Нескорые ковидные выплаты

Гости
Сергей Вострецов
председатель объединения профсоюзов России СОЦПРОФ
Алексей Куринный
заместитель председателя комитета Государственной Думы по охране здоровья

Ксения Сакурова: Ну и тоже, в общем-то, будем говорить о выплатах и определенном неравенстве. «В списках не значатся», так можно сказать про некоторых людей – в Москве водители скорых остались без ковидных доплат. А все потому, что формально они не числятся в штате медицинских организаций: их работодателем является «Мосавтосантранс», а значит, и региональные выплаты им не положены, и это уже подтвердили в Депздраве Москвы.

Петр Кузнецов: Да. При этом, согласно приказу Минздрава, водители – это часть бригады скорой помощи, они не только отвозят медиков на вызов, часто они помогают переносить пациентов и непосредственно контактируют с больными, рискуют жизнью, здоровьем. Но почему происходит именно так, мы будем разбираться, конечно, с нашими экспертами. Сергей Вострецов первый из них, депутат Госдумы, председатель объединения профсоюзов России «Соцпроф». Сергей Алексеевич, здравствуйте.

Ксения Сакурова: Здравствуйте. А как так получилось, что именно водители московских скорых оказались в такой ситуации? Вот в Московской области, я так понимаю...

Сергей Вострецов: Да, здравствуйте.

Ксения Сакурова: Да, здравствуйте. Слышно нас?

Петр Кузнецов: У нас задерживается связь, так мы понимаем? Давайте перенаберем Сергея Алексеевича...

Сергей Вострецов: К сожалению, зависает почему-то картинка, да. Сейчас нормально слышно?

Ксения Сакурова: А, вот.

Петр Кузнецов: Да, отлично.

Ксения Сакурова: Да, сейчас слышно.

Сергей Вострецов: Сейчас слышите меня?

Ксения Сакурова: Да-да-да.

Сергей Вострецов: Да, просто подвисает почему-то картинка иногда, непонятно. Может, по телефону проще будет переговорить, чем в Skype?

Петр Кузнецов: Пока все хорошо.

Ксения Сакурова: Пока все хорошо.

Петр Кузнецов: Не то что с выплатами.

Ксения Сакурова: Я повторю свой вопрос. Почему именно московские водители скорых...

Сергей Вострецов: Я услышал вопрос.

Ксения Сакурова: ...оказались в такой ситуации?

Сергей Вострецов: Ну, вообще ситуация со скорой помощью в стране, вы знаете, непростая. Нам за последние 10 лет значительно удалось технически переоснастить скорые помощи, автопарк, но, к сожалению, вы правы, получился некий, можно сказать, пробел, потому что вообще у водителей скорой помощи зарплаты очень низкие. Если взять, к примеру, Владимирскую область, это оклад водителя скорой помощи 5 683 рубля, в Костроме 6 500 рублей, а все остальное идет через премиальные, компенсационные, другие выплаты, я не говорю уже здесь даже о ковидных каких-то.

Здесь для того, чтобы решить этот вопрос, нужно сделать несколько вещей. Первое: установить водителям скорой помощи 100%-й от средней заработной платы по региону по аналогии с младшим и средним персоналом. Вы знаете, что у врачей это 200%, но хотя бы 100%, как младший средний персонал. Потому что понятно, что водитель скорой помощи – это не водитель такси, это не дальнобойщик даже. Вы представляете, к примеру, в экипаже МВД водитель был бы таксист? Ну то есть смешно. Поэтому, конечно же, эти люди должны обладать и какими-то навыками, они и стресс испытывают, потому что вы везете человека, не дай бог у него какой-то смертельный исход, это все равно повышенная нагрузка, и эти люди, конечно, в зоне риска находятся, в том числе инфекционных заболеваний. И то, что этот вопрос нужно выносить и он выпал из поля зрения, это 100%.

Но главное, что нам необходимо сделать... в Российской Федерации поставил задачу перед министром здравоохранения сделать оклад в системе заработной платы...

Петр Кузнецов: Да, давайте все-таки... Вы были правы.

Ксения Сакурова: Перезваниваем.

Петр Кузнецов: Депутат Госдумы, как всегда, опережает наши идеи. Давайте все-таки по телефону, Сергей Алексеевич. Мы сейчас соединимся с Сергеем Вострецовым, депутатом Госдумы и председателем объединения профсоюзов России.

«Уберите все ковидные выплаты медикам, и эпидемия сразу схлопнется», – как вам вот такой подход? Ну это телезритель из Краснодарского края: «Нет денег – нет проблемы».

Ксения Сакурова: Ага.

Петр Кузнецов: Вот с таким цинизмом подходит наш телезритель.

Ксения Сакурова: Снова с нами на связи Сергей Вострецов. Слышно нас хорошо? По телефону он с нами на связи. Алло?

Сергей Вострецов: Да, я вас слышу. Я говорю, к нам очень много водителей с разных регионов обращаются, потому что вы правы, эпидемия эпидемией, она рано или поздно так или иначе закончится, и самое главное, чтобы выравнять зарплату врачам скорой помощи вообще по стране, чтобы как, к примеру, вы сотрудник МЧС или МВД или военнослужащий, в каком бы регионе вы ни служили, ну за исключением Севера или Дальнего Востока, к примеру, в Костроме, Владимире и так далее, а здесь получается, отличается в разы.

Для того чтобы этого перекоса не было, нужно произвести реформу системы заработных плат. Я уже коллег своих призываю пересмотреть оклад в системе заработной платы, не 20–30% сделать, а 70–80%, и тогда независимо, в Дагестане вы, в Забайкалье, в Москве, вы будете получать достойную заработную плату, и привязать ее к 100% от средней по региону, понимаете?

Петр Кузнецов: Но опять же...

Сергей Вострецов: А что касается COVID...

Петр Кузнецов: Просто опять же ваше предложение...

Сергей Вострецов: Ковидные выплаты, они федеральные, и, если их приравнять к работникам медицинской сферы, ну то есть что не просто они водители, как таксисты, тогда они автоматом хотя бы федеральные выплаты эти будут получать, потому что не все регионы платят ковидные выплаты.

Ксения Сакурова: Так подождите, они с весны прошлого года, их включили в список, собственно, медработников, которые должны получать вот эти 25 тысяч рублей. То есть они по идее должны их получать, но проблема...

Петр Кузнецов: Да-да, Минздрав разъяснил регионам порядок выплаты, это было еще в прошлом году.

Ксения Сакурова: Да.

Петр Кузнецов: Это работники стационаров, выездных бригад скорой помощи и их водители.

Сергей Вострецов: Абсолютно верно… Я, к сожалению, урывками вас слышу из-за плохой связи. Какой вопрос уточнить, скажите, я его уточню. Что нужно сделать или... ?

Петр Кузнецов: Давайте напоследок такой вопрос. Вот ваша инициатива разумна, но мы просто пытаемся понять, как разрешить вот эту правовую коллизию с тем, что работодатель, сейчас про водительскую...

Сергей Вострецов: А я вам объясняю...

Петр Кузнецов: «Мосавтосантранс».

Сергей Вострецов: Чтобы была решена эта проблема... Да, я понял. Для того чтобы... водителей скорых как работников среднего и младшего звена, как медсестры и так далее, грубо говоря, и платить им в среднем 100% по региону, как сегодня это и происходит. И тогда проблемы снимутся везде, во всех регионах. Я такую инициативу в ближайшее время от профсоюза направлю Мишустину.

Петр Кузнецов: Спасибо, будем ждать.

Ксения Сакурова: Да, спасибо.

Петр Кузнецов: Сергей Вострецов, депутат Государственной Думы, председатель объединения профсоюзов России «Соцпроф», был с нами на связи.

Приветствуем в студии еще одного эксперта...

Ксения Сакурова: С нами на связи Алексей Куринный, член Комитета Государственной Думы по охране здоровья, кандидат медицинских наук. Алексей Владимирович, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Да, добрый день.

Алексей Куринный: Здравствуйте.

Ксения Сакурова: Вот мы пытаемся все разобраться с этой правовой коллизией: вроде бы на федеральном уровне водителей скорых приравняли к тем, кто может получать эти выплаты, и на федеральном уровне они эти выплаты вроде как должны получать, но почему-то некоторые регионы считают иначе. Вот мы никак не можем понять, можно ли как-то разобраться с этой правовой коллизией и могут ли сейчас водители московских скорых вернуть себе все то, что им недоплатили.

Петр Кузнецов: Да-да-да.

Ксения Сакурова: Потому что они уже...

Петр Кузнецов: Особенно удивляет, что это происходит с московскими водителями скорой.

Ксения Сакурова: Да, и это уже год.

Алексей Куринный: Ну, здесь надо разбираться, все-таки есть три вида выплат. Первая – это федеральные выплаты основные, которые получают в том числе и те, кто работают по аутсорсингу так называемому, мы говорим о водителях скорой, например, в Москве, еще в ряде регионов. Вторая – это региональная выплата, она действительно в большинстве регионов привязана к статусу медицинского работника, и вот по этим выплатам как раз и возникает вопросов больше всего, я думаю, про них и говорят. Ну, собственно, таких особых, скажем так, кроме Москвы, претензий ни у кого не возникало. Возникли они, видимо, вследствие того, что именно выплаты региональные, выплаты московские, выплаты подмосковные сегодня приличные; естественно, теряя их, водители скорой помощи, на мой взгляд, справедливо возмущены этой ситуацией.

Ксения Сакурова: Там еще вопрос в том, Алексей Владимирович, что, как утверждают сами сотрудники, сами водители скорых, чтобы получить эту федеральную выплату, нужно отработать полную смену, то есть ее выплачивают только посменно, а не по часам, как медикам, там еще в этом вопрос. Если человек не выходит на работу, например, по причине болезни или плохо себя чувствует, какие-то другие обстоятельства, все, он не получает. Они еще говорят о том, что в этом есть несправедливость, в этом есть неравенство.

Алексей Куринный: Только что изучил опыт подобный же в моей родной Ульяновской области, у нас тоже в городе Ульяновске скорая помощь отдана на аутсорсинг, то есть частный перевозчик занимается как раз предоставлением машин. Вот у них расчет идет исходя из времени, точно так же как у медиков, поэтому та же самая выплата по 484-му постановлению: при перевозке больных COVID часы берутся, вычисляется то время, когда водитель контактировал или вез соответствующего больного, и за это оплачивается независимо от того, сколько отработал водитель, ставку, меньше ставки, то есть оплачивается за конкретные часы, точно так же как у медиков. Почему в Москве или в Подмосковье по-другому, я, если честно...

Ксения Сакурова: В Москве, именно в Москве.

Алексей Куринный: В Москве. Надо будет выяснять, если с их стороны будет обращение соответствующее либо в мой адрес, либо в адрес Комитета по охране здоровья, мы обязательно разберемся.

Петр Кузнецов: Ну да, Москва всегда особый случай.

Алексей Владимирович, скажите, пожалуйста, напоследок: по-вашему, на что влияют в данном случае вот эти вот ковидные доплаты? Я поясню, разумеется, мы не против. Медик и так работает по максимуму, но если нет аппаратуры, инфраструктуры недостаточно, как это усилит борьбу с коронавирусом? Ведь, наверное, здесь задача, это мера по борьбе с дефицитом, тоже вопрос медиков, или все-таки с нежеланием медиков работать с коронавирусом?

Алексей Куринный: Это компенсационная мера, это плата фактически за риск работы с этими пациентами и водителям в данном случае, и медицинским работникам, если мы говорим в целом. Поэтому эта мера никакое... Естественно, она определенное значение имеет и в части привлечения дополнительных кадров. Вы знаете, что практически у нас, скажем так, ближнее Подмосковье было высосано, специалисты были высосаны в Москву в связи с этими оплатами, с региональными выплатами; то же самое случилось и в других регионах, когда из стационаров, скажем так, другого профиля пациенты уходили в стационары ковидные, для того чтобы получать эти выплаты. Но они имели исключительно компенсационный характер.

Петр Кузнецов: Да, понятно. Спасибо, Алексей Владимирович. Алексей Куринный был на связи.

Мы совсем скоро продолжим, у нас впереди большая тема.

Ксения Сакурова: Будем говорить, будем искать логику в ковидных ограничениях в разных регионах. Присоединяйтесь.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Виталий
От лица водитель скорой медицинской помощи города Москвы Благодарю Весь коллектив ОТР.
Почему водители «неотложек» не получают доплаты?