Не зарплаты, а игра в статистику

Не зарплаты, а игра в статистику | Программы | ОТР

Каковы реальные оклады у бюджетников в регионах

2021-02-10T21:23:00+03:00
Не зарплаты, а игра в статистику
Дорожает даже мусор
Индекс Масленицы. Торговля личными данными. Дорогой мусор. Связь в глубинке. Помощь безработным
Хоть какая, но занятость
Село: абонент недоступен!
Домик с окнами в ад
Безработные с приданым
ТЕМА ДНЯ: Мусор дорожает
Индекс Масленицы: блин, как всё дорого!
ОПЕК-батюшка, нефть-матушка…
Торговля данными о россиянах
Гости
Игорь Строганов
доцент кафедры предпринимательства и логистики РЭУ им. Г.В. Плеханова
Денис Парфенов
депутат ГД РФ

Александр Денисов: «Спасибо, Настя!» – должны сегодня сказать все бюджетники, кому Настя, кому Анастасия Сергеевна. Владимир Путин дал отповедь чиновникам за игру в статистику при отчетах о зарплатах бюджетников, поручил проверить порядок начисления в системе здравоохранения, образовании и в науке. Вот кашу как раз заварила сотрудница новосибирского Института цитологии и генетики Настя Проскурина, которая на неделе пожаловалась президенту, что получает 25 тысяч, а не 80, как отчитывается регион перед Москвой.

Владимир Путин: Смысл, хочу напомнить, не в отчетах, а в том, чтобы обеспечить достойный уровень оплаты труда специалистов здравоохранения, образования, культуры, социальных служб, важнейших для общества и страны сфер. Однако очень часто мы видим, во всяком случае бывает, так скажем аккуратненько, что некоторые наши службы играют в статистику. В результате что получается? – что по отчетам все вроде бы сходится, а сходится это подчас за счет различных, повторяю, каких-то ухищрений.

Александр Денисов: Если вы заняты в бюджетной сфере, в здравоохранении, в образовании, в той же науке, обязательно позвоните нам, расскажите, как на бумаге, как по отчетам и как в жизни, как у вас в квитанциях с зарплатами.

Марина Калинина: Ну или пишите на наш SMS-портал, сообщения принимаются.

Александр Денисов: В общем, дайте знать.

И на связи у нас Денис Парфенов, депутат Госдумы. Денис Андреевич, добрый вечер.

Денис Парфенов: Добрый вечер.

Александр Денисов: Денис Андреевич, вот эта ситуация с Институтом цитологии и генетики, ну так получилось, он на этой неделе всплыл, так сказать, в хрониках. По форме все правильно, по сути, говоря по-простому, ни фига. Вот средняя зарплата там действительно 200% по экономике региона, 70 тысяч с чем-то. Но если покопаться, вскрыть, так сказать, подноготную, выясняется, что у 30% сотрудников зарплата выше, чем 200% по региону, у 70% ниже. Самое интересное, сколько денег на счетах, – 30 миллионов болтается. То есть вместо того, чтобы подтянуть вот эти 70%, у них болтается. Как мы это должны квалифицировать, Денис? Как уголовку, как саботаж майского указа президента 2012 года, как административное нарушение? Как мы будем за это наказывать?

Денис Парфенов: Сначала, уважаемые коллеги, буквально 20 секунд по поводу ужесточения законодательства о митингах. Просьба не повторять ошибки других средств массовой информации, которые говорят, что Госдума приняла, как будто бы проголосовали все единогласно, – нет, коммунисты были против, а приняли голосами «Единой России», вот.

Что касается зарплат, здесь, уважаемые коллеги, вы совершенно правильно говорите, потому что на самом деле арифметика здесь у чиновников очень простая. Ну представьте, допустим, есть один главврач, который получает, допустим, обычно у них очень хорошие зарплаты, на уровне 400–500 тысяч рублей, и, значит, допустим, 20 просто медицинских работников, которые получают зарплату по 25 тысяч рублей. Складываем все вместе, получаем почти 50 тысяч средней заработной платы.

Александр Денисов: Денис Андреевич, позвольте, я вас поправлю. Когда президент обсуждал эту историю с кабинетом министров, он сразу оговорился: в зарплатный фонд не включалась зарплата директора, у него там 300 тысяч с чем-то, она как раз не входила, она как раз не входила вот в данном случае.

Денис Парфенов: Дело в том, что есть еще целый ряд манипулятивных техник, которые позволяют говорить о более хорошем выполнении майских указов, чем есть на самом деле. Например, в свое время при расчете средней заработной платы стали учитывать целый ряд категорий, я имею в виду среднюю заработную плату по региону, стали учитывать целый ряд категорий, которые раньше не входили, и благодаря этому, это было в году, чтобы не соврать, по-моему, в 2014–2015-х, и, значит, этот размер средней заработной платы снизился, а значит, ее удвоенный размер, то, что предполагалось по майским указом, достигнуть стало легче, поэтому показатели приблизились к желаемым чуточку сильнее, чем могли бы до этого.

Александр Денисов: Денис Андреевич, ключевой вопрос – в чьих интересах вот эти вот игры в статистику? Что, вокруг директора вот это вот собралась местная элита 30%-я, которой надо, значит, платить, а остальная челядь 70%-я, бог с ней, как-то проживет, пусть скажут спасибо? В чьих интересах? Почему это складывается так?

Денис Парфенов: Ну, директор, при всем уважении к этой должности, в данном случае лишь мелкая сошка. Нужно понимать, что это системная проблема. Есть огромный, в общем-то, класс чиновников, это бюрократический аппарат, есть высшее руководство страны, которое так или иначе находится уже достаточно в высших эшелонах власти. Сказать, что эти люди все поголовно прямо заинтересованы в росте жизни наших сограждан, было бы большим преувеличением. Понимаете, у правящего класса свои задачи, у них в первую очередь рост собственных доходов, личное обогащение, существование в таком паразитическом виде за счет экспорта природных ресурсов, и у них это все прекрасно получается.

При этом расходы на социальное обеспечение населения, на образование, здравоохранение, хорошие зарплаты для бюджетников и так далее, это для них зачастую воспринимается, понимаете, как издержка, не как вложение в человека, для того чтобы он рос, развивался, хорошо себя чувствовал, а просто как нагрузка на государство. В общем-то, если бы от нее удавалось избавиться, я думаю, что они бы несильно возражали. Собственно, поэтому мы с вами и видим, что у нас, например, население уменьшается, и каких-то действенных мер по борьбе с вымиранием нашего народа просто не предпринимается, минус 500 тысяч человек за прошлый год, это уже ельцинские темпы вымирания, как было в 1990-е гг. Поэтому здесь нужно совсем по-другому этот вопрос ставить, понимаете, серьезно...

Марина Калинина: Денис Андреевич, а давайте с практической точки зрения подойдем к этому вопросу. Понятно, что бюджетникам нужно платить нормальные зарплаты, о чем, собственно, Владимир Путин и говорил. Но где взять деньги, как говорится? Потому что многие регионы должны залезать в карман к коммерческим банкам подчас и не могут эти деньги найти, потому что все деньги передаются в федеральный центр. Так, может быть, систему перераспределения доходов как-то поменять вообще, в корне?

Денис Парфенов: Во-первых, перераспределение – да. Во-вторых, нужно совсем по-другому искать источники.

Марина Калинина: Вот.

Денис Парфенов: Понимаете, вот сейчас, например, одним из основных источников поступлений в бюджет является НДС, а НДС, чтобы вы понимали, это налог на развитие, то есть он обкладывает по форме добавленную стоимость. То есть у вас высокотехнологичная продукция, в которой этой добавленной стоимости много, становится невыгодной для производства, поэтому проще производить сырье, гнать его за границу и, собственно, с этого получать средства.

Вот если пересматривать формирование налогов, то обкладывать надо доходы, понимаете? Вот у нас сколько мы уже бьемся головой об эту стену о том, что нужно наконец ввести прогрессивный налог на доходы богатых, чтобы платили, как в Европе, по 50, 60, 70% от доходов больше нескольких миллионов долларов. Но у нас же не хотят это делать, у нас, вон, сделали жалкое подобие прогрессивного налога, на него без слез не взглянешь, что там, больше 5 миллионов рублей в год, на 2% больше – это ничто для бюджета, это 60 миллиардов рублей. Да, сказали, что пойдет на лечение детям, слава богу, хоть не олигархам в карман, но все равно этого недостаточно, понимаете?

Поэтому, во-первых, искать новые источники, а они есть, их достаточно, понимаете, у нас налоговых инспекторов примерно столько же, сколько долларовых миллионеров: к каждому можно приставить по одному инспектору, и платить будут как миленькие. А во-вторых, конечно, перераспределение. У нас, понимаете, сейчас бо́льшая часть средств из регионов уходит в федеральный бюджет, а потом возвращается туда, но только тем губернаторам, которые лояльны, которые нужный результат на выборах обеспечивают и все прочее. А система должна быть другой: там, где зарабатывают, там деньги в основном и должны оставаться, и в таком случае... будут заинтересованы в развитии своего региона.

Александр Денисов: Денис Андреевич, ну вот вернемся к конкретному примеру. Вот с этим институтом все было в порядке и без распределения, без повышенного налога, я говорю, на счетах болталось 30 миллионов. Почему директор этого вуза, его замы, не вуза точнее, Института цитологии и генетики, не боится таким образом распределять зарплаты? Когда есть деньги, но при этом нарушается предписание президента, его майский указ, опять повторю, 30% больше положенного получают, 70% меньше. Где ответственность? Там что, ответственности никакой не предусмотрено? Тебя поставили на эту должность, это государственный чиновник, ты обязан выполнять, что тебе скажут, это не какая-то частная лавочка. Почему они не боятся?

Денис Парфенов: Понимаете, в чем дело, коллеги? Можно там наказать этого директора, не знаю, выгнать его, что угодно с ним сделать, придет другой и будет проводить ту же самую политику. Почему? Потому что, еще раз говорю, ее корни находятся в принципе в том, как выстраивается вся социально-экономическая политика в государстве. Если человек не является по сути, не на словах, а по сути, главным ее приоритетом, то такие эксцессы будут носить массовый характер, это не будет чем-то из ряда вон выходящим, это будет обычной практикой, что можно одним дать много, а другим, большинству, не дать ничего и за это не нести ответственности. Да, вот конкретно на этого, может быть, сейчас президент из-за того, что обратил внимание, может, его уволят, но я вас уверяю, что в этом учреждении порядка не будет просто потому, что, я говорю, придет другой чиновник и будет проводить ту же самую линию.

Александр Денисов: Как в других учреждениях, давайте узнаем.

Денис Парфенов: Если, допустим...

Александр Денисов: Да, давайте узнаем, Денис Андреевич, мы поняли, ничего не поменяется.

Денис Парфенов: Была в свое время идея сделать, чтобы привязать, например, оклады руководителей определенных звеньев к средней опять же зарплате по предприятию без учета зарплаты тех же самых руководителей, по предприятию, подчеркиваю. Во многих организациях так делается, вот, например, есть предприятие «Звениговский», народное предприятие, с которым у нашей партии очень хорошие отношения, вот там директор имеет самый высокий коэффициент зарплаты – 4. Понимаете, то есть он не в 10, не в 20 раз получает больше, а в 4 раза, и у него есть, конечно, интерес, чтобы себе повысить зарплату, повысить зарплату работникам.

Александр Денисов: А вы слышали, часто гуляет предложение привязать зарплату депутатов к средней по стране, Денис Андреевич? Раз уж мы по предприятиям...

Денис Парфенов: У нас была такая инициатива, ее не поддержали.

Александр Денисов: Не поддержали.

Денис Парфенов: Наши коллеги из «Единой России» ее не поддержали, сказали: «Нет, мы не согласны с вами, не будем зарплату депутатов приравнивать», – хотя мы предлагали это.

Александр Денисов: В Госдуме всегда удобно, есть на кого свалить: эти не поддержали, те не поддержали и так далее.

Денис Парфенов: Ха-ха-ха, ну извините, знаете, это такое дело, что они сначала...

Александр Денисов: Хорошо, что есть «Единая Россия», да, всегда этим объяснить можно.

Денис Парфенов: ...для того чтобы волеизъявление граждан сфальсифицировать, а потом говорят: «Идите вы на фиг со своей зарплатой», – ну такой себе...

Александр Денисов: Да. Послушаем, как в научном мире в других учреждениях обстоят дела. Борис из Москвы, добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер.

Прежде всего хочу сделать комплимент вам и вашим соведущим, всегда прекрасно выглядите, на вас очень приятно смотреть. Единственный канал, где ведущие хорошо выглядят.

Александр Денисов: Где красавцы, да.

Марина Калинина: Да.

Зритель: Что касается зарплат, я старший научный сотрудник в одном из институтов Академии наук города Москвы, далеко не самом последнем. Вот я хочу сказать, у нас самую проблему, которую не затронула коллега, которая жаловалась лично Путину, – это то, что вот все эти зарплаты формируются следующим образом, что есть оклад, который составляет всего там 18–20 тысяч, дальше это бюджетные надбавки, всякие стимулирующие выплаты, зарплата по выполнению грантов, зарплата при выполнении внешних...

Александр Денисов: А вот, кстати, Борис, да, вы знаете, там еще была оговорка, вот на сегодняшнем совещании у президента объяснил кто-то, Фальков объяснил, он говорит: «Да, у нее была зарплата 57 тысяч, правда, она получала грант Российского фонда фундаментальных исследований». Вот мне интересно, гранты записывают в зарплату, вот любопытно, и отчитываются, что они подняли.

Зритель: Вот получается, вот я честно могу сказать, что я в сумме получаю ту зарплату, которая положена по двойному прожиточному минимуму в Москве, я получаю ее в сумме. Но старт мой 20 тысяч, и мне еще ничего, потому что я работаю уже больше 10 лет, у меня уже есть гранты, хоздоговора, из года в год я как-то выруливаю, у меня мой коллектив, я руководитель лаборатории, у меня 10 человек, которые тоже, так сказать, мне хватает не только себя, так сказать, прокормить и найти столько работы помимо стимулирующих выплат, которые платит государство.

А вот чтобы взять молодого сотрудника, я вынужден вывешивать на сайте только вот этот оклад 20 тысяч, потому что все остальное здесь стимулирующие выплаты, все выплаты за написание статей, за гранты, они прибавляются постепенно. Разве можно молодого сотрудника уговорить пойти на 20 тысяч? Он должен хотя бы год-полтора проработать, чтобы у него пошел вот этот вот зарплатный рост, хотя у нас дирекция старается нам помочь, у нас, так сказать, честно могу сказать, у нас достаточно нормальная дирекция...

Александр Денисов: Борис, и, похоже (извините, что перебиваю), такая же история и у учителей в школах, приходит молодой специалист, наверное, такая же петрушка, и у врачей тоже.

Зритель: Да. Мне бы хотелось предложить нашим депутатам Госдумы и президенту, чтобы все эти надбавки наконец превратились в оклады хотя бы тысяч по 50, а дальше уже, да, пожалуйста, стимулирующие надбавки и так далее. Нет окладов нормальных. У меня инженер, оклад 17 413 рублей он получает, дальше вместе со всеми надбавками и так далее, и так далее его зарплата доходит до 80 тысяч в среднем по году. Но беру я человека на 17, все остальное я не могу, «беру» имею в виду я в лабораторию, а берет, естественно, институт как работодатель, но первоначальная ставка, на которую человек оформляется, это 17–20 тысяч.

Александр Денисов: Борис, спасибо большое, все правильно рассказали, разложили.

Марина Калинина: Спасибо. Денис Андреевич, вот как вы можете прокомментировать эту ситуацию? Вот конкретная ситуация у конкретного человека. И это предложение.

Денис Парфенов: Ну, я бы даже, наверное, начал с того, чтобы два небольших комплимента сделать, во-первых, «Общественному телевидению» за то, что организует диалог общества, средства массовой информации и властью, а во-вторых, собственно, нашим зрителям, потому что, на мой взгляд, очень квалифицированное мнение было высказано. Действительно, правильно, такая проблема существует, она довольно острая во многих сферах, и наши учителя даже довольно грустно, но остроумно шутят, что работают на полторы ставки, потому что на одну есть нечего, а на две есть некогда.

Я согласен, надо, конечно, разрабатывать и продвигать в том числе вот такую законодательную инициативу. Другое дело, уважаемые коллеги, нужно опять же здесь относиться реалистически: хороших законов в Госдуме лежит довольно много, там и наша фракция предлагала порядка 20 законов, с помощью которых, если их принять, можно очень быстро и существенно изменить к лучшему жизнь...

Марина Калинина: Давно лежат-то?

Денис Парфенов: Разные, они в разное время вносились, некоторые лежат уже года 3–4, некоторые лежат, ну они относительно свежие, несколько месяцев.

Понимаете, нужно, чтобы у правительства, и президента в том числе, и у партии власти появилась политическая воля к тому, чтобы эти законы были приняты, а воля эта не появляется просто так ни по нашему доброму слову, ни по нашему доброму желанию. Она появляется, только если на власть оказывают давление, давление общественного мнения в разных формах. Я не говорю, что надо, так сказать, с сегодня на завтра выходить на митинги, хотя этого власть боится больше всего, надо организовывать, значит, общественные движения, собирать тысячи, сотни тысяч подписей, можно это все настойчиво доводить до власти. Нужно, чтобы по всем каналам...

Александр Денисов: Денис, да мы можем прямо сказать, что на митинги ходить бессмысленно...

Денис Парфенов: Когда все это вместе, тогда это работает.

Александр Денисов: Денис, Денис...

Денис Парфенов: Да-да?

Александр Денисов: Сделаем верный акцент: туда ходить бессмысленно, на эти митинги и прочее, – надо ходить на выборы, выбирать партию, которая, ты считаешь, представляет твои интересы...

Денис Парфенов: Согласен, и контролировать, чтобы...

Александр Денисов: Это единственный инструмент, все остальное – это просто шумиха, возня и протокол в полиции.

Денис Парфенов: Ну, не скажите, не скажите, митинги... На митинги КПРФ можно ходить, они обычно согласованы, там дубинкой никого не будут...

Александр Денисов: Денис, не будем призывать людей, все-таки это... Спасибо. Денис Парфенов, депутат Госдумы, был у нас на связи.

И наш следующий собеседник – Игорь Строганов, доцент кафедры предпринимательства и логистики Университета имени Г. В. Плеханова. Игорь, добрый вечер.

Игорь Строганов: Да, добрый вечер.

Александр Денисов: Игорь, вы знаете, да, вот я вспомнил еще анекдот, про учителя речь зашла, анекдот про учителя. Знаете, грабитель его останавливает на улице и говорит: «Быстро гони кошелек и часы!» Ну, на языке учителей «часы» – это нагрузка, ставка. Он говорит: «Кошелек отдам, часы нет». Учителя работают с адским количеством часов, с большущей нагрузкой, и это тоже статистику подогревает и ее же искажает, то есть много ставок.

Сегодня зашла речь у президента о тарификации, чтобы все-таки была внятная базовая понятная тарификация. Вот он сказал, что на одной улице в учреждении может быть одна базовая ставка, через дорогу другая, так же и с учителями, в разных регионах по-разному. Почему мы не можем себе позволить единую тарификацию по всей стране, внятную, понятную, с базовыми, с нижним порогом, как сегодня говорили? Почему, я понять не могу?

Игорь Строганов: Дело, наверное, в том, что сама по себе система достаточно запутанная, она во многом унаследована из СССР, она практически все оттуда берет. Плюс она берет какие-то элементы рынка, которые в принципе, например, для бюджетников рынок, в общем, не очень сильно должен быть. Ну то есть такой момент, например, что очень многие университеты должны сейчас по своей деятельности зарабатывать деньги, ну то есть вести предпринимательскую деятельность, говоря простыми словами. Но так как...

Александр Денисов: Да, Игорь, свои пять копеек внесу: президент сегодня даже назвал этот расклад, 70% федеральные деньги, 30% зарабатываешь сам. Я еще подумал, интересно, как больницы заработают или как школы заработают, вот интересно.

Игорь Строганов: Именно. То есть от этого возникает такой тоже, мы с вами несколько раз про это говорили, я это называл определенного рода шизофренией, что, с одной стороны, мы социальное государство, в котором есть бюджетники, в котором есть определенные социальные платежи, определенная, в общем-то, забота о людях, а с другой стороны, мы видим ситуацию, в которой мы немножко своеобразно вроде как и рынок, вроде как давайте выживайте те, кто могут выживать, выживайте в рынке, зарабатывайте деньги и так далее.

Но давайте честно: в общем-то, учитель, наверное, как и педагог в университете, как и врач, – это та профессия, которая должна зарабатывать деньги своим трудом, неважно, это бюджетник, это работник какого-то платного медицинского либо образовательного учреждения, но есть профессии, которые в принципе не должны чувствовать, что они вот выживают как таковые, как вот из анекдота, либо, соответственно, полторы, на одну есть нечего, на две ставки, соответственно, некогда, как совершенно правильно коллега сказал.

И здесь момент такой, что система сама по себе очень запутана, но мне кажется, что, не буду говорить, что до недавнего времени, может быть, и по сейчас она устраивает очень многих чиновников. В силу того, что у нас очень многие инициативы очень красиво выглядят озвученными, они очень красиво выглядят в цифрах и в отчетности, в статистике, но они не реализуются, они идут на бумаге чисто.

И нам отчитываются, что вот повысили зарплату таким-то сегментам, вот добавили бюджетных средств, вот все замечательно, а потом выясняется что? – что, чтобы учителю получить вот эту высшую по региону зарплату в 200%, нужно взять на себя дополнительную ставку, нужно взять на себя классное руководство, нужно заполнить дополнительные кружки, нужно привлечь людей в эти кружки и так далее. И вот эти 30%, кстати, это чаще всего именно кружки, то есть дополнительная деятельность. Скажем, у ребенка в школе в этом году ввели платную продленку, там она несильно большие суммы, но, видимо, вот это как раз просто школа зарабатывает.

Марина Калинина: Но так же и больницы пытаются зарабатывать и поликлиники, где есть платные отделения, потому что все пытаются выживать, это, конечно, совершенно неправильно...

Игорь Строганов: Да..., это подразумевает платные услуги. Есть бесплатная медицина, у нас, слава богу, сохранился вот этот вот артефакт Советского Союза, это бесплатная медицина, пока еще где-то...

Марина Калинина: Ну вот все призрачнее и призрачнее как-то становится, к сожалению.

Игорь Строганов: Да, призрачнее. Хотя на самом деле в бесплатной медицине очень неплохо лечат. Сколько отзывов моих знакомых, которые вынуждены были лечиться именно бесплатно, по государственным процессам, квотам, в принципе лечились очень хорошо...

Александр Денисов: Только там и лечат.

Игорь, у нас учитель на связи, как раз дозвонилась Елена из Волгограда, давайте поговорим. Елена, добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте.

Я преподаватель детской школы искусств, это дополнительное образование. Стаж работы 35 лет, город Суровикино. Вы знаете, у нас базовый оклад 12 200, в этом году вот подняли. В том году было 8 тысяч, тогда платили стимулирующие, а в этом году стимулирующие отменили, за выслугу лет у нас не платят, то есть у нас уравняли зарплату с теми, кто только пришел и работает первый год, и тот, кто работает 35 лет.

Платные услуги, в моих платных услугах мои дети совершенно не нуждаются, они поступают абсолютно без дополнительного репетиторства, заканчивают колледжи, консерватории, за 35 лет работы у меня достаточно много учеников...

Александр Денисов: Елена, какая зарплата у вас? Сколько получаете и какая нагрузка?

Зритель: Базовый оклад 12 200 у меня, собственно, как и у всех в нашей школе, а нагрузка у меня больше двух ставок.

Александр Денисов: То есть вы получаете примерно 25 тысяч?

Зритель: 25 600 я получаю, да, и больше мне зарабатывать никак не дают.

Александр Денисов: Ага. И по отчетам это все гладко, как и положено, 200% по экономике региона, да?

Зритель: Да-да-да, в принципе да, практически столько же, сколько и в прошлом году, хотя вот базовый оклад у нас подняли...

Александр Денисов: Елена, спасибо большое, хорошо рассказали.

Игорь, вот еще какой момент. С тем же Институтом цитологии и генетики несчастным, мы его на клочки рвем сегодня весь эфир, еще такая история. Президент обратил внимание, что 80 человек, там в институте 380 человек трудятся, а 80 из них работают на полставки. Ну бог с ним, кто-то, может быть, кому-то и тяжело. Но вот этот момент меня тоже смущает, мне кажется, это тоже удачное поле для игры в статистику.

То есть если, например, предъявлять претензию: «А что это у вас человек так мало получает?» – «Ну вот он просто на полставки». А возьми человека на полставки, ну что, там будут отмерять этот объем работы? Вот сколько положено, столько ты и сделаешь, ну а все, по документам у тебя полставки. Это тоже игра, понимаете, и на две ставки натягивают, обманывают, в общем-то, игра не по правилам, и на полставки тоже жульничество.

Игорь Строганов: Так везде вот эта игра, конечно. Вот то, что говорил, звонил Борис, совершенно замечательный звонок, потому что все до боли знакомо, что называется. Вся вот эта система, когда ты получаешь определенного размера оклад, да, отлично, но при этом к нему добавляются выплаты, бонусы, какие-то дополнительные выплаты, какие-то опять же бонусы по итогам квартала, года и так далее, все это запутывается в какую-то огромную систему, в которой в принципе продраться, не понимая, что там происходит, невозможно. И в этой системе очень легко людям, которые этим занимаются, крутиться так или иначе.

То есть нередкая ситуация, когда, например, бюджетным учреждениям выдают немножко меньше денег, чем нужно, потом под конец года, особенно если какая-то проверка пошла, резко идет нарастание выплат, то есть нужно перед декабрем, в декабре прямо резко выплатить много-много. Почему? – потому что компенсируют вот эти общие выплаты. То же самое полставки. Сколько человек в России в принципе, даже в коммерческих учреждениях, работают на частичной, на неполной занятости, получают свои официальные там 6, 4, 8...

Александр Денисов: И не по своей воле, Игорь, сделаем замечание, не по своей воле, потому что их так взяли.

Игорь Строганов: Конечно, потому что в итоге человек-то работает полностью, человек работает все 48 часов, а то и 60 часов в неделю, а при этом он работает на эту зарплату, потому что, если он не захочет, ему скажут: «Ну до свидания, у нас найдется еще десяток таких, кто на твое место пойдет». И здесь-то проблема именно, наверное, в системе, в том, что, с одной стороны, есть инициатива президента, президент сказал повысить зарплату...

Ну даже если взять московские школы искусств, в конце концов, вот я смотрел на 2019 год, официальная там зарплата, которая должна быть 100%, там 35 что-то, 35 580. Но ведь средняя зарплата даже в московской школе искусств – это те же самые 24–25 тысяч при вроде как правильной, красивой статистике. При этом работа в неправильное время, работа с хитро прописанным графиком, двумя даже графиками зачастую, знаю людей, которые так работают, один график официальный, один график нарисованный. И в общем-то, вот это все происходит очень сложно.

Здесь другой вопрос, что... Мы вот сейчас говорим про чиновников, что чиновники делают это плохо и так далее, но ведь на самом деле и чиновникам не очень легко в этой системе, потому что зачастую чиновник – это просто человек, которому пришло распоряжение, вот срочно повысить зарплату людям. Чиновник смотрит на свои возможности, на бюджет этого месяца, этого квартала, на то, какие деньги он получает из бюджета, соответственно, федерального, и понимает, что он в принципе сделать это не может, или он не понимает, как это сделать, потому что чиновнику нужно прописать механизм. А очень часто такие вещи, как мы видели, например, на примере весны – лета 2020 года, когда всякие выплаты предпринимателям...

Александр Денисов: Медицинские выплаты, да.

Игорь Строганов: ...да, медицинские выплаты – помните тот скандал, когда выплачивали по минутам, проведенным рядом с пациентом?

Александр Денисов: Постоянно эти скандалы были, в каждом регионе, да.

Марина Калинина: Да.

Игорь Строганов: Конечно. Проблема-то не в том, что чиновник плохой, проблема в том, что чиновнику дали распоряжение, при этом сказали делать как вот прописано, а прописано в первых версиях действительно было по минутам нахождения с пациентом, потому что так безопаснее, потому что инициатива в этой среде наказывается по сути усекновением главы.

Александр Денисов: Игорь, короткий вопрос: у вас-то в Университете имени Г. В. Плеханова какова история, аналогичная Институту цитологии и генетики? Или мы уйдем от вопроса, Игорь, так сказать, не будем портить карьеру?

Игорь Строганов: Нет, в принципе сейчас действительно повышают зарплаты, действительно, ну как, если по региону смотреть, неплохая зарплата. То есть вот у меня доцент без степени, я доцент по кафедре, у меня официальный доклад месячный 63 тысячи с доплатой по рейтингу. То есть, соответственно, так она там 45, по-моему, идет, 44 или 45. То есть я получаю деньги за счет того, что я рвусь весь год в рейтинг, я выполняю определенные работы, вот комментирую вам в том числе, работаю с английским языком и когда было можно, например, ездил в Китай, за счет этого я получаю повышенную зарплату. Но если, например, взять голый оклад, он, да, поменьше будет, соответственно, мы добираем платными услугами, которые точно так же мы должны делать: допобразование, НИРы, научно-исследовательские работы, и все прочее. Если этого нет, то ты улетаешь из рейтинга и, естественно, получаешь гораздо меньше.

Александр Денисов: Игорь, ну мы будем помогать вам с рейтингом, будем повышать его.

Марина Калинина: Ну вот вы сегодня на нас заработали уже тоже. Спасибо.

Игорь Строганов: Да, маленький процентик в рейтинг пошел, да.

Александр Денисов: Спасибо.

Марина Калинина: Спасибо.

Александр Денисов: Игорь Строганов, доцент кафедры предпринимательства и логистики Университета имени Г. В. Плеханова, был у нас на связи.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (9)
Александр
Я пенсионер, работаю в административно хозяйственном отделе в больнице, зарплата 20тр
алексей
у врачей до майских указов 200проц по региону недотягивают практически все регионы кроме москвы
Павел
Калиниград, филиал роскосмоса, сейчас АО ОКБ Факел, зарплаты инженеров и отличных специалистов максимум если годовую поделить на 12 то выходит 45000 руб. Но отношение ужасное, постоянно на изжоге, люди могут прийти.... А вы уволены))) воровство с головы, плюс какие то дрлежки выгоды, то что раньше распределяли на всех, сейчас забирают с Москвы. В общем разбирайтесь сами.
Сергей
Педагог дополнительного образования 1.4 ставки 20 т.р. 1 категория.
Минимальная зарплата за1 ставку в техникуме
.Преподаватель с 20 летним стажем.
Оксана
На скорой помощи мед, сестра оклад 7.500,зарплата 20.000
александр викторович грушкин
техник телефонной связи з.п. 11.129 руб.
Станислав
Сытый голодного не разумеет, когда наше руководство страны перестанет включать "дурочку", средняя зарплата бюджетников, средняя температура по больнице, среднее качество дорог в Москве и в глубинке и т.д. Наши "эффективные" менеджеры считают как нужно, а не как есть и разницы между зарплата начисленная и полученная не видят, разницы между специалистом 1 класса и главным специалистом у бюджетников тоже не видят, по их расчетам у меня с Сечиным офигительная средняя зарплата.
Журавлева Ольга Ильинична
преподаватель колледжа в Алтайском крае. высшая категория, 2 ставки и зарплата ниже средней по региону.
Каковы реальные оклады у бюджетников в регионах