• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Андрей Туманов: Никакие спутники, дроны и почтовые голуби не зарегистрируют без вас вашу дачную недвижимость

Андрей Туманов: Никакие спутники, дроны и почтовые голуби не зарегистрируют без вас вашу дачную недвижимость

Гости
Андрей Туманов
председатель Общероссийской общественной организации «Садоводы России»

Оксана Галькевич: Ну а прямо сейчас наша рубрика "Личное мнение", мы представляем нашего гостя: в студии программы "Отражение" сегодня Андрей Туманов, председатель Общероссийской общественной организации "Садоводы России". Андрей Владимирович, здравствуйте.

Андрей Туманов: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Андрей Владимирович, у нас целый воров вопросов, которые хочется обсудить. Но помимо, что называется, видов на урожай и аномально жаркой погоды, которую обещают нам синоптики во всяком случае в Центральной России, нас прежде всего интересует – я думаю, наших зрителей также – вот эти законодательные новеллы. Что из этого только войдет в нашу жизнь, что из этого уже сбылось? Я имею в виду изменения в законодательстве. Когда стартует вот этот закон о дачниках?

Андрей Туманов: В 2019 году. То есть был у нас неработающий 66-й федеральный закон, ФЗ №66, теперь у нас будет неработающий 217-й закон. Почему я так скептически…

Константин Чуриков: Сразу огульно "неработающий".

Андрей Туманов: Почему я так скептически отношусь? Дело в том, что изменения в законодательстве чисто косметические. Там есть совсем немного таких, в общем-то, здравых мыслей, в основном это, что называется, борьба с симптомами, то есть нет… То есть для того чтобы изменить, все проблемы убрать из нашей жизни или хотя бы начать убирать, нужно кардинально все пересматривать. То есть вот то самое образование СНТ (садоводческое некоммерческое товарищество) – это, пожалуй, одна из самых таких неэффективных форм обществ, общения и жизни людей. Безусловно, надо это переделывать, потому что когда вы уезжаете в садоводческое товарищество, вы переехали, вы становитесь гражданином, пораженным в правах, у вас часть гражданских прав просто вот так вот изымается, и вы становитесь так называемым "понаехавшим". То есть к местной власти вы уже не имеете, как и садоводческое товарищество, никакого отношения. Садоводческое товарищество к местности не привязано, привязано только одним: вы обязаны платить налоги, земельный налог и имущественный налог. Налоги – это дело…

Константин Чуриков: Вот это очень интересно, это отдельная тема нашей сегодняшней беседы.

Оксана Галькевич: Право-то вы имеете, а могу? – не можете.

Андрей Туманов: А все остальное – это не про вас, все остальное вы только обязаны. Обратите внимание на риторику практически всех чиновников, начиная с чиновников Московской области и дальше по стране. Любую проблему у садоводов надо же решать, а то пожалуются президенту, премьер-министру, поэтому если выплывает какая-то проблема, они тут же переводят стрелки на самих садоводов и говорят: "Хорошо, прекрасно, какие проблемы? Заборы высокие мешают? А вот мы обяжем садоводов следить за заборами! Какие еще проблемы? Скважины, туалеты неправильно расположены? – а мы обяжем садоводов это делать!" То есть все пытаются чиновники сделать руками садоводов и за их счет.

Оксана Галькевич: Нет, ну это хорошая экономия для бюджета, это раз.

Андрей Туманов: Вот я и говорю.

Оксана Галькевич: А потом, простите, все, что под крышей, теперь же подлежит налогообложению, правда? И туалет в том числе.

Андрей Туманов: Не все, не все, это поставили неправильно.

Константин Чуриков: Давайте мы сейчас дадим эту информацию, которую мы, журналисты, нашли, а вы ее прокомментируете.

Андрей Туманов: Которую вы нашли, да.

Константин Чуриков: Со ссылкой, кстати, на Федеральную налоговую службу. Итак, владельцам гаражей, бань и прочих сооружений на дачных участках с этого года будет автоматически начислен налог на имущество после регистрации объектов в Едином госреестре недвижимости, причем в этот реестр данные могут попасть даже без ведома собственников объектов. При постановке на дачный кадастровый учет власти смогут использовать аэрофотосъемку и не заходить на сами участки.

Оксана Галькевич: Ну и, естественно, попадают под учет все сооружения, которые имеют фундамент, а это не только дачи, бани и гаражи, но и сараи, хозяйственные блоки и даже, между прочим, теплицы на фундаменте или туалеты, если вдруг у кого-то капитальное сооружение.

Андрей Туманов: Ну я не буду называть телеканал, откуда это выплыло. Это притянуто…

Оксана Галькевич: Федеральная налоговая служба источник, простите.

Андрей Туманов: Нет-нет, изначально да, была Федеральная налоговая служба, там просто они в своих законодательных актах дали пояснение: строениям, иным строениям, кроме капитальных – и вот отсюда все выплывает.

Константин Чуриков: Слушайте, если это с воздуха снимать, если с воздуха проводить съемку…

Андрей Туманов: Секунду, это уже второе. То есть никто, и налоговая служба уже неоднократно это опровергала, что она, собственно, и не хотела ничего облагать. Это, скажем так, вброс устроили журналисты.

Константин Чуриков: Так-так.

Андрей Туманов: Но если вдруг, там фраза такая есть, зарегистрированы… Вот кому придет в голову идти регистрировать сарай, туалет и баню? Как правило, регистрируется только садовый домик, участок и садовый домик, 2 объекта недвижимости, на которые вы получаете документ. Естественно, заполняете декларацию на садовый домик и уже из этого идет налогообложение. Поэтому если вы не пошли регистрировать – это придет в голову не каждому, зарегистрировать свою баню или туалет, ну зачем это делать? – и нигде, ни в одном законе, ни в одном законодательном акте нет такого пункта, что вы что-то обязаны… Не обязаны вы это регистрировать и не должны, так что спокойно живите. Еще раз, два объекта недвижимости – это земельный участок и садовый домик, все остальное побоку. И никакие дроны, никакие почтовые голуби, никакие там космические аэрофотосъемки не зарегистрируют без вашего участия вашу недвижимость.

Оксана Галькевич: Андрей Владимирович, а не получится так, что однажды человек открывает личный кабинет налоговой службы и видит, что у него значится в списке садовый домик, что вы там говорите еще, теплица, плюс еще там что-то, просто сооружений на 53 квадратных метра?

Константин Чуриков: Нет, мы вам охотно верим, ваши слова да богу в уши, просто, как говорят некоторые ваши коллеги-эксперты, с некоторых пор в нашем государстве народ – это новая нефть, есть что доить, есть что добывать.

Оксана Галькевич: Простите, но дроны-то не зря же летали, не зря кликали, фоточки фотали?

Андрей Туманов: Здесь я с вами, пожалуй, соглашусь, потому что чиновники наши уже распробовали, что даже с людей небогатых если собирать, а если небогатых людей будет очень много и с каждого собрать по чуть-чуть, то это получатся уже большие суммы. Поэтому да, безусловно есть такое желание собрать с людей. Почему вдруг кадастровая стоимость земли у нас подскочила до небес? Вот как раз в том числе и из-за этого. Хотя так как… Надо всегда знать, что наше оружие – это не булыжник пролетариата, а мозги и юридическая подкованность. Так вот надо понимать, что всегда можно оспорить ту же самую кадастровую стоимость и любые другие вещи. Потому что вот вы говорите, что дроны прилетели пофотографировали – а кто определял кадастровую стоимость земли? Кадастровую стоимость земли должен определить специальный оценщик. Вы или наши телезрители видели когда-нибудь оценщика? Да никто не видел. Поэтому смело оспаривайте кадастровую стоимость земли, если она вас не устраивает; оспаривать либо…

Константин Чуриков: Кстати, суды часто идут навстречу, я слышал.

Андрей Туманов: В большинстве случаев. Потому что вот представьте, приходите вы к судье на судебное заседание, судья говорит: "Так, где у нас оценщики?" Слушайте, если их не видели, когда они оценивали, они, естественно, и в суд не придут. Или пришел он в суд, его спрашивают: "На основании каких методик вы вот это самое все понаписали?" Да нет у него методик никаких.

Оксана Галькевич: Нет, ну как? Специалист начнет что-нибудь там излагать, найдет слова.

Константин Чуриков: Рядом река, лес, Иванов покупал здесь, я не знаю, участок по такой-то цене.

Андрей Туманов: А вот это ближе, потому что сидела девушка, смотрела, почем продаются в этом районе участочки и на этом основании выводила среднее арифметическое – вот так оно и делалось в большинстве случаев. Поэтому если дрон прилетел или почтовый голубь…

Константин Чуриков: …с фотоаппаратом.

Андрей Туманов: …то ясно, что все это будет незаконным. Смело обращайтесь в суды либо в согласительные комиссии Росреестра. В согласительных комиссиях Росреестра работают такие же люди, как и мы, они все прекрасно понимают, что все это за уши притянуто, и как правило идут навстречу нам, садоводам.

Оксана Галькевич: Так это, получается, обращаться к тем же самым людям, которые, собственно, это среднее арифметическое вычисляли, а теперь должны пойти мне навстречу?

Андрей Туманов: Нет, оценщики – это не Росреестр, это немножко другие люди.

Оксана Галькевич: Хорошо.

Соня из Махачкалы, давайте пообщаемся с нашим телезрителем. Соня, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Слушаем вас.

Зритель: У меня вот такой вопрос. Дело в том, что я проживаю в частном доме с 1990 года. Я в 2007 году приватизировала свой дом, а землю под домом не приватизировала. Организация напротив меня взяли и полностью приватизировали всю землю, в том числе и под моим домом. Имели ли они право?

Константин Чуриков: Какие у вас хорошие соседи.

Андрей Туманов: Конечно, они не имели права. Ну как это так? Они бы еще приватизировали вашу ванную комнату, душ, туалет. Понимаете, у нас немножко законодательство земельное еще не отрегулировано, но во всем мире земля идет в привязке к строению, то есть если вы регистрируете строение, то все, это автоматом с землей. Не может дом (тем более дом, как я понимаю, ИЖС) висеть в воздухе. Поэтому, безусловно, обращайтесь в суд. Вообще вам нужен хороший юрист, тем более что земельные вопросы весьма запутанные и противоречивые, хороший юрист…

Константин Чуриков: В нашей стране запутанные.

Андрей Туманов: Ну конечно, да. Хороший юрист обязательно найдет, как вам помочь. Хороший юрист.

Константин Чуриков: Андрей Владимирович, а можно провокационный вопрос? Вы же раньше тоже были депутатом Государственной Думы, были?

Андрей Туманов: Раньше тоже был.

Константин Чуриков: А вот сколько нужно лет Государственной Думе, чтобы уладить вот этот земельный вопрос?

Андрей Туманов: Увы, увы, Государственная Дума не сможет уладить этот вопрос никогда. Дело в том, что Дума что делает? Дума делает законодательное обеспечение, то есть она создает законы. Для того чтобы провести земельную реформу, допустим, возьмем мы даже узенькое место такое, дачников, на самом деле земельная реформа – это земли сельхозназначения и так далее, но мы не будем, про дачников. Для того чтобы решить все вопросы дачников, должны собраться кто? Должны собраться как минимум 7 министерств и ведомств. Видите, на что я намекаю?

Оксана Галькевич: Нет, не намекайте, говорите прямо.

Андрей Туманов: У семи нянек…

Константин Чуриков: А, в этом смысле.

Андрей Туманов: Смотрите, это Росреестр, это МЧС, пожарная безопасность…

Константин Чуриков: Безумно занятые люди, конечно, всех вместе не собрать.

Андрей Туманов: …это Минсельхоз, это Министерство экономического развития, это Рослесхоз и так далее. То есть за все это время, что я пытался их как-то собрать – помните, я президенту жаловался, даже на одного министра, было такое Минрегионразвития, пожаловался, потом закрыли это министерство, оказалось, о нем никто уже и не помнит, значит, оно и не так нужно было. Так вот нужно начинать здесь, на этом этапе, а уже потом подключать депутатов, для того чтобы они вот эту реформу законодательно закрепили. У нас же все наоборот: понимая, что это все сложно, министерство-то, для них самое главное отбояриться, знаете, то есть переложить на кого-то другого – давайте, пусть это будут они, а мы вот, например, Минэнерго, не очень хотим заниматься электросетями дачников, пусть это кто-нибудь другой занимается.

Оксана Галькевич: Андрей Владимирович, так вы же знаете, как это устроено, что все отбояриваются – значит, вы пошли не тем путем. Надо было сначала закон написать, предложить, утвердить, а потом уже пусть "боярят"…

Андрей Туманов: Закон-то вот он написан, но дело в том, что закон должен был появиться уже потом, после того как определится та самая форма, которая будет… Ведь форма будет, скорее всего, изменена. Что появится?

Константин Чуриков: И еще важно, от какой партии выдвигается этот закон.

Андрей Туманов: Присоединяются ли садоводческие товарищества к поселениям, либо, может быть, станут управлять ими управляющие компании? То есть вариантов много, все варианты, кстати, пугающие.

Оксана Галькевич: А к поселениям это уже Минфин и так далее, да?

Андрей Туманов: Не совсем.

Константин Чуриков: Давайте поговорим о том, как это сложно, и ничего не будем делать.

У нас звонок, Людмила из Подмосковья. Людмила, добрый вечер.

Оксана Галькевич: Это же финансирование просто бюджетное. Людмила, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер. Вы знаете, я хотела бы узнать, когда можно будет провести на дачный участок газ без проблем и за нормальные деньги?

Константин Чуриков: За посильные. А что для вас посильные деньги? Сколько бы вы лично готовы были бы заплатить за газ?

Зритель: 150-200 тысяч, но не 1 миллион и не 1.5 миллиона.

Константин Чуриков: Ну да, логично.

Оксана Галькевич: Да, сумасшедшие деньги.

Андрей Туманов: Помнится, в 2010 году я с Дмитрием Анатольевичем был в Оренбургской области, садовое товарищество "Гвоздичка", оно было так более-менее подготовлено к приему высокого гостя, поэтому члены товарищества сказали: "У нас все хорошо, у нас все есть и так далее", – ну неудобно, надо же все-таки сделать, ну хоть что-то, и они говорят: "Ну вот газ бы хорошо". Потом я проверил: газ подвели к товариществу, но дальше не развели. Не знаю, до сих пор, скорее всего, в садовом товариществе "Гвоздичка" в Оренбургской области большинство без газа. К сожалению, это тоже проблема. Дело в том, что газ – это очень выгодное дело, там масса посредников на этом кормится и делает…

Константин Чуриков: …кассу.

Андрей Туманов: …свои деньги. Поэтому просто так убрать этих посредников можно только, я не знаю, хорошей-хорошей дубиной, опять же будет реформа когда и выстроятся нормальные отношения, для того чтобы с вас не драли лишние деньги, просто надо четко все это придумать, как это будет делаться, и потом это прописать.

Оксана Галькевич: Должна быть хотя бы конкуренция, правильно, в оказании услуг? А когда только один монополист может тебе подтянуть, подключить…

Андрей Туманов: А у нас монополист. И здесь еще одна проблема кроется. Знаете, ее сейчас немножко удалось притушить. Дело в том, что у нас много газопроводов и нефтепроводов тянется, и вдруг… За этим раньше не следили, потом начали смотреть, и оказалось, что много дач находятся в зонах отчуждения. "Ага, – говорят газпромовцы, – значит, вы должны просто сломать свои дачи за свой счет". Естественно, поднялся большой шум, поднялись люди, пожаловались президенту, он сказал: "Так, конечно, нельзя, надо придумывать…"

Константин Чуриков: Может быть, вы свои дачи сломаете?

Андрей Туманов: И по крайней мере сейчас это приостановилось, но проблема эта еще не решена, она еще висит в воздухе, и никто не знает, чем эта большая-пребольшая неприятность закончится.

Оксана Галькевич: Но тем не менее, вы знаете, вопросы к монополисту по обоснованию стоимости работ все-таки остаются, понимаете. Почему 1-1.5 миллиона в Москве стоит подведение газа или трубы водопроводной, когда это 10-20 метров и всего лишь какие-то элементарные работы сделать, почему это стоит таких денег? Объясните, а то люди говорят: "Ну Москва…"

Андрей Туманов: Вообще я знаю… Почему?

Оксана Галькевич: Почему?

Андрей Туманов: Очень просто: есть коррупционная составляющая. А если бы вот, представьте, помните, как раньше: "Если бы директором был я… Если бы президентом был я…" – мы писали сочинения. Так вот если бы президентом вдруг на 10 минут стал я, самое главное, чтобы я сделал, – это раздал бы землю, даже изъяв ее у тех, кто ее не обрабатывает и использует не в тех целях, и провел бы туда газ. Почему? Дело в том, что…

Константин Чуриков: За 10 минут?

Андрей Туманов: За 10 минут дал бы указания. Дело в том, что представьте: человек, у которого есть земля и куда подведен газ, – это самый лучший гражданин нашей страны, потому что он сразу… Он не пойдет на баррикады…

Константин Чуриков: Он счастливый уже гражданин.

Андрей Туманов: Он будет обустраивать свое гнездышко, капитализация его земли сразу вырастет, если там подведен газ, – все, это лучший гражданин земли.

Оксана Галькевич: Он детей рожать начнет, правда?

Андрей Туманов: Конечно, конечно.

Константин Чуриков: При помощи супруги, естественно.

Андрей Туманов: Да-да. То есть представьте, мы создадим просто целую такую когорту счастливых людей, счастливых налогоплательщиков, которые готовы платить за землю и которые не будут никого свергать и ходить на демонстрации, то есть они будут обремененные собственностью люди.

Константин Чуриков: Если ходить, то только на первомайские демонстрации.

Оксана Галькевич: И пусть их автопром поддержит, потому что нужен автомобиль, чтобы доехать куда-нибудь, в школу отвезти.

Андрей Туманов: Поэтому сейчас у нас в том числе и у вас, у нас, у журналистов, нам нужно это доказать нашему правительству: ребята, не облагайте нас лишними налогами, потому что мы уйдем с земли, земля станет сиротой, если вы будете нам помогать, тогда и мы будем выращивать и растения для своей семьи, и детей выращивать на этой даче, и старики будут там жить вместо…

Константин Чуриков: И растения, и стариков, и детей, всех будем выращивать.

Андрей Туманов: Да, совершенно верно.

Оксана Галькевич: На свежем воздухе, да.

Ксения из Москвы хочет тоже высказаться, давайте ей такую возможность предоставим. Ксения, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый.

Андрей Туманов: Здравствуйте.

Зритель: Хотела бы логически продолжить то, что начал господин Туманов, вопрос про кольцевой газопровод Московской области, как раз реконструкцию. Наш СНТ, который находится в Наро-Фоминском районе, тоже попало под эту реконструкцию, и гипотетически под снос подпадает треть наших участков, которые были построены раньше, чем был ввод этого газопровода, наш СНТ был в 1956 году, а газопровод 1960 года. Как видит господин Туманов развитие ситуации? Как дачникам защитить свою законную собственность? Как выступить нам единым фронтом, чтобы наши участки не пострадали?

Константин Чуриков: Что посоветуете?

Андрей Туманов: Вот вы сказали ключевую фразу "единым фронтом". Дело в том, что когда вот эта проблема только началась, вот эти вот садоводческие товарищества были разрозненны и каждое за себя. И когда они пришли ко мне еще в Думу, мы долго сидели-думали, где бы найти тот рычаг, чтобы он помог даже не решить проблему, а остановить вот этих монополистов. Оказалось, что когда люди объединяются в некую группу, в кулак гражданского общества, этот кулак можно показать тем же монополистам. Когда, допустим, объединилась тысяч человек, их уже побаиваются, то есть просто туда бульдозер и грейдер не приедет: приедут люди, приедут из других районов, чтобы защитить их, а не так, что тебя ломают, мы еще посмеемся – нет, надо защищаться, надо защищать свои права. Мы гражданское общество, надо это запомнить.

Константин Чуриков: А я подумал: а не есть ли там какое-нибудь СНТ, дачное сообщество тем самым гражданским обществом? Потому что разные слои населения, разные группы представлены, в любом, мне кажется, СНТ найдется такой мужичок от бизнеса, какой-нибудь мужичок-чиновник, ведь можно как-то выстраивать эти связи и решать вопросы.

Андрей Туманов: Как правило, да. Кстати, из-за вот этой расслоенности садоводческие товарищества живут недружно, потому что богатому нужно дорогу, чтобы там его Lexus проезжал, а старушке бедной не надо, а взносы все должны платить в равной степени. Но когда дело касается уже сноса и прочего, тогда люди объединяются, тогда они могут показать нашим чиновникам и примкнувшим к ним монополистам, что дачников лучше не трогать. Поэтому еще раз: объединяйтесь, нанимайте совместно юристов, адвокатов, приходите ко мне, если что, я постараюсь помочь, по крайней мере я знаю вот эти вот хитрости, куда и к кому обратиться, и тогда мы будем совместно отбиваться.

Константин Чуриков: А вот хитрости, куда и к кому обратиться?

Андрей Туманов: Если уж обратиться, лучше всего, допустим, если мы обращаемся к депутатам, обращаться ко всем депутатам. Это их работа.

Константин Чуриков: "Уважаемые" и дальше 450 фамилий.

Андрей Туманов: А почему бы и нет? И каждый же обязан по закону вам ответить – по закону, видит, я уже выдаю такую хитрость.

Константин Чуриков: Сколько бумаги израсходуем.

Андрей Туманов: Но, конечно, лучше не так, потому что есть депутаты-бездельники, которые вам никогда не ответят, а просто выбрать нормальных людей из этого списка…

Константин Чуриков: Как это сделать?

Андрей Туманов: …и пытаться с ними вести диалог, то есть на них переложить, в общем-то, не надо депутатов жалеть, что он бедный, будет работать, его ради этого и выбирали, пусть он работает. Если будет плохо работать, плохо защищать ваши интересы, вы его просто в следующий раз переизберете.

Оксана Галькевич: А прецеденты такие были, чтобы отзывался депутат, потому как он не исполняет должным образом?

Константин Чуриков: Громко храпит на заседаниях.

Оксана Галькевич: Не вовремя ответил.

Андрей Туманов: Не было, к сожалению, но я думаю, мы к этому придем, потому что бывали у нас депутаты, которые посещали за 5 или 4 года всего 2 раза, то есть в первый день и последний.

Оксана Галькевич: Ну слушайте, простите, механическое посещение, вот это вот прикладывание электронной карты или как вы там голосуете…

Константин Чуриков: Но сейчас с этим строго, кстати, в Думе.

Оксана Галькевич: Это ведь не самый главный критерий качественной работы, правда? Я тоже каждое утро на работу прихожу, прикладываю электронную карту.

Андрей Туманов: И количество предложенных законов тоже не критерий. Критерий есть, когда человек действительно пытается что-то сделать, пытается не просто механически законы вводить, как сейчас вот этот 217-й, а все-таки пытается изменить систему. Нам надо в этой области… Заметьте, пока я говорю про область садоводческих товариществ.

Константин Чуриков: Изменить систему.

Андрей Туманов: Да, пока хотя бы я про эту говорю.

Оксана Галькевич: Костя, про мужичка предприимчивого в садоводстве. А в Челябинской области есть такой, собирает по 1.5 тысячи на трактор – зачем, спрашивается?

Константин Чуриков: Зарабатывает и там деньги.

Андрей Туманов: Ну знаете, я встречал, это было в Смоленской области, такого мужичка, бывшего десантника, полковника, командира десантной части вот с такими кулачищами – у него был идеальнейший порядок в садоводческом товариществе…

Оксана Галькевич: Ну конечно, лучше…

Андрей Туманов: …и чиновники его почему-то жутко боялись.

Константин Чуриков: Я даже знаю почему.

Оксана Галькевич: И не только чиновники.

Константин Чуриков: Давайте послушаем Анатолия, Екатеринбург. Здравствуйте, Анатолий.

Зритель: Добрый день. Могу задать вопрос?

Оксана Галькевич: Да.

Константин Чуриков: Естественно.

Зритель: Значит, у нас такой вопрос. У нас коллективный сад, которому 60 лет, сад "Дорожник" называется около птицефабрики в городе Екатеринбург, это от центра города примерно 13 километров. Года 3 назад у нас в саду, в котором в основном бабушки имеют по 4-5 соток, 2 товарища (Манутерян, армянин, и Лазарева, тоже из породы богатеньких) построили коттеджи.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: И за эти 3 года ни разу не платили ни за свет, ни за нужды садоводческого товарищества. Мы ничего не можем сделать, куда ни обращаемся, отключать не можем их, воруют товарищи как хотят. Причем у них сила, они довольно здоровые. Что делать?

Андрей Туманов: Только в суд, к сожалению.

Константин Чуриков: Очень частый вопрос, между прочим.

Андрей Туманов: К сожалению, есть такая проблема, что если вы просто отрубите кого-то от электричества, это может быть расценено как самоуправство, и если тот, который воровал, и все знали, что воровал, подаст в суд на товарищество, он еще может там даже за моральный ущерб отсудить. Есть такая проблема, да. Ну вот я знаю несколько не совсем, скажем так, с точки зрения закона решений этой проблемы; я думаю, если вы меня найдете в соцсетях, обратитесь, я вас научу, а на экран, скажем так, я не совсем могу говорить про это. Первое – это, конечно, обращение в суд. Я, может быть, намекну все-таки о тех способах – скажем так, ограничение мощности тоже есть, то есть не отключение, а ограничение мощности тоже есть некий выход из этой ситуации.

Оксана Галькевич: Он так включает чайник и часика полтора ждет, пока вскипит, да?

Константин Чуриков: Чтобы iPad не заряжался, да?

Андрей Туманов: Да-да, видите. Есть законное решение, но так как мы, садоводы, чаще всего живем вне правового поля, приходится придумывать вот такие вот не совсем соответствующие не совсем хорошему законодательству способы.

Оксана Галькевич: "Почему я должен все время доказывать, что я не крокодил?" – возмущается наш телезритель из Краснодарского края. Действительно, доколе, Костя? Не верблюд.

Константин Чуриков: Мы не Буратины!

Андрей Туманов: Соглашусь с этим. И поэтому самая главная моя сейчас задача все-таки доказать нашим большим чиновникам, что, в общем-то, садоводы являются такими же гражданами России, это даже лучшие граждане России, потому что большинство из них либо после своей рабочей недели едет пахать на свой садовый участок, либо на пенсии. Так что это хорошие люди.

Константин Чуриков: И кстати, после этой сложной двухдневной рабочей недели кто-то сейчас именно, как вы говорите, пахать едет на свой дачный участок.

Спасибо. У нас в студии был Андрей Туманов, председатель Общероссийской общественной организации "Садоводы России".

Оксана Галькевич: Спасибо.

Ну а дальше будем говорить, уважаемые друзья, о том, насколько мы с вами счастливы в труде. Довольны ли вы своей работой, да или нет?

Константин Чуриков: И зарплатой.

Оксана Галькевич: Будем спрашивать вас через несколько минут. Оставайтесь с нами.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты