Невролог Сергей Длин: Триггером инсульта может стать сильный стресс. Даже у молодых, если есть предрасположенность

Гости
Сергей Длин
невролог, терапевт

Мария Карпова: Южноуралец пережил инсульт и теперь ищет своих спасителей. Удар Махмудсафу Азизова застиг за рулем. Он вспоминает, что почувствовал себя плохо и сразу свернул на обочину. Вокруг ни души. Вышел из машины в надежде остановить попутку, но руки плохо слушались. Однако бороться за свою жизнь он не перестал.

Когда наконец люди заметили мужчину, он уже почти ничего не слышал. Тем не менее, можно сказать, что ему повезло. Ведь спасители распознали инсульт и попали в так называемое «терапевтическое окно», в течение 4 с половиной часов с момента удара. Именно поэтому мужчину удалось спасти.

Петр Кузнецов: Эта история закончилась хорошо. Но бывает и наоборот. Часто из-за равнодушия, просто, на самом деле, даже незнания очевидцев инсульт делает людей инвалидами и даже убивает. Поэтому очень важно еще раз напомнить о том, как его распознать, как помочь человеку в этот критический момент. И мы спросим Сергея Длина, невролога, терапевта. Здравствуйте, Сергей!

Мария Карпова: У нас Сергей Длин, невролог, терапевт. Здравствуйте, Сергей!

Сергей Длин: Здравствуйте!

Мария Карпова: Давайте посмотрим, что выяснили наши корреспонденты. Потому что они как раз наших соотечественников спрашивали: «Знаете вы признаки инсульта?».

ОПРОС

Мария Карпова: Сергей, что скажете? Ну, как мне кажется, очень даже неплохо осведомлены.

Сергей Длин: Ну да, абсолютно правильно люди говорят. Симптомы инсульта верные.

Мария Карпова: Есть какие-то вот четыре правила таких знаковых, самых важных. Давайте их еще раз назовем.

Сергей Длин: Ну, при инсульте вот то, что можно увидеть, так сказать, снаружи не медикам, это первое, это перекос одной стороны. Например, человек не может улыбнуться. У него, собственно, одна сторона, уголок губы падает. То есть, фактически получается асимметрия.

Второй момент – он не может, например, поднять руку. Это происходит, если идет повреждение головного мозга достаточно обширное. И отказывает одна часть тела, либо правая, либо левая, в зависимости от того, какие части повреждаются. Вот. Он не может говорить, спутанная речь. То есть, он вроде как пытается сказать, а получается, как бы, вот такая…

Петр Кузнецов: Ну, пьяная речь.

Сергей Длин: Пьяная. Даже, да, он не может произносить фактически слова.

Петр Кузнецов: Многие путают как раз это состояние.

Сергей Длин: И спутанность сознания. То есть, он может уже вести себя неадекватно, не осознавать, что происходит. Хотя он может и осознавать, что у него что-то не то, но донести до людей он нормально не может. То есть, если смотреть на комплекс симптомов, вот, внешних даже у человека, то, в принципе, можно достаточно быстро распознать.

Но основное – это прямо асимметрия лица, сразу можно думать о том, что произошел инсульт. Причем, если говорить о возрасте, то все-таки чаще предрасположенность у людей старше 50 лет. Хотя инсульт молодеет. Действительно…

Мария Карпова: Да, это я вот тоже, когда готовилась к программе, выяснила, что, оказывается, молодые люди…

Сергей Длин: И в 20 лет и в 30 лет часто возникают уже инсульты. Ну, как бы, в данный период времени, и связано это с тем, что много стрессов, много алкоголя, разных, так сказать, вредных привычек, которые могут приводить к более ранним повреждениям сосудов.

Мария Карпова: Что нужно сделать? Ну, понятно, нужно вызвать скорую сразу. Как еще можно помочь?

Сергей Длин: Ну, здесь первая помощь – это человека уложить просто вот на какую-то поверхность, то есть, дать ему какой-то доступ воздуха, чтоб он мог дышать. Собственно говоря, люди часто чувствуют, что им тяжело делать вдох. Ну, нарушаются основные центры, где происходит повреждение головного мозга, но предсказать невозможно.

То есть, там происходит либо разрыв сосуда, что является более опасным состоянием. То есть, фактически в 60-90% случаев они действительно могут закончиться летальным исходом. Более такое благоприятный, это когда закупорка сосуда происходит, и кровь не доходит до какого-то участка головного мозга, и там медленнее все это отмирает. Поэтому укладываем.

Если у человека, допустим, повышено давление, и есть возможность, так сказать, где-то, не знаю там, произошло в спортивном клубе, есть медсестра. Померили давление, нужно, соответственно, дать что-то для снижения давления. Потому что часто очень происходит именно на высоких цифрах давления, когда у человека случается, так называется, гипертонический криз с развитием инсульта уже последующим. Вот.

И оперативно, конечно же, вызвать скорую помощь, потому что здесь, действительно, есть такое понятие, как «терапевтическое окно». И чем быстрее будет оказана помощь, и быстрее снимут нагрузку на головной мозг, тем меньше клеток разрушится головного мозга и быстрее человек восстановится.

Петр Кузнецов: 4 часа – это максимум вот этого окна терапевтического?..

Сергей Длин: Вообще, да, считается, что да, 3-4 часа. То есть, надо постараться вообще вот прямо максимально

Мария Карпова: Уложиться.

Сергей Длин: быстро, и даже раньше. То есть, это прямо предел такой.

Мария Карпова: Что чувствует сам человек при этом? Ведь возможно так, что, ну, кто-то находится один в квартире, и никто не может оценить со стороны, инсульт или не инсульт. Что испытывает сам человек?

Сергей Длин: Сам человек испытывать может сильные, очень сильные головные боли. Прямо адски сильные головные боли. И это может быть предвестником. Может испытывать такое, при повышенных цифрах давления, горят щеки. То есть общее состояние такое. Это тоже предвестник. Еще он не произошел. Но нужно обратить, померить давление, то есть, уже когда произошло, понятно, он уже увидит, что у него, допустим, рука не поднимается.

К зеркалу, может быть, подошел, видит, что асимметрия лица произошла, прямо обвисает лицо. Мышцы – раз, и все, и вниз с одной стороны. Вот. И он может чувствовать… А, невозможность произнести даже свое имя.

Мария Карпова: Да, но если у него спутанность сознания, он же тоже, наверное, не до конца может определить?

Сергей Длин: Не до конца может, если она уже происходит, то есть, эта спутанность происходит не моментально. То есть, в зависимости, опять же, от ситуации.

Петр Кузнецов: Вот, давайте, вот когда вот это состояние, щеки покраснели, жар, да, вот он чувствует, что приходит, возможно…

Сергей Длин: Это высокое давление.

Петр Кузнецов: Высокое давление предотвратить можно, или это неминуемо уже?

Сергей Длин: Высокое давление можно, конечно. То есть, еще, допустим…

Петр Кузнецов: Вот он один. Что нужно сделать?

Сергей Длин: Он может выпить просто препарат, снижающий давление. Как правило, люди, которые страдают давлением, у них есть эти препараты. Просто нужно не упустить, когда оно начинает зашкаливать. Допустим у него высокое 140, а тут у него под 200 зашкаливает.

Кстати, многие люди, и мы с этим сталкиваемся, могут либо не ощущать этого давления, либо даже не обращать на него внимания. 200 и даже больше 200, «да, у меня так всегда». Вот, и вот это…

Мария Карпова: Это не норма, естественно.

Сергей Длин: Это не то, что не норма. То есть, эти скачки давления, которые не отрегулированы пациентом с врачом, с кардиологом, рано или поздно привести могут к инсульту. Представляете, какая нагрузка на сосуды. То есть, трубы, это все равно, что по трубам дать огромное давление, которое рано или поздно разорвет его.

Мария Карпова: Давайте выслушаем нашего телезрителя Юрия. Юрий, здравствуйте!

Зритель: Да, здравствуйте!

Петр Кузнецов: Курган, да, Юрий?

Зритель: Вы меня хорошо слышите?

Мария Карпова: Да, очень хорошо.

Зритель: Курган, да.

Петр Кузнецов: Да, здравствуйте! Приветствуем.

Зритель: Меня зовут Виктор Юрьевич, фамилия Белаков, 54 года.

Мария Карпова: Да.

Зритель: Я прошел полностью, у меня 2 инсульта и 2 инфаркта, я это все прекрасно знаю. И знаю, сейчас вас немножко вводят в заблуждение. Инсульт, первый инсульт у меня был на фоне того, что я быстро сбросил давление. И произошел ишемический инсульт. Вы меня слышите хорошо?

Мария Карпова: Да, очень хорошо слышим.

Зритель: Да, вот это вот, когда сбрасываешь давление быстро с верхнего предела, с верхнего предела, в это время происходит инсульт.

Петр Кузнецов: Таблетками вы это сделали, да? Просто резко, да?

Зритель: Я вас плохо слышу.

Петр Кузнецов: Да, продолжайте, хорошо.

Зритель: Да, да, да, да, я считаю. Я потом начал изучать эту проблему. И эта проблема в основном касается не кардиолога, а невролога. Потому что быстрый скачок сброса давления, он всегда приводит к ишемическому инсульту. Практически всегда. Не вижу, как реагирует ваш врач, это врач с вами?

Мария Карпова: Да, конечно.

Зритель: Может, он против этого. Но я это прошел, изучил все полностью. Я изучил нетрадиционный метод лечения, я вылез, сам себя вытащил за волосы от этого инсульта.

Петр Кузнецов: Сам себя.

Мария Карпова: Спасибо, да.

Зритель: Отбросил тросточку и хожу. Помогло очень хорошо.

Петр Кузнецов: Спасибо! Здоровья вам, долгих лет, спасибо большое!

Сергей, прокомментируйте.

Сергей Длин: Ну, здесь вопрос, на самом деле, в том, чтобы не допускать вот регулярных скачков. То есть мы говорим о таком хроническом повышении давления, то очень важно следить за тем, чтобы вот это давление было на нормальных уровнях. И повышенное, так сказать, давление, которое регулярно действует на сосуды, не возникало. То есть, вот этот момент.

И если мы говорим о высоком, очень высоком давлении, то здесь я могу согласиться, что вот резкий прямо нужно контролировать, чтобы это было постепенно. Соответственно, человека уложили на какую-то поверхность, голова должна быть немножко выше, чтобы отток крови от головы возникал. И организм будет сам постепенно регулировать этот процесс.

Вот при очень повышенных цифрах можно использовать препарат, который мягко будет снижать давление.

Мария Карпова: А что может спровоцировать? Ну вот, мы знаем, у человека проблемы с давлением, проблемы с сосудами, что?

Петр Кузнецов: Стрессы.

Мария Карпова: Какие-то спортивные упражнения? Да, стрессы могут спровоцировать. Что?

Сергей Длин: На самом деле, спровоцировать может, триггером стать и сильный стресс. Например, что-то, не знаю, произошло, человек очень сильно переживал, случился какой-то сильный спазм сосудов, и у него повысилось давление, сильный гормональный выброс и так далее. Да, чрезмерные физические нагрузки.

Петр Кузнецов: Я прошу прощения. Ну вот, предположим, то есть, угнали машину, у него вот эта вот реакция, и это вот здесь и сейчас? Или вот это отложенный все-таки эффект?

Сергей Длин: Это может произойти здесь и сейчас, и опять же, у молодых людей этот стресс никак может не среагировать, а у людей, у которых есть предрасположенность, ну даже и молодых…

Петр Кузнецов: Ну, все-таки, основа какая-то заложена?

Сергей Длин: Да, основа должна быть, конечно, заложена. Редко бывает, что ни с того, ни с сего, на абсолютном уровне здоровья вдруг происходит ситуация какого-то там ишемического инсульта.

Мария Карпова: У меня есть знакомый, который профилактически пьет аспирин. Вот если коротко, это правильно, неправильно, без какого-то назначения врача?

Сергей Длин: Лучше с назначением врача. Потому что аспирин – штука, на самом деле, серьезная. Многие думают, что это такая безобидная таблетка. Но нет, абсолютно нет. И здесь можно нанести себе достаточно серьезный вред. То есть, вообще, что касается таблеток, просто профилактически не надо.

Петр Кузнецов: Я знаю, что меня сейчас аппаратная убьет за то, что я задам вам еще один вопрос.

Мария Карпова: Ну, до конца эфира не убьет.

Петр Кузнецов: Простите, друзья! Микроинсульт, вот эта штука, которая может пройти чуть ли не незаметно. Что это такое? Если можно, вкратце, и чтобы мы поняли? Из этих микроинсультов в итоге все равно складывается инсульт? Или нет, не обязательно?

Сергей Длин: Микроинсульт – это, фактически, есть такое понятие, как транзиторная ишемическая атака. То есть, еще такой инсульт не произошел, но мозг получает, недополучает питание кровью. То есть, у человека в моменте происходят вот как бы признаки инсульта, но, как такового, инсульта на компьютерной томографии нет. То есть, не поставишь его.

Они опасны тем, что повторяющиеся могут рано или поздно перейти. То есть, это тоже такой предвестник. У человека все полностью, ничего не теряется, он восстанавливается в течение двух часов. То есть, если он восстанавливается очень быстро после вот этого состояния, это говорит о том, что прошло вот такое понятие, транзиторная ишемическая атака. Вот на это нужно тоже обратить внимание.

Петр Кузнецов: Да, тоже прислушайтесь к своему телу. Следите за собой, не болейте, дорогие друзья! Спасибо большое, Сергей! Сергей Длин, невролог, терапевт.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (2)
Михаил
Хороший канал
Олег Столяров
самым мощным триггером инсульта как и инфаркта стало невнимание вполне работоспособного населения к первым признакам этих заболеваний ради сохранения рабочего места. И здесь роль качественной диспансеризации сложно переоценить. А вообще сердечно сосудистые заболевания (смотрели по заказу страховщиков) являются следствием ненужности человека самому себе и другим в его понимании.