Непривитым могут не дать кредит

Гости
Дмитрий Хлопцов
заведующий кафедрой экономики Томского государственного университета
Александр Цыганов
руководитель Департамента страхования и экономики социальной сферы Финансового университета при Правительстве Российской Федерации», доктор экономических наук

Марина Калинина: Мы переходим к первой теме сегодняшнего эфира. Около трети имеющих кредиты россиян тратят 80% своих доходов на их погашение, и вот Банк России предупредил банки о грядущих ограничениях на выдачу потребительских кредитов. По оценкам Центробанка, 31% кредитов имеет долговую нагрузку более 80% дохода плательщика, а для микрофинансовых организаций показатель превышает 44%.

Иван Князев: Это означает, что более трети заемщиков тратят на выплату долгов почти все свои доходы.

И еще одна новость по поводу кредитования – ипотечные и потребительские кредиты могут подорожать для тех, кто не сделал прививку от COVID. Как это отразится на числе желающих взять в долг у банков? Что думают по этому поводу эксперты? И что думаете вы? Пишите, звоните нам в прямой эфир.

Марина Калинина: Да, звоните-пишите, рассказывайте, если у вас есть кредиты, сколько процентов от вашего ежемесячного дохода вы тратите на их погашение, просто чтобы составить картину по стране нам уже как-то самим.

Александр Цыганов с нами на связи, руководитель Департамента страхования и экономики социальной сферы Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, доктор экономических наук. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Александр.

Александр Цыганов: Здравствуйте.

Иван Князев: Давайте сначала разберемся в схеме, что ограничат кредитным организациям.

Александр Цыганов: Ну, это давнишняя идея Банка России по поводу того, чтобы смотреть более пристально за заемщиками. И конечно, правильно смотреть, когда человек берет кредит в первом, втором, третьем, четвертом, пятом банке и учитывать это все вместе; смотреть, какая у него доля доходов уходит на погашение кредитов. Это все правильно, потому что действительно Банк России побуждает коммерческие банки более осторожно подходить к выдаче потребительских кредитов, и это можно приветствовать.

Но есть и одно большое, и очень большое, «но». Люди, нуждающиеся в деньгах для поддержания своего привычного уровня потребления, мало того, нуждающиеся в деньгах, для того чтобы собрать ребенка в школу, купить новогодний подарок, да все что угодно, они все равно будут искать источник кредитных средств. И это могут быть микрофинансовые организации, могут быть ломбарды, и это еще неплохо, а могут быть и «черные кредиторы», к сожалению, такая практика по России тоже есть.

Поэтому понимание того, что Банк России хочет стабилизировать банковскую систему и снизить риски, это правильно, но при этом должно это сопровождаться и политикой по недопущению «черных кредиторов», старушек-процентщиц и т. д., и при этом еще стараться, чтобы население стало получать больше, потому что все упирается в доходы и в то, чтобы они росли.

Марина Калинина: Ну да, потому что, Александр Андреевич, ведь люди берут кредиты не от хорошей жизни. Ну понятно, что есть сумасшедшие, которые берут кредиты на покупку очередного iPhone, таких тоже немало, но тем не менее, все равно, если у человека зарплата или пенсия в 12 тысяч рублей, в общем, на эти деньги прожить очень сложно.

Другое дело, тут вопрос вот, на мой взгляд, в чем – не высока ли доля вот эта, 80%? Может быть, сделать для людей ограничение, у которых 50% дохода уходит на погашение долгов, 30% дохода, например? Ведь 80%, вот эта планка – это очень много.

Александр Цыганов: Вы знаете, здесь вопрос не в планке даже. Если человек получает миллион долларов в месяц, а такие тоже бывают, отдать 80% на погашение кредитов, которые по каким-то целям брались, на 100-метровую яхту, например, это не снижает так уж, по большому счету, качество жизни. Как ни смешно это все звучит, но такие случаи тоже есть. Здесь скорее должно быть понимание того, что оставшихся средств после погашения кредитов в данном месяце хватает на поддержание привычного, допустимого, приемлемого уровня жизни. И это у кого-то может быть и 30%, а у кого-то и 80% вполне нормально. Поэтому сейчас взяли 80%, и вполне допускаю, что будут переводить дальше, снижать эту величину, когда поймут, как она действует. Вот сейчас это первые шаги, которые вводятся, такие вот наглядные, действенные и которые действительно затронут достаточно большое количество людей.

Иван Князев: Давайте послушаем наших телезрителей. Кто у нас, Зоя на связи.

Марина Калинина: Зоя из Екатеринбурга. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Да как же россияне не переберут? Вы знаете, по телевизору какая навязчивая реклама! По каждому каналу банки, банки, легко, легко берите кредиты, карточки эти кредитные. Людей уже просто... Некоторые-то люди стойкие, а некоторые-то... Ну действительно вот.

Марина Калинина: Ага.

Зритель: Ну вот вы сами смотрите...

Иван Князев: Ну покупаются, да, на эти уловки, конечно же, конечно.

Марина Калинина: Да-да.

Иван Князев: На самом деле абсолютно справедливое замечание, Зоя. Я вот, кстати, уважаемый эксперт, уважаемая Зоя, посмотрел рекламу, специально посчитал, сколько реклам кредитных карт идет подряд, – три или, по-моему, даже четыре рекламы подряд идут, и все рекламируют тот или иной потребительский кредит в разной форме, кредитная карта или...

Марина Калинина: Да, и достаточно легкий процесс их получения.

Иван Князев: Спасибо вам, Зоя.

Марина Калинина: Вот, может быть, и рекламой как-то заняться, чтобы она не была такой агрессивной?

Александр Цыганов: Ну, вы знаете, это, наверное, уже совсем другой вопрос. Когда разрабатывают рекламу, это же тоже экономика процесса существует, никогда не будут рекламировать то, что не будет воспринято в принципе. Наличие такого количества рекламных проектов по поводу кредитов или по поводу тех же iPhone, как мы говорили, это говорит о том, что у нас общество потребления, и это, наверное, не так уж и плохо, потому как жить хочется, и жить хочется хорошо, перефразируя известный фильм...

Марина Калинина: И жить хочется сегодня.

Александр Цыганов: Да, и хорошо при этом. Ничего плохого в том, что берется кредит, в принципе нет, это позволяет поднять уровень потребления и сделать жизнь лучше. Но плохо, когда люди берут кредит, не понимая, что они делают, не понимая, сколько придется платить, когда это делают импульсивно. И вот здесь это вопрос уже не столько рекламы, хотя она действительно достаточно навязчивая и зачастую не учитывает особенности, здесь уже, наверное, вопрос к антимонопольной службе, которая отслеживает такую рекламу и могла бы давать свои предписания более активно в тех случаях, когда переходится грань. Но...

Иван Князев: Ну, рекомендации какие-то, да.

Александр Андреевич, а давайте все-таки предметно разберемся – банки сейчас вообще как смотрят, кому выдавать кредит или нет? Есть кредитный рейтинг, на него, я знаю, ориентируются. Что еще?

Александр Цыганов: Ну, кредитный рейтинг вообще очень многое учитывает. Он учитывает и то, как человек раньше расплачивался по кредитам, какие кредиты брал...

Иван Князев: Ну да-да-да, это понятно.

Александр Цыганов: Учитывается, естественно, уровень дохода и где человек работает, потому что мы понимаем прекрасно, что есть виды деятельности и места трудоустройства, где доход более надежный, есть где менее надежный.

Иван Князев: Меня больше интересует, вот банк смотрит, что у человека уже три кредита есть в разных кредитных организациях и он хочет взять, например, оформить еще одну карту, ну я не знаю, 100 дней, 90 дней, там разные маркетинговые уловки бывают? Вот это отслеживается, что человек уже, наверное, не потянет еще одну кредитную карту?

Александр Цыганов: Вы знаете, это действительно отслеживается, хотя и ситуация, которую вы сейчас обрисовали, тоже не вполне однозначно трактуемая. Возможно, человек хочет три кредита закрыть и свести его к одному, который будет более выгодный, то есть реструктурировать свою задолженность.

Иван Князев: Так.

Александр Цыганов: И это должно проявляться, и узнаваться, и определяться в процессе андеррайтинга, который проводится у банка, то есть когда клиент приходит в банк, с ним разговаривают где-то вживую, где-то это приходится делать автоматизированно, выставляется, как вы правильно сказали, кредитный рейтинг, и смотрят потребности, для чего он это делает. Опять же, может статься, что он берет четвертый кредит для какого-то иного потребления, у него есть ипотечный, кредит на покупку автомобиля, на ремонт, а у него доход поднялся, он хочет еще кредит на путешествие взять. Если видно, что он может себе позволить это, у него есть средства, для того чтобы обслуживать эти кредиты, у него растет доход, почему нет?

Иван Князев: Просто вопрос, как это обсуждается. Вот вы сказали, приходит в банк, с ним действительно можно поговорить, он может что-то прописать, ну а если онлайн? У нас много кредитов выдается онлайн, вообще не надо никуда ходить, и карточку привезут.

Александр Цыганов: Есть автоматизированная система со скорингом, она должна быть, собственно говоря, ее в редких случаях игнорируют, но я думаю, что это все реже и реже. И эта скоринговая модель должна быть выстроена так, чтобы сепарировать клиентов на тех, кому можно дать кредит, и тех, кому этот кредит давать не стоит, где риски слишком высоки. При этом банк, имея такую модель, не обязан рассказывать заемщику причины, по которым он решил дать или решил не дать кредит.

Но тем не менее это действительно есть. Если заемщику хочется узнать, дадут не дадут или по каким причинам не дали кредит, то ему стоит обратиться либо в бюро кредитных историй, где он получит выписку, при этом это можно сделать даже бесплатно периодически, либо обратиться к кредитному брокеру, но это уже может быть платно, может быть бесплатно в зависимости от того, как кредитный брокер работает в данном регионе в данном населенном пункте и с категориями населения.

Марина Калинина: Давайте наших телезрителей послушаем. Звонок из Ростова-на-Дону. Елена, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, дорогие ведущие.

Услышала вашу передачу, случайно нажала на кнопочку. Да, тема очень больная. К сожалению большому, россияне, конечно же, сидят в кредитах, в кредитных картах. Я сама имею единственную кредитную карту в Сбербанке, открыла ее 10 лет назад, она всего лишь на 30 тысяч рублей, и за все эти годы я не могу ее закрыть. А почему? А потому что наши работодатели платят невозможно низкие зарплаты, на которые жить просто невозможно.

Вот даже взять сейчас новогодние праздники. Вот я получила свой аванс, на который мне нужно прожить 2 недели, я получила 9,5 тысяч рублей. Мне 56 лет, здоровье подорвано, я перенесла четыре операции, у меня двое взрослых детей, мне очень хочется им помочь. А чем? Я сама как мешок, я сама как мешок, потому что такая зарплата вынуждает нас брать кредит, который потом я закрыть не могу. С чего я его могу закрыть? Я каждый месяц плачу Сбербанку эти самые, проценты. Конечно, больная тема.

Марина Калинина: А дети...

Зритель: Я вижу, как живет молодежь, я сама работаю в молодежном коллективе, я работаю, вокруг меня все молодые, у всех детки, двое, трое детей, много многодетных семей, зарплата 19–20 тысяч у нас. Как можно жить на эти деньги и не брать кредиты, как?

Иван Князев: Елена, прошу прощения, такой вопрос. Вот если бы сейчас у вас была возможность взять и расквитаться с вашим кредитом, расплатиться раз и навсегда, окончательно, дальше смогли бы жить как-нибудь или... ?

Зритель: Дальше, я вам хочу сказать, что с 21 января...

Иван Князев: Да-да-да, слушаем вас.

Зритель: Я очень хочу закрыть этот кредит, очень. Я постоянно оплачиваю, я не была... Ну как... Я на сегодняшний день не задолжник. Почему? Потому что я вовремя погашаю вот эти проценты ежемесячно. Я очень хочу с ним расплатиться.

Иван Князев: Сколько, сколько вы в месяц платите по кредиту?

Зритель: Вот вам будет смешно – 460 рублей. Но даже эти деньги для меня...

Иван Князев: ...серьезные.

Зритель: Даже для меня вот эти деньги даже считаются много. А через буквально короткий период времени, 21 января, я становлюсь официально пенсионером, естественно, пенсия будет еще ниже. И как можно жить?

Марина Калинина: Елена, а скажите, дети ваши чем занимаются? Они не могут вам помогать? Почему такая ситуация сложилась?

Зритель: Ну, дети мои взрослые, у дочери моей ипотека на квартиру, сын тоже женат, у него своя семья.

Иван Князев: Ну, видимо, вариантов нет.

Зритель: Я не говорю, что я голодаю, я не голодаю, но ничего лишнего позволить себе просто невозможно. И даже съездить к моей пожилой маме, которая живет в области, я не могу часто, потому что мне это дорого. Это не смешно.

Иван Князев: Да, Елена, спасибо вам большое за ваш звонок.

Марина Калинина: Да, спасибо большое.

Александр Андреевич, если подводить итог вот такой нашей беседы, вот к чему эта мера, если она будет принята, к чему она, в общем, приведет? Если обобщить, что мы будем иметь в сухом остатке, как говорится?

Александр Цыганов: В сухом остатке мы будем иметь две вещи. Одна позитивная: более надежная банковская система, банки будут понимать, что все-таки выдавать кредиты надо более осторожно, то есть остудит рынок. Эта мера призвана для того, чтобы не допустить перегрева рынка для формирования пузыря из потребительского кредитования, что на самом деле обсуждается уже года полтора так точно, может быть, чуть меньше, может быть, чуть больше, но это проблема, имеющая место быть продолжительное время. Это хорошо.

Теперь то, что плохо. У людей все равно сохраняется потребность в заемных средствах. Вот даже как пример со звонками нашими сегодняшними, когда человек берет небольшие средства, у него совсем небольшие платежи, но они для него критичные. Понятно, что такие случаи все равно будут, никуда они не денутся до тех пор, пока не поднимется уровень благосостояния, пенсии не поднимутся, не появится новая занятость с бо́льшими доходами. И вот эти люди будут искать источник таких средств. Если они пойдут в МФО, в ломбарды, в иные законные организации, выдающие ссуды или кредиты, то в этом я не вижу большой проблемы. Проблему я вижу в развитии «черного» ростовщичества, в том, что появятся «черные кредиторы». К сожалению, эта тенденция в России есть сегодня.

Вот здесь это сугубый негатив, и здесь нужно приложить значительные усилия уже не столько Банку России, сколько правоохранительным органам, органам социальной защиты. Может статься, что есть резон такие кредиты небольшие, где действительно выплаты в сотнях рублей исчисляются, они есть, вот пример сегодня был явлен нам воочию. Через органы социальной защиты оказывать помощь таким людям, закрывать кредиты и при необходимости выдавать. Такая практика есть в ряде регионов, когда пенсионерам такая помощь оказывается, но, очевидно, требуется это расширять.

Марина Калинина: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам большое. Александр Цыганов, руководитель Департамента страхования и экономики социальной сферы Финансового университета при Правительстве России, был с нами на связи.

Вот что пишут телезрители. Из Белгородской области: «Когда закроют микрозаймы? Они вгоняют людей в финансовую кабалу с огромными процентами, разоряют и так бедных нас». Марий Эл: «Почему банки рекламируют условия одни, а реально предоставляют другие?» Московская область: «Сдам эту карточку, и пускай (название банка) ею подавятся, все нововведения вводят». «Кредиты – это трясина, выбраться непросто», – Ленинградская область. «Чтобы закрыть кредит, я брала другой кредит, так вообще и увязла во всех этих долгах», – это SMS из Пермского края.

Марина Калинина: Еще один эксперт по этой теме. С нами на связи Дмитрий Хлопцов, заведующий кафедрой экономики Томского госуниверситета. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Дмитрий Хлопцов: Здравствуйте.

Иван Князев: Хотелось бы узнать, как вообще найти вот этот баланс. Вы понимаете, наша телезрительница сейчас позвонила, что в принципе-то кредиты нужны, без них она не проживет. Я попытался вот узнать, если бы закрыла она его, смогла бы она дальше жить, но ответа не получил. Многие так делают, что без кредитов никак уже. И с другой стороны, сейчас у нас уже почти триллион, если я не ошибаюсь, на руках кредитов у людей и огромный процент невозвратных, фактически по которым уже банкротами будут признаваться. Вот как найти этот баланс, чтобы, с одной стороны, придержать лишнее кредитование, и, с другой стороны, чтобы людям помочь, которым это действительно нужно?

Дмитрий Хлопцов: Ну, действительно, закредитованность сегодня у россиян составляет от 11 до 12%. Если смотреть на мировую практику, то это вроде как бы и небольшая закредитованность, и должны россияне позволить себе и больше брать. Но, с другой стороны, мы же понимаем, уровень реальной заработной платы, которая существует в России, он на самом деле довольно низкий по сравнению с мировым. И вот эта необходимость взять кредит, она достаточно нужна, как вы правильно сказали, и, как верно говорит и наша слушательница или зрительница, ей не хватает денег, ей не хватает денег реально для житья.

Мне кажется, что здесь нужно с точки зрения нашей преподавательской сферы, образования профессионального повышать, в общем-то, серьезно финансовую грамотность людей. То есть мне кажется, что действительно микрофинансовые организации, они могут быть заменены обычными банковскими кредитами, в том числе по кредитным картам, и они более все-таки выгодны для людей. То есть вот эта вот грамотность финансовая, в России все-таки ее недостаточно. Нужно, может быть, даже организовывать для пенсионеров, для людей старшего поколения или для людей, получающих сравнительно небольшие реальные доходы, такие вот ознакомительные, понятийные курсы, что необходимо, конечно, чуть-чуть подкапливать, где можно взять выгоднее кредит, где можно что-то подработать лучше.

Но самая главная проблема все-таки, мне кажется, видится – это все-таки в уровне доходов, реальных доходов населения. Они все-таки большей частью небольшие, и, к сожалению, они не растут уже довольно продолжительное время. А на фоне той инфляции, которая продолжается в этом году и, наверное, продлится в следующем году, это действительно серьезная проблема.

Марина Калинина: Дмитрий Михайлович, а вот объясните, пожалуйста, чем финансовая грамотность поможет бабушке-пенсионерке, у которой пенсия 10 тысяч рублей?

Иван Князев: Ха-ха. Тут два варианта – либо ты живешь впроголодь, либо берешь кредит.

Дмитрий Хлопцов: Да. Но ведь взять кредит можно на разных условиях и в разных организациях. И мы знаем, что микрофинансовые организации могут действительно эту бабушку загнать в кабалу и под 300% в год. В то же самое время она может взять в том банке, в котором она стабильно получает пенсию, кредитную карту, в которой, конечно, это тоже проблема, конечно, это тоже проблема для бабушки. Но там уровень процентов будет 30–40% годовых даже со всеми возможными отклонениями, зашифрованными строчками и т. д., но не 300%. И вот важно убедить бабушку в этом, показать эту возможность.

Иван Князев: Ну вот поэтому мы и обсуждаем эту инициативу и хотим понять, к чему она приведет. Банкам прописали 25% вот таких вот рискованных кредитов, скажем так, а дальше-то что? Дальше все, извините, кредиты закончились, даже если у тебя есть возможность их погашать, и тебе тоже не дадут, я правильно понимаю?

Дмитрий Хлопцов: Да, это проблема, потому что существует ограничение, и сейчас это ограничение действительно очень жестко диктуется и Центральный банком, и банками, когда выдать кредиты даже нуждающимся россиянам станет, в общем-то, невозможно. И действительно, прошлый эксперт сказал довольно страшную вещь, потому что в этой связи может вырасти теневой рынок кредитования, когда кабала будет ограничена не процентами, а реально очень серьезными, скажем так, как в 1990-х гг., реально жизнями, здоровьем людей, когда требовать кредиты будут уже не коллекторы, а бандиты, можно сказать. Конечно, это проблема, надеюсь, уже далекого прошлого, но тем не менее такая вот опасность существует.

Люди без кредитов, особенно те люди, которые зарабатывают меньше среднего, не проживут, и ограничение суммы кредитов для них, или для банков для них, это действительно большая проблема. Проблема, которую можно решить двояко: либо это ограничение действительно должно быть, но оно должно быть выше, либо это категории людей, которые должны быть четко оговорены, которые могут брать кредиты, или, конечно же, это реальный рост доходов населения, то есть это обеспечение нормальной работой, стабильной функционирующей экономикой и ростом доходов.

Иван Князев: Есть еще один вариант, но мы к нему после звонка вернемся, обратимся.

Марина Калинина: Дмитрий из Санкт-Петербурга с нами на связи. Дмитрий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

У меня вопрос вот противоположный абсолютно. Вот Елена, до меня которая дозвонилась женщина, она не может платить кредит. Я, допустим, в состоянии платить кредит, но мне не дают. И у меня вот кредитная карта сроком на 50 дней 100 тысяч, я ее 4 раза опустошал, 4 раза заполнял в срок, все вовремя, ни штрафов, ничего. Сейчас хотел брать машину, отказали в кредите.

Марина Калинина: Почему? Как объяснили?

Зритель: Объяснили, что сумма более, полмиллиона, я думаю, небольшая сумма на 5 лет, я 400 тысяч, считай, в этом году только вернул банку.

Иван Князев: Ага. Наверное, посчитали, что это большой риск для кредитной организации?

Зритель: Ну, машина остается в залоге у банка, плюс страховка еще, плюс они просят квартиру, документы в залог оставить.

Иван Князев: Ага. Да, понятно, спасибо.

Марина Калинина: Да. Ну, попробует, наверное, Дмитрий Михайлович ответить как-то.

Дмитрий Хлопцов: Ну, вы знаете, это же понятно, что это политика банков. В разных банках, конечно, разная политика существует, но в целом можно сказать, что банки не любят рисковать, это уж точно. Главная задача банков – это высокая ликвидность своих денег, своих вкладов, то есть своих собственных и заемных средств, и всегда возможность вернуть эти деньги вкладчикам, государству и всем остальным. И поэтому банки в случае, если можно не рисковать, а заработать на чем-то другом, то они и не будут рисковать. А здесь мы видим, что в последние годы банки, судя по официальной статистике, уровень доходов банков и прибыльность банков превышают любой наш сегмент...

Иван Князев: Вот, вот, Дмитрий Михайлович, это ровно тот вариант, о котором я говорил, упомянул и о котором пишут нам наши телезрители: а неплохо бы снизить проценты по кредитам. А что делает Центробанк? Центробанк в очередной раз повышает ключевую ставку, соответственно, растут ставки по потребительским кредитам.

Дмитрий Хлопцов: Конечно. И это залог той самой банковской эффективности финансовой системы, которая сейчас, к сожалению, на наш взгляд, на взгляд экономистов, все больше отдаляется от реальной производственной экономики. К сожалению, банки зарабатывают на кредитах населению, на валютных операциях, на операциях на рынке ценных бумаг, но мало кредитуют реальный сектор экономики. То есть отсюда получаются сверхприбыли банков, но незаинтересованность банков в росте реальной экономики.

Иван Князев: Это же надо инвестировать, это надо просчитывать...

Дмитрий Хлопцов: Это надо рисковать.

Иван Князев: ...а здесь человек взял, через 5 лет отдал под хорошие проценты.

Дмитрий Хлопцов: Отсюда и получается проблема та, которая существует вот у Дмитрия из Санкт-Петербурга, потому что банки просто чувствуют для себя возможный более высокий риск, поэтому им проще в данном случае просто отказать, нежели принять вот это серьезное решение и профинансировать этого заемщика. Он для них просто рисковый, можно заработать на другом.

Марина Калинина: Дмитрий Михайлович, еще одна новость и тоже по поводу ограничений, что хотят отказывать в кредитах или удорожать эти кредиты тем, кто не сделал прививку от COVID и людям с хроническими заболеваниями. Вот это как?

Дмитрий Хлопцов: Ну, вы знаете, страховые компании всегда предполагали различные ставки для страховых премий в зависимости от возраста человека, от его обеспеченности, от его в том числе заболеваний, которые существуют. И наверное, действительно те хронические заболевания и теперь уже COVID, наличие прививок, он для них является, с одной стороны, таким индикатором, то есть индикатором возможности невыплаты кредита. И вот здесь возникает ситуация. На самом деле COVID, конечно, страшная история, которая случается уже второй год у нас, но тем не менее уровень заболеваемости в целом как был, наверное, повысился даже, наверное, не на десятки процентов, а все-таки меньше, уровень смертности от этого заболевания, конечно, в России высок. Но в целом, мне кажется опять же, страховые компании определенно скрывают свою зависимость здесь и скрывают свою дополнительную как раз маржу либо попытку безрисково работать на этом рынке, на этом проблемном, возможно, рынке. Они не...

Марина Калинина: Смотрите, Дмитрий Михайлович, но страховые компании и сейчас перестраховываются и, может, такое слово скажу не очень литературное, втюхивают или впихивают вот эти вот страховки и сейчас в договоры. Они и так не в накладе, страховые компании.

Дмитрий Хлопцов: В том-то и дело. То есть получается, что страховые компании, как и банки, привыкли на финансовом рынке иметь гораздо бо́льшую маржу, бо́льшую прибыль, чем производственники, чем люди, работающие в реальном секторе экономики, и стремятся сохранить вот эту вот безрисковую маржу для себя, в том числе пиная на ту сферу, которой сейчас можно прикрыться, вот этими как бы возросшими страхами, рисками в том числе из-за коронавируса. Но мне лично кажется, и все-таки мы обсуждаем ту проблему, что любое заболевание, в том числе и хроническое, было включено и ранее в любые банковские и страховые риски.

Марина Калинина: Но сейчас следующим шагом будет, что возраст будет ограничен, людям после 70 не будут давать кредиты, потому что они, скорее всего, чем-то болеют.

Дмитрий Хлопцов: Да, то есть это, конечно, возможно. Но, с другой стороны, мы прекрасно понимаем, что на фоне сегодняшнего увеличения срока работоспособности и отсрочки, скажем, выхода на пенсию, то есть люди, наоборот, будет потребность в кредитах и потребность в страховке будет возрастать, потому что люди в предпенсионном возрасте сменить место работы уже не могут и будут вынуждены, естественно, сохраняться за тем сегментом экономики, даже если у них будет доходность или зарплата снижаться, потому что им просто некуда идти. И здесь действительно такой определенный замкнутый круг: страховые компании и банки хотят зарабатывать больше, люди же в этих условиях будут вынуждены брать опять же доходы. Выход только один – в росте реального сектора экономики, в росте реальных заработных плат.

Иван Князев: Спасибо вам большое.

Марина Калинина: Спасибо.

Иван Князев: Дмитрий Хлопцов, заведующий кафедрой экономики Томского государственного университета, был с нами на связи.

Вот что пишут телезрители. «Сломался холодильник, и что делать? В минимальную зарплату это не заложено, в маленькую пенсию тоже», – это из Ивановской области. Претензии к рекламе: «3,5%, а в реальности дают больше». «Берешь чужие, отдаешь свои», – это из Ставрополя SMS. «Кредиты можно брать и нужно брать, но только не в нашей стране, а где дают под 2%, как в Европе, например».

Марина Калинина: А мы к следующей теме переходим.

Иван Князев: Дальше идем.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)