Нетрезвый водитель может лишиться не только прав, но и машины

Нетрезвый водитель может лишиться не только прав, но и машины | Программы | ОТР

МВД и Минюст планируют ужесточить контроль за пьяными за рулем

2021-01-27T13:08:00+03:00
Нетрезвый водитель может лишиться не только прав, но и машины
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Петр Шкуматов
координатор движения «Общество Синих Ведерок»

Тамара Шорникова: МВД и Минюст планируют ужесточить контроль за пьяными за рулем. Лишение прав на долгий срок, временное изъятие автомобиля или конфискация, т. е. все серьезно. О мерах, которые предлагаются, поговорим через пару минут. Сначала статистика.

Петр Кузнецов: Всего, по данным ГИБДД, в России инспекторы поймали 270 тыс. нетрезвых водителей. Это меньше, чем за весь прошлый год. Более 20 тыс. было зафиксировано в Москве.

Тамара Шорникова: Сейчас за пьяную езду предусмотрено лишение прав от 1,5 до 2 лет, а также штраф в 30 тыс. руб. Если такой автомобилист в течение года снова садится за руль в нетрезвом виде, то это уже уголовное дело. Водителю грозит лишение прав на 3 года, штраф до 300 тыс. руб. и лишение свободы до 2 лет.

Петр Кузнецов: В случае аварии пьяному водителю грозит до 9 лет тюрьмы. Но этого мало. Минюст, например, планирует в новом КоАП ужесточить наказание. Если в машине будет несовершеннолетний, то лишиться прав можно будет на 3 года, а штраф составит 50 тыс. руб. Несущественное, т. е., увеличение штрафа: с 30 до 50. Не думаю, что это остановит.

Тамара Шорникова: Остановит, да? А как вы считаете, что может остановить нетрезвого водителя? Какие меры, какие санкции к ним нужно применять, как бороться с пьяными за рулем? Звоните, пишите к нам.

Петр Кузнецов: Петр Шкуматов, координатор движения «Общество синих ведерок», позвонил. И он у нас в эфире. На самом деле это наш эксперт. Петр, приветствуем.

Петр Шкуматов: Да, добрый день, Петр, привет, всем большой привет.

Петр Кузнецов: Получается, столько предложений, мы постоянно что-то ужесточаем. Но, вот как Тамара сказала: что же все-таки их остановит? Ощущение, что здесь дело не в штрафах, не в конфискациях и не в новых тестах и т. д.

Петр Шкуматов: Петр, короткий вопрос: а кого – их? Вот скажи, кого ты представляешь себе, когда тебе показывают статистику, что пьяного водителя задержали инспекторы ГИБДД?

Петр Кузнецов: Скажем так, по все-таки свежим следам – ну, картинка с известным актером все еще перед глазами.

Петр Шкуматов: Да. Картинка с известным актером.

Петр Кузнецов: Например.

Петр Шкуматов: Так вот, это не так. Если ты поговоришь с наркологами, то окажется, что 90% (90%!) водителей, которые, скажем так, признаны пьяными, не имеют никаких клинических признаков опьянения. Вообще. Т. е. нет опьянения у них. Ты не отличишь этого человека от трезвого водителя. Человек принял корвалол – вот, пожалуйста, наркоман за рулем. Человек, не знаю, с утра поехал, у него что-то со вчера осталось, бдительный и чуткий нюх инспектора это распознал – вот, пожалуйста, пополнение статистики очередным пьяным водителем. Мы давно говорили, спрашивали: а кого вы ловите? Кто эти 20 тыс. человек? Кто они? Это вот известный актер, который вывалился из-за руля? Или это вот те самые 90%, которые недоумевают: а почему меня признали пьяным? У меня вообще не было никаких клинических признаков алкогольного или другого опьянения. А просто человек принял, допустим, противоаллергический препарат, который запрещен.

Петр Кузнецов: Петр, простите, пожалуйста. Ощущение, что вы в данном случае, что называется, топите за как будто бы даже смягчение этого контроля.

Петр Шкуматов: Нет, я топлю за то, чтобы ловили тех водителей, которые того заслуживают. Т. е. чтобы ГИБДД действительно ловило пьяных, вот таких вот актеров или людей, которые действительно представляют угрозу для окружающих. А вот эта вот практика… Т. е. надо вообще посмотреть, попросить ГИБДД дать данные: а в какое время суток вы поймали этих пьяных? Как бы не оказалось, что все эти 20 тыс. человек были пойманы с утра. Что называется, на остаточных испарениях. И тогда в этом случае получается, что это недостоверные данные. И вот эти все ужесточения, вот эти все гигантские цифры о том, что нас окружают только алкоголики, тунеядцы и наркоманы, – это может оказаться все недостоверной информацией. И я опять же подчеркну: у нас в стране статистически от всего населения треть – это сердечники. Треть. Но если посмотреть относительно взрослого населения, мужчины, например, старше 40, то там чуть ли не каждый второй. Гипертоническая болезнь, или какие-то проблемы с сердцем, или еще что-то. Очень многие люди принимают валокардин, корвалол. Да пожалуйста, бери каждого второго водителя останавливай, бери им мочу на анализ – и вот тебе пополнение.

Тамара Шорникова: Петр, есть другая статистика от ГИБДД. Вот то, что вы говорите, это, конечно, интересно посмотреть. Но каждая четвертая авария с тяжелыми последствиями – по вине пьяного водителя. Ну, вряд ли потому, что человек перебрал корвалола. Т. е. как бы проблема есть? Есть. Как с ней бороться?

Петр Кузнецов: Да, вот это прямая связь и есть.

Петр Шкуматов: Нет, стойте, это вот как раз, опять же, давайте посмотрим на методику. Дело в том, что сейчас, если водитель попадает в ДТП с причинением вреда здоровью, то он в обязательном порядке проходит медицинское освидетельствование. И уйти от этой процедуры невозможно. Соответственно, дальше, это медицинское освидетельствование – это не какой-то, скажем так, алкотестер. Это полноценный медицинский анализ. Т. е. это и выдыхаемый воздух, это и сдача биологических жидкостей (моча и все остальное). И естественно, у многих водителей находят тот самый, там, корвалол, или какой-нибудь противоаллергический препарат, или еще что-то запрещенное.

Дело в том, что у нас в законодательстве прописано, что любое содержание, т. е. для вот таких вот препаратов, – 0 промилле. Т. е. любое определяемое на аппаратном уровне содержание чего-то запрещенного – это автоматически алкогольное опьянение. Любое, подчеркну. Нанограммы. И…

Петр Кузнецов: Согласитесь, Петр…

Петр Шкуматов: …в результате человек, который абсолютно трезвый, которого вообще невозможно отличить от такого же, скажем так, трезвого человека, он признается пьяным. Потому что аппарат показал, что у него 28 нанограмм чего-то там. И опять же подчеркну: вот эта статистика, которую мы сейчас обсуждаем, она неполная. Она не позволяет нам сделать вывод о том, кого поймало ГИБДД.

Петр Кузнецов: Петр, тем более что мы больше все равно говорим о медосвидетельствовании уже после того, как это случилось. Но, согласитесь, есть люди реально зависимые, которые садятся пьяными за руль и которые могут лишить нас жизни, в любой момент это может произойти. Любая жизнь бесценна. Что делать с зависимым человеком? С человеком, который садится за руль. Мы знаем случаи все-таки, что и повторно останавливают тех, кого останавливали за вождение в нетрезвом виде. Что его может остановить?

Петр Шкуматов: Очень простая, очень простая технология позволит остановить этих водителей. Это вот та самая дилемма: шашечки или ехать. Вот сейчас все борются с некими пьяными водителями, не понимая вообще, с кем мы боремся. Т. е. ребенка уже давным-давно выплеснули из той самой емкости вместе с водой. И борются с какими-то фантомами. При этом у Министерства здравоохранения есть официальный реестр людей, их несколько миллионов человек, которые имеют официально поставленный диагноз «алкогольная зависимость или наркотическая зависимость». Довольно большое количество из этих людей имеют водительское удостоверение. И уже много лет, наверное, 10 лет, идет дискуссия о том, чтобы Министерство здравоохранения присылало в Госавтоинспекцию такой как бы небольшой репорт, небольшой отчет, что Иванов Иван Иванович имеет противопоказания (без раскрытия диагноза)…

Петр Кузнецов: Да, потому что здесь уже врачебная тайна, я так понимаю, мешает в этом случае.

Петр Шкуматов: Не надо раскрывать эту врачебную тайну. Какие-то противопоказания. Просто галочку присылайте, галочку, красную галочку. Что нельзя водителю этому управлять автомобилем. До устранения… ну, до излечения, скажем так. Что у него за диагноз – это вообще ГИБДД не касается. Главное, что из Министерства здравоохранения пришла такая информация. Информация у Министерства здравоохранения такая есть. По наркоманам и алкоголикам. Почему они в течение 10 лет не договорились о взаимном обмене данными? Почему? Потому что это не нужно. Потому что гораздо проще, действительно, ловить людей с утра на небольшом запахе, так сказать, от вчерашнего. И это длится из года в год. Уже, наверное, из десятилетия в десятилетие. И чем больше, чем серьезнее наказание, тем больше сумма взяток…

Петр Кузнецов: Да, Петр, спасибо. Петр Шкуматов, координатор движения «Общество синих ведерок». Еще к одной теме переходим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)