Наталья Боженкова: У речевого жанра маленькой беседы есть пять незыблемых правил

Гости
Наталья Боженкова
профессор кафедры общего и русского языкознания Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина

Юрий Коваленко: Ну и давайте поговорим о том, как мы говорим. Вы часто разговариваете с незнакомыми людьми просто так, ни о чем, для поднятия настроения, для того чтобы просто скоротать время ожидания в очереди или же в лифте?

Ольга Арсланова: Да, на самом деле многим россиянам вести такие разговоры некомфортно, непривычно, многим они кажутся неуместными, не очень понятно, о чем говорить, зачем говорить, как говорить. Хотя в западном мире это очень важный элемент повседневной коммуникации, это привычка улыбаться, спрашивать, как дела, причем общаться принято друг с другом постоянно, это нормальное наполнение дня – общаться с разными людьми.

Юрий Коваленко: Тишины быть не должно.

Ольга Арсланова: Да, тишины быть не должно. Давайте разбираться, почему культура smalltalk или светской беседы, если попробуем перевести это на русский, так тяжело дается россиянам. Впрочем, если вы с нами не согласны и считаете, что у россиян с этим все в порядке, звоните в прямой эфир, давайте с вами устроим небольшой smalltalk – телефоны сейчас на ваших экранах, SMS-портал работает, есть сайт otr-online.ru и наши группы в социальных сетях.

Юрий Коваленко: Ну а мы все-таки обсудим эту тему с нашим гостем в студии: Наталья Александровна Боженкова, доктор филологических наук, профессор кафедры общего и русского языкознания Государственного института русского языка имени А.С. Пушкина.

Ольга Арсланова: Наталья Александровна, здравствуйте.

Юрий Коваленко: Научите нас говорить, да.

Ольга Арсланова: Привычный формат беседы о судьбах родины, о политических каких-то там перипетиях, пожаловаться другу – все это вроде бы нам знакомо, мы привыкли к таким разговорам с близкими людьми или хорошими знакомыми. А вот что такое smalltalk в современных реалиях и как эти реалии представлены в России?

Наталья Боженкова: Добрый день, дорогие коллеги.

Ольга Арсланова: Здравствуйте еще раз, да.

Наталья Боженкова: Во-первых, smalltalk переводится на русский, будем пользоваться все-таки русскими эквивалентами, двояко: есть вариант "светская беседа", как вы употребляете, есть вариант "светская болтовня". Но вот в этих различных номинациях, в общем-то, и кроется, наверное, суть проблемы. Потому что если мы говорим о светской беседе, мы сразу отсылаемся к XIX веку, к салонам аристократическим и соответственно наполнению и формальным проявлениям беседы. Если мы говорим о светской болтовне, то мы тут становимся в ситуацию, зачем она нужна, потому что понимаем, что номинация "болтовня" имеет отрицательную коннотацию, в общем, это не очень хорошо.

Ольга Арсланова: Зачем тратить силы и энергию, можно пройти мимо.

Наталья Боженкова: Зачем, почему и так далее. Если мы с вами немножко отклонимся в историю, поскольку откуда, зачем, почему и как, то как ни странно, мы привыкли думать о том, что светская беседа – это Англия и вообще вся территория Великобритании, всем известно еще из Шоу, умение вести разговоры о погоде и здоровье – это важная часть образования девушки. На самом деле истоки, описанные в научной литературе, заложены во времена Людовика XVI во Франции: "король-солнце" ввел такое понятие, как этикет, и соответственно в это же время в XVII веке были введены так называемые "этикетки", то есть всем гостям раздавались карточки, где было написано, о чем необходимо говорить с "королем-солнце"и как необходимо говорить. В XVIII веке эта тема была чуть расширена, и соответственно обсуждались уже на французских балах Вольтер, Ришелье, наступающая грядущая революция и так далее.

Если говорить о территории России, на тот период становившейся Российской империи, то к нам умение говорить, как вы сказали, ни о чем и формировать светскую беседу попало в XVIII веке благодаря окну в Европу, это, конечно, привел Петр. В 1718 году, насколько я помню, когда формировались и устраивались первые ассамблеи, опять-таки Петр I ввел необходимость общения на этих ассамблеях, на этих ассамблеях четко были прописаны две темы – это тема новых платьев (понимаем, насколько это актуально для времен Петра) и его реформы (опять-таки, насколько актуально для Петра).

Ольга Арсланова: О себе любимом.

Наталья Боженкова: Да, это XVIII век, который перерос, опять-таки, в XIX век в России, когда у нас формировались те самые салоны (вспомним "Войну и мир" и салон Анны Павловны Шерер), соответственно, тематика, которая была представлена, понятна – путешествия в Европу в первую очередь, это, возможно, какие-то первые разночинские настроения и так далее. 1917 год, увы, привнес очень много изменений, в том числе и в культуру ведения светских бесед.

Юрий Коваленко: Стало выгодно молчать.

Наталья Боженкова: Стало выгодно молчать, во-первых, во-вторых, все заменилось лозунгами, призывами, некими политизированными конструкциями, культура светских бесед была утеряна. Поэтому говорить о том, что России не свойственно ведение светских бесед, категорически нельзя.

Дальше опять-таки научные книги говорят, что есть некое возобновление этой культуры в 1960-е гг. во время оттепели, мы понимаем, и активно это стало возрождаться в 1990-е гг. На сегодняшний момент написано не могу сказать, что много, но есть определенное количество, правда, собственно научных произведений, которые описывают стилистику, тактики, стратегии проведения светских бесед. Но мне вот, используя эту номинацию, на самом деле она мне не очень нравится, потому что есть в прилагательном "светский" некая архаика, которая может кому-то казаться не очень удобной. Мне все-таки больше нравится либо то, как это понимают на Западе, а это понимают как искусство ассоциаций, либо легкая беседа, скажем, в таком понимании применительно к нашему полю.

Ольга Арсланова: Причем это скорее всего речь идет о беседе с малознакомыми, незнакомыми людьми, с официантом в кафе, с таксистом, соседом в лифте. И тут очень важно, что это беседа равного с равным, в этом, наверное, и суть такого разговора: ты с этим человеком искренне общаешься на какие-то определенные темы. Но темы эти тоже, наверное, строго определены, о чем можно поговорить с незнакомым или малознакомым, а о чем нельзя. И вот тут тоже наблюдается некий дисбаланс.

Вот смотрите, что пишут наши зрители: "Мы не понимаем, зачем это нужно, зачем вести пустые разговоры". Алтайский край: "Я не переношу разговоры с незнакомцами в очередях, на лавочках, приставучих продавцов в магазинах", – видите, то есть не равный с равным, а приставучий, опасный продавец, который, наверное, хочет что-то мне продать обязательно. "Покидаю такие раздражающие места". "Пока в очереди сидишь, переговоришь со всеми и на все темы, – пишет Архангельская область. – Можно рассказать о проблемах в семье, о своих взглядах, о политике". Вот либо мы бежим и не хотим ни о чем говорить, либо мы погружаемся в темы, которые, наверное, уместно обсуждать только со своим психотерапевтом.

Наталья Боженкова: Да, такой вот эффект поезда: когда незнакомый человек, начинаешь изливать ему душу. Я думаю, что все-таки следует сказать, если мы с вами все-таки обращаемся к термину smalltalk или "легкая беседа"…

Ольга Арсланова: "Маленькая беседа".

Наталья Боженкова: "Легкая, непринужденная маленькая беседа" – все-таки суть этого явления и речевого жанра, который описан и в научной литературе, и соответственно присутствует и в западном коммуницировании, и в нашем коммуницировании, совершенно другая. Это очень неправильное представление о том, что это разговор, во-первых, равного с равным, во-вторых, ни о чем, и в-третьих, чтобы занять время. На самом деле в книгах, которые описывают этот речевой жанр… Другое дело, что в отечественном языкознании не выделяется такой речевой жанр именно в таком виде, но мы прекрасно понимаем, что он существует, и немного по-другому расставляются акценты. С чем это связано? Факторов можно назвать очень много начиная с того, что Россия все-таки многонациональная, многоконфессиональная страна, находясь и на территории Европы и на территории Азии, соответственно, у нас есть и определенные культурные характеристики, присущие европейскому менталитету, соответственно, и восточному менталитету. И вот этот такой сложный конгломерат как раз и дает вот эти особенности.

Во-первых, я хочу сказать, что есть 5 незыблемых правил, если мы с вами говорим о речевом жанре smalltalk, легкая беседа. Правила следующие. Первое: выбирай общую тему, интересную для двоих – это к вопросу о беседе в лифте, с официантом и так далее. Второе: будь комплементарным. Конечно, нельзя перебарщивать. Третье: постарайся задавать открытые вопросы, причем эти вопросы должны не только не предполагать ответ "да" или "нет", но они должны быть сведены к одному или двум предложениям. Четвертое: регулярно читай, много смотри, много слушай, то есть будь достаточно образованным, и имей какое-то интересное хобби, для того чтобы, возможно, реализовать себя вот в этой якобы легкой беседе. И пятое, самое главное, во имя чего, наверное, существуют все четыре правила – внимательно слушай и проявляй интерес к собеседнику. И вот в этом пятом правиле, во-первых, есть явная отсылка к риторике античных времен, к неориторике, к риторическому идеалу и античному, и отечественному. И самое главное, вот здесь, как мне кажется…

Ольга Арсланова: Это же правила общения.

Наталья Боженкова: Ольга, да, правильно.

Ольга Арсланова: Всего общения в целом.

Наталья Боженкова: Да. И вот здесь, как мне кажется, кроется основная задача. Это не задача скрасить паузу, это не задача продемонстрировать себя, хотя она тоже, безусловно, присутствует – это задача услышать и понять своего собеседника. Соответственно, в западной культуре это вводная часть того, что будет чуть позже. Для того чтобы оценить своего собеседника, для того чтобы понять поле его интересов, для того чтобы нащупать определенную тему, для того чтобы расставить приоритеты и акценты, мы знаем с вами, что вербальное поведение дает только 30% информации, 70% составляет невербальное поведение. Поэтому smalltalk – это только поле, для того чтобы прочитать своего собеседника и далее выходить.

И здесь есть еще одна интересная закономерность. Мы считаем, что это западная культура, на самом деле это возведено в абсолют на Востоке. В Японии и в Китае так называемый smalltalk может растянуться на целый день: они настолько уважительно относятся к своему собеседнику, они считают необходимым подготовиться, изучить все, что они знают про него, соответственно это все проговорить, и таким образом у них собственно деловая беседа может перенестись на следующий день, то есть smalltalk у них может длиться в течение не 2-5 минут, а собственно, в течение всего дня, пока эта вводная часть существует.

Юрий Коваленко: Дань традиции.

Наталья Боженкова: Да.

Ольга Арсланова: Зато деловое общение будет уже более эффективным.

Наталья Боженкова: Абсолютно. Поэтому я возвращаюсь к тому, что мы с вами говорим: если мы с вами обсуждаем вот это как вступительную часть, конечно, она у нас тоже присутствует; если мы сводим легкую беседу к болтовне, да. Мы вообще в русской культуре существуем в такой антиномии. С одной стороны, у нас пиетет по отношению к слову: откройте любой учебник по культуре русской речи, и вы обязательно увидите басню, притчу про философа Ксанфа и раба его Эзопа, и одновременно найдете стихотворение Бунина "Молчат гробницы, мумии и кости, Лишь слову жизнь дана…", и так далее, это одна составляющая. Вторая составляющая, если мы возьмем весь паремиологический фонд русского языка от фразеологизмов до пословиц и поговорок, мы обязательно увидим: чесать лясы…

Ольга Арсланова: Молчание – золото и все такое.

Наталья Боженкова: Молчание – золото, абсолютно верно, по одежке встречают, по уму провожают, и так далее. Поэтому в чем-то возмущение нашей аудитории понятно, когда не надо тратить силы и энергию, для того чтобы, скажем, просто занять минутку.

Ольга Арсланова: Давайте позовем наших зрителей в нашу компанию.

Наталья Боженкова: Давайте.

Ольга Арсланова: Александр из Новосибирска, здравствуйте. Присоединяйтесь к нашей беседе.

Зритель: Здравствуйте.

Юрий Коваленко: Здравствуйте. Как дела? – раз уж по правилам smalltalk

Ольга Арсланова: Чем увлекаетесь?

Зритель: Да ничего, нормально, спасибо, пойдет.

Юрий Коваленко: Вступительная часть прошла.

Ольга Арсланова: Теперь слушаем вас, да.

Зритель: Ну включил, удачно переключил на ОТР, частенько смотрю ваш канал, очень хороший канал.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Зритель: Обсуждаются темы довольно-таки интересные, на других каналах не всегда услышишь.

Ольга Арсланова: Комплементарность.

Юрий Коваленко: Это комплементарная часть, да.

Зритель: А?

Наталья Боженкова: Уже правильное выстраивание smalltalk.

Юрий Коваленко: Эксперт говорит, что мы правильно беседуем. Мы вас слушаем.

Зритель: Ну я как бы что хочу сказать? Почти 20 лет проживаю на территории Российской Федерации, в Новосибирской области проживаю я почти 20 лет, приехал в Новосибирск из Казахстана из Семипалатинска, привет всем землякам хочу передать попутно. И знаете, на самом деле в России есть такая проблема, то есть общения вообще абсолютно не хватает. У нас в Средней Азии как-то свободно было: буквально, можно сказать, идешь по улице, человек, которого ты знаешь, и можно разговор начать на ровном месте. Здесь действительно дефицит общения, его прямо серьезно не хватает. Не знаю, почему так. Знаете, скучаешь по родине ужасно иногда, не знаю. Есть такая проблема, на самом деле она присутствует.

Ольга Арсланова: Александр, будете скучать, звоните в прямой эфир, мы сейчас научимся вести правильно беседу, будем общаться.

Наши корреспонденты из Самары и Челябинска решили проверить, настолько ли действительно недоброжелательные наши сограждане. Давайте посмотрим, что получилось из этого эксперимента.

СЮЖЕТ

Юрий Коваленко: Все-таки это прозвучало: когда человек получил Интернет и соцсети, перестал общаться по большей части, ему проще общаться в соцсетях. Это так?

Наталья Боженкова: Опять-таки мы о ком говорим? Если мы говорим о том самом пресловутом поколении Z, то безусловно, это их информационное поле и иной способ существования. Если мы с вами говорим о тех, кого психологи называют поколениями X и Y, то скорее нет. Если мы говорим о том, что там удобнее, это опять не вопрос собственно умения вести легкую беседу, это вопрос желания или нежелания вступать в коммуникацию. Вы правильно, Ольга и Юрий, сказали о том, что то, что мы с вами обсуждали, в принципе законы выстраивания эффективной коммуникации. Насколько они распространяются, на 2-3 минуты или на 30 минут, уже вопрос собственно тематический, то есть по большому счету мы здесь не обозначаем поле, когда говорим о легкой беседе, тематическое поле, но законы выстраиваются те же самые. Наверное, есть это, все-таки мы больше наблюдаем за поколением Z, мы больше обращаем внимание на то, как формируются наши дети, на их особенности, пристрастия, и не особенно смотрим уже за возрастными нашими согражданами, и отсюда нам кажется, что все сплошь в информационном поле Интернета. С техническим прогрессом тоже спорить бесполезно, он же есть, мы же не отрицаем все плюсы, которые он приносит.

Ольга Арсланова: Спасибо. К сожалению, наши 30 минут небольшой беседы подошли к концу, было очень интересно. У нас в гостях была доктор филологических наук, профессор кафедры общего и русского языкознания Государственного института русского языка имени А.С. Пушкина Наталья Боженкова. Спасибо большое.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Наталья Боженкова: Спасибо.

Лингвист - об искусстве small talk
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты