Нет кода - нет работы

Гости
Дмитрий Кофанов
юрист по трудовому праву
Алексей Петропольский
руководитель Бюро по защите прав предпринимателей и инвесторов Московского отделения «ОПОРА РОССИИ»

Иван Князев: Петербургские работодатели получили право отстранять непривитых сотрудников от работы. В первую очередь это коснется сферы обслуживания, торговли, образования и некоторых других. Как отреагируют люди, у которых нет этих кодов, более-менее понятно. А вот что скажут сами работодатели? Какая у них позиция и что будет дальше? Выясним прямо сейчас.

Марина Калинина: Расскажите, много ли у вас на работе сотрудников имеют QR-коды, есть ли этот код у вас, что думаете вообще об этой ситуации. Звоните нам в прямой эфир, будем общаться.

Иван Князев: Представляем наших экспертов. На прямую связь со студией выходит Алексей Петропольский, со студией, руководитель бюро по защите прав предпринимателей, инвесторов московского отделения «Опора России». Здравствуйте, Алексей Игоревич.

Алексей Петропольский: Добрый день.

Иван Князев: Ну что, дальше – больше будет?

Алексей Петропольский: Конечно, больше. Мы понимаем, что и QR-коды введут обязательными, и любая сфера деятельности предпринимателя, где нельзя обойтись без приема граждан или просто проведения переговоров, всем придется быть привитыми, всем придется быть с QR-кодами, начиная с общественного транспорта и заканчивая бизнесом, никто, увы, этого не избежит. И сотрудники не избегут этого в ближайшее время. Конкретно в моих бизнесах осталось, наверное, 10% непривитых, и то, как правило, у них медотвод.

Марина Калинина: А вы сами как бизнесмен как общаетесь со своими сотрудниками? Убеждаете их, ругаете, не знаю, грозитесь уволить?

Алексей Петропольский: Смотрите, в целом все просто. Любой локдаун подводит компанию под банкротство. И последний (будем так говорить в кавычках) локдаун, который прошел в ноябрьские праздники, привел к тому, что люди не получили премии.

И я просто четко объясняю, что если мы сейчас с вами все не привьемся, то фактически эти локдауны будут продлеваться бесконечно, и компания просто будет банкротом. То же самое происходит практически у всех наших коллег, и в «Опоре России» мы проводим опросы среди бизнесменов, они все говорят, что гораздо проще освободить человека от должности и получить какие-то репутационные риски или просто уволить с выплатой зарплаты, нежели терпеть эти локдауны, которые по сути для 90% (а то и больше) бизнесов являются убыточными.

Иван Князев: А если ценный сотрудник?

Алексей Петропольский: Что делать? Незаменимых нет. На любого ценного, особенно сейчас, когда многие потеряли работу, найдется еще более ценный. И вообще свежая кровь в компании, как правило, приводит только к улучшению ее сервиса и услуг.

Иван Князев: Какая интересная у вас позиция. Хорошо. А если люди массово не хотят прививаться?

Алексей Петропольский: Что делать, придется работать с теми, кто привился. Мы не можем диктовать правила, поскольку нам их диктует государство.

Ну и болеть, я уже, и в моей семье многие переболели тяжело и с сильными последствиями. Собственно, все должны с годами это понять, и кто не хочет, будет болеть, а последствия гораздо более тяжелые, чем последствия от собственно вакцины. И человек, который нездоров или инвалид, будет никому больше не нужен, тем более работодателю. Люди все-таки должны включать трезвый разум.

Марина Калинина: Алексей, пока ведь нет такого указания, что вакцинация должна быть повсеместной, и пока есть приставка, второе слово «добровольная вакцинация».

Алексей Петропольский: Она будет добровольной всегда, поскольку за недобровольной, естественно, мы с вами не должны подписывать бумаги о добровольности. А в этих бумагах, если вы посмотрите, написано, что фактически вы сами несете ответственность в случае, если с вами что-то произойдет. Поэтому, конечно, эту нести ответственность кроме вас, за вас в демократическом обществе никто не будет.

И собственно общество диктует такие порядки и правила, что фактически никакими государственными и коммерческими услугами (в том числе и транспортом), ты в ближайшее время воспользоваться не сможешь. Собственно, гулять в лесу, жить в деревне будет можно, на удаленке, да, там кур растить. А пользоваться благами цивилизации просто не получится. Поэтому привьются практически все.

Иван Князев: Друзья, звоните, пишите нам в прямой эфир, рассказывайте, сколько человек у вас на работе сделали прививку, как получали QR-код, много ли таких людей.

Алексей Игоревич, смотрите, буквально даже сегодня нам звонили телезрители, говорили о том, что «Пошел в МФЦ взять бумажный QR-код, бумажный сертификат, очереди, не достучишься». Действительно у многих людей (помимо медотводов) возникают разные сложности с получением этим QR-кодов. Как действовать в этих случаях, как быть работодателям?

Алексей Петропольский: Здесь я не вижу каких-то проблем, поскольку QR-код сразу появляется на Госуслугах. С любого смартфона (абсолютно с любого) по номеру этого QR-кода можно посмотреть в Госуслугах действителен ли он. Если действителен, к чьим паспортным данным привязан. Все это дело десяти секунд.

Иван Князев: Подождите, подождите, Госуслуги, нет, подождите, десять секунд – это вы прямо очень быстро сказали, даже в Москве у своих коллег я знаю такие истории, когда были сложности с получением QR-кода.

Марина Калинина: Я с тобой рядом сижу вот.

Иван Князев: Вот Марина рядом сидит, да.

Алексей Петропольский: Бывает, Госуслуги висят, да.

Иван Князев: Висят Госуслуги, другие приложения не работают.

Марина Калинина: Я открыла Госуслуги, у меня нет данных, у меня исчезли данные, что я вообще переболела ковидом в принципе.

Алексей Петропольский: Это больше техническая история, с которой, конечно, должно справляться наше государство. И нужно писать заявление в МФЦ, чтобы все это исправлялось. Поскольку объем информации огромный, я думаю, в этом и есть самая большая проблема. Сейчас народ опять пошел вакцинироваться. У нас была передышка, сейчас опять произошло понимание. Опять же, не без участия вот этой истории с тем, что она будет «обязательная».

Иван Князев: Просто пока эта техническая проблема будет решаться, как вы будете действовать как работодатель в этой ситуации? Пойдете навстречу, не пойдете или тут уже, как говорится, проблемы индейцев волнуют только индейцев?

Алексей Петропольский: Смотрите, если человек привился, допустим, мой сотрудник привился и не может на сегодняшний момент принести мне сертификат или показать QR-код по объективным причинам (база повисла либо еще не внесли сведения о первой прививке), конечно, я ему поверю и не буду увольнять. Но если через месяц все это не подтвердится и не исправится – увы, освобождать от работы без выплаты заработной платы просто придется, потому что платить ее неоткуда, каждая единица, каждый человек должен быть эффективен и работать эффективно. А из дома, увы, у нас подавляющее большинство сотрудников работает неэффективно, как показала практика.

Марина Калинина: Алексей, с какой формулировкой вы будете, допустим, увольнять человека, который не хочет прививаться? Он хороший работник, он выполняет свои обязанности, что вы напишите у него в трудовой книжке?

Алексей Петропольский: Смотрите, Минтруд нам сейчас диктует, что нужно не увольнять, нужно освобождать от работы без выплаты заработной платы. И Минтруд в лице прокуратуры и самого труда вашего региона должен будет вас поддержать как работодателя в случае, если такой сотрудник будет жаловаться. И я думаю, что это таким образом и будет происходит, поскольку Санкт-Петербург уже принял, дальше все остальные регионы тоже за этим пойдут.

Если же человека нужно увольнять, то фактически ты не имеешь права его уволить без выплаты трех окладов. И уволить ты его можешь (самая простая статья) по сокращению. Ты сокращаешь должность, собственно, выплачиваешь три оклада, четвертый, если он на бирже стоит, но фактически так никто законодательно тебе не запретит.

Иван Князев: Но проще найти, к чему придраться, и тогда уже уволить. Мне просто интересно, может ли быть такой случай: вроде как человека вы не уволили, зарплату ему не платите, он сидит дома, но все равно не забирает документы, просто навечно он с вами.

Алексей Петропольский: Конечно, может. Собственно, ничего с этим поделать ты не сможешь. Главное, чтобы Минтруд не поменял свою позицию. Тогда будет печально, потому что придется и платить, и человека содержать, и каким-то образом его работу делать.

Иван Князев: Да, и причем еще за все эти месяцы, что не платили ему, год посидит. Ладно, послушаем наших телезрителей. Анна из Москвы на связи. Анна, здравствуйте.

Зритель: Добрый день. В моей семье в январе 2021 года переболели все (и я, и муж, и дочь), соответственно, шестимесячный QR-код у нас уже закончился летом. Мы люди продвинутые и дисциплинированные, в течение этих месяцев мы постоянно следили за своими антителами, как только у мужа и у дочери антитела упали, они в октябре сразу привились. Соответственно, дочь-студентка получила QR-код моментально, а вот мой муж, который является гражданином Италии, но постоянно проживает здесь, уже в течение месяца ведет переписку с Госуслугами, но имея СНИЛС, до сих пор не может получить этот QR-код. Но я надеюсь, что это технические сложности, и в конце концов, рано или поздно, это произойдет, и он получит QR-код.

У меня же ситуация такая, что антитела после болезни до сих пор держатся очень высокие, больше 2000 BAU, и все врачи мне советуют пока не прививаться, но так как я чувствую, что рано или поздно мне придется это делать, я выбрала себе более слабую инактивированную, и через несколько дней все-таки пойду прививаться КовиВаком.

А так, конечно, я очень сильно не завидую работодателям, потому что могу сказать по опыту Италии, там такие драконовские меры были приняты с 1 сентября, когда никто не может прийти на работу без QR-кода (то есть либо ты привит, либо ты переболел, либо ты каждые 48 часов должен делать ПЦР-тест). И до сих пор (уже идет третий месяц) просто бардак и шатание, забастовки, манифестации, потому что некоторые предприятия непрерывного цикла просто остановились, потому что каждое утро выстраиваются огромные очереди у проходных, у кого-то эти QR-коды не срабатывают, у кого-то срабатывают.

То есть, конечно, ситуация очень непростая везде, не только у нас. А у нас это только еще будет как-то обкатываться, то есть это, конечно, все очень сыро.

Марина Калинина: Спасибо.

Иван Князев: Да, спасибо вам за ваш звонок. Конечно, что добавить про Европу, в Австрии на ночь вводится комендантский час для тех, у кого нет QR-кода, и вообще там меры, конечно, намного суровее, чем в нашей стране, там уже перестали церемониться.

Телезрители из Москвы спрашивают: «Как можно уволить директора предприятия, если он сам не привился?»

Алексей Петропольский: Самоликвидация.

Иван Князев: Самоликвидация. А на самом деле много ли таких работодателей, как вы, которые прямо за QR-коды, все четко.

Алексей Петропольский: Я скажу вам как представитель «Опоры России», почти все.

Иван Князев: Почти все.

Алексей Петропольский: Потому что тех, кто работают в общепите, уже давно всех привили, но их почему-то закрывали в первую очередь. Тех, кто работает в сфере услуг и торговли, тоже всех привили, потому что работают с клиентами, принимают их в офисе. Фактически, бизнес (просто его у нас немного) уже всех привил, и он совершенно не хочет, чтобы его потребительской способностью, возможностью выжить сейчас рисковали те, кто не прививается.

Хочу отметить жирным восклицательным знаком, что не прививаются в основном не те люди, которые работают на бизнес или создают этот бизнес, а те, кто как раз находится на государственной либо окологосударственной службе.

Иван Князев: Вот еще какое мнение из Московской области: «Теперь будут медотвод покупать, как сертификат, за деньги». Не сталкивались с таким, что человек себе придумал болезнь?

Алексей Петропольский: Честно вам скажу, что покупается все и вся. Забейте в Интернете в Яндексе, и там будет тысяча предложений купить все, что угодно – и справку, и QR-код, и ПЦР-тест. Другой вопрос, что с этим будут бороться, я думаю, показательные порки уже были и будут дальше, фактически надо это искоренять. У нас по каким-то подсчетам одна треть всех сертификатов является поддельной, это ни в какие ворота, потому что так мы ничего не поборем.

Марина Калинина: Как-то пока не очень получается бороться с этим явлением. Потому что люди и в больницу с этими поддельными сертификатами попадают, в итоге клянутся, что они сделали прививки, и только, можно сказать, в реанимации, говорят: «Нет, я купил», когда уже нет выхода, сами врачи говорят.

Алексей Петропольский: Так и есть. Фактически, если это не показывать, не объяснять, то ничего не поменяется. И технически, опять же, возможно, я думаю, что не за горами, когда сертификат будет с фотографией, с биометрическими данными, которые будут при самой прививке, вместе с паспортом просто у вас снимать. Сейчас технически любая медицинская организация может быть оснащена данными приборами. Поэтому проблем в этом не вижу.

Иван Князев: Спасибо вам большое.

Марина Калинина: Спасибо.

Иван Князев: Алексей Петропольский, руководитель бюро по защите прав предпринимателей, инвесторов московского отделения «Опоры России», был с нами на связи.

Марина Калинина: Как работодателям нужно поступать с непривитыми сотрудниками? И как бы поступили вы? Вот такие вопросы наши корреспонденты задавали людям на улицах в Красноярске, Липецке и Ульяновске. Давайте посмотрим небольшой сюжет и послушаем, что отвечали люди.

ОПРОС

Иван Князев: Бывают интересные ответы от наших телезрителей. В СМС тоже приходят мнения. Люди в нашей стране (при этом все время с оглядкой на Запад) говорят, что там вот демократия, а у нас тут все плохо, но очень часто вспоминают про конституцию, права, свободу, но все время забывают про обязанности.

У нас на связи юрист по трудовому праву Дмитрий Кофанов. Дмитрий, здравствуйте.

Дмитрий Кофанов: Добрый день.

Иван Князев: Действительно очень много подобных вопросов – нарушение прав, нарушение кодекса, нарушение конституции. Давайте еще раз расставим все точки над i.

Дмитрий Кофанов: Давайте.

Иван Князев: Что может работодатель?

Дмитрий Кофанов: Просто столько раз мы про это говорили, на эти темы в разных местах.

Иван Князев: Я думаю, мы еще долго будем говорить.

Марина Калинина: Сообщения продолжают поступать.

Дмитрий Кофанов: Я тоже. Но давайте так: свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого. Если мы будем говорить о философских вещах, не связанных с трудовым правом. Поэтому рассказы о том, что я свободен и имею право на все, заканчиваются ровно в тот момент, пока это не касается другого человека. Тут я согласен, и это вещь, которая не имеет отношения к законодательству.

Если говорить про вещи, которые сейчас начинают работать, то все-таки у нас наконец-то начали пытаться вносить изменения в законодательство, в частности в законодательство на федеральном уровне. У нас в Думу внесен законопроект, который, я думаю, вы слышали, о тех самых QR-кодах, точнее, о предоставлении документа, без которого тебя не будут пускать. Это, в общем, логичные вещи, потому что обязательная вакцинация – это, конечно, такая штука, про которую можно много говорить, но ее же не существует, вы же не можете загнать человека из-под палки на эту вакцинацию. Физически это невозможно. Важны последствия, которые возникают в случае, если человек не прошел вакцинацию.

А последствия у нас давно были всем рассказаны, давно на эту тему высказал свою позицию и Роструд, и Министерство труда, и уже и судебная практика появилась, что отсутствие профилактических прививок влечет за собой в том числе отстранение от работы или отказ в приеме на работу в отдельные типы организаций, упоминаемые в том числе в постановлениях санитарных врачей.

Марина Калинина: Интересно, все-таки на каком основании работодатели будут отстранять от работы? Просто что будет написано – «Не привился, на работу не приходи» или как?

Дмитрий Кофанов: Почему же, у есть, во-первых, закон 157-ФЗ, пятая статья, собственно, я его процитировал в своих предыдущих тирадах. Именно в нем и написано, что отсутствие профилактических прививок влечет отстранение от работы или отказ в приеме на работу. На самом деле это неполная цитата, там идет указание, от каких работ это отстранение действительно возможно.

Если говорить про законодательную базу, отстранение, которое у нас уже тоже неоднократно упоминали и в судебных решениях, это 76 статья Трудового кодекса «Отстранение в случаях, предусмотренных иными федеральными законами».

Иван Князев: А вот эти «иные» тоже бы расшифровать.

Дмитрий Кофанов: Я про него и говорю, это 157 федеральный закон «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней».

Иван Князев: Да, я понял. Просто смотрите, человек же может вполне себе резонно потребовать: «Хорошо, я представляю угрозу для своего коллектива, дайте мне возможность работать дома, я имею на это право. Мы имеем право на труд согласно Конституции, и у меня работа вроде как есть».

Дмитрий Кофанов: Правда, слесарь дома работать не сможет.

Иван Князев: Хорошо, не слесарь, много же других профессии.

Дмитрий Кофанов: Конечно. И работа из дома как раз и фигурировала в различных постановлениях санитарных врачей и соответствующих указах мэров, губернаторов о том, что при необходимости непривившихся сотрудников необходимо переводить на дистанционную работу. И дистанционная работа имеет право на существование.

Иван Князев: Нет, просто здесь, понимаете, в каком контексте «переводить» – это пока еще были меры профилактики, а теперь, когда уже стоит вопрос ребром – либо QR-код, либо работа. И вот в этой плоскости предоставить альтернативу.

Дмитрий Кофанов: Вот в этой плоскости это называется «надо менять законы». Потому что закон об иммунопрофилактике инфекционных болезней – это закон 1998 года, а дистанционная работа в ее новом понимании – это 2021 год, собственно говоря, то, что появилось в 2021 году не соответствует нормам 1998 года. Просто по-хорошему надо вносить изменения в старый закон 157 ФЗ. Тогда мы сможем куда-то прийти, тогда мы сможем работать в том числе из дома. И конечно сейчас так работает весь мир.

Иван Князев: Просто у вас, как у эксперта, когда сейчас эти постановления о QR-кодах рассматриваются в Госдуме, все ли там учтено?

Дмитрий Кофанов: Конечно, нет.

Иван Князев: Тогда расскажите, где есть огрехи, где недосмотрели, где возникнут сложности?

Дмитрий Кофанов: Во-первых, конечно, это те вопросы, которые вы уже озвучили. Это вопросы дистанционной работы, вне всякого сомнения. Второе – это определение тех должностей, профессий и видов работ, при которых отстранение должно являться обязательным. Они есть и сейчас, например, работники сферы образования уже сейчас должны быть вакцинированы. И я не про ковид, я про другие виды прививок, которые были давно.

Это на самом деле все давно уже существует и давно работает. Как только мы не произносим слово «ковид», у нас все забывают про Конституцию, про запреты, все говорят: «А, это нормальная прививка, мы в курсе, она существует».

Я приведу два примера. Пример первый. С 2019 года все иностранные граждане в этой стране должны быть вакцинированы от кори за счет средств работодателя, 100%, не 80%, и никто не кричит.

Иван Князев: И ни у кого нет вопросов.

Дмитрий Кофанов: Конечно. Иностранный гражданин, чтобы получить патент или разрешение на работу, должен предоставить сертификат о том, что у него нет болезней, которые являются социально опасными для Российской федерации. Ни у кого не возникает вопросов: «Вы требуете информацию о моем состоянии здоровья», это нужно для получения разрешения на работу.

У нас есть обязательная прививка для детей, которую делают после рождения в течение 24 часов (я не помню точно ее названия, наверное, девушки знают лучше), АКДС. Она обязательная. Но, я думаю, вы знаете, что есть мамы, которые не хотят делать детям прививку. Их нельзя заставить насильно пойти и сделать эту прививку. Но принять закон и ограничить их зачисление в детский сад можно. Такие вещи возможны.

И мой самый любимый пример. Это проблема, которая не решена, которую озвучивают, и которая, я думаю, еще долго будет вспоминаться. Это тот самый медицинский отвод. Медотвод – это странная штука. Потому что наличие медотвода не делает человека более или менее опасным. В той же самой (я всегда привожу этот пример) статье 5 закона 157 ФЗ в части последствий отсутствия профилактических прививок есть не только отстранение от работы и отказ в приеме на работу. Там есть, например, известная всем вещь. Там есть запрет на въезд в страны, нахождение в которых требует наличие профилактических прививок. Возьмите любую прививку, не ковид – от малярии, от мухи цеце, придите в посольство получать визу. И когда вам скажут: «Нужно делать прививку», а вы скажете: «А у меня медотвод».

Марина Калинина: Дмитрий, еще такой вопрос. Ведь ответственные за то, чтобы все сотрудники (80%) должны были привиться – это, естественно, руководители предприятия, собственники, владельцы. Какая ответственность предусмотрена для этих владельцев, если они не выполнять вот это требование? И как это можно проверить?

Дмитрий Кофанов: Давайте мы с вами будем говорить о двух вещах. Вещь первая – это статья 6.3 Кодекса об административных правонарушениях и часть вторая этой статьи, которая устанавливает ответственность за невыполнение распоряжений руководителя органа, который отвечает за санитарно-эпидемиологическую обстановку в регионе. То есть, собственно говоря, руководителя территориального Роспотребнадзора.

Если будут нарушаться постановления Москвы, Питера, которые издавались (в Питере совсем недавно говорили про обязательную вакцинацию, и вышло соответствующее постановление про обязательную вакцинацию 60-летних и старше), то ответственность ложится на юридическое лицо и на лицо физическое. Здесь нет фразы «работник-работодатель», здесь есть физическое лицо и юридическое лицо. Если говорить про размеры штрафов, то для юридического лица это штраф до 500 тысяч рублей, возможно даже приостановление деятельности на срок до 90 суток. На физическое лицо тоже есть штраф, это 15-40 тысяч рублей на граждан. То есть граждане, которые не будут выполнять распоряжения санитарного врача, в общем и целом теоретически могут быть оштрафованы.

Иван Князев: Послушаем наших телезрителей. Нам дозвонился Павел из Ростова. Павел, здравствуйте.

Зритель: Добрый день, уважаемые ведущие, добрый день, уважаемые телезрители.

Очень правильно ваш эксперт оценивает ту ситуацию, которая у нас сейчас сложилась. Но я, с вашего разрешения, выскажу свою точку зрения.

Извините меня, когда работник будет уволен за то, что он не привился, это ни в коей мере не нарушает его права на труд, на деятельность. Он может оформиться как индивидуальный предприниматель, он может оформиться как самозанятый, пожалуйста. Ведь если он принимает решение, что он не хочет прививаться, ради бога, он может работать и дальше, это не значит, что вот взяли его и обрубили.

С другой стороны, ваш эксперт только что сказал, что ответственность работодателя за своих непривитых подчиненных в разы (даже финансово) превышает ответственность этого нерадивого работника. Почему он должен приходить на предприятие, будучи непривитым, заражать там всех остальных и так далее? Это его решение, значит, он понимает, он знает, что если он не прививается, он лишается работы. Тогда дайте ему свободу, он принял решение, и пускай идет, ради бога, на рынок торгует, в кредит берет автомобиль и таксует, еще что-нибудь такое и так далее.

Никакого нарушения нет, это его выбор. Это он принял решение, что не хочет прививаться. Значит, парень, иди и работай, как непривитый, как все остальные и так далее. Вы посмотрите, ведь созданы все условия, государство разработало вакцину, создало прививочные пункты, проводятся тесты, все остальное и так далее.

А у нас, извините меня, худо-бедно только 48% или 49% привитых, понимает, в чем дело. И я хочу еще одно маленькое уточнение. Я не согласен, что надо с 1 февраля вводить те ограничения, по QR-кодам, потому что у нас на новогодние праздники все как поедут заграницу, потом эту заразу опять попривозят, и опять все начнется.

Иван Князев: То есть вы за то, чтобы раньше? Все, мы поняли, да.

Зритель: Конечно, надо с 1 января.

Иван Князев: Спасибо вам большое. Кстати, тоже интересная логика в СМС наших телезрителей: «Я делаю все прививки, но принудительно – не хочу».

Марина Калинина: Из принципа.

Иван Князев: Из принципа. «При оформлении санкнижек для торговли и общепита раньше всегда делали определенные прививки, никто не возмущался».

Дмитрий Кофанов: И сейчас делают.

Иван Князев: И сейчас делают, да, конечно же.

И еще в чате прямого эфира человек задается вопросом: «Как насчет врачебной тайны, закон 323 (я точно не знаю, такой или не такой), об охране здоровья граждан, статья 61?»

Наверное, речь идет о медотводе?

Дмитрий Кофанов: Я, с вашего позволения, процитирую. Это действительно 323 закон об основах охраны здоровья граждан, не знаю, какая статья, 61 или нет, к сожалению, не мое, вроде там нет, другая статья (это статья «Военное-врачебная экспертиза»), не знаю его.

Я вам хотел процитировать другой документ, этот документ – решение суда 2021 года, 1 февраля. Работницу уволили за отсутствие вакцинации. Уволили. Вакцинация была не от ковида, вакцинация была от другой болезни, но это был работник образования.

Цитирую: «Требования закона об обязательной вакцинации не содержат никаких исключений для лиц, у которых имеется медицинский отвод. Медицинский отвод не отменяет требований закона. Наличие медотвода означает, что у гражданина не имеется возможности выполнить требования закона для допуска к работе в учебном заведении, что в принципе допускает его допуск к работе как таковой. Таким образом наличие медотвода – это пожизненное по сути отстранение на период всего медотвода, ну, не пожизненное естественно, на период медотвода». Это решение суда от 1 февраля 2021 года. Российского суда, третий кассационный суд общей юрисдикции.

Иван Князев: То есть если перевести это с русского на русский: «Раз болен, вообще не ходи на работу»?

Дмитрий Кофанов: Если медотвод – то это хуже, чем его отсутствие. При медотводе ты уже не можешь сделать прививку, следовательно, отстранение идет автоматическое. И то, что у нас сейчас играют с этими медотводами, думаю, с этим тоже прекратят. И как правильно сказали, у нас будут покупать и медотводы, и все остальное. Я, конечно, понимаю, что рассказывают, что никто не будет ничего проверять.

Я буквально вчера, к сожалению, нашел сайт, естественно, я не буду ничего озвучивать, в котором предлагают все: и сертификаты, которые проведены на сайте Госуслуг, я прощу прощения, чтобы дешевле было, QR-код однофамильца.

Марина Калинина: И такое бывает?

Дмитрий Кофанов: Ведь QR-код, когда его сканируют, вроде там показывают только первые буквы фамилии, имени, отчества и дату рождения, правильно, что и сверяют с паспортом.

Марина Калинина: Да.

Дмитрий Кофанов: Они находят QR-код однофамильца, чтобы это соответствовало твоему паспорту.

Марина Калинина: Ничего себе.

Иван Князев: И так уже проверяют потом. Да, мошенники, те, кто хочет на этом нажиться, все средства, мне кажется, используют.

Дмитрий Кофанов: Все-таки я хотел добавить. На сегодняшний день все-таки оснований для увольнения лиц, которые отказались от вакцинации, нет. Отстранение – есть, увольнения – нет.

Марина Калинина: Отстранение – это же все равно человек зарплату не получает?

Дмитрий Кофанов: Без сохранения заработной платы, но я могу сказать вам так: отстранение есть и во многих других случаях. Опять мы уберем слово «ковид», и у нас прекратят всем говорить про права и свободы. Отстранению подлежит человек, непрошедший медосмотр, который является обязательным. Простите, сварщик, непрошедший медосмотр, не будет работать, пока его не пройдет.

Иван Князев: Да, понятно, этот человек может вечно быть отстраненным, правда, кто захочет так работать. Хотя могут быть такие случаи.

Дмитрий Кофанов, юрист по трудовому праву, был с нами на связи. Уважаемые телезрители, Марина Калинина работала для вас сегодня.

Марина Калинина: Иван Князев. Спасибо, что были с нами, пока.

Иван Князев: Да, вечером встречайте наших коллег – Тамару Шорникову и Александра Денисова, «ОТРажение» начнется в 18:00, мы же увидимся завтра. До встречи.

Марина Калинина: Пока.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (1)
Мария
Безумие какое-то происходит! Никогда такого не было при СССР в после военные годы и до развала Великой СТРАНЫ! То есть, позволили выкинуть людей из социума и наплевать как будут выживать и будут ли жить вообще?!! Раньше судили за тунеядство, а сейчас бомжей порождают. Ужас, что Вы творите!