Недополученные пенсии

Недополученные пенсии | Программы | ОТР

Сегодня тем, кто недополучил пенсионные выплаты из-за разных ошибок при оформлении, эти деньги никак не возмещаются

2020-09-10T13:34:00+03:00
Недополученные пенсии
Многоэтажный самострой. Белоруссия и «раскол» Европы. Налоговое бремя. Корабли-призраки и частный космос
Самострой обернулся самосносом
«Мы всё, что могли, потеряли! За что мы провинились в этой стране?!». Сюжет из Краснодара о погорельцах самостроя и обманутых дольщиках
Инаугурация по факту. О необычной церемонии вступления Лукашенко в должность президента Белоруссии
Михаил Любимов: Ситуация очень тревожная, прежде всего из-за роста национализма. Мы движемся к миру, какой был перед Первой мировой
Бюджет повышенных соцобязательств. Расходы на социальные нужды увеличат почти вдвое
Отопительный сезон: одни мёрзнут, у других батареи раскалены... Почему каждый год так?
Частный космос
Лишние налоги: государство слишком много берёт с бизнеса и населения?
Что хотят читать дети?
Гости
Татьяна Омельчук
старший научный сотрудник НИФИ
Валерий Рязанский
первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по социальной политике, председатель Союза пенсионеров России

Ольга Арсланова: Итак, мы продолжаем, и давайте, как и обещали, поговорим о российских пенсиях. Недополученные пенсии могут компенсировать, депутаты по крайней мере предлагают обложить ПФР пенями за неправильные расчеты. Помните эту историю, когда выяснилось, что были ошибки? Их нашли в период с начала 2015 года.

Петр Кузнецов: Инициатива по возвращению в виде каких-то процентов недостающегося исходит от «Справедливой России». Во фракции считают, что Пенсионный фонд должен выплачивать пенсионерам компенсацию в виде ежемесячной надбавки процента с недополученной суммы. При этом, это еще не все, этот процент следует привязать еще и к ключевой ставке Центробанка. Зачем? – чтобы еще и получилась индексация утраченного.

Ольга Арсланова: Утраченного довольно много, давайте как раз на все эти деньги посмотрим. Это выяснила недавно Счетная палата, именно она проверяла и выяснила, что данные ЗАГСов, Налоговой службы и Пенсионного фонда не соответствуют в части фамилий, паспортных данных и места проживания граждан. То есть были ошибки, которые как раз вот к этой недосдаче и привели. Всего за период с 2017-го по 2019-е гг. были проверены больше 1 тысячи пенсионных дел, и примерно 200 случаев ошибок, то есть 16% всех дел были с ошибками. Выплаты недополученных пенсий составили около 3 миллионов рублей. Увидят ли их те, кто пострадал от этих ошибок, почему эти ошибки произошли и что вообще делать с нашими пенсиями? Давайте об этом поговорим прямо сейчас.

Петр Кузнецов: Нам поможет Валерий Рязанский, он первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по социальной политике, председатель Союза пенсионеров России. Валерий Владимирович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Валерий Рязанский: Да, добрый вечер.

Петр Кузнецов: Очень простой вопрос, я как человек, который пенсию пока еще не получаю и еще долго не буду получать, скажите, пожалуйста, вот недополученная пенсия, давайте просто расскажите, как это на практике. Человек получает меньше или вообще не получает? И как бы что, он не знает об этом?

Валерий Рязанский: Конечно, зачастую человек не знает. Но если у него хоть есть малейшее сомнение, он совершенно спокойно может проверить свое пенсионное дело. Это делается очень и очень несложно, для этого нужно обратиться либо по электронным делам, но по электронным каналам не каждый в состоянии добраться до своего личного кабинета. Лучше всего, мой совет, всегда прийти в свои клиентские службы и с глазу на глаз, совершенно спокойно с оператором разобраться в своей пенсионной истории.

Вы знаете, я из практики хочу сказать, что мы получали достаточно большое количество писем, связанных с пенсионными историями. Были ли это ошибки, были ли это осознанные ошибки, или были эти ошибки вызваны объективными причинами, в каждом конкретном случае надо разбираться. На первых порах, в начале 2000-х гг. было очень много проблем, связанных с качеством документов, которые люди представляли в пенсионную систему. Что это такое было? Это были документы, которые получали из предприятий, которые закрылись, обанкротились, которые уже поменяли свой профиль, наименование. И вот эти вот все причины с такими не очень корректными справками приводили к ошибкам. Я больше чем уверен...

Петр Кузнецов: Но, Валерий Владимирович, все-таки давайте разберемся в ошибках, которые сотрудники ПФР допускают. Когда мы говорим о том, что они недоплатили какие-то деньги, это значит, что они что, эти деньги украли, положили себе в карман, построили дворцы Пенсионного фонда? Или это нормальная техническая история и эти ошибки неизбежны?

Валерий Рязанский: Нет, нет.

Петр Кузнецов: Ну, мы узнали, кстати, сумму, 3 миллиона, особо-то ничего на них не построишь при этом, понятно.

Ольга Арсланова: Да, не построишь.

Валерий Рязанский: Я однозначно могу сказать, что мне не приходилось сталкиваться ни с одной вот такой пенсионной историей, хотя писем, которые за это время мы отправляли на дорассмотрение, было очень много, что где-то я увидел какую-то злонамеренность. Еще раз хочу сказать, что те суммы, которые на сегодняшний день предъявлены той же Счетной палатой в объеме 1 миллиард рублей в год как ошибочно недоначисленные, давайте сравним это с объемом тех средств, которые выплачивались пенсионной системой – 1 миллиард и 8,5 триллионов рублей, которые были начислены и выплачены в течение, например, 2019 года. Посчитайте, сколько это долей процента, это где-то 0,001%. Поэтому ошибки, конечно, могут быть, и они, как правило, ошибки, будем говорить, счета, ошибки неправильно, может быть, оформленных либо поданных документов.

Петр Кузнецов: Да. Валерий Владимирович, так вот вопрос в том, насколько они на самом деле критичны, все эти недостатки этой большой системы. Наверное, не критичны, потому что система перестала бы работать в таком случае.

Валерий Рязанский: Конечно. Критичными недостатками могут являться только случаи, когда вопрос связан, например, с использованием в неблаговидных целях, когда деньги выписываются пенсионные умершим гражданам. Это было в определенный период времени, но это был период, когда не было взаимосвязи, например, между такими инстанциями, как ЗАГСы, которые вовремя должны подавать сведения о том, что гражданин уже умер и ему не надо начислять пенсию, и этими деньгами могли воспользоваться негодяи.

Но по большому счету я считаю, что вот эти ошибки, которые есть, их надо исправлять в совершенно спокойном рабочем порядке, и, если они не требуют никаких уголовных разбирательств, не надо создавать никакого такого, что называется, ажиотажа вокруг этих проблем, спокойно устранить, сделать все выводы на будущее и спокойно продолжать, дать возможность работать пенсионной системе. Это одна из наиболее надежно работающих социальных систем, ежемесячно выполняющих функции выплаты пенсии 46 миллионам человек. Представляете, насколько это сложный, но в то же время отлаженный механизм?

Петр Кузнецов: Валерий Владимирович, вы вспомнили ЗАГСы. Основная претензия, как мы поняли, в отчете Счетной палаты в том, что есть некачественное взаимодействие с ЗАГСами, с МВД. Но ведь это проблема, которая выходит за пределы системы Пенсионного фонда, это такая системная проблема по поводу взаимодействия, по поводу того, что люди, которые умерли, что-то получают, человек, который получает дважды что-то, – это не проблема исключительно Пенсионного фонда.

Валерий Рязанский: Вы абсолютно правы. Я еще обращу внимание уважаемой аудитории, что проверка касалась проблем 2017–2018-х гг., в то время еще полномасштабно система межведомственного согласования и проведения документооборота электронного не была отлажена. И вот эти вот ошибки в силу того, что документы ходили, что называется, в бумажном исполнении, вполне возможно, что это были ошибки.

Вы знаете, я вот сегодня нахожусь в Курской области, вы меня застали сегодня, как я исполняю обязанности сенатора в Курской области. Вы знаете, что сегодня на личном приеме я столкнулся с проблемами выплат детских пособий, которые были установлены совсем недавно, в пандемию, и они оказались, эти проблемы, проблемами только программного обеспечения тех систем, которые обеспечивают взаимодействие между ведомствами. Так что этот вопрос по-прежнему остается актуальным, к большому сожалению. Поэтому нам цифровизацией надо заниматься продолжать еще основательно, основательно и основательно.

Ольга Арсланова: Да. Так вот, о цифровизации. Встает еще и другой вопрос, о нем, кстати, недавно говорили депутаты – а нужен ли нам ПФР вообще? На него тратятся миллиарды рублей из бюджета, которые можно было бы направить напрямую пенсионерам, там сотни тысяч сотрудников. Вопрос – а не проще ли нам ПФР заменить какой-то цифровой системой начисления пенсий, и все деньги, которые освободятся, в пользу пенсионеров?

Валерий Рязанский: Вы знаете, у Пенсионного фонда есть некая глубокая такая социальная функция – это обеспечение системы социального пенсионного страхования. Вы знаете, это не просто банкомат, который должен выдавать вам каждый день деньги. Если мы должны идти, переходить на эту систему, то мы должны все перелопатить с принципом страховательных процедур, это не так просто на сегодняшний день. Я бы ни за что не согласился идти сейчас на слом этой очень сложной и непростой социальной индустрии.

Вы представьте, как мы нагрузили пенсионную систему на сегодняшний день в принципе не свойственными для нее функциями. Вот в период пандемии кто выплачивал и кто оформлял все документы, связанные с детскими выплатами? Опять шло через пенсионную систему. Почему? Потому что Пенсионный фонд обладает, это один из единственных организационных государственных структур, который обладает всей полнотой информации по персонализированному учету.

Поэтому вот так просто решать вопрос ликвидации – это, вы знаете, те, кто, наверное, забыл, что было в 1990-х гг. Я это помню, поэтому я категорически возражаю против таких легковесных, так сказать, предложений. Совершенствовать работу надо, усовершенствовать работу, взаимодействие между ведомствами и отладить систему электронного взаимодействия между ведомствами – это надо делать, безусловно, и на этом надо экономить, на этом надо совершенствоваться.

Петр Кузнецов: Валерий Владимирович, да, вот о бумажной волоките вспомнили, говорили, что это как раз ошибки пришлись на период до цифровизации. Вот пришло сообщение, которого я ждал: «В Советском Союзе таких ошибок почему-то не было», – пишет нам телезритель из Москвы.

Валерий Рязанский: Потому что... Я попробую объяснить, почему, – потому что работодателей было очень немного: было государство, колхоз и совхоз, 3 вида деятельности. На сегодняшний день видов работодателей, видов трудовой деятельности, включая появившиеся такие современные, в том числе на удаленке, у нас их множества, и вопросы дисциплины работодателей – это вопрос тоже ответственности перед государственной системой. И вот представляете, какое количество работодателей ныне задействовано в ответственности перед пенсионной системой, вот оттуда и ошибки.

Поэтому на сегодняшний день очень многое зависит от добросовестности работодателя. С ним можно судиться, его можно искать, его можно искать на Кипре, на Мальдивах, можно обращаться в суды, но на сегодняшний день все равно единственным органом, который все эти ошибки в любом случае, что называется, устраняет, все равно это Пенсионный фонд. Потом можно судиться, но пенсию надо в этот месяц заплатить каждому пенсионеру.

Петр Кузнецов: Да еще не каждый у нас с работодателем-то будет судиться, мягко говоря.

Ольга Арсланова: Это правда.

Петр Кузнецов: Иркутская область с нами на связи, оттуда Борис, его реплика, вопрос, сейчас узнаем.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Борис.

Зритель: Добрый вечер.

Петр Кузнецов: Добрый ли он, Борис, для вас, когда мы про пенсии говорим?

Зритель: Да-да. У меня такой вопрос. Я ушел на пенсию 3 года назад, и Пенсионный фонд вычеркнул львиную долю стажа, оставил 12 лет. Стаж у меня с 1962 года.

Ольга Арсланова: А что, там с документами, может быть, что-то в это время было?

Зритель: У меня трудовая в полной сохранности с 1962 года.

Ольга Арсланова: А не учли почему? Объяснили вам что-то?

Зритель: Разговаривать не хотят совершенно, на вопросы не отвечают.

Ольга Арсланова: Ага.

Зритель: Я в суд подавал, но в суд надо бумаги, а у меня даже пенсионного удостоверения нет, ничего нет, я не знаю, кто я. Плотят мне минималку.

Ольга Арсланова: Недоучтенный стаж, спасибо большое.

Валерий Рязанский. Сталкивались вы? На самом деле нам часто пишут о таком, когда у человека большой стаж, в советское время он работал, да еще и менял место работы, бывает, что не учитывают.

Валерий Рязанский: Вы знаете, речь идет о том, что надо персонально посмотреть, что это за пенсионная история. Я советую вот телезрителю, который сейчас звонил, он может обратиться ко мне персонально либо к своим депутатам или сенаторам, пожалуйста. Пусть напишет мне в Совет Федерации.

Ольга Арсланова: Борис, напишите. А куда написать?

Валерий Рязанский: Да, я запрошу его пенсионную историю, спокойно рассмотрю, что там, как там и так далее, и так далее. Ведь когда мы считаем, что, если мы работаем с 62 года, весь стаж идет в пользу пенсионной системы, иногда бывает, что мы считаем, что этот стаж используется для подсчета тех сроков, которые используются в качестве вредных условий труда, а эти условия труда не объявляются вредными, и так далее. Поэтому...

Ольга Арсланова: Понятно. Валерий Владимирович, но там если человек до суда дошел, значит, очевидно, какие-то основания для претензий есть. Куда конкретно ему написать?

Валерий Рязанский: Пусть напишет мне, я разберусь в этом деле и сообщу ему его причины, по которым суд ему отказал.

Петр Кузнецов: А вам – это куда? Потому что...

Валерий Рязанский: Совет Федерации.

Петр Кузнецов: На самом деле многие жалуются на проблемы с учетом стажа до 2002 года, то есть до запуска пенсионной реформы, поэтому куда конкретно?

Валерий Рязанский: Пожалуйста, Совет Федерации, Комитет по социальной политике, Рязанскому Валерию Владимировичу, пусть обращаются.

Ольга Арсланова: Спасибо вам. Валерий Рязанский был у нас в эфире.

Валерий Рязанский: Это письмо меня обязательно найдет.

Ольга Арсланова: Мы будем очень рады.

Петр Кузнецов: Мы полагаем, что письма. Спасибо, Валерий Владимирович. Валерий Рязанский был с нами на связи.

Вы продолжаете писать, дозванивайтесь в прямой эфир, рассказывайте, что с вашим стажем, что у вас не учли, что вам недовыдали.

Ну а пока Татьяна Омельчук, это старший научный сотрудник НИФИ Министерства финансов, с нами на связи. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Татьяна Омельчук: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Очень простой вопрос от наших многих зрителей: почему, когда ПФР делает ошибки в пенсиях, все эти ошибки не в пользу граждан?

Татьяна Омельчук: Работники Пенсионного фонда, конечно, как правило, перестраховываются, и если каких-то документов не хватает, какой-то информации им не хватает, то они не будут засчитывать этот период стажа. Если неправильно оформлены документы за какой-то период, то, естественно, они вынуждены не учитывать какой-то период стажа, допустим. Если не получены какие-то сведения о зарплате, то же самое. Поэтому и получается, что работники перестраховываются, потому что их могут заказать за неправильно начисленные пенсии, поэтому, как правило, конечно, ошибки, естественно, в меньшую сторону всегда происходят.

Ольга Арсланова: Потому что распоряжаются государственными деньгами, нашими при этом деньгами, и мы же их недополучаем, получается так.

Татьяна Омельчук: Государственными деньгами, да.

Ольга Арсланова: Тот же вопрос, что и Валерию Рязанскому, хочу задать вам: ПФР – это необходимая структура? Не нуждается ли она в модернизации, а то и в полной отмене?

Татьяна Омельчук: Ну, без Пенсионного фонда никак не получится. Можно назвать это не Пенсионным фондом, а по-другому, банком не банком, но в любом случае нужен орган, который будет рассчитывать пенсионные обязательства каждого человека, нужен орган, который будет распределять эти обязательства, уже конкретно финансы, для того чтобы хватало, нужно посчитать бюджет, доходную часть, расходную часть, посчитать баланс, посчитать разницу этого баланса, источники финансирования дефицита пенсионной системы, который у нас постоянно происходит. Поэтому без Пенсионного фонда никак нельзя. Любой другой орган будет это делать, будет это не Пенсионный фонд, но в любом случае это необходимо будет делать. У нас 4 или 5 пенсионных законодательств за последние 20–30 лет, соответственно, по каждому пенсионному законодательству человеку считаются пенсионные права.

Естественно, какие-то происходят механизмы недочетов, и Пенсионный фонд как раз и должен это пересчитать, чаще вручную, собрать дополнительные сведения, дополнительные документы, и без Пенсионного фонда вряд ли получится это. Будет другой орган, если не Пенсионный фонд, но в любом случае необходим будет орган, который будет осуществлять всю эту деятельность, потому что нужно посчитать все права, нужно распределить средства, важно, чтобы это ежемесячно начислялось; кто-то получает через банк, кто-то получает на почте пенсию. То есть это абсолютно разные истории и Пенсионный фонд за все это отвечает, чтобы каждый пенсионер получил пенсию вовремя.

Петр Кузнецов: Татьяна Геннадьевна, вот сейчас депутаты хотят обложить пенями Пенсионный фонд за недополученное. Я хочу с вами о казне Пенсионного фонда сейчас поговорить. Фиксируется снижение занятости, у нас «серая» зона растет, из-за этого так или иначе сжимается пенсионная система, от работодателей все меньше страховых взносов. А каково сейчас состояние бюджета Пенсионного фонда?

Татьяна Омельчук: Ну, бюджет Пенсионного фонда довольно-таки стабильный. Сейчас за счет того, что повысился пенсионный возраст, есть возможность индексировать пенсии выше инфляции в ближайшие несколько лет, вот. А в дальнейшем... Ну, как бы в этом году, естественно, случился форс-мажор, несколько месяцев Пенсионный фонд недополучал часть средств. Но постепенно, если ситуация выровняется, то опять же будет происходить примерно равный трансферт в пенсионной системе, и дальше предполагается, что трансферт останется на этом же уровне, порядка...

Петр Кузнецов: Ага, ну то есть это не обременительная нагрузка по взысканию штрафов в виде каких-то процентов, привязанных к ключевой ставке еще?

Татьяна Омельчук: Нет-нет, это абсолютно, на мой взгляд, не обременительно. Но для Пенсионного фонда... Нет, в любом случае, если будет принят закон, допустим, то в Пенсионном фонде будет такая строка вот на эти средства, то есть выделятся специальные средства, которыми будут погашаться...

Петр Кузнецов: У нас-то народ просто чего опасается? Если это будет обременительно, значит, будут пытаться добрать где-то в другом месте, по другим источникам. Ну все понятно.

Татьяна Омельчук: Ну, суммы-то пока называются не такие большие, чтобы это было обременительно.

Петр Кузнецов: Да, это правда, пока да.

Татьяна Омельчук: Важно принять закон, чтобы все было в рамках закона, потому что Пенсионный фонд действует строго по закону, нельзя, там даже какая-то ошибка нашлась, допустим, нельзя же просто так вернуть средства. Если это будет закон прописан о том, чтобы эти средства возвращались с процентами, то, естественно, все будет возвращаться строго по закону. Пенсионный фонд – это орган, который строго-строго выполняет законы, и каждая копейка там на счету, там ничего нельзя ни украсть, ни спрятать, то есть это полностью, полностью прозрачная организация.

Ольга Арсланова: Татьяна, а правда ли, что работники Пенсионного фонда получают премию за экономию денежных средств фонда?

Татьяна Омельчук: Нет, неправда, и зарплаты в пенсионных фондах очень маленькие, кстати, вот это правда. Действительно, у них низкая зарплата, но никаких премий за экономию они не получают, никогда такого не было. Они как раз просто, единственное, всегда боятся, мне кажется, ошибиться, что-нибудь насчитать неправильно, не будет подтверждено документом, и им даже всегда тяжело от этого, но они вынуждены строго, там прописано все строго по закону и сотрудники строго работают по закону.

Ольга Арсланова: Вопрос от наших зрителей: почему, если все так честно, все так прозрачно, почему, если у нас нет проблем с пенсионными накоплениями, наша страна достаточно зарабатывает, и даже пенсионный возраст подняли – почему при этом наши пенсии такие низкие?

Татьяна Омельчук: Пенсии низкие, потому что низкие зарплаты, прежде всего из-за этого. Потому что пенсия – это всегда производное от зарплаты. Если во всем мире государственная пенсия выплачивается от 30 до 40% средней зарплаты, так и у нас она входит в эти же рамки от 30 до 40%. Причем у нас у многих категорий коэффициент замещения, то есть соотношение индивидуальной пенсии к его индивидуальной зарплате, достигает 50–60%. Потому что реально если у человеческая зарплата 10 тысяч, а пенсия может быть и 18, и 16, то даже пенсия бывает и выше, чем его заработная плата. Просто у нас реально низкие зарплаты и большое региональное расслоение по заработным платам, поэтому и получается.

Ольга Арсланова: Да, все понятно, вопрос к зарплатам.

У нас есть звонок, из Новгородской области Николай звонит. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, добрый вечер.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Николай.

Татьяна Омельчук: Здравствуйте.

Зритель: Я вам хотел бы задать вот как бы три вопроса. Первый самый главный. Как говорится, армия и флот – это наши главные союзники, как говорят депутаты и политики, да? Но что на самом деле вышло? Вот я ушел на пенсию и многие военные пенсионеры ушли на пенсию, у нас расчет пенсии производится неполностью. Как обращались к Медведеву премьер-министру, он сказал, что военные и так большую пенсию получают. Но я капитаном ушел, у меня 17 тысяч пенсия. Это справедливо?

Второй вопрос – это вот начисление пенсии. Люди... Я работал, да, после 60 лет, у меня общий стаж 12 лет, я тоже в Пенсионный фонд платил. У меня стажа хватает, ну в охране служил, а...

Ольга Арсланова: Ой, Николай, мы вас вынуждены поторопить, чтобы осталось время на ответ еще.

Зритель: ...баллов не хватает, говорят.

Ольга Арсланова: Да.

Зритель: А все равно же деньги шли – так дайте мне эти деньги, которые дали.

И третий вопрос. Люди зарабатывают, у нас частная собственность, правильно? Эти деньги, которые заработал каждый рабочий человек, это наши деньги, которые мы заработали кто на производстве...

Ольга Арсланова: Да.

Петр Кузнецов: Вопрос?

Зритель: ...предприятии. Вопрос такой: почему бы не сделать, на книжку ложить эти деньги, не в Пенсионный фонд...

Ольга Арсланова: А, все понятно, напрямую.

Зритель: ...а на книжку.

Ольга Арсланова: Спасибо. Татьяна?

Петр Кузнецов: Татьяна, у нас минута.

Татьяна Омельчук: Да, начну с последнего вопроса. Если положить денег на книжку, то у многих пенсия будет гораздо ниже, по факту сложится, потому что если человек возьмет с низкой заработной платой свою зарплату ежемесячную, сложит каждый год и потом поделит на ожидаемую продолжительность жизни порядка 25 лет, то реально получится, что у него пенсия ниже будет по факту, чем сегодня это происходит.

Ольга Арсланова: Понятно.

Петр Кузнецов: Так.

Татьяна Омельчук: То есть как бы реально происходит перераспределение немножко от высокооплачиваемых работников к низкооплачиваемым, плюс пенсия по инвалидности выплачивается, пенсия по потере кормильца. Поэтому если вот на книжку, получится ниже почти у всех, вот реально больше не станет.

Петр Кузнецов: Семнадцать тысяч, претензия к сумме была у военного пенсионера.

Татьяна Омельчук: Да, правильно. У военных пенсионеров, раньше за 12 лет стажа человек гарантированно получал дополнительную пенсию страховую. Сегодня человеку не хватает баллов. Наверное, конечно, вот этот вопрос должен был бы решаться, если у человека есть стаж. Но другое дело, что стаж у нас повысится, станет скоро 15 лет, к 2024 году, и 30 пенсионных коэффициентов. Конечно, я считаю, что с этими людьми нужно отдельно, они, может быть, неполную часть пенсии, но должны какую-то часть получать за свою работу после периода военной службы, да.

А то, что там военным пенсионерам пенсию не добавляют, 70% примерно их заработка учитывается, постепенно доводят, пытаются довести это до 100%, рано или поздно, конечно, доведут, но просто средств на это не хватает, вот реально постепенно доводится, им проводится индексация пенсий. Но военным пенсионерам не прибавили практически возраст назначения пенсии, то есть он как был...

Петр Кузнецов: Понятно.

Ольга Арсланова: Понятно.

Татьяна Омельчук: ...то есть выработанный стаж необходимый, не повысили им стаж.

Петр Кузнецов: Отсюда... Понятно.

Татьяна Омельчук: Поэтому у них условия назначения пенсий, военным пенсионерам, не поменялись в отличие от всего остального населения страны, которым повысили пенсионный возраст.

Петр Кузнецов: Вот.

Ольга Арсланова: Спасибо вам.

Петр Кузнецов: Да, спасибо. Татьяна Омельчук, мы говорили о недополученных пенсиях.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (2)
Яков
"Людоеды", верните пенсионный возраст. Моим ровесникам - ныне 60-летним - никто не компенсирует не выплаченные за 18 месяцев, на который отложили выход на заслуженный отдых, пенсии.
Виктория
Много людей не доживают до пенсии..!!!. куда делись их накопления? Где деньги?