Ненужные удобства

Ненужные удобства | Программа: ОТРажение | ОТР

Мусоропроводы, радиоточки, гаражи... Что уже не вписывается в современную жизнь?

2020-06-22T21:01:00+03:00
Ненужные удобства
Цифровое рабство. Сложная формула пенсии. Конец нефтяной иглы? Коттедж в ипотеку. Автомобили дорожают
Алгоритм цифрового рабства
Климат-контроль для России
Интуристы едут за «Спутником»
Нужен ли в школе обязательный второй иностранный язык?
Имеющихся в России запасов нефти хватит на 58 лет при существующих технологиях
Формула пенсии: попробуй рассчитай
Треть столичных аттракционов лишили регистрации
Годовалый автомобиль можно продать дороже его исходной цены
Михаил Мишустин утвердил льготную ипотеку на строительство частных домов
Гости
Наталья Чернышева
директор АНО «Организация народного контроля», эксперт в сфере ЖКХ
Андрей Широков
председатель комитета Торгово-промышленной палаты РФ по предпринимательству в сфере ЖКХ

Тамара Шорникова: Итак, мусоропроводы в старых домах могут заварить, а новостройки будут проектировать без них. Общественники обратились в Минстрой с предложением избавить жилье от пережитков прошлого. Мусоропроводы привлекают насекомых и грызунов, плюс они мешают развивать в стране систему раздельного сбора отходов. Как вы относитесь к этой идее?

Иван Князев: Ну и что еще, по-вашему, уже не вписывается в современную жизнь, от чего можно отказаться? Почему мы до сих пор, например, платим за радиоточки? Что делать с балконами, которые многие оборудуют под комнаты жилые, с гаражами теми же, которые тоже уже отживают свое?

Тамара Шорникова: Можно снести их и построить что-то более полезное, нужное. В общем, ждем ваших звонков и SMS. Что вы думаете по этому поводу?

А прямо сейчас подключаем Андрея Широкова, председателя Комитета Торгово-промышленной палаты России по предпринимательству в сфере жилищного и коммунального хозяйства. Андрей Вячеславович, уже видим вас.

Иван Князев: Добрый вечер, Андрей Вячеславович.

Андрей Широков: Добрый вечер. Я себя тоже вижу. Добрый вечер.

Тамара Шорникова: Итак, сначала по инициативе о консервации (будем оперировать терминами) мусоропроводов в старых жилых зданиях и, соответственно, о постройке новых уже без них. Начинали, подступались к этой теме – и уже получали сообщения в свой эфир: «А как же быть пожилым людям, которым сложно выбрасывать мусор на улицу?» – и так далее. Насколько это вообще воплотимая история сейчас в нашей российской действительности?

Андрей Широков: Ну, в мировой практике она уже воплотима. Если мы приедем сейчас в город Берлин, то мы увидим, что все дома, скажем так, старой постройки, перешедшие к нам из XX века, уже живут без мусоропроводов. Когда они начали заниматься темой раздельного сбора мусора, то первое, что они сделали – они заварили мусоропроводы. И все граждане, живущие в многоквартирных домах, стали выносить мусор в пакетах. Изначально уже делили его по разным ведерочкам, по разным пакетикам. И когда они приходили на те площадки, которые были аккредитованы для сбора мусора, каждый имел свой ключик, входили и клали в черный бак, в красный бак, в желтый бак, в зеленый бак, в голубой бак. Это все по-разному было для каждого отдельного отхода.

Иван Князев: Андрей Вячеславович, но вы понимаете же, что это…

Андрей Широков: Причем собственники прекрасно понимали, что за деньги вывозится только черный бак, а все остальное вывозится бесплатно.

Иван Князев: Я просто хотел сказать, что это немцы, они педантичные и дисциплинированные. А вот наш телезритель пишет: «Заварите мусоропроводы – начнет народ выбрасывать пакеты с двадцатого этажа».

Андрей Широков: Ну знаете, можно ко всему относиться очень критично. По-хорошему, сегодня поставлена задача все-таки сепарации мусора. Сепарацию мусора надо начинать на главном этапе – именно на своей кухне, когда мы разбрасываем этот мусор по разным коробочкам, как я говорил, ящикам, пакетикам, а потом это все утилизируем. Хотя я вам сейчас расскажу одну такую байку интересную.

Когда мы в Берлине изучали, как работает фирма Alba, которая занимается утилизацией твердых коммунальных отходов или твердых бытовых отходов в Берлине, мы приехали в один современный дом, в котором находились квартиры, относящиеся к посольствам. Там были бутики, там были крупные магазинчики, офисы и так далее. И нас привели в помещение на техническом этаже, куда люди должны приходить с пакетиками и разбрасывать все это по разным контейнерам. И вот пока мы там стояли, пришел индус с пакетом одним. И мы застыли, стали ждать, как же этот индус сейчас разбросает мусор по разным емкостям. А он, когда нас увидел, развернулся и ушел с пакетом. Мы так смеялись!

Двадцать с лишним лет Германия в Берлине вводила практику раздельного сбора мусора. И только практически в начале XXI века они подошли к тому, что население стало четко понимать, что вывозится за деньги, что вывозится бесплатно. Таким образом, начали сепарировать мусор на начальном этапе.

Иван Князев: То есть вы полагаете, что нужно начинать все-таки именно с этой меры – заваривать мусоропроводы?

Андрей Широков: Я об этом говорю давно. Уже много лет тому назад я в эфирах и радио, и телевидения говорил о том, что раздельный сбор мусора надо начинать с многоквартирного дома. А для этого надо ограничить мусоропроводные шахты для выброса мусора.

Вот у вас кадры идут. Они же показывают, что творится около мусоропроводных шахт. Ведь не везде люди культурные. Многие пакеты ставят, запихивают. Все это воняет.

Иван Князев: Это факт.

Андрей Широков: Да, это факт. Вот смотрите. Это же страшное сооружение на сегодняшний день, которое является рассадой негативных явлений в доме.

Тамара Шорникова: Тем не менее, сейчас тоже есть во многих дворах (ну, в Москве – повсеместно) разные контейнеры для мусора. По опыту моего дома, например, я вижу, что многие по старинке в одном пакете выбрасывают в контейнер, даже не особо разбираясь, что на нем написано: вторичное ли это сырье, это общий мусор и так далее. Сможет ли отсутствие альтернативы как-то побудить именно к раздельному сбору мусора? Что помешает в одном пакете вынести мусор?

Андрей Широков: В первую очередь люди, собственники многоквартирного дома должны понимать, что когда они получают единый платежный документ, в котором есть плата за утилизацию твердых коммунальных отходов, они должны понимать, что этот ценник должен быть снижен на ту составляющую, которая будет оцениваться как качественный вторичный мусор, который будет являться новым сырьем для нового товара. Понимаете? Бутылки, стекло, бумага, ткани и так далее, и так далее, и так далее. Видите – вот навал идет, да? Люди на мусорных станциях ручной разборкой занимаются. Примитивные, кстати говоря, показаны кадры, потому что в зарубежной технологии мусороперерабатывающих заводов это уже делают с помощью барабанов, воздуха.

Иван Князев: Ну, автоматика.

Андрей Широков: И так далее, и так далее. Разные технологии. А у нас все по старинке. В одном пакете все вынесли и бросили. А почему это происходит? Потому что люди не включили в экономические процессы. Вот если бы он знал, что мусор в черном пакете у него будет вывезен бесплатно, потому что он его сразу разделил по разным пакетам (вот мы сейчас видим, что, видимо, бумагу выбросили), то он бы четко понимал, что минимизируются его расходы при утилизации твердых коммунальных отходов. Минимизируются.

Надо в экономику включать население. А мы не включаем, мы не объясняем. Хорошо, что в передаче «Отражение» мы поднимаем эту тему и говорим: «Товарищи, если у вас стоят во дворе соответствующие баки, раскидывайте мусор по этим бакам». Но вывозящие организации должны четко понимать, что население будет это делать, если вы будете это вывозить не одной машиной.

Иван Князев: Да. Это, кстати, самая основная причина, почему наши люди не хотят сортировать мусор – потому что не знают, что с ним будет дальше, что его не бросят в одну кучу.

Андрей Широков: Я опять же приведу пример Берлина…

Иван Князев: Андрей Вячеславович, давайте чуть-чуть попозже, у нас просто телезрители ждут.

Тамара Шорникова: Давайте о России поговорим, о наших городах.

Иван Князев: Да. Владимир нам дозвонился из Новосибирска, давайте послушаем.

Тамара Шорникова: Узнаем, что там в Новосибирске.

Иван Князев: Здравствуйте, Владимир.

Зритель: Здравствуйте. У нас в Новосибирске есть такая схема, ну, достаточно хорошо работающая. Делятся контейнеры на два вида – «зеленый» мусор и контейнеры для вторсырья. Это позволяет сократить многочисленные контейнеры для разных видов отходов. Тщательное и квалифицированное разделение мусора происходит в дальнейшем уже на мусороперерабатывающих пунктах. Эта схема достаточно такая неплохая.

И еще хочу пару слов сказать насчет того, что мусоропроводы в многоэтажных жилых домах удобны, особенно для людей с ограниченными возможностями и пожилых людей. Отсутствие мусоропроводов и предполагаемые вместо них, как в последнее время, измельчители отходов – это никаким образом не решит проблему раздельного сбора мусора и не улучшит санитарно-гигиеническую обстановку в лифтах и лестничных клетках. Людям гораздо легче для сортировки мусора на контейнерной площадке нагружать весь мусор в один общий пакет.

Иван Князев: Ну, легче, это понятно, конечно. Владимир, скажите, а вы сами-то мусор сортируете или нет?

Андрей Широков: На начальной стадии.

Зритель: Вообще-то, пытаюсь, конечно, но не сортирую подробно. А что касается краеугольного камня в целом для России, то для эффективного и системного решения раздельного сбора мусора необходимо, во-первых, создать полноценную индустрию переработки вторсырья по видам. Это недешево и потребует господдержки. И второе – возобновить действующие в Советском Союзе пункты сбора вторсырья в населенных пунктах с использованием залоговых цен на вторсырье. Это показало достаточную эффективность в свое время. Благодарю вас за внимание.

Иван Князев: Спасибо. Действительно интересная мысль, особенно по поводу приема стеклотары, к примеру, макулатуры.

Андрей Широков: Да, макулатуру сдавали за книги, за «Три мушкетера» или какие-то другие романы. Ну, мы с вами в другой жизни уже живем. Мы должны с вами понимать, что все это уже доступно, пожалуйста. Мотивацию надо создавать. А мотивация основная – это рубль. Чем интереснее мы сепарируем мусор на нижнем этапе, тем меньше мы заплатим за то, что надо утилизовать – или сжигая, или закапывая.

Иван Князев: Понимаете, пока почему-то об этом разговоры особо не идут – что тарифы на мусор будут снижаться, если мы будем его сортировать. Пока просто говорим, что нужно сортировать, но взамен ничего не даем.

Андрей Широков: Мы должны об этом говорить. Понимаете, существует много проблем. Ведь когда мы с вами сортируем мусор и из мусора получаем уже некое сырье для неких товаров, то мы должны всю цепочку рассматривать. А есть сегодня предприятия, которые это все будут перерабатывать? А куда это все сбывать? А кто будет делать из этого новые товары?

Понимаете, здесь проблем-то много, и не только в мусоропроводах, не только в первичной утилизации. Но однозначно собственник мусора… А мы с вами – собственники мусора того, который мы с вами из квартиры потом выносим. Мы должны четко разделять его по видам – и тогда будет выстраиваться вся цепочка. Но самое дешевое – это не в один контейнер, а потом где-то тети и дяди разберут, а когда мы заранее уже это сделаем и вывезем каждый вид мусора отдельно. Опять я повторюсь: голубая машина – голубой контейнер, белая машина – белый контейнер, и так далее. Люди тогда это будут видеть.

Кстати говоря, Москва уже по этому пути пошла. Я понимаю, что сейчас скажут: «Москва – дорогой регион». Я сам москвич. Знаете, я везде нос свой сую в то, что связано с городским хозяйством. Я иногда подхожу к людям, которые вывозят мусор, и говорю: «Вы что вывозите?» Они говорят: «Бумагу». Я говорю: «Только бумагу?» Они говорят: «Только бумагу. У нас есть четкий объезд – только по бумаге, только контейнеры с бумагой». Я для себя говорю: «Ну слава богу, тронулся поезд!»

Иван Князев: Лед тронулся, да. Спасибо, Андрей Вячеславович. Андрей Широков, председатель Комитета Торгово-промышленной палаты России по предпринимательству в сфере жилищного и коммунального хозяйства.

Тамара Шорникова: Ведь нашел Андрей Вячеславович контейнеры только для бумаги. В моем дворе стоят для вторичного сырья, для четырех видов – там и бумага, и картон, и пластик. Все в одном контейнере. Как оттуда бумагу извлекают – не знаю.

Иван Князев: У меня два контейнера стоят. И скидывают куда попало.

Тамара Шорникова: Ладно. Смотрим видеоматериал. «Пользуетесь ли вы мусоропроводом? И нужно ли его убрать из домов?» – спросили мы жителей нескольких городов нашей страны. И вот какие ответы получили.

ОПРОС

Иван Князев: В принципе, в общей массе все наши телезрители согласны, что мусоропроводы – это уже все-таки пережитки прошлого. Но только ли они?

Тамара Шорникова: Продолжаем голосовать в прямом эфире. Звоните, пишите и рассказывайте, что вы думаете по поводу мусоропроводов. Нужны они или нет в современных домах? И что вообще себя изжило? Радиоточки, например, нужны или нет?

Иван Князев: А спросим у нашего следующего эксперта. Наталья Чернышева у нас на связи, эксперт в сфере ЖКХ. Наталья Юрьевна, здравствуйте.

Наталья Чернышева: Здравствуйте, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, здравствуйте. Мои родители в свое время сходили и отказались, сказали: «Мы не пользуемся радиоточкой, например, в своей квартире». Соответственно, написали заявление. Пришел мастер, какой-то ее выковырял или замуровал. Соответственно, естественно, ничего они не платят. Но я думаю, что есть люди, которые как-то по инерции просто оплачивают весь квиток – и тогда, соответственно, платят по-прежнему и за радиоточку. При этом, кажется, вряд ли кто-то пользуется сейчас этим. Может быть, даже не все знают, где она находится в квартире.

Наталья Чернышева: Действительно, это уже, скажем так, пережиток прошлого. И если кто-то хочет слушать радио, то они слушают его либо по мобильному телефону, либо по специальному радиоприемнику, который подключается просто в розетку. Поэтому радиоточки, в принципе, не всем нужны. Но некоторым они, в принципе, не мешают, и даже люди через них слушают радио, потому что не у всех есть радиоприемники или смартфоны.

Но, в принципе, если человек не слушает и не пользуется, конечно, ему прямая выгода, чтобы отказаться от этого, потому что это стоит примерно 118 рублей в месяц. И лишнее платить, конечно, никому не надо. Нужно отказаться, заплатить один раз 60 рублей за отказ и демонтаж – и больше не пользоваться этим.

Тамара Шорникова: С другой стороны, не знаю, где-нибудь в Рязани сейчас или в Вологде смотрят нас бабушка или дедушка: «Как отказаться?»

Иван Князев: «Да это самый главный источник информации!» Конечно же.

Наталья Чернышева: Нет, если нужно, то, конечно же, не отказываться. А вот если, как вы сказали, некоторые платят по инерции, то лучше, конечно, этого не делать.

Тамара Шорникова: Такая возможность есть.

Наталья Чернышева: 118 рублей – это тоже деньги.

Иван Князев: А мне вот интересно… Ну, отказаться-то можно. Но это при условии, если у тебя нет долгов по оплате радиоточки за какой-то период, да? А если они есть, то, наверное, придется погашать?

Наталья Чернышева: Ну, насколько известно, радиоточка, естественно, включается в общий счет за ЖКХ. Если есть долги по ЖКХ, то не удастся отказаться от радиоточки, нужно будет сначала оплатить все долги, всю задолженность погасить. И только потом можно будет отключить.

Иван Князев: Кстати, интересный момент по поводу пережитков прошлого. Знаете, мы сейчас говорим о цифровизации, у нас кругом компьютеры, у нас в телефон приходят оповещения, я не знаю, о надвигающемся урагане.

Тамара Шорникова: «Через полчаса дождь».

Иван Князев: «Через полчаса дождь», да. Все так хорошо. Камеры умные у нас висят на улицах. Понимаете? А вот случится что-нибудь, какой-нибудь сбой во всех этих компьютерных сетях, а радиоточка останется единственным источником информации и средством оповещении граждан, если что случится.

Наталья Чернышева: Но дело в том, что не у всех есть радиоприемники. Может, радиоточка и есть, но радиоприемники, которые подключаются к этой радиоточке, я думаю, практически у всех, кто этим не пользуется, уже давно отнесены на помойку.

Иван Князев: Кстати, их можно купить сейчас? Я вот не видел, чтобы они продавались где-то, такие радиоприемники, чтобы с вилкой были, можно было бы воткнуть.

Наталья Чернышева: Мне кажется, что их уже тяжело достать. Только у радиолюбителей, наверное, каких-то. Это, прямо скажем, не продается в магазинах просто так.

Тамара Шорникова: А если говорить о том, что действительно можно и нужно отменять сегодня в нашей жизни, к чему мы привыкли, но без чего легко можем обойтись, то что еще в этот список попадет?

Наталья Чернышева: Вы знаете, по поводу мусоропроводов, которые люди обсуждали. Я все-таки не могу согласиться, что нужно учить людей раздельному сбору мусора путем заваривания мусоропроводов или отказа от них. Сначала нужно все-таки понять, что люди действительно выносят мусор в раздельном виде и складывают его куда положено. И только потом уже, когда дом проголосует за то, что им не нужен мусоропровод, тогда его заваривать или, например, не строить в новых домах эти мусорокамеры.

А на самом деле то, что люди жалуются на антисанитарию – это означает, что просто не выполняются определенные санитарные нормы. Например, обязательно должна быть промывка мусоропровода хотя бы раз в неделю. Нужен обязательно контроль за этим. Иначе, конечно же, будут крысы, грызуны, насекомые. И с этим, конечно же, нужно бороться. Просто нельзя гильотиной лечить насморк, что называется. Нельзя отказаться от чего-то, заварить мусоропровод и считать, что это приведет к раздельному сбору мусора. Люди все равно будут, если их не научить за какое-то время, они будут все равно скидывать мусор целиком, смешанные отходы.

Иван Князев: Как наш телезритель писал: «Я его вскрою, если у нас его каким-то образом попытаются закрыть».

Тамара Шорникова: Пилу «Дружба» никто не отменял, да?

Иван Князев: Да.

Давайте послушаем нашего телезрителя – Валерий из Владикавказа на связи. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем.

Зритель: Скажите, пожалуйста… Вот мне предлагают раздельно мусор выносить. Правильно? Значит, в несколько пакетов я должен складывать мусор и выносить. И эти пакеты где я должен держать? Объясните мне. В квартире? Вот пакеты, пакеты, пакеты, пакеты… Как это вообще вы себе представляете?

Иван Князев: Три ведра нужно будет.

Зритель: Как?

Иван Князев: Три ведра должны быть у вас под раковиной: одно для стекла, другое для пластика…

Зритель: А они там не помещаются? Как я должен их поставить? Где я их должен держать? Это первое.

И второе. А те люди, которые не выходят на улицу, живут в одиночку, старики и старухи? Они куда должны девать мусор? Объясните это. Как вы это вообще себе представляете? Вот у нас мусоропровод…

Тамара Шорникова: Валерий, мысль понятная. Действительно, нужно тоже внимательно думать, насколько это действенный метод вообще разрешения ситуации.

Наталья Чернышева: Абсолютно правильно говорит телезритель, я считаю. Действительно, очень тяжело некоторым выносить мусор и сортировать его. Например, в Японии есть города, где сортируют мусор на 45 категорий. Но они это делают с детства, приучают детей. У нас пока нет такой культуры. Конечно, это тяжело. Когда люди этому научатся…

Иван Князев: Наталья Юрьевна, ну с мусором, ладно, более или менее разобрались. Смотрите, еще один такой элемент прошлого – это гаражи. Помните, в Москве когда-то были такие «ракушки», временные гаражи, можно сказать – мобильные. От них уже избавились, но кое-где еще гаражные общества даже существуют, причем вполне себе в центре города. Как вы считаете, портят ли они вид города? Избавляться от них нужно? Многие, в принципе, паркуются уже так, под окнами.

Тамара Шорникова: Я тут даже добавлю одну небольшую статистику. Судя по сведениям Единого государственного реестра недвижимости, незарегистрированными в стране являются более чем 3,5 миллиона гаражей.

Наталья Чернышева: Да, это действительно так, около 3,5 миллиона не зарегистрировано. А может быть, и больше на самом деле, потому что точную цифру никто не знает. И собираются принять закон о так называемой гаражной амнистии. На самом деле это хорошее начинание, в общем, хороший законопроект, потому что многие люди, которые владеют гаражами, не могут до сих пор доказать, что они владеют этими гаражами по праву, что им дали при советской власти, 30–40 лет назад, и они имеют на него право. Поэтому приходит, например, кто-то из власти и сносит гаражи под покровом ночи. А потом это никак нельзя вернуть и доказать в суде. Если у людей будет с помощью этой гаражной амнистии свидетельство о том, что это их собственность, то тут уже никто не сможет снести их гараж.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам большое, Наталья Юрьевна. Наталья Чернышева, эксперт в сфере ЖКХ.

Вот снесут гаражи. А где же хранить старые велосипеды, лыжи и все остальное?

Тамара Шорникова: Книжки.

Иван Князев: Книжки, да.

Тамара Шорникова: Нет, оставить, оставить! Спасибо. Увидимся после новостей.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Мусоропроводы, радиоточки, гаражи... Что уже не вписывается в современную жизнь?