Не знаете, чем заняться? А мы знаем! Мастер-класс дрессировки от артистов Большого Московского цирка

Не знаете, чем заняться? А мы знаем! Мастер-класс дрессировки от артистов Большого Московского цирка
Высшее образование – 2020. Закон об удалёнке. Вакцина: когда и кому? Надбавка к пенсии. На нефти не проживём? Россиян потянуло на дачи
Бесплатное высшее образование
Куда возьмут работать после школы? Сюжет из Саратова
Леонид Григорьев: Кризис-2020 много тяжелее всех предыдущих, но после него легче восстанавливаться
Когда начнётся массовое производство вакцины от коронавируса?
Удалёнка: всё по закону
Эксперты заявляют об успешном неофициальном испытании вакцины от коронавируса
Конец нефтяной эпохи близок?
Куда после школы?
Компенсация расходов сотрудникам на удалёнке
Гости
Михаил Ермаков
дрессировщик, артист Большого Московского цирка

Ольга Арсланова: Ну что ж, время нашей рубрики «Один дома». Это уже не только для взрослых, это ещё и для детей - в общем, для всей семьи. Мы занимаемся интересными вещами всю неделю в этой рубрике - изучаем, чем можно всей семье заняться во время самоизоляции.

Петр Кузнецов: С пользой, и чему-то вместе с нами научиться. Как показывает практика этой недели, для этого достаточно даже неполных полчаса. Сейчас, в очередной раз, в этом убедитесь.

Давайте поприветствуем нашего сегодняшнего эксперта, нашего мастера: Михаил Ермаков - это дрессировщик, артист Большого Московского Цирка с нами на связи, естественно, по Скайпу, естественно, со своими питомцами. Сегодня мы будем дрессировать животных.

Ольга Арсланова: Здравствуйте. Приглашайте своих животных тоже к экрану. Можно сразу опробовать в прямом эфире.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Михаил Ермаков: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Михаил.

Михаил Ермаков: Мы сейчас находимся в фойе Большого Московского Цирка. Как я уже говорил, цирк закрыт пока на изоляцию. Остаются только службы, которые ухаживают за нашими подопечными питомцами. Мы вышли в фойе, потому что тут лучше ловит связь и как-то посветлее. И вот мы с собачками здесь, сейчас, готовы.

Ольга Арсланова: О, вот и они! Здравствуйте!

Михаил Ермаков: Это щеночки.

Петр Кузнецов: Пока видим одну, вторую, третью...

Ольга Арсланова: Ничего себе, они у вас на диванах живут! Вот комфорт!

Михаил Ермаков: Это вторая репетиция, когда мы стали обучать какому-то определенному месту (команда «Место»), где они должны находиться. Вот эти два постарше, они уже это знают. А вот для них это нечто новое.

Петр Кузнецов: Что за порода, Михаил, извините, что за порода?

Михаил Ермаков: Это дворняжки.

Петр Кузнецов: А, да?

Михаил Ермаков: У нас фишка номера, что мы работаем, в основном, с дворниками. Их маму, я в прошлый раз уже говорил, но повторюсь, подобрали на улице - ее кто-то выкинул, она у подъезда бегала. Мы ее взяли к себе, и она обзавелась у нас такой замечательной семьей. А это пуделя арлекинчики. Я также по традиции, как в прошлый раз, начну уже со взрослых собак, которые что-то умеют.

Петр Кузнецов: Вы не стесняйтесь повторяться, потому что аудитория разная. Для нас это вообще впервые с Олей, так что у нас все новое.

Михаил Ермаков: У нас есть одна собачка - Бома. Он рыжий, фишка нашего номера в том, что он рыжий - бесстыжий, такой, что нас, якобы, не слушается. С него мы начнем. Он очень любит играть в футбол. И вот такая легенькая разминочка с ним. Бома, иди сюда, Бома, Бомка, смотри, мячик.

Ольга Арсланова: Ух ты, какой! Ой, это вот родной цвет?

Петр Кузнецов: Вы знаете, был такой в Колумбии Карлос Вальдеррама, и у него была точно такая же прическа, такого же цвета. Если вам интересно, сейчас погуглите - Карлос Вальдеррама. Он давно закончил.

Михаил Ермаков: Ай, молодец, Бома! Ай, молодец, Бомка! Ты - умничка, умничка Бомка… Давай, туда - туда.

Ольга Арсланова: Слушайте, какой красавец!

Петр Кузнецов: Рояль в кустах был.

Михаил Ермаков: Есть у нас еще Полкан. Он услышал имя, прибежал уже так сам. С Полканом мы, кстати, сделали эту комбинацию. Я ее не показывал на манеже, потому что как-то так не пошло. Бывает, что ты делаешь очень много трюков, но не все потом идут, как у вас говорят, в эфир. Зато сейчас мы вам ее продемонстрируем. Полкан ее очень любит. Я это называл «Танец Робот» у нас. Полташка, голос! Ты готов? Готов. Полташка, боком, боком, боком! Молодец! Боком, боком, боком...

Ольга Арсланова: Здорово! Он на двух ногах это делает. Обалдеть.

Михаил Ермаков: Боком, боком, боком... вальс! Молодец! Иди сюда. Опустился. Задом, задом, задом... О, щенки выбегают. Нет, Барбос, раньше времени.

Петр Кузнецов: Он тоже хочет боком.

Михаил Ермаков: Он еще пока так не умеет. Задом, задом, оп! Ко мне, ко мне, ко мне... Задом, задом, задом... Барбос, непослушный. Они сейчас только начали у нас изучать команду «Место».

Ольга Арсланова: А ему обидно, конечно, тут что-то дают, но не всем.

Михаил Ермаков: Все, Полташка, место, место. Это буквально вторая репетиция, когда мы собак учим такому: диванчик такое импровизированное «место». И я покажу, с чего вообще можно начать. Это очень важно, потому что если у вас собака, она знала, куда ей нужно прибежать, остановиться, и откуда вы ее можете позвать, чтобы продолжить делать трюки.

Вот Барбос и Карась - они вообще щенки, им 3 месяца, они только-только это все изучают. Начнем с Карася, потому что Барбос баловался. Карасик, ко мне, Карасик. Нет, Барбос. Карась, Карась...

Ольга Арсланова: Барбос хочет работать.

Петр Кузнецов: Когда речь о еде, все хотят карасиками стать.

Михаил Ермаков: Он ко мне подбежал, мы его можем просто угостить.

Петр Кузнецов: О, нет! Только не это. Михаил, мы не сможем вместо вас показывать трюки.

Дорогие ребята, дорогие родители, если вы нас смотрите, поделитесь своими приемами, как вы начинаете дрессировать собаку. И, может быть, вы что-то хотите у Михаила узнать, как и с чего начинать, если собака совсем ничего не умеет. Потому что мы показываем уже надрессированных собак.

Но мы к этому вопросу еще вернемся обязательно. Михаил к нам вернулся, самое главное.

Михаил Ермаков: Да, оборвалось. Вот у нас Карась.

Петр Кузнецов: Карась сорвался у нас сейчас.

Михаил Ермаков: Да, сорвался Карасик. Карась, Карась, голос!

Ольга Арсланова: А у меня такой голос, говорит Карась.

Михаил Ермаков: Чибрику неймется. Кстати, я сейчас покажу один очень важный лайфхак. Чибрик, место, место, место.

Если собаку вы учите «Голос», если даже она просто открывает рот, делает такой немой вздох, за это тоже нужно угостить, поощрять, потому что для него это, в принципе, лай, просто он себя сдерживает. Он не знает, правильно, не правильно, можно ли лаять.

Ольга Арсланова: Стесняется.

Михаил Ермаков: Вот смотрите, сейчас я угощу, хотя он просто, вроде, в холостую лает. Карась, голос! Вот, молодец! Сделал попытку. Голос! На.

Ольга Арсланова: Кстати, для собак, которые в квартирах живут многоквартирных домов это оптимальный голос, я считаю. Никому не мешают.

Петр Кузнецов: Как у карася, в принципе. Наверное, поэтому так и назвали.

Михаил Ермаков: На самом деле, он просто так стесняется.

Петр Кузнецов: Михаил, а вот смотрите, просто это уже несколько раз произошло, а что делать, если вы зовете Карасика, а прибегают другие? Как воспитывать других? Я понимаю, что не у всех там... дай Бог, одна собака в таких тесных наших квартирах. Тем не менее.

Михаил Ермаков: Они еще пока просто не привыкли, это второй день, когда мы репетируем эту команду, где у них есть определенное место. Просто здесь навык рефлекса такой, который вырабатывается. Со временем он привыкает и начинает вас слушаться. Если что, если уже собака прямо балуется, видно, что игнорирует вашу команду, можно взять за поводочек и прямо привести и посадить, то есть если он отказался вас послушать. Со временем он привыкает, что даже если он балуется, вы его приводите, сажаете и все, он сидит - деться некуда.

Петр Кузнецов: Короткая смска из Астраханской области: «Какие у вас смешные собаки, а какие умницы!», - пишет нам.

Михаил Ермаков: Спасибо.

Ольга Арсланова: Вопрос от зрителя из Москвы: «Какие милые. Хочу тоже научить командам, но не получается». Самые распространенные ошибки допускают хозяева, когда команды учат с собаками.

Петр Кузнецов: Как только с собаками можно, практически только с собаками выходить из дома, сразу все собак захотели завести.

Михаил Ермаков: Самые простые команды и ошибки... Наверное, ошибки в том, что собака не с первого раз вас поймет. Здесь нужно делать на протяжении какого-то времени. Даже вот команда «Сидеть». Вы посадили, угостили, говорите: «Сидеть!», повторяете, гладите, чтобы он привыкал, что сидеть - это хорошо. Это то, что вам нужно, потому что чаще всего собака просто не понимает, что именно вы от нее хотите.

Со временем она уже начинает понимать, знать, какие интонации. Мы вроде говорим словами, но она смотрит больше интонационно и на физику, то есть, допустим, когда вы говорите: «Сидеть!», вы так чуть-чуть над ней нависаете, он сядет. Вы отошли - он подошел ко мне. И она вашу психофизику запоминает и уже слушается команду. Просто повторение.

Ольга Арсланова: Вы, как мы видим, положительно подкрепляете правильные поступки, то есть что-то даете.

Михаил Ермаков: Да. Можно, на самом деле, есть... Прошу прощения, да.

Ольга Арсланова: Да, нет, просто, знаете, некоторые зоозащитники говорят, что любая дрессура - это всегда насилие. Так ли это?

Михаил Ермаков: Вы знаете, если вы находитесь вместе с животным, как-то сосуществуете, - это в любом случае дрессура, потому что даже выгул собаки на поводке - это дрессура. Если возьмете собаку, которая... вот даже этот щенок, который никогда не был на поводке, когда в первый раз оденете, он скажет: «Что это такое?», то есть ему будет дискомфортно. И нужно как-то, скажем, чуть-чуть держать, угощать, поощрять, чтобы он привыкал.

Ольга Арсланова: Просто, знаете, это отношение у людей, которые не очень понимают, как в цирке происходит дрессура, они говорят, что там животных обижают...

Петр Кузнецов: Мучают.

Ольга Арсланова: Мучают, и по-другому невозможно ничему обучить.

Михаил Ермаков: Вы знаете, мне проще всего этот вопрос объяснять с точки зрения бизнеса. Сейчас есть цирки, которые сделали свою рекламу на том, что они цирки без животных. Естественно, знаете, как в политике: как проще сделать, чтобы аудитория пошла к тебе. Не всегда проще предлагать: «Смотрите, что у нас хорошее», а проще сказать: «Вот этот, другой политик, он плохой». И тут то же самое: «Те цирки - они плохие. Там мучают животных, идите к нам». И эта идет реклама от обратного - она работает, люди верят. В это они вкладывают какие-то определенные средства.

Допустим, я работаю с собачками. Эмоции собак всем понятны. Если животное будет запуганное, а я выйду на манеж с запуганными животными, это будет видно. И я никогда не смогу доказать: «Вы знаете, они тут себя хорошо чувствуют». Если он виляет хвостом, значит ему нравится. Вообще, как дрессировать собак всем понятно. Кинологи это делают, в разных других профессиях. Для этого не нужно их мучить, это смешно даже.

Ольга Арсланова: То есть как раз мучения не дадут никакого результата, не будет собака повторять?

Михаил Ермаков: Ему будет просто неинтересно со мной работать, он уйдет. У меня бывает, сейчас я покажу по двум пуделькам: Чибрик и Тузик. Им нравятся совершенно разные вещи. Барбосик, иди сюда. Место. Вот Чибрику... Сидеть, Барбос. Чибрик, ко мне. Очень нравится... Барбос, Барбос, сел, сел, нет, нет, сидеть, место. Чибрик. Чибрику очень нравится прыгать. Мы с ним делаем, отталкиваемся от его... Чибрик, ко мне. Скажем так, интересов, и под это подбираем трюки - то, что у него идет. Чибрик, ап! Ап! Вот через ножку, можно, ап, ап!

Ольга Арсланова: Вот какой прыгучий!

Михаил Ермаков: Молодец, Чибрик, какой молодец! Он вообще сам такой шустрый, у него темперамент такой, что ему прямо нужна динамика.

Петр Кузнецов: А что такое «Чибрик», Михаил?

Михаил Ермаков: Чибрик - это имя, его имя. А вот Тузик - его брат, родной. Чибрик, сел на место. Тузик, ко мне, Тузик, Тузик.

Ольга Арсланова: А Тузик, видите, не любит ходить.

Михаил Ермаков: Да, Тузик - он вообще спокойный, он не особо любит других собак... Тузик, ко мне. Он сам по себе всегда существует. И Тузику прыгать как-то нравится не очень.

Ольга Арсланова: Это заметно.

Михаил Ермаков: То есть приходится уговаривать, долго гладить. Зато он обожает ходить на задних лапках. Он просто лучше меня это делает. Тузик! Я даже когда... сейчас я ради эксперимента попрошу его попрыгать, но он встанет на задние лапки. Ап, Тузик, ап! А нет, прыгнул. Сейчас, ап, ап! Соскучился.

Петр Кузнецов: Знает, что снимают.

Михаил Ермаков: Вообще его любимое, что бы я не просил, он встает на задние лапы, бегает и опускаться не хочет.

Петр Кузнецов: Каштанкинское еще, классическое.

Михаил Ермаков: Молодец, Тузик!

Ольга Арсланова: О, и крутится, смотри-ка!

Петр Кузнецов: Михаил, можно вопрос от тех, кто только начинает дрессировать? Нам очень многие пишут, например, Челябинская область: «Молодцы, кто умеет дрессировать. У меня вот никогда не получалось, и т.д., и т.д.». Из чего мы делаем вывод, что, может быть, у вас есть какой-то тоже среди ваших друзей начинающий. Вы же говорили, что там кто-то из них только начинает. Вот прямо первый... человек сейчас сидит, хочет тоже каким-то дрессировкам научить свою собаку. С чего нужно начать - первый день, второй день, третий. Как первая неделя должна выглядеть?

Михаил Ермаков: Одна из самых важных команд, я просто уже повторяюсь, прошлый эфир об этом говорил, - это команда «Ко мне».

Петр Кузнецов: Да, самая простая.

Михаил Ермаков: Когда вы собаку зовете к себе, угостили, да. Он, допустим, бегает у вас по квартире.

Петр Кузнецов: Да.

Михаил Ермаков: Вы потом ему говорите: «Барбос, ко мне, ко мне, ко мне». Он подбегает, вы угостили. И это закрепляется, что на «Ко мне» нужно подбежать. Обязательно будет момент, когда он проверит (собака - стадное животное), кто главнее, стоит ли вас слушаться. Вы ему скажете: «Ко мне!» Он скажет: «У меня другие интересы», не пойдет. Вы берете за поводочек, также угощаете, но уже подводите к себе. Угостили. Он поймет, что ваше я главнее, а собака так существует, и все, у нее вопросов не будет.

Петр Кузнецов: И в какой-то момент кормежку нужно приостанавливать, не каждый же раз ему?

Михаил Ермаков: Да, со временем он уже просто привыкает ко мне, он уже идет машинально. Есть, кстати, собаки, их не надо даже угощать. Бывает, вот знаете, как пастушьи собаки, они когда видят стадо, им не надо объяснять, у них в генах заложено - они бегают, сгоняют. И также многие собаки, вот, допустим, Барбос, его можно не угощать. Я зову, он так подбегает. Но я на всякий случай угощаю, закрепляю, чтобы он еще к этому хорошие эмоции какие-то добавлял.

Петр Кузнецов: Из области психологии как раз вопрос, Ярославская область, там собачка, правда, побольше: «У нас алабай воет на луну. Скоро конец или это предрассудки?»

Михаил Ермаков: Вы знаете, я слышал, что некоторые породы, например, овчарок, для поддержания породы иногда сводят с волками. Возможно, у вас тоже были волки ближайшие.

Петр Кузнецов: Может, из прошлой жизни что-то проснулось.

Ольга Арсланова: Вот интересный вопрос, немаловажный: «А чем кормить во время тренировки?» Что у вас там?

Михаил Ермаков: У меня вареное мясо, еще в другом кармане печенье. Но не все собаки любят печенье. У нас есть которые наотрез его отказываются есть, выплевывают. Их потом кормлю мяском. Не советую птицей, потому что очень часто, к сожалению, на наших современных мероприятиях, на них бывает аллергия. А вот говядинка, вроде, хорошо идет.

Ольга Арсланова: А сколько часов в день этим можно заниматься? Собакам, наверное, нужно отдыхать. Или это для них как игра, они до бесконечности могут бегать, прыгать?

Михаил Ермаков: Нет, ни в коем случае это не нужно делать постоянно, потому что если это слишком долго, уже становится не в удовольствие. Пока собака сохраняет интерес, обычно это в течение минут 30. Через какое-то время можно еще раз повторить. Пока вы видите, что она удерживает интерес, бегает, на хороших эмоциях, на каком-то позитиве, это все можно поддерживать.

Петр Кузнецов: Еще вопрос от наших юных зрителей: «Когда начинать дрессировать?»

Ольга Арсланова: Сколько должно быть собаке?

Петр Кузнецов: Да, то есть где та точка, после которой скажешь: «Уже бесполезно, уже не надо дрессировать, уже ничему не научится». Понятно, что с молодых лет, но сколько запас?

Михаил Ермаков: Да, есть такая фразочка, что «Старый медведей новым фокусам не учат».

Петр Кузнецов: Да.

Михаил Ермаков: Мне кажется, смотря чему. В любом возрасте можно чему-то собаку научить, если вы подберете собаку на улице, которая вам будет за это очень благодарна. Ее даже иногда, может, и особо учить не нужно будет. Она прямо будет стараться, ловить каждый ваш шаг и что вообще вы от нее хотите, и будучи взрослой.

Щенков, да, естественно, чем раньше, тем лучше. Но если, допустим, он еще совсем молодой, какие-то трюки не надо делать, пока не сформировался скелет, чтобы не нагружать. Каким-то элементарным вещам: «Сидеть», «Лежать», можно, мне кажется, в любом возрасте научить даже взрослую собаку.

Петр Кузнецов: Вот, кстати, о трюках, можем к практике перейти. «У меня тоже есть собака, - пишет Белгородская область. - Я очень хочу научить его команде «Кувырок», как это сделать?» Есть у вас такие, чтобы показать на ком-нибудь?

Михаил Ермаков: Кувырок? Знаете, наверное, они у нас еще маленькие.

Петр Кузнецов: То есть это очень сложная история?

Михаил Ермаков: На Чибрике? Не сложная, вообще просто с кувырком есть «Кувырок» и «Сальто» - две команды, которые я бы дома не рекомендовал делать, потому что можно собаку повредить. И «Кувырок»... есть некоторые собаки, они идут - им этот нравится трюк, а есть некоторые, которые наотрез отказываются - им дискомфортно складываться вот так под низ. Они будут отказываться.

У нас Тузик, допустим, ему не нравится. Чибрик более-менее делает. Если собаке это не нравится, она не захочет делать, то тут ничего не сделаешь. Но вот на Чибрике можем показать. Я его учил, этих пока рано. Чибрик, Чибрик, ко мне, Чибрик, иди сюда. Мы в цирке называем это «Кульбит».

Ольга Арсланова: А Чибрик просто безотказный совершенно.

Петр Кузнецов: Чибрик - просто красавчик, он выручает, как Шойгу.

Михаил Ермаков: Он обожает репетировать. Чибрик, кульбит, кульбит, кульбит...

Ольга Арсланова: Кульбит, ух ты!

Петр Кузнецов: Чуть-чуть придерживаете.

Михаил Ермаков: Кульбит, кульбит, кульбит. Чуть-чуть, да, он пока еще не умеет. Кульбит, кульбит, кульбит. Учим таким образом...

Ольга Арсланова: Он не сопротивляется, да?

Михаил Ермаков: Я бы не рекомендовал дома это делать, потому что...

Петр Кузнецов: Даже, кажется, на нем микрофон висит.

Михаил Ермаков: Потому что, если у вас собаке это будет некомфортно, вы можете не всегда понять, потому что не всегда это увидите... чтобы не причинить дискомфорт животному.

Ольга Арсланова: Михаил, смотрите, у вас прямо много собак. У них есть какая-то конкуренция за ваше внимание, ревность?

Михаил Ермаков: Да. Чибрик вообще страшно ревнует ко всем остальным.

Ольга Арсланова: Чибрик - карьерист, это заметно, да.

Петр Кузнецов: Я и говорю.

Михаил Ермаков: Он не столько карьерист, он просто фанат своего дела, наверное, и он бескорыстно делает, но страшно ревнует к другим собакам. И есть такая штука, что если вы, допустим... У нас там между собой есть развлечения. Если вы с собакой делаете какой-то трюк... Вот прыжки, допустим, с Тузиком... Тихо, тихо, тихо. Отпусти его, Жень, а то он просится.

Петр Кузнецов: Пусть идут все.

Михаил Ермаков: Вы делаете какой-то трюк и, допустим, Тузик не хочет делать прыжки (Чибрик делает), мы берем, сажаем Тузика поодаль... Отпусти его, отпусти. И он, Чибрик, делает прыжки, мы угощаем и хвалим: «Чибрик молодец», а Тузика нет. И Тузик начинает ходить вокруг да около, ему тоже начинает хотеться, чтобы его как-то погладили.

Петр Кузнецов: Пусть учит тоже.

Ольга Арсланова: Прямо так, как с детьми. «А вот Катя... выучила уроки». И Маша бежит.

Михаил Ермаков: Я слышал, что детей хорошо сравнивать. С точки зрения педагогики это, вроде бы, не очень, но с животными работает.

Ольга Арсланова: Работает.

Петр Кузнецов: Так, у нас есть вопрос от владельца овчарки, Анатолия из Московской области, давайте послушаем вместе, Михаил.

Ольга Арсланова: Да, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Анатолий?

Зритель: Да, слушаю вас.

Петр Кузнецов: А мы вас.

Зритель: Так, что хотел спросить. У меня есть овчарка немецкая, ей 5 годов - это, конечно, уже много, ходит рядом, но поводок тянет. Вот как можно, чтобы ее не травмировать, а сделать, чтобы она слушалась, команду «Рядом» выполняла.

Ольга Арсланова: Понятно.

Петр Кузнецов: Тянет, в общем, но 5 лет уже.

Михаил Ермаков: Чибрик, место. Смотрите... Чибрик, место, сел, сел, сел. Чтобы... если вы гуляете с собакой, если она вас тянет, вы берете поводочек, и вы поводком должны создавать определенную вибрацию, подергивания. И при этом даете команду «Ко мне» или «Рядом». Он, допустим, к примеру, у вас утягивает вперед, вы поддергиваете и говорите: «Рядом, рядом!» Конечно, рассчитываете силу, чтобы это не было больно, просто собаке должен быть какая-то такая легкая, останавливающая вибрация.

Потому что если вы прямо тянете, у нее тоже просыпается такое желание вас перетянуть. А если вы так подергали и остановились, она такая задумалась: «Что такое?» Вы говорите: «Рядом, рядом». И каждый раз на слово «Рядом» вы такую вибрацию делаете, тык-тык, тык-тык. И она со временем начинает привыкать, что это слово значит: нужно притормозить и не нужно вырываться. И вот так по чуть-чуть, гуляя, можно добиться такого эффекта.

Петр Кузнецов: Даже, еще раз, даже с собакой, которой 5 лет, 5+.

Михаил Ермаков: У нас, кстати, Полкан, который начинал, бегал в начале, он, Полкашка, ему вот сколько? Лет, наверное, 8.

Петр Кузнецов: О, кстати, на сколько нужно, Михаил... Давно хотел выяснить все-таки, много споров ходит вокруг этого, на сколько нужно умножать, чтобы человеческий возраст получить? Нет, правда, 5 на 7, по-моему, ну так 35 это самый...

Михаил Ермаков: Я думаю, вряд ли на 7, потому что вот Бома, ему 11 лет. Бома, Бома... Который начинал у нас, рыжий. Бома, иди сюда. Ему 11 лет.

Петр Кузнецов: Это Вальдеррама.

Михаил Ермаков: Бома, Бома, иди сюда, Бомочка, Бома, Бома...

Ольга Арсланова: У нас тут уже фан-клуб этой собаки образовался на смс-портале, пишут: «Что это за порода?» - спрашивают.

Михаил Ермаков: Значит ему 70 лет? Ап, ап! Он прыгать обожает, бегать и носится как сумасшедший, фору вот этим даст юношам. Поэтому 77 лет, ну, не знаю. Очень сложно. Видимо, у всех животных...

Ольга Арсланова: Да, не похож.

Петр Кузнецов: В 77 - это он дома сейчас должен сидеть, не выходить.

Михаил Ермаков: Молодой в душе, молодой, скажи! «Да», - говорит, - «молодой».

Ольга Арсланова: А это что за порода, извините, еще раз напомните?

Михаил Ермаков: Это пудель, абрикосовый пудель.

Петр Кузнецов: То есть он не крашеный?

Михаил Ермаков: Хной, чуть-чуть мы когда его купаем, добавляем хну, а у него шерсть, вы видите, вообще становится еще гуще от этого, такая густая.

Ольга Арсланова: Ничего себе, хна - это хорошо, полезно. Ничего себе, повезло, еще и хной красят. Жизнь!

Михаил Ермаков: Знаете, что еще хотел сказать?

Петр Кузнецов: Только коротко, Михаил, 10 секунд, извините.

Михаил Ермаков: Если кто-то не успел задать вопросы, мы для этих щенков специально сделали страницу в Инстаграм, где это можно все спросить. Мы это даже покажем, ermakov@. Я вообще, когда у нас появилось так много щенков, завел для того, чтобы показать путь от таких начинающих до будущих артистов манежа.

Петр Кузнецов: Здорово, ermakov@, спасибо огромное, но мы уверены, Михаил, что еще в эфире встретимся...

Ольга Арсланова: Очень интересно, спасибо. Надеюсь на это.

Петр Кузнецов: И ваш адрес уже будет внизу, чтобы не ошиблись. Спасибо большое, Михаил Ермаков, рубрика «Один дома», завтра продолжим. Не расскажем, что будет завтра, но тоже будет интересно. Оставайтесь с нами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)