«Недетский» штраф. Надо ли ужесточить ответственность водителей при перевозке детей?

«Недетский» штраф. Надо ли ужесточить ответственность водителей при перевозке детей?
Какие пенсии в России? Достойная зарплата. Пентагон нацелился на Калининград. Лишние уроки. Тату детям не игрушка!
В ожидании индексации: какие пенсии сегодня получают в регионах и на что их хватает?
Пенсионный фонд России: сколько он тратит на свои нужды? Наш сюжет
Сергей Лесков: Мы гордимся гигантским профицитом бюджета, хотя видные экономисты считают, что это абсурд
Вадим Муранов: Проблема, скорее, не в том, что в школе много лишних предметов, а в том, что много лишнего в самих предметах
Владимир Морыженков: Россия крайне благоприятна для принятия инвестиций, но она так заколдована, что ни рубль, ни доллар не могут сюда проникнуть
Под крылом самолёта...
Слишком много машин! Недовольны и автомобилисты, и те, у кого нет личного авто
Пентагон нацелился на Калининград
Космический интернет - залог создания цифровой экономики на земле!
Гости
Наталья Агре
заместитель председателя Общественного Совета Минтранса РФ
Кирилл Форманчук
координатор Комитета по защите прав автовладельцев

Тамара Шорникова: Правительство России поручило Минюсту и МВД разработать поправки в Административный кодекс. Речь о том, чтобы ужесточить штрафы за нарушение правил движения для водителей с детьми в автомобилях.

Иван Князев: Ну, все дело в том, что в 2019 году был отмечен рост числа аварий с участием детей – правда, не намного, а всего лишь на 1,2%. Но дело в том, что также увеличилось количество пострадавших детей – на 1,6%. Вот это все-таки вызывает определенное беспокойство.

Тамара Шорникова: Да, сейчас будем разбираться. Инициатива уже вызвала неоднозначную реакцию. Некоторые автоэксперты настроены критически и отмечают, что вряд ли ужесточение наказания исправит статистику аварий с детьми. Мы сейчас выслушаем несколько мнений. Призываем вас также позвонить и высказать свое.

С нами на связи Кирилл Форманчук, координатор Комитета по защите прав автовладельцев. Кирилл, вы слышите нас?

Иван Князев: Здравствуйте, Кирилл.

Кирилл Форманчук: Да, слышу. Здравствуйте.

Иван Князев: Кирилл, ваше мнение? Помогут ли такие меры? Нужны ли они?

Тамара Шорникова: Прости. Можно ли сначала разобраться, что конкретно предлагают? Речь же не идет о новых пунктах. Речь идет о прояснении того, что прописано уже в Административном кодексе.

Кирилл Форманчук: Да, тут достаточно добавить всего лишь один пункт в статью Административного кодекса, которая предусматривает, ну, будет предусматривать наличие отягчающих обстоятельств – в данном случае то, что находится ребенок в автомобиле. То есть это буквально одна строчка, одно предложение. Ничего сложного здесь нет.

Но тут вопрос в другом, конечно же: как разграничить? За какое правонарушение нужно ужесточать, а за какое – нет? Например, если водитель не успел остановиться за стоп-линией перед светофором и выехал на полметра за стоп-линию, то сейчас это оформляется как выезд на красный свет. А вот есть ли тут какая-то опасность для ребенка или нет?

Все-таки как-то надо разграничивать, где есть опасность для ребенка, а где нет. Опять же при той грамотности сотрудников ГИБДД и при том, что у них есть план, им просто поставят план – и они будут всех, даже людей невинных, наказывать. Просто скажут: «У нас сегодня план, нам надо выявить, иначе нас не пустят домой».

Тамара Шорникова: Кирилл, смотрите, есть разъяснение у коллег от Госавтоинспекции. Речь идет о том, чтобы внести поправки в статью 4.3 – расширить перечень отягчающих обстоятельств, добавив в него перевозку детей. Таким образом, для таких водителей ответственность за нарушение, если есть «вилка» в наказании, будет максимальной. Например, за превышение скорости от 20 до 40 километров в час есть жесткий штраф – 500 рублей. Соответственно, ничего не изменится. А вот за превышение скорости от 40 до 60 километров в час есть «вилка» – от 1 000 до 1 500 рублей. Соответственно, водитель без ребенка заплатит тысячу, а с ребенком – полторы. Вот есть такой комментарий.

Как вы думаете, насколько вообще адекватны такие меры? К чему они могут привести? Чего мы вообще хотим добиться такими мерами?

Кирилл Форманчук: Слушайте, ну это небольшая разница – тысяча или полторы тысячи рублей, когда речь идет о том, что ребенок подвергается опасности. Я не вижу здесь чего-то кардинального из-за того, что вместо тысячи водитель получит штраф в полторы тысячи рублей.

Тамара Шорникова: Речь же не идет о действительно прибавке в 500 рублей. Хочется понять, чего мы таким образом хотим добиться.

Кирилл Форманчук: Слушайте, я думаю, по факту мы ничего не добьемся, потому что все ужесточения законодательные, которые непосредственно реализуются в последние десятилетия, они по факту ни к чему не приводят. Для того чтобы выявить нарушение, нужен еще инспектор. А, как мы видим, каждый год у нас сокращается на 10% инспекторов, уже пятый год подряд. И по факту сейчас на дороге инспектора встретить очень сложно, особенно в больших городах. Если в маленьких городах сколько-то их осталось, то в больших городах сложно. Вы сами посмотрите – Москва и Санкт-Петербург. Сколько раз вас будет останавливать инспектор? Есть люди, которые ездят годами, и их даже никто ни разу не останавливает, они и без страховок, и в состоянии опьянения, и все подряд вообще.

Иван Князев: Кирилл, такой вопрос. Вы знаете, многие автоэксперты высказывают такое мнение: а почему именно дети? Почему штрафовать, когда ребенок в машине? А когда пенсионер в машине или беременная женщина в машине? Говорят, что это несколько некорректно. Как считаете?

Кирилл Форманчук: У нас есть определенные обязательства (я имею в виду – у Российской Федерации) перед Организацией Объединенных Наций, Всемирной организацией здравоохранения, мы вступили в различные комитеты международные. И нам, кроме снижения аварийности на 10% в год, нам еще нужно бороться с детским травматизмом, с тем, чтобы дети не страдали в ДТП. В принципе, это все укладывается в эти международные обязательства, в международную картину.

Просто когда приводятся различные рейтинги, у нас страна и по качеству дорог, и по уровню смертности на дорогах всегда на последних местах, на уровне Африки. И конечно, государству неохота, чтобы это выглядело так печально, поэтому государство меры какие-то предпринимает. Но я не считаю, что здесь будет действенная мера. Хуже, я думаю, от этого не станет. Но и принципиально лучше тоже не станет.

Иван Князев: Кирилл, и еще один момент. Мы все время говорим о том, что водителям все время что-то ужесточают, что-то отбирают, штрафы повышают и так далее. А может быть, наоборот, нужно что-нибудь предложить водителям? Например, если тот же ребенок в машине сидит, ему плохо стало, не дай бог, или еще что-то ему захотелось и так далее, можно ли предложить так, чтобы нарушить сплошную и припарковаться хотя бы в неположенном месте, как считаете? Может быть, это было бы гораздо полезнее?

Кирилл Форманчук: Ну, действительно, все ужесточается, а по факту-то никакого результата особо нет. У нас наказание за пьяную езду тоже ужесточилось, ввели штрафы, и сейчас говорят уже о конфискации автомобилей, но нет падения-то пьяных за рулем. Нет уменьшения также детского травматизма, хотя государство вроде бы какой-то пропагандой занимается. Штраф за детское кресло сейчас сопоставим со стоимостью, в принципе, самого детского кресла, но все равно тысячи людей продолжают нарушать.

Я считаю, что здесь все-таки больше пропаганда нужна, разъяснения, а не ужесточения. Путь ужесточений не ведет ни к чему хорошему. Я думаю, результата от этого не будет.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Иван Князев: Да, хорошо, спасибо.

Тамара Шорникова: Кирилл Форманчук, координатор Комитета по защите автовладельцев, был с нами на связи.

Сейчас послушаем телефонные звонки от телезрителей. Сначала – Александр. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Александр. Что думаете по этому поводу?

Зритель: Здравствуйте. Я против ужесточения штрафов, потому что мы живем в сельской местности, и тут рядом до школы, допустим, 1 километр. Ребенка привезти, отвезти. Мы же не гоняем 100 километров в час по деревне, тут тем более «лежачие полицейские». А бывает, что гаишники иногда придираются, что ребенок по селу едет – и штраф. Тем более если сейчас ужесточат… Вообще я против категорически!

Мы в 80-е годы ездили на море, ездили на машине легковой, нас было пять взрослых и трое детей. И все нормально, благополучно, мы скорость не превышали, 70–80 километров с детьми. Остановимся, отдохнем, покушали и едем дальше, спокойно все. Просто если есть дураки за рулем, то они летают 200 километров в час. И конечно, получаются аварии и все прочее.

Иван Князев: Да, спасибо, Александр, спасибо вам большое.

Также у нас на связи Игорь из Волгоградской области. Здравствуйте, Игорь.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Как вы считаете?

Зритель: Я отношусь к этому ужесточению, можно сказать, очень положительно. Дело в том, что если без ребенка, то тысяча, а если с ребенком, то полторы тысячи. Как вы думаете, во сколько мы оценили жизнь ребенка? В 500 рублей? Это не смешно ли? А я думаю, что надо, если человек не понимает, что у него ребенок, гонит и создает аварийную ситуацию, его ребенок может погибнуть, то 5 тысяч и больше. Это дети. Мы говорим о демографии, а сами не заботимся о детях, оцениваем их жизнь всего лишь в 500 рублей.

Тамара Шорникова: Да, Игорь, спасибо вам за ваше мнение.

Иван Князев: Спасибо большое.

Тамара Шорникова: Сейчас подключим еще одного эксперта к нашему разговору – Наталья Агре, президент экспертного центра «Движение без опасности». Наталья, слышите нас?

Иван Князев: Здравствуйте, Наталья.

Наталья Агре: Добрый день.

Иван Князев: Наталья, скажите, пожалуйста, а ребенок в салоне – это ребенок до скольки лет? До 18? До совершеннолетия?

Наталья Агре: Если вы говорите о том, каким образом у нас считается статистика, то да, действительно, мы считаем, что дети до 18 лет. Вернее, считаем и до 16, и до 18, потому что есть разная международная практика. Учитывая, что мы ведем очень активную международную деятельность, то, соответственно, в зависимости, скажем так, от запрашиваемой информации, рассчитываем и таким, и таким образом.

Тамара Шорникова: Эти меры насколько эффективными могут быть, по вашему мнению?

Наталья Агре: Ну, я считаю, что, в принципе, та работа, которая на сегодняшний день ведется в Российской Федерации, она приносит очень значительные результаты. Собственно говоря, очень удивительна столь высокая некомпетентность эксперта, который занимается правозащитой автомобилистов, потому что он фактически не владеет, видимо, никакой информацией о том, что он защищает.

Фактически можно говорить о том, что на протяжении последних нескольких лет у нас снижается статистика и погибшие дети. За десять лет снизились мы снизились от 1 000 детей до 618 в прошлом году. И действительно, на сегодняшний день есть озабоченность, которая касается именно перевозки детей в автомобиле. Потому что если как раз детей-пешеходов нам удается обучать, то дети на сегодняшний день гибнут именно по вине взрослых. И та инициатива, которая сейчас выносится на площадках Госавтоинспекции и экспертного сообщества… Мы уже не знаем, какие еще меры применить для того, чтобы взрослые соблюдали правила дорожного движения.

Тамара Шорникова: Наталья…

Иван Князев: Прошу прощения. То есть вы полагаете, что мы должны как-то немножко подстегнуть, отрезвить водителей, чтобы они помнили, что когда ты едешь за рулем… Вот я смотрю, что вы сейчас сами за рулем. А вы часто детей возите?

Наталья Агре: Да, вожу очень часто. На самом деле то, чего мы пытаемся добиться – это как раз перехода на тот самый детский режим управления транспортным средством. То есть мы говорим не о том, что на каждом углу у нас будет стоять сотрудник Госавтоинспекции. Их на сегодняшний день очень мало. Когда ты садишься за руль и у тебя внутри автомобиля находится ребенок, ты должен понимать, что даже резкое торможение, особенно если это касается детей младшего возраста, до года, оно приводит к тяжелейшим последствиям.

И вот коллега, который говорил о том, что в 80-е годы возили троих детей… Я думаю, сейчас этот коллега нас слышит. На скорости 80 километров в час, если бы какой-то, не вы… Я слышала, что вы соблюдаете правила дорожного движения. Если кто-то в вас бы врезался, то дети бы вылетели из машины просто потому, что вес ребенка увеличивается в геометрической прогрессии. И было бы три трупа. Поэтому хорошо, что вам повезло. Но, к сожалению, действительно, есть люди, которые соблюдают правила дорожного движения, и те, которые не соблюдают. Мы призываем родителей быть более аккуратными.

Тамара Шорникова: Наталья, очень много SMS. И знаете, на какую тему? Как раз говорят о том, что те, кто и так соблюдают правила дорожного движения, аккуратны в вождении, заботятся о здоровье и безопасности своих детей, они продолжат этим заниматься. А те, кто немножко легкомысленно к этому вопросу относятся, ситуация может ухудшиться, потому что они будут говорить: «Слушай, смотри, там какой-то дяденька из ДПС стоит. Ты пригнись, пожалуйста, а то мне штраф больше будет». И это будет провоцировать еще более серьезные последствия. Оценивали ли вы такие риски?

Наталья Агре: Конечно, мы оцениваем такие риски. Более того, такую практику мы действительно знаем. Конечно, одним штрафом мы эту проблему решить не можем. Именно поэтому как раз сейчас эта проблема и обсуждается на различных площадках.

Еще раз хотела обратить внимание, что вопрос не в штрафе, а вопрос в изменении в принципе отношения к этой тематике. Это выстраивание той же самой системы непрерывного образования, когда обучают тех же самых водителей, обучают детишек с самого молодого возраста, когда в автошколах обучают молодых водителей, уделяют этой теме определенное внимание. Действительно, это вопрос профилактики. Действительно, это вопрос разъяснений.

То есть фактически штраф в данном случае тоже сыграет свою роль – причем не потому, что сотрудники Госавтоинспекции будут останавливать, а именно потому, что мы рассчитываем, что родители будут еще раз задумываться, почему этот штраф все-таки ввели. Все-таки в нашей стране…

Иван Князев: Наталья, я уже задавал этот вопрос предыдущему нашему эксперту. А что все-таки можно разрешить людям, которые перевозят детей, когда у них в салоне ребенок? Может быть, по выделенке можно ехать, если вдруг ребенку что-то понадобилось, он куда-то опаздывает или ему стало плохо, нужно побыстрее доехать?

Тамара Шорникова: Парковка преимущественная возле больницы и поликлиники.

Наталья Агре: Сразу видно, что вы не очень много путешествуете по стране, потому что вопрос выделенок – это вопрос мегаполисов. Вот только что вам звонил один из телезрителей, который из сельской местности.

Поверьте, у нас фактически водителям и так дано максимальное количество прав. Наверное, проблема в том, что у нас достаточно мало обязанностей у этих людей. И опять было предложение – например, позволять остановиться в случае, если ребенку стало плохо. Вы хоть представляете, к чему это может привести? На сегодняшний день огромный рост как раз ДТП с транспортом, который припаркован в неположенном месте, особенно на трассах. То есть ребеночку стало нехорошо, мы можем ему дать водички, остановиться. А с другой стороны в этот момент в него въедет грузовик.

Поэтому, поверьте, те правила, которые есть на сегодняшний день, они качественно продуманы и направлены именно на безопасность детей в первую очередь. Госавтоинспекция уделяет сейчас этому самое большое внимание.

Иван Князев: Хорошо, спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо большое.

Иван Князев: Наталья Агре, президент экспертного центра «Движение без опасности».

Тамара Шорникова: Давайте отправимся в путешествие по стране.

Иван Князев: Да-да-да.

Тамара Шорникова: Я, кстати, путешествую общественным транспортом обычно, я пешеход.

Иван Князев: Я обычно тоже.

Тамара Шорникова: Будем узнавать у водителей, как им эта инициатива. Здравствуйте.

Иван Князев: Равиль у нас на связи. Здравствуйте, Равиль.

Зритель: Здравствуйте. Я хотел бы сказать по поводу повышения штрафов за детей в машине. Дело в том, что это все делается, по-моему, для повышения… ну, для наживы наших дэпээсников, потому что штрафы оформляются за детей. Вот правильно говорили, что везешь ребенка без кресла, и штраф берет с тебя, например, автоинспектор, оформляет тебя за другое нарушение – 500 рублей или 1 000. А остальное он себе в карман, отдаешь ему две тысячи или полторы тысячи.

Иван Князев: Да, спасибо, спасибо, Равиль. Мы вас поняли, спасибо большое.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски