В 16 лет разрешили стать самозанятым

Гости
Юрий Савелов
член президиума объединения предпринимателей «Опора России»
Алисен Алисенов
доцент кафедры экономики и финансов факультета экономических и социальных наук РАНХиГС

Анастасия Сорокина: «Самозанятые: от 16 и старше». С этого дня стать самозанятым разрешено и несовершеннолетним. Для них – впрочем, как и для всех других новичков, переходящих в этот режим, – предусмотрен стартовый налоговый капитал в размере 10 тысяч рублей и дополнительный в размере МРОТ.

Чем привлекательны эти условия для молодежи, а также для всех остальных самозанятых? Ведь с каждым днем, по данным Правительства, их становится на 2 тысячи больше. Вот об этом мы и поговорим.

Александр Денисов: А сколько у нас самозанятых на данный момент? Их количество превысило 750 тысяч человек на конец июня. Еще в марте их было полмиллиона, а в прошлом году – всего 150 тысяч по всей стране. Ну, слова Анастасии подтверждает Михаил Мишустин. Действительно, ежедневно 2 тысячи человек, Анастасия не соврала.

По подсчетам Налоговой службы, за прошлый год суммарный доход ИП составил 40 миллиардов рублей. Точнее – не ИП, поправимся, а самозанятых. И выплачено налогов более 1 миллиарда. Как раз все эти налоги и вернули самозанятым в этом году, была такая мера в связи с поддержкой в период пандемии.

Обсудим эту тему с нашими экспертами. А прежде предлагаю посмотреть репортаж.

Анастасия Сорокина: Несколько историй о самозанятых, которые еще учатся в школе.

Александр Денисов: Да, о молодежи. Вот что их привлекает? Посмотрим прекрасный сюжет Алексея Дашенко и поговорим.

СЮЖЕТ

Александр Денисов: Вот она – молодая бизнес-поросль. Почему-то одни девчонки этим занимаются, да?

Анастасия Сорокина: Предприимчивые.

Александр Денисов: Шустрые, шустрые.

Анастасия Сорокина: Ну а эксперты у нас сегодня – сплошь мужчины.

Алисен Алисенов, доцент кафедры экономики и финансов факультета экономических и социальных наук РАНХиГС. Алисен Сакинович, здравствуйте.

Алисен Алисенов: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Как вы считаете, вот то, что дети – шестнадцати- и семнадцатилетние школьники – могут работать, говорит о том, что у нас все плохо со сбором налогов, мы теперь будем с детей деньги собирать? Или что это за разрешение такое? Оно появилось в связи с чем?

Алисен Алисенов: Не думаю, что из-за нехватки самозанятых. Да, конечно, такая цель стоит – вывести самозанятых граждан из тени. Напомню, что в 2019 году при целевом уровне в 200 тысяч человек количество самозанятых в четырех регионах превысило 330 тысяч человек. Дело в том, что на сегодня это почти 800 тысяч. При этом целевой уровень на 2020 год – 800 тысяч человек. Конечно, он будет пройден. Это говорит о том, что…

Александр Денисов: А чем вы, кстати, объясняете это? Чем объясняете такой взрывной рост?

Алисен Алисенов: Взрывной рост? Ну, во-первых, сама система позволяет легализовать свой бизнес, получать кредиты, рассчитывать на определенные дивиденды, определенную помощь, господдержку со стороны государства. Кстати, это стало возможным с принятием 8 июня 2020 года федерального закона ФЗ-169. Этим законом самозанятых граждан приравняли к субъектам малого и среднего предпринимательства. Теперь они могут рассчитывать на финансовую, имущественную и информационную помощь.

С принятием этого закона появится возможность не только поддержки самозанятых на федеральном уровне, но и на региональном и местном уровнях. Принятие закона дает возможность самозанятым рассчитывать на помощь и гарантии под кредиты, на выделение грантов под открытие бизнеса, льготный лизинг. И они могут теперь рассчитывать на участие в госзакупках наряду с субъектами малого и среднего бизнеса, то есть на льготных условиях.

Александр Денисов: Алисен Сакинович, то есть, делая определенный вывод…

Анастасия Сорокина: Кредитов будут давать больше?

Александр Денисов: Да. То есть увидели, что играть по-честному выгодно, и в будущее смотрят уверенно? Можем такой определенный вывод сделать?

Алисен Алисенов: Да, конечно. Смотрите. На самом деле в связи с пандемией коронавирусной инфекции было какое-то затишье. Поддерживали в основном МСП. На сегодня это 12 отраслей, 46 видов экономической деятельности. Да, есть предприятия из списка системно значимых, но до самозанятых как бы не доходили руки.

Но потом был принят такой достаточно серьезный пакет мер поддержки – и это, конечно, стимулировало самозанятых выходить более активно из тени. Речь идет не только о возврате налогов, уплаченных в 2019 году. Речь идет о вторичном налоговом бонусе. Кстати, этот вторичный налоговый капитал может позволить самозанятым гражданам в этом году вообще налог не платить.

Те, кто зарегистрируются с 1 июля этого года, они получат и первичный бонус в виде налогового вычета (а это 10 тысяч рублей), и этот бонус позволит платить, пока он не будет исчерпан, налог по ставке – 3% вместо 4% и 4% вместо 6%. Но оставшаяся сумма налоговой задолженности может быть погашена за счет вторичного налогового бонуса, налогового капитала. В принципе, если доход самозанятого гражданина с июля по декабрь будет где-то на уровне 70–80 тысяч рублей, за счет первичного и вторичного бонусов он покроет все свои налоговые платежи и может не платить налог.

То есть это достаточно хорошая такая стартовая позиция, когда полгода ты вообще не платишь за счет использования тех льгот, тех преференций, которые предоставлены налогоплательщикам. Конечно, если вторичный бонус не будет использован, в 2021 году он будет аннулирован.

Александр Денисов: Алисен Сакинович, очень интересно рассказали, это очень важная информация.

Вы знаете, вот Настя тут увидела, что детей хотят, так сказать, «ошкурить» как следует ради бюджетного благополучия. А я-то другую проблему увидел. Может быть, все-таки лучше учиться? Потому что если ребенок начинает, вы знаете, забивать голову этими деньгами, то он потеряет ценное время. И денег не заработает, и в будущем их, возможно, потеряет намного больше. Может быть, не стоило уж детей-то в бизнес-игры затягивать?

Анастасия Сорокина: Агитировать.

Александр Денисов: Да. Как думаете?

Алисен Алисенов: Ну, согласен, что наиболее рациональный возраст – это, конечно, 18 лет, когда человек уже осознанно подходит к этому делу, делает какие-то более соразмерные шаги, делает какой-то определенный расчет, есть какое-то понимание. Но, видимо, хотят посмотреть, насколько этот эксперимент будет удачным, связанный с омолаживанием возраста самозанятых. И, возможно, это будет иметь в перспективе какой-то эффект в виде того, что какая-то часть талантливой молодежи может проявить себя. И в дальнейшем это, конечно, даст такую некую стартовую позицию для открытия более крупного бизнеса.

Конечно, если человек чувствует, что, скажем так, это не его, несмотря на свой возраст – 16, 18 или 20 лет, – он просто не пойдет этим заниматься. Поэтому я думаю, что, в принципе, конечно, правильно – это 18, но…

Анастасия Сорокина: Алисен Сакинович, пишут зрители нам: «А не получится ли, что подвинут профессионалов эти дети и будут более востребованы?» – потому что они еще не зарабатывают таких сумм, они не избалованы, их можно нанять за минимальную ставку. Не отнимут ли они, скажем так, хлеб у тех, кто в том или ином бизнесе давно?

Александр Денисов: Помните, у Гребенщикова такая песня была: «Придет молодая шпана, которая нас сметет»?

Алисен Алисенов: Нет, я думаю, нет. В принципе, знаете, тут нет какого-то лимита. Кто хочет – тот и регистрируется. Конечно, конкуренция будет. Это, конечно, хорошо. Конкуренция способствует повышению качества продукции.

С другой стороны, конечно, если посмотрим на налог, то он называется «налог на профессиональный доход». Все-таки он требует каких-то профессиональных навыков, да? Это кондитеры, которые имеют соответствующий опыт работы. Если ты плохо готовишь, ты начинающий кондитер, то, конечно, тебе будет сложно продвинуться далеко и сместить с этих позиций каких-то, скажем так, профессиональных кондитеров. Кстати, в Москве набирает популярность такой вид деятельности, допустим, как вышивка, вязание. То есть пользуется популярностью и спросом ручной труд. Поэтому, конечно, нужны какие-то навыки.

И я не думаю, что молодежь может сместить тех, кто профессионально этим занимается давно и занимался, но теперь, получив возможность такую, легализовал свою деятельность, потому что, действительно, ставки крайне низкие – 4 и 6%.

И правильно было отмечено, что есть, конечно, недостатки в этой системе. Некоторые, допустим, осуществляя свою деятельность, несут существенные затраты на покупки сырья и материалов. И, конечно, уплачивая налог с выручки, с дохода, налоговая нагрузка на такие категории самозанятых граждан выше, чем на тех, кто получает доход чисто от использования своих интеллектуальных каких-то знаний и навыков – ну, допустим, те же репетиторы, переводчики и так далее, которые минимально тратят свои средства на свою деятельность.

Александр Денисов: Алисен Сакинович, спасибо вам большое, спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо, спасибо. Это был Алисен Алисенов, доцент кафедры экономики и финансов факультета экономических и социальных наук РАНХиГС.

Александр Денисов: Торопимся еще поговорить с Юрием Михайловичем Савеловым, членом президиума объединения предпринимателей «Опора России». Юрий Михайлович…

Анастасия Сорокина: Добрый вечер.

Юрий Савелов: Добрый вечер.

Александр Денисов: Вы знаете, говорили про молодежь, а я вспомнил… Когда я был пацаном, во дворе мне дед один говорит: «Вот смотри – у нас все ребята ездят покупать хомяков в город соседний. А ты возьми и купи себе двоих – мальчика и девочку. Пусть у тебя хомяки рождаются, ты будешь продавать – по трояку за хомяка».

Мог бы бизнес сделать. Понимаете? Пошел бы я далеко, если бы занялся, стал бы самозанятым? Как вы думаете, Юрий Михайлович?

Юрий Савелов: Конечно, вы правильно говорите. Мы были в Финляндии десять лет назад по линии «Опоры», опытом менялись. И вы знаете, они с третьего класса начинают преподавать азы предпринимательства, с третьего класса уже начинают людей подтягивать, объяснять им, что это такое. Там часов, конечно же, немного. Они их заранее готовят к нашей сложной жизни – тех, кто хочет зарабатывать.

А сейчас мы говорим о 16 годах. Конечно, человек, попробовав бизнес, вкусив какие-то деньги, наверняка захочет учиться, наверняка он захочет чего-то большего, если ему это понравится, потому что ведь не так просто зарабатывать деньги и зависеть только от самого себя, от своих действий, без наставника, без родителей.

Анастасия Сорокина: Давайте послушаем мнения наших зрителей. Что скажет дозвонившийся Арсен из Москвы? Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Александр Денисов: Добрый вечер, Арсен.

Зритель: Здравствуйте. Я вот что бы хотел сказать по этому вопросу. Вообще я считаю, что детей сейчас с 16 лет втягивать в какие-то трудовые лагеря – это еще куда бы ни шло, а именно направлять трудиться, зарабатывать деньги – это, я считаю, неправильно.

Александр Денисов: Арсен, ну до трудовых лагерей, слава богу (у нас не культурная революция), не дошло еще пока.

Зритель: Мы всегда на каникулах, когда учились, мы всегда подрабатывали, ходили на практику.

Я что хочу сказать по этому вопросу? Детям сейчас как раз нужно объяснить одно основное правило: учиться, получать образование. Это и есть их дальнейший заработок, хорошая и прекрасная жизнь. Им не нужно сейчас заниматься никаким бизнесом. Их бизнес, основное направление – это учеба и получение хорошей нормальной профессии, которая приведет их как раз к хорошим заработкам. А самозанятостью пускай занимаются люди, которые потеряли работу, хотят получить больший заработок, обеспечить своих детей и свою семью. Это как раз для них, для этой категории людей.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Арсен, понятна ваша позиция.

Юрий Михайлович?

Юрий Савелов: Ну что же, каждый человек имеет право на свои взгляды. А я считаю, что предпринимательство – это особая каста людей. Не каждый может стать предпринимателем нормальным. Все это очень сложно.

Анастасия Сорокина: Вы же сами сказали, что вы ездили по обмену… ой, не по обмену, а наблюдали, что идет с третьего класса процесс обучения. Вот эти дети, которым сейчас 16 лет, смогут пойти и работать. Их же никто не учил.

Юрий Савелов: Вот они и попробуют, что это такое – предпринимательство.

Александр Денисов: Может, бросят.

Юрий Михайлович, кстати, а вы со скольки начали деятельность? Может быть, папиросами вроссыпь торговали среди друзей?

Анастасия Сорокина: Или хомяков разводили.

Александр Денисов: Жвачку на переменах продавали. Расскажите.

Юрий Савелов: Нет, такого не было у нас.

Александр Денисов: Даже не фарцевали, Юрий Михайлович?

Юрий Савелов: Даже не фарцевал, совершенно верно, нет. Ну а потом в бизнес втянулся – и мне понравилось. Вы знаете, мне стало интересно, и я пошел учиться дальше.

Александр Денисов: А с чего вы начали? Расскажите. С чего, Юрий Михайлович?

Юрий Савелов: А начали мы со спецодежды. Мы сидели в подвальчике небольшом и торговали спецодеждой. Я никогда не думал, что это очень интересный и хороший бизнес.

Александр Денисов: А сколько вам лет было?

Юрий Савелов: Ну, отнимите 20 с лишним лет. Мне было 34. Поэтому потихонечку-потихонечку… А потом мы развились в большую компанию с большим оборотом сейчас.

Понимаете, когда я начал заниматься бизнесом, я просто чувствовал, что мне не хватает образования, и я самостоятельно в возрасте уже 30 лет пошел получать второе высшее образование. Учился, познавал экономику, юриспруденцию. Это все потом мне приходилось. У меня была и практика, на нее наложилась теория – и все это вылилось в такой серьезный и, я считаю, положительный результат.

Поэтому нужно попробовать, что такое бизнес. Понимаете, разговоры… Деньги деньгами, но они очень тяжело, конечно, даются. Где-то в 60-х годах и в Европе, и в Америке каждый хотел быть предпринимателем. Кто-то магазинчик хотел открыть, кто-то – заправочную станцию. Понимаете, у них прямо бум такой был. А потом это все спало, и очень сильно.

Сейчас, допустим, проблема в Германии, что 70–80% детей не хотят продолжать бизнес своих родителей. Представляете, 70–80%! Правда, это была цифра трехлетней давности где-то, но это ужасающая цифра. «Вот не хочу заниматься гостиницей, которую держит мой отец. Хочу заниматься чем-то другим». Я как пример привожу.

Александр Денисов: А вы считаете, что это плохо?

Юрий Савелов: Я считаю, что, наверное, все-таки в этом есть проблема у немцев. Вот не хотят люди заниматься бизнесом, хотят ходить на работу с восьми до девяти, а за переработку получать вдвойне, за то, что выйдут на работу в субботу – втройне и так далее, и ни за что не отвечать.

Я считаю, что все-таки бизнесмен – это особая каста. Кому-то от природы дано, кто-то сам добивается результатов своими усилиями, своим трудом, своими знаниями, желанием. Ведь в каждом человеке есть частичка, знаете, самостоятельности, что ли, чтобы он был независимым. Это и есть бизнес, это и есть предпринимательство. Я думаю, что с 16 лет… Пусть люди попробуют, что это такое – заработать свои первые деньги.

Зарабатывали мы, я вспомнил. Нам по 16 лет было, мы в леспромхоз устраивались, просеки рубили. Но это были трудовые такие…

Александр Денисов: Ну да, это же не предпринимательство было.

Юрий Савелов: Да, это не предпринимательство. Но деньги мы уже зарабатывали и в 15, и в 16 лет.

Александр Денисов: Я тоже свеклу окучивал, ездил в колхоз. И нормально! Икры красной купил.

Юрий Савелов: Вот! Совершенно верно. И у нас с вами есть что вспомнить. Поэтому ничего страшного нет.

А то, что с 16 лет – это как раз небольшая прореха в законе. Ведь сейчас человек до 18 лет – он несовершеннолетний. Понимаете, да? И за него несут ответственность родители.

Александр Денисов: Юрий Михайлович…

Анастасия Сорокина: Дадим слово зрителю.

Александр Денисов: Коротко.

Анастасия Сорокина: Да, коротко. Дмитрий из Петербурга. Прямо совсем мало остается времени. Слушаем вас, Дмитрий.

Зритель: Здравствуйте. Вот очень хочу высказаться по поводу инициативы, что с 16 лет. Я считаю, что надо не с 16 лет давать возможность, а с 14.

Расскажу коротко свой пример. Я в 14 лет начал уже перво-наперво зарабатывать. Работал курьером, работал промоутером, то есть уже самостоятельно пытался какие-то деньги иметь, независимо от родителей. Перво-наперво появилась ответственность, помимо получения паспорта. Учился обращаться с деньгами, во всякие авантюры пытался влезать…

Александр Денисов: И не жалеете, Дмитрий, да? Все успешно у вас в жизни?

Зритель: Да. Ну, я не скажу, что все успешно, потому как сейчас, в период пандемии, многие остались без работы…

Александр Денисов: Поняли. Дмитрий, спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо, спасибо.

Александр Денисов: Юрий Михайлович?

Анастасия Сорокина: С 14 лет – как вы считаете?

Юрий Савелов: Может быть, и с 14. Я же вам сказал на примере Финляндии. Кстати, по данным ООН, самая счастливая страна на сегодняшний день. Они с третьего класса начинают.

Александр Денисов: Ох, Юрий Михайлович, не люблю я приводить этот пример насчет самой счастливой. Самое высокое число самоубийств там, Юрий Михайлович.

Анастасия Сорокина: Я знала, что ты сейчас скажешь это.

Юрий Савелов: Да, да, да. Мы об этом с вами говорили. Ну, все равно. Видите, одно противоречит другому.

Александр Денисов: Кто знает, может быть, самоубийцы счастливые были когда-то.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Юрий Савелов: Вот совет, что с 14. Ну, может быть, и рановато.

Александр Денисов: Спасибо, Юрий Михайлович.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Это был Юрий Савелов, член президиума объединения предпринимателей «Опора России».

Сейчас прервемся на новости, а потом вернемся в студию.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Владимир
Считаю необходимым разработать Закон "О трудовом договоре(соглашении)",как документе строгой государственной отчётности. Который выдаётся каждому гражданину РФ по исполнению 16 лет,дающий право и обязанность на трудовую деятельность на всю жизнь (как паспорт).
Чем это привлекательно для молодежи?