблюдали вот эти все правила, и все будет прекрасно. Я считаю, что это просто... И правда, и люди нервничают, что вот вдруг я работаю, а там я не смогу доказать, что я работал, был на месте, меня... Под этот шумок ведь можно от неугодных, вы сами понимаете, избавиться только...

Александр Денисов: Легко. Игорь, спасибо.

Дарья Шулик: Спасибо. В общем, нужен кнут обязательно, начальник с кнутом.

У нас есть еще один звонок, Татьяна из Волгограда. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Дарья Шулик: Слушаем вас.

Зритель: Я хочу сказать, что я не согласна с мнением, что работодатель, если он переводит на удаленку, такой добрый и хороший, скажет: «Вот вам ноутбук, я оплачу вам интернет». То есть с марта месяца мы находимся на удаленке, сразу поставили условие: купите ноутбук, интернет чтобы был в полном достатке; если у вас сломался ноутбук, это ваши проблемы...

Дарья Шулик: Татьяна, а где работаете, в какой сфере?

Зритель: Это охранное предприятие огромное.

Дарья Шулик: Ага.

Зритель: Поэтому до сих пор, то есть даже когда остальные вышли уже с удаленки, наше предприятие осталось на удаленке, потому что руководители посчитали, что аренду платить в офисе не надо, «коммуналку» платить не надо, это очень выгодно и очень удобно. А сотрудники, которые не согласны были купить ноутбук, им просто указали на дверь, если кто-то с чем-то был не согласен. С работой сейчас очень тяжело, и поэтому люди замолчали и выполнили все требования. И где бы вы ни прописали в законе, закон далеко, а работодатель вот здесь, в соседнем кабинете, и если сотрудник против, то, значит, он идет искать другую работу, которую сейчас найти очень сложно.

Александр Денисов: Да, спасибо, Татьяна.

Дарья Шулик: Спасибо, спасибо, Татьяна. Ну вот то, о чем мы действительно ранее говорили, что в законе можно прописать все, а в жизни, к сожалению, происходит совершенно по-другому.

Александр Денисов: А вот у нас интересное сообщение из Калининградской области, Михаил Михайлович Жванецкий же умер недавно, а все его фразы бессмертны: «Может, в консерватории что-то изменить?» – Калининградская область повторяет. Под консерваторией что можем подразумевать? – выпадающее звено, вот эти профсоюзы, ну чтобы люди ходили и выбивали. А сейчас вот как-то этого нет, может быть, в этом и причина? Конечно, какой работодатель захочет нести расходы, «ноутбуки вам сейчас всем куплю». Вадим, как считаете?

Вадим Квачев: У нас очень сильно такое антипрофсоюзное законодательство, и у нас очень сложно проводить забастовки, поэтому у профсоюзов не очень большая сила и возможность влиять в том числе на условия труда. Вот история, которую телезрительница рассказала последняя, мне кажется, достаточно типична в этом отношении, потому что, действительно, очень часто у рядовых работников не очень много возможностей влиять на свои собственные условия труда. Ну то есть высококвалифицированный работник может переместиться, другую работу найти, но если мы говорим про регионы, если мы говорим про средний уровень квалификации и низкий уровень квалификации, то это все очень проблематично, и приходится соглашаться вот как в примере, который телезрительница рассказала, с тем, что делает работодатель.

Александр Денисов: Вадим, а вы заметьте, сколько мы обсуждаем с вами, минут 20, вы оба синхронно говорите об одном и том же, что позволено Юпитеру, то не позволено Быку. Как себя поставил: если ты ценный работник и если твоя потеря действительно является серьезным ударом для работодателя, все тебе будет, а если нет, ну как бы извини. В какой-то мере это тоже справедливо, Алексей Михайлович?

Алексей Мазуров: Это жизнь, это на самом деле жизнь, и, наверное, просто принять это нужно. По поводу... Надо поменять местами, вернее разделить беседу, есть общее и есть частное. То, что случилось с предыдущей девушкой, это действительно ужасно, на самом деле, и это надо искоренять, но это взят какой-то конкретный работодатель. И в любом случае, если такие условия будут озвучены в законе, это лучше, чем если бы их не было вообще, я имею в виду предоставление того же оборудования для работы, правильно?

То есть мы с вами говорим о том, что в законодательстве должно быть это внесено, с этим спорить, мне кажется, не стоит, а вот на местах как это все будет выполняться, здесь уже нужен контроль профсоюза ли либо активная какая-то другая позиция, либо действительно стать настолько ценным сотрудником, на любом уровне причем, абсолютно на любом, это может быть рабочая профессия, это может быть руководитель какой-то, ну на любом уровне можно стать ценным сотрудником, которого постарается работодатель обеспечить.

Александр Денисов: Да. Вы знаете, я, кстати, вспомнил, у меня мама учителем в школе работала, сейчас на пенсии, ей ноутбук выдали в школе, выдали ноутбук, да.

Дарья Шулик: Давайте послушаем, у нас есть еще один звонок, из Москвы к нам дозвонился Павел. Павел, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Дарья Шулик: Слушаем вас.

Зритель: Я вот как раз по поводу продолжения, что женщина передо мной дозвонилась, личный опыт вам могу рассказать. Получил я деньги на, так сказать, работу на удаленке, на 300 тысяч купил себе как раз компьютер, принтер, бумага печатная, интернет, кстати, провел, которого не было, и все то, что сопутствовало…

Александр Денисов: Павел, мы не ослышались, на 300 тысяч или на 30?

Зритель: На 300 с лишним тысяч, на 304 на память если.

Александр Денисов: Что ж там за компьютер такой вы купили?

Дарья Шулик: Триста четыре тысячи?

Зритель: Вот. Фотоаппарат, нужно было съемки делать для работы...

Дарья Шулик: Ага.

Зритель: Ну хорошее все купил. И даю в налоговую инспекцию все эти документы... А, тетради, нужно записи было делать общие.

Дарья Шулик: А где вы работаете, Павел, в какой сфере вы работаете?

Зритель: Народные промыслы.

Дарья Шулик: Интересно.

Зритель: И из всего налоговая посчитала только общие тетради с записями, не посчитала ни расходы на интернет, не приняла ничего, ни на интернет, не посчитала амортизацию, не стали считать. Поэтому помимо того, что выдадут рабочим, допустим, получат от работодателя, а как с налоговой все это будет?

Александр Денисов: Павел, спасибо большое, спасибо. Вот хочется заняться народными промыслами, чтобы по 300 тысяч...

Дарья Шулик: Да, прямо заинтересовало.

Александр Денисов: ...на компьютер отдавать, промышлять дальше.

Дарья Шулик: У нас есть итоги опроса. «На удаленке работать сложно?» – «да» 71%, «нет» 29%. Цифры говорят сами за себя.

Александр Денисов: Да, попрощаемся. Уважаемые собеседники, спасибо вам большое за интересный разговор.

Дарья Шулик: Спасибо.

Александр Денисов: На связи с нами были Вадим Квачев, доцент базовой кафедры Торгово-промышленной палаты Российской Федерации «Развитие человеческого капитала», а также Алексей Мазуров, эксперт в области управления персоналом. Спасибо.

Дарья Шулик: Спасибо. Ну а сейчас новости.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Он вступит в силу с 1 января 2021 года