Некомфортная среда

Гости
Ирина Генцлер
руководитель жилищного сектора фонда «Институт экономики города»
Андрей Максимов
директор Центра территориальных изменений и городского развития РАНХиГС, председатель Комиссии Общественной палаты РФ по территориальному развитию и местному самоуправлению

Тамара Шорникова: И теперь вполне серьезные цифры. Счетная палата попыталась разобраться, из-за чего тормозит нацпроект «Жилье и городская среда» и как вообще используются бюджетные деньги. Вот смотрите. В рамках программы по созданию комфортной городской среды в малых городах и исторических поселениях использовано всего чуть больше 12% всех средств. Если конкретно в рублях, это 633 млн. руб. от запланированных 5 млрд.

Иван Князев: Может, конечно же, создаться впечатление, что нам в стране уже нечего благоустраивать, везде есть новые парки с велодорожками и спортплощадками, в каждом дворе блестят новые детские площадки, стоят скамеечки для пенсионеров и пандусы для инвалидов возле каждого подъезда, возле каждого входа. Но вряд ли это так.

Тамара Шорникова: Сарказм, да?

Иван Князев: Угу.

Тамара Шорникова: Так почему же, собственно, мы не благоустраиваем наши города, наши дворы, даже когда вроде как деньги на это есть? В этом мы сейчас будем разбираться. Вы нам расскажите, в вашем городе, поселении все ли сделано, чтобы было красиво, удобно, везде ли есть новые тротуары, скверы, есть ли вообще где гулять, скажем так?

Иван Князев: Пишите, звоните нам в прямой эфир. А мы пока представим нашего первого эксперта. Ирина Генцлер, директор направления «Городское хозяйство» Фонда «Институт экономики города». Здравствуйте, Ирина Валентиновна.

Ирина Генцлер: Добрый день.

Иван Князев: Ирина Валентиновна, но вот смотрите, какая ситуация. Действительно ведь, за исключением столичных городов (я имею в виду Москву и Санкт-Петербург), отъедешь там за 100, за 200 км от Москвы – и такое ощущение, что главы местных муниципалитетов вообще не знают, что на самом деле на земле в нашей стране можно делать тротуары, плиточкой выкладывать, что существует такое понятие, как велодорожки, и там тоже есть велосипеды, что детские площадки бывают не старые железные, вот которые вкопаны там с советских времен, покрышки в землю и т. д., а новые, пластиковые, с покрытием. Но этого всего нет. И вот вопрос: почему, когда деньги есть в принципе? В чем проблема, почему мы тормозим все время?

Ирина Генцлер: Я бы хотела сказать, что все-таки у меня другое мнение. Я достаточно много езжу по разным городам в Российской Федерации. Т. е. не только отъезжаю от Москвы и Петербурга. И я хочу сказать, что ситуация в городах на самом деле очень заметно изменилась. И действительно появляются определенные территории, очень привлекательные. Я уж не говорю про то, что там плиточное покрытие тротуаров. Все это, конечно, имеет место.

Относительно той цифры, которую вы назвали, что использовано очень мало денег на проекты благоустройства. Хотелось бы просто обратить ваше внимание, что ведь речь идет о деньгах, которые городам выданы по конкурсу, т. е. малые города и исторические поселения.

Иван Князев: Да-да-да.

Ирина Генцлер: Я вот в прошлом году участвовала в оценке проектов, которые они там подавали. И я видела, что на самом деле чрезвычайно интересные есть проекты. Но они еще подавались в качестве идеи. Потому что если город не знает, дадут ли ему денег, то он, естественно, не может приступить еще к разработке проектной документации. Т. е. как бы действительно от получения денег мгновенно работы не начинаются. И, как та же Счетная палата в своем заключении объясняла, что деньги запланированы на 2 года. Т. е. цыплят надо посчитать, на самом деле, в конце 2020 года, для того, чтобы понять, выполнены ли те объемы работ по благоустройству, которые в этих проектах были намечены.

А если говорить вообще в целом, знают ли муниципалитеты, – да, конечно, знают. Но большее число муниципальных образований, особенно небольших (да даже и больших, в целом), не имеют достаточно бюджетных денег для того, чтобы в очень большом масштабе, вот в таком прямо бросающемся в глаза, изменить среду городскую. И, конечно, все получается такими небольшими участками, точечно.

Но на что хотелось бы обратить внимание. Что сегодня, вообще говоря, реализация проекта развития комфортной городской среды очень сильно сконцентрирована на бюджетных деньгах. Т. е. участие населения, участие бизнеса, если вы посмотрите планы национального проекта, то там вообще даже данных никаких планируемых нет. Т. е. насколько другие источники вовлечены? На самом деле не так уж значительно.

Хотя есть прекраснейшие примеры частных инициатив, когда именно начинается с местного бизнеса, а он вовлекает еще и людей, которые на территории живут, и появляются чрезвычайно интересные проекты. И они становятся, кстати, не только – просто вот что-то сделали, и стало красиво, – нет, они становятся теми местами в городе, где люди начинают собираться, общаться, проводятся какие-то мероприятия для самих людей, для их удовольствия, для развития детей. Т. е. сдвиг в этом смысле у нас действительно очень серьезный.

Но, опять-таки, поскольку у нас был целый проект, посвященный изучению этой ситуации и вопросу, а как бы людей во все это дело вовлечь. Мне кажется, что вы должны хорошо понимать, что когда речь идет о благоустройстве, у нас есть такие общегородские территории, где, конечно, ведущая роль у администрации города. Естественно, работы эти могут заказываться и выполняться только через муниципальные контракты.

Тамара Шорникова: Ирина Валентиновна, секунду. Давайте вовлечем вот прямо сейчас в наш эфир людей, в прямой. Потому что у нас много телефонных звонков. И дадим высказаться. Мысль, пожалуйста, запомните, продолжим сразу после звонка. Владимир, Санкт-Петербург.

Иван Князев: Здравствуйте, Владимир.

Тамара Шорникова: Сейчас вы на связи. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Я специалист в области благоустройства. Специальность у меня – инженер лесного хозяйства, специализация – озеленение городов и населенных мест. Участвовал в более чем 4 крупных парках в Санкт-Петербурге, начиная с Парка 300-летия. И вот последний – Польский сад.

Вот недавно буквально я был в президентском санатории «Волжский утес». Брал там справку себе к пенсии, потому что уже больше 30 лет я в этой области. Вы знаете, совершенно в диком состоянии территория, которой владеет администрация президента Российской Федерации. О чем можно говорить вообще? Т. е. полный непрофессионализм. То, что творится в Петербурге, – полный непрофессионализм. У нас выбили абсолютно всех специалистов с опытом, и пришли коммерсанты, чиновники, которые на этом зарабатывают деньги. Например, бывший председатель комитета по благоустройству Санкт-Петербурга сейчас под судом и следствием, предыдущий уже сидит. И вот, собственно говоря, все окружение, которое дает законы государственной службе, назначает высших чиновников не по профессии, а вот под прямым назначением. Все к этому и сводится.

Вот эти цифры – 12 – они говорят о том, что просто-напросто нет специалистов в области. Вот в медицину не может прийти человек без профессионального образования, а вот здесь пожалуйста.

Иван Князев: Ну, понятно, да, да, Владимир, мы основную мысль вашу поняли. Отсутствие специалистов, которые могли бы сдвинуть это дело с мертвой точки.

Ирина Валентиновна, смотрите, вот вы говорили… вот мы заговорили про эту программу по созданию комфортной городской среды в малых городах и исторических поселениях, вы упомянули о том, что время на проекты нужно. Мне кажется, если у тебя исторический город, если у тебя там сто лет не было никакой комфортной городской среды, они должны уже эти проекты вот так вот на руках держать и тыкать ими вот тем чиновникам, которые будут подписывать им бюджетные деньги на это. Вот. И никакое тут время не должно быть. Или действительно, как наш телезритель говорит, нет специалистов, никто этим не может заняться?

Ирина Генцлер: Как минимум, есть несколько действительно проблем, из-за чего не всегда все так хорошо получается, как хотелось бы. Но я хотела бы сказать, что разработка проектной документации – тоже не самое дешевое удовольствие. И разрабатывать проектную документацию в расчете на то, а вдруг оно сложится, а вдруг деньги все-таки дадут…

Иван Князев: Но а почему всегда ждать деньги? Они уже должны постоянно вообще этим заниматься. И не только у государства эти деньги просить, а идти к ближайшему инвестору, в ближайшее предприятие, какой там завод у них стоит, и говорить: дайте нам 100 тыс., дайте нам 200 тыс., у нас тут видите какие исторические дома? Вот наша коллега Оксана Галькевич в Кимры ездила. Там сколько исторических зданий, и фактически в скором времени они все в Лету канут.

Ирина Генцлер: Можно съездить еще и в другие города. В Кострому, Вологду и т. д. И мы все очень близкие вещи можем увидеть. Я хотела бы сказать, что мы, вот если вопрос ставить таким образом, то у нас может создаться впечатление, что у администрации города больше нет забот, только благоустройство среды. Если вы посмотрите функции муниципального образования, то их чрезвычайно много.

Иван Князев: Ну, это понятно.

Ирина Генцлер: Но! Вот этот акцент на то, что городская среда должна быть комфортной, что нам нужно изменить среду, в которой мы живем, – ведь этот акцент появился совсем недавно. Это буквально 2016-2017 год. Т. е. и сейчас это действительно стало одним из приоритетов в муниципальных образованиях. Но тем не менее, вот опять же посмотрите: сколько у нас есть малых и исторических городов? И сколько из них реально получают вот эту субсидию на реализацию некоего проекта в своем городе? Т. е. всем все равно деньги не достаются. И поэтому, конечно, надо искать местных инвесторов, конечно, надо что-то придумывать.

Но еще о чем я хотела бы сказать. Что вот если мы будем на среду смотреть как на городскую, такую, которой пользуются просто жители города, приезжие, такие общегородского уровня территории, и если мы будем смотреть на территории жилой застройки, то вы увидите, что убогость большей частью еще и в жилой застройке. И вот здесь как раз, если не те железные детские площадки, о которых вы упомянули, а то, что сейчас появляется у нас, это одно и то же – одинаковые пластмассовые городки. Это тоже, не скажу, что слишком украшает и делает комфортной нашу среду.

Тамара Шорникова: Да, спасибо, понятно. Проблема в застройке. Это тоже отдельная глобальная тема. Спасибо большое. Ирина Генцлер, директор направления «Городское хозяйство» Фонда «Институт экономики города». Это был ее комментарий. Сейчас послушаем мнение телезрителя. Галина из Таганрога. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Галина.

Зритель: Здравствуйте. Наш город все-таки известен всем. Столько много есть у нас и памятников. Но не уделяется им никакого внимания, со стороны нашего губернатора – вообще никакого. Но я не об этом. Я хочу сказать, что у нас есть роща «Дубки». Одна-единственная роща, которая посажена, дубки там, кем-то, лет 200 тому назад. Там есть детская площадка, абсолютно необустроенная. Она вся в рытвинах, засыпана песком. А вообще это грязь, грязь и грязь. Детки там собираются, потому что там хорошо. Но там невозможно, невозможно им развернуться и использовать то, что там есть, какое-то непонятное сооружение. Везде грязь. А вот этот протекающий ручей полностью захламлен. Это балка. Она называлась Балка Черепаха…

Иван Князев: Хотя вроде бы вот сама природа дала прекрасное место. И ручей, и деревья.

Зритель: Ой, какая природа! Скажите, но там оно все до такой степени загажено, что, ну, это невозможно. И еще хочу сказать. Вот выйдя из этой рощи, нет для пенсионеров ни одной скамеечки. Ну, хоть там есть какие-то трубы, на трубах мостится народ. Вообще нету. По улице Дзержинке были две скамеечки, недалеко от такого, у нас есть «Москва» универсам, там была скамеечка и еще одна. Убрали. Нет. Во дворах – о чем вы говорите? Никаких…

Иван Князев: Ой, Галина, охотно понимаем вас, да, охотно верим.

Тамара Шорникова: Галина, спасибо. С вашей помощью прогулялись по Таганрогу немножко.

Иван Князев: Уж на скамеечки-то, действительно, деньги всегда, наверное, можно найти. Не так уж дорого они и стоят.

Тамара Шорникова: Давай представим сюжет. Он как раз с твоей родины – из Калининграда. Посмотрим, как там обстоят дела с благоустройством.

Иван Князев: Жанна Миллер его подготовила.

СЮЖЕТ

Иван Князев: Вот два примера. 60 км разницы, одно и то же море, но ситуации совершенно разные.

Тамара Шорникова: Есть и примеры из других регионов, присылают нам наши телезрители. Башкортостан: «У нас в городе успешно реализуется проект «Башкирские дворики», повсюду возводятся новые детские и спортивные площадки», – нам Азиз пишет из Нефтекамска. Москва спрашивает: «Где качели для взрослых? Раньше были». Тверская область: «В Вышнем Волочке нет танцплощадок с живой музыкой, ни кино, ни пивбаров. Некуда сходить с пенсионером, кроме леса и рыбалки. Ни одного публичного дома». Даже это интересует, слушай…

Иван Князев: Тоже пенсионеры?

Тамара Шорникова: Тоже, видимо, да, интересные… разные интересы, да. Поговорим о том, что должно быть в наших городах, в больших и малых, с Андреем Максимовым, директором Центра территориальных изменений и городского развития РАНХиГС, председателем комиссии Общественной палаты России по территориальному развитию и местному самоуправлению. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Андрей Николаевич. Алло, алло. А вот и нет Андрея Николаевича.

Тамара Шорникова: А вот и нет, да-да-да. Давайте послушаем пока Владимира из Липецка, есть телезритель у нас на проводе…

Иван Князев: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: …пока не сорвался, надеемся.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, здравствуйте.

Зритель: Всегда ведь строили парки методом общих усилий, хозспособом. У нас есть парк Петровских минеральных вод. В прошлом году туда около 200 млн., как сказать, забордюрили государственных средств, а ровно год за этим, до этого, 60 млн. бюджет доходил, уложили плитку. На следующий год сломали, вывезли. Куда-то делись кабеля, куда-то делись осветительные столбы. Я хочу сказать, что государева казна – она не для гульбища дана. А руководители местные для того и поставлены, чтобы искать внебюджетное финансирование.

Я вот в Липецке продвигаю идею благоустройства привокзальных прудов. Хороший парк бы получился там. И еще собственные средства привлеклись бы. Но, к сожалению, мэр не идет на собеседование. На публичных слушаниях обсуждается этот вопрос. Люди категорически возражают, чтобы забордюрили парки. Потому что у нас все в парках было хорошо. Но, к сожалению, поступают так же. И плитку, которую укладывают, она ж иногородняя, привозная. Хотелось бы узнать фамилию этого бордюрщика, да, который во всю страну уложил свою плитку. Наверняка это коррупционная составляющая. Нужно просто привлекать патриотов к тому, чтобы они благоустраивали свою родину. Сейчас никакие морячки за вас благоустройство вашей дворовой территории не будут делать. Вот что я хотел.

Иван Князев: Спасибо вам, спасибо вам большое за ваш звонок. Башкортостан: «Почему вы всегда говорите только про города? А в селах что, люди не живут?» Да и про села мы тоже пытаемся понять. Тут еще, правда, пока бы с городами разобраться. И про села тоже мы говорим.

Тамара Шорникова: Восстановили связь с нашим экспертом Андреем Максимовым. Андрей Николаевич, слышите нас?

Андрей Максимов: Да, добрый день. Рад быть с вами.

Тамара Шорникова: Взаимно. Андрей Николаевич, вот СМС из Астраханской области: «Благоустраивать нужно со вкусом, с фантазией, с антивандальными материалами». Вот вопрос следующий. Действительно очень сложно часто городам найти деньги хотя бы на ту же проектно-сметную документацию, это тоже стоит денег. Может быть, были же идеи разработать единые стандарты для детских площадок, для скверов и т. д.? Чтобы уже был готовый проект, на который потратилось государство. А, условно, тот же город, какой-то муниципалитет мог залезть в архив, взять и, если уж ему выдали деньги (грант или еще каким-то образом), – вот, пожалуйста, есть готовый документ, можно делать.

Андрей Максимов: Вы знаете, наверное, такая технология действительно была бы интересна. Но для каких-то типовых совершенно историй. Т. е., например, для обустройства детских площадок, для типовых дорожек, для дворовых территорий, которые не требуют какого-то такого индивидуального подхода. Если мы говорим, конечно, о больших общественных пространствах, которые сегодня проектируют, то здесь требуется и учет истории этого места, и индивидуальный подход к тому функционалу, который жители запрашивают. Кому-то нужно тихое место, кому-то – место для развлечений. Где-то нужно стыковать это с окружающими домами, а где-то, например, с извилистой речкой или маленькими прудиками, которые находятся в этом поле. И, конечно, очень значительную роль здесь играют особенности географические. У нас страна огромная, необъятная по большому счету. Есть территории за Полярным кругом, а есть территории с субтропическим климатом. Это разное качество среды, это разные материалы…

Тамара Шорникова: Андрей Николаевич, а у нас есть специалисты в городских, региональных властях, которые все вот эти нюансы, во-первых, знают о них, во-вторых, действительно могут разобраться, как какой-то объект вписать в тот ландшафт, в ту или иную среду?

Андрей Максимов: Вы знаете, для этого нужны не специалисты, которые непосредственно работают в администрациях, например. Для этого нужно привлечение профессиональных архитекторов, дизайнеров…

Иван Князев: Вот, вот.

Андрей Максимов: …т. е. тех людей, которые и так привлекаются для того, чтобы такого рода работы проводить.

Иван Князев: Так вот, может, тогда, в связи с этим, Андрей Николаевич, не просто деньги выделять, а действительно как бы…

Тамара Шорникова: Специалистов выделять?

Иван Князев: Да. Ну, подсказывать профессиональных урбанистов, которые бы действительно знали, как обустраивать комфортную среду в том или ином городе; историков, которые бы знали, например, историю того или иного городишки, где там резные домики и как их восстанавливать.

Андрей Максимов: Вы знаете, для этого, наверное, с одной стороны, нужна методическая помощь, причем сверху. И в этом направлении кое-что уже делается. Скажем, во многих регионах, практически во всех регионах созданы центры компетенций городской среды. Т. е. на региональном уровне во всяком случае собраны специалисты, которые помогают муниципалитетам во всех этих тонкостях разобраться. С одной стороны.

Но с другой стороны, вот та ситуация, при которой у нас вопросы даже благоустройства, которые по природе своей местные, которые требуют учета вот этих нюансов, – они часто переносятся на уровень региональный и даже федеральный. Эта история очень сомнительная. Да, есть плюсы в том, что мы целевые средства направили на комфортную городскую среду. Соответственно, есть региональные программы, есть федеральный конкурс городской среды и малых городов и исторических поселений, идея которого, кстати, родилась на площадке Общественной палаты Российской Федерации, а затем уже Минстрой вышел с этой инициативой к президенту, и он поддержал ту большую работу, которая сегодня проводится. В том числе финансово поддержал.

Но вот все-таки, если мы будем давать больше самостоятельности регионам и муниципалитетам и понимать, что на местах все равно как бы методические вопросы надо помогать решать сверху, да, для того, чтобы профессионально сделать проект, необходимо, конечно, привлекать специалистов соответствующего профиля. Но вот принимать все-таки решение, что нужно и что нет, лучше на местном уровне.

Иван Князев: Понятно. Спасибо вам, Андрей Николаевич. Андрей Максимов, председатель комиссии Общественной палаты России по территориальному развитию и местному самоуправлению.

Тамара Шорникова: Это были темы дневного эфира. А сейчас расскажем, что там в вечернем приготовили наши коллеги.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Почему в одних регионах могут благоустраивать парки и детские площадки, а в других – нет?