• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Никита Кричевский: Люди пойдут навстречу и изменят свою налоговую политику, если почувствуют, что власть повернулась к ним лицом

Никита Кричевский: Люди пойдут навстречу и изменят свою налоговую политику, если почувствуют, что власть повернулась к ним лицом

Гости
Никита Кричевский
доктор экономических наук, профессор

Юрий Коваленко: Ну а сейчас мы переходим к нашей рубрике "Личное мнение". У нас в гостях Никита Кричевский, доктор экономических наук, профессор и…

Никита Кричевский: …народный экономист России. Здравствуйте.

Юрий Коваленко: "Личное мнение".

Марина Калинина: Здравствуйте, Никита.

Ну что, Петербуржский международный экономический форум сегодня открылся?

Никита Кричевский: Да, говорят.

Марина Калинина: Об этом и будем говорить.

Никита Кричевский: Как скажете.

Юрий Коваленко: Там много чего говорят. Что вам больше всего, скажем так, запало в душу? К примеру, о том, что налоговый режим останется неизменным в ближайшие 6 лет?

Никита Кричевский: Совершенно не запало. Вы знаете, видимо, в силу возраста я еще ваши прежние новости, точнее в вашем объявлении о самозанятых. Это изрядно характеризует, уж извините, уровень отдельных представителей нашего нового правительства. Дело в том, что они определяют самозанятых – например, нянечек, репетиторов и прочих товарищей…

Марина Калинина: Их-то как раз и определяют, они в центре внимания.

Никита Кричевский: Да. Но дело в том, что няни, гувернантки, домработницы, репетиторы и прочее – это все не самозанятые, это все наемные работники, понимаете? Их же нанимают на работу. Ведь что такое самозанятый? Это человек, который работает с заранее не определенным и не известным количеством лиц по, скажем, спросу. Самый простой пример – это так называемый муж на час, то есть человек, который проходит, что-то чинит, что-то ремонтирует, что-то налаживает и уходит.

Юрий Коваленко: Ну он же не от хорошей жизни это делает, это самовыживание, самообеспечение.

Никита Кричевский: Не в этом дело. Вот это и есть самозанятый. Фитнес-тренер, индивидуальный фотограф, то есть все люди, которые работают от спроса. А если мы говорим, скажем, о няне или о домработнице, то это человек, который был нанят тем, с кем этот человек работает. Иными словами, для того чтобы привести эти отношения в правовое русло, нужно заключить договор о найме этого человека, нужно платить за него страховые взносы…

Марина Калинина: Ну это по-хорошему, так же никто не делает.

Никита Кричевский: …и все прочие условия. Так ведь самое интересное, что если какая-то нянечка или, скажем, репетитор придет и скажет, что он работает, предположим, у Максима Орешкина, абстрактного Максима Орешкина, варю ему борщи, или у Максима Топилина, предположим, то первое, что должна будут сделать налоговая инспекция – это запросить у Максима Топилина информацию о том, за какую оплату наняли, как заключен договор, уплачиваются ли страховые взносы за эту нянечку или домработницу, и прочее. Иными словами, сегодня в правительстве нет четкого понимания того, с кем они собираются не работать, но бороться, не говоря уже о том, что нет никаких мер, кроме того, что мы не будем менять налоговую систему, для того чтобы эти люди вышли из тени. Они не выйдут из тени, не выйдут, к сожалению, они не верят нашему правительству, к несчастью, они не верят. И название нынешнего питерского форума "Экономика доверия", конечно, ни о чем в данном случае. Почему? Потому что название-то хорошее, мы с вами об этом говорим на протяжении ну как минимум 4-х лет.

Марина Калинина: "Доверие" вообще слово хорошее.

Никита Кричевский: У меня 4 года назад вышла книга "Экономика во лжи" как раз именно об отсутствии доверия в нашей экономике, в нашем обществе. В итоге получается, что все разговоры о доверии сводятся к тому, судя по первому дню в "Экономике", что налоговая система меняться не будет. И тут возникает масса вопросов. Что значит "налоговая система меняться не будет?" Она не будет меняться все 6 лет? – хорошо. А если через 2-3 года макроэкономическая ситуация изменится, против России ужесточат санкции, либо же мировая экономика погрузится в кризис?

Следующий момент: когда налоговая система меняться не будет, имеется в виду, что налоговые ставки меняться не будут. Но ведь взять налог на имущество физических лиц: мы сегодня платим 20%, 40% от конечной ставки, которая предполагается к сбору, к взиманию, а через какое-то время мы будем платить, предположим, все 100%, предположим, но ведь налоговая система формально не изменится, а фактически мы будем платить существенно больше.

Юрий Коваленко: Но ведь это же та самая настройка налоговой системы, про которую говорили Силуанов.

Никита Кричевский: Так вот настройку можно погромче, а можно потише, и судя по всему, там потише не предусмотрено, там предусмотрено только громче. Единственное, что могут сделать, это могут звук "громче" отложить на какое-то время, но это значит, что это будет по-прежнему висеть дамоклов меч.

Наконец, налоговая нагрузка – это налоговая нагрузка, а взносовая нагрузка? Вот страховые взносы будут меняться? Они обязаны меняться, потому что очевидно, что ни пенсионная система, ни система обязательного медицинского страхования не тянут ту нагрузку, которая сегодня на них возложена, не тянут. Почему не тянут? – потому что в системе социального страхования есть так называемые актуарные расчеты. Актуарные расчеты – это страховые математики, которые определяют фиксированный тариф на той или иной период времени. Он постоянно меняется. Например, в Европе он пересматривается чуть ли не ежегодно, это абсолютно нормально.

Юрий Коваленко: И в плюс, и в минус, и потише, и погромче?

Никита Кричевский: Да, да. К этому все привыкли. А у нас это директивно, скажем, 30%, не больше и не меньше, 22% в пенсионную систему, 8% на всех остальных. И что мы получаем в итоге? Мы получаем, что бюджет вынужден субсидировать дефицит Пенсионного фонда России.

Наконец, самое последнее. Налоговая нагрузка меняться не будет, но во всем мире платежи по ипотеке, за образование, за оказание медицинских услуг вычитаются из подоходного налога. У нас эта фиксированная величина, которая не отражает наши затраты, скажем, когда мы говорим об образовании детей, не о своем, об образовании наших детей. А ипотеку мы можем подать на вычет один раз в жизни. А почему один раз? Почему один раз? Вот человек на заре, что называется, своей туманной юности взял ипотеку, купил однокомнатную квартиру. Будучи собственником этой однокомнатной квартиры, он женился, у него появились дети. Он берет другую ипотеку на расширение жилищной площади. Ему ведь не легче, особенно если учесть, что жена может не работать, но в этом случае налогового вычета уже нет, он его уже один раз использовал. А почему?

Юрий Коваленко: Значит, надо брать ипотеку на жену, наши люди так делают.

Никита Кричевский: А на жену не дадут, потому что жена не работает, вот в чем история, жена будет в декрете.

Марина Калинина: Давайте послушаем Евгения, он нам дозвонился из Московской области. Евгений, здравствуйте, вы в эфире, слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. У меня немножко вопрос не по теме, но он меня очень волнует. Сегодня наш товарищ министр финансов заявил, что будет использовать средства пенсионных накоплений для каких-то инвестиционных проектов. Как это понимать? Мои пенсионные накопления – это мои пенсионные накопления. Почему он имеет право распоряжаться? И не только моими, но и миллионов, наверное, наших пенсионеров. Как это будет вообще осуществляться? Мне очень интересно это знать.

Марина Калинина: Спасибо за ваш вопрос.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Марина Калинина: Я просто объясню остальным телезрителям, если не знают, что сегодня как раз Антон Силуанов сказал, что еще одна задача, как он видит в будущем, заключается в развитии инфраструктуры. Для этого правительство создает уже в следующем году специальный фонд, объем этого фонда – 3 триллиона рублей. И уточнение такое от Минфина, что доходы нефтегазового сектора для инвестиций в эту инфраструктуру использовать не будут, а будут привлекать средства населения, в том числе и пенсионные накопления. Я так понимаю, что нашего телезрителя это как раз и волнует.

Юрий Коваленко: Это как?

Марина Калинина: Что это?

Никита Кричевский: Красивая фраза, не более.

Юрий Коваленко: То есть так не будут делать?

Никита Кричевский: Я не уверен, что именно так не будут делать, но сегодня, отвечая на вопрос нашего зрителя, я должен сказать, что пенсионные накопления его собственностью не являются.

Юрий Коваленко: Позвольте.

Никита Кричевский: Парадокс, но согласно действующему законодательству (111-й ФЗ), пенсионные накопления, обязательные пенсионные накопления – если мы говорим о добровольных пенсионных накоплениях, то это не накопления, а резервы, надо быть юридически точным – являются федеральной собственностью, федеральной. За нас перечисляет работодатель либо перечисляем мы, а пенсионные накопления являются федеральной собственностью.

Юрий Коваленко: А почему я не могу свои пенсионные накопления вложить в рост, предположим, распорядиться, для того чтобы они стали больше? Это все-таки как бы мое будущее.

Никита Кричевский: Потому что это не ваша собственность. Вот если вы будете распоряжаться своими резервами, то есть дополнительными накоплениями на старость, добровольными, скажем так, тогда пожалуйста. Что касается обязательной части страховой пенсии, не имеете права.

Юрий Коваленко: Есть перспектива того, что обязательная накопительная пенсия может пропасть, останутся только добровольные накопительные (мы об этом будем скоро говорить еще). Здесь есть какое-то заблуждение в том, что мы получим не то, что хотим, или все так в мире и идет к этому, к добровольным накоплениям?

Никита Кричевский: Вы знаете, в мире идет по-разному. Наша пенсионная система – это очень долгий разговор, лучше не нырять. Почему? Потому что в мире существует масса разновидностей пенсионных систем, но все они являются трехуровневыми: грубо говоря, обязательная, то есть то, что выделяется из бюджета, страховая, перераспределение, то есть та часть, которую мы уплачиваем или за нас уплачивают, из этих средств выплачиваются пенсии ныне живущему старшему поколению, и наконец, те самые накопления. Возможны вариации.

Какие? Ну например, одна из них – это корпоративные программы, во многих странах это обязательная корпоративная пенсионная программа. Что имеется в виду? Предположим, в Трудовом кодексе закрепляется норма, по которой на каждом предприятии вы обязаны иметь собственную корпоративную пенсионную программу, к примеру, солидарную: тысяча рублей ваша, тысяча рублей не государства, но предприятия. И все это идет в один общий котел, и когда вы увольняетесь с этого места работы, эти пенсионные накопления идут за вами, естественно, по вашему заявлению. Корпоративная пенсионная программа очень развита в Британии, к примеру. Есть обязательные профессиональные пенсионные системы, обязательные – это страховка от последствий вредных условий труда.

В 2002 году в России предполагалась аналогичная система, законопроект прошел первое чтение, и на этом история заглохла. Почему? Потому что крупные предприниматели, так сказать, олигархи начали вставлять палки в колеса и засторопили этот процесс. Почему? Потому что надо было уплачивать дополнительные взносы, а деньгами тогда они пользоваться не знали как, потому что доступа к пенсионным деньгам тогда еще не было. Но потом аффилированность, то есть тесное взаимодействие между пенсионными деньгами и собственниками предприятий, немножко снизили, они залезли своей лапой в эти пенсионные накопления и раздербанили их, уж извините за сленг.

В итоге сегодня мы видим ситуацию, когда на плаву остаются только либо фонды при государственных компаниях, например, при госбанке "ВТБ", при нефтяной компании "Роснефть", либо крупные фонды, заточенные либо под сырьевые компании а-ля "Лукойл" или "РЖД", если говорить о госкомпании, либо под "Сбербанк", который по сути тоже государственная финансовая организация, хотя формально принадлежит не государству, а Центробанку. Приблизительно вот так. То есть я говорю, нырять в эту историю значит как минимум полчаса времени тратить. Что будет с нашей пенсионной системой, сегодня сказать сложно. Почему? Потому что те, кто пытался ее подкрутить на протяжении всех последних лет, по моему ощущению, в ней понимают не очень много.

Но пришла Татьяна Алексеевна Голикова, у которой взгляды и подходы к системе социального страхования, социального обеспечения мало того что упорядочены и теоретически выверены (это я заявляю ответственно, поскольку я знаю ее окружение), но и существенно отличаются от тех подходов, которые до этого практиковались в правительстве.

Юрий Коваленко: То есть меняться будет?

Никита Кричевский: Во что это все выльется, будем смотреть. Но сегодня ситуация видится такой, что впереди очень серьезные баталии. И кстати говоря, в продолжение этой темы: обратите внимание, вопрос о повышении пенсионного возраста временно заморожен, как минимум до осени, хотя формально об этом нигде не говорится. Обратили внимание? Не поднимется эта тема. А почему? Потому что отложили, отложили. Не совсем это верно. И я считаю, что это одно из первых наглядных проявлений позитивного влияния нового социального вице-премьера.

Марина Калинина: Еще одно из заявлений, которое сегодня сделал Юрий Трутнев, что мы в ближайшем будущем уже столкнемся с последствиями демографического провала, у нас будет дефицит трудоспособного населения. Во что это все может вылиться? Как с этим справиться?

Никита Кричевский: Ну это ни для кого не секрет, так называемая демографическая елка – это уже притча во языцех, любой желающий может открыть статистический сборник либо зайти в Интернет на сайт Росстата и увидеть ее воочию. То есть есть вот поколения, которые по рождаемости более широкие, есть поколения, которые по рождаемости более узкие, это называется елкой, она вот так вот идет. Соответственно, всем понятно, что через какое-то время трудоспособного населения будет меньше. И что? Это никакое не откровение. Вот если бы я, например, сегодня пришел к вам и сказал: "А вы знаете, господа, что через какое-то время у нас будет уменьшение…"

Марина Калинина: А пенсионных отчислений будет меньше, соответственно.

Никита Кричевский: Вы бы сказали: "Никита Александрович, мы это знаем без вас. Мы вас сюда позвали не для того, чтобы вы констатировали очевидное".

Марина Калинина: Мы-то знаем, а что делать-то с этим?

Никита Кричевский: Делать-то чего? Так вот господин Трутнев должен выйти и сказать: "Вы наверняка знаете… Так вот я предлагаю то-то, то-то и то-то". Где это? Нету, нету. Пенсионные отчисления будут меньше – а с чего вы взяли?

Марина Калинина: Ну если меньше народу будет трудоспособного, так они меньше будут, соответственно, и платить в этот Пенсионный фонд.

Юрий Коваленко: Или будут больше отбирать в Пенсионный фонд.

Никита Кричевский: А заработная плата тоже останется константой?

Марина Калинина: Или тогда тоже опять будут подкручивать налоговую систему, тише или громче?

Никита Кричевский: А как же майский указ президента Путина?

Марина Калинина: А что с майским указом?

Никита Кричевский: Получается, что вы по сути выражаете сомнение в том, что он будет реализован, а там сказано, что доходы населения и качество его жизни должны расти опережающими даже инфляцию темпами. Получается, что вы против.

Марина Калинина: Нет, я не против.

Никита Кричевский: Хоть вы открыто об этом и не говорите. Вот, оказывается…

Марина Калинина: Я бы только "за", если бы они все…

Никита Кричевский: Оказывается, вот где окопались скрытые противники курса президента. Шутка. Кто сказал, что заработные платы будут прежними? Кто сказал, что…

Марина Калинина: Да пока еще никто об этом вообще ничего не сказал.

Никита Кричевский: …те высокопроизводительные рабочие места, о которых говорится все последние годы, будут генерировать те же доходы, что мы видим сегодня? Никто этого не говорит.

Юрий Коваленко: А сколько высокопроизводительных…

Никита Кричевский: Кто сказал, в конце концов, что однажды в правительстве, во власти не появится человек, который не скажет: "Господа, прежде чем проводить какие-то изменения в экономике и в обществе, нужно восстановить доверие между государством и обществом, доверие между людьми, а после этого уже что-то делать". Ведь сегодня какая ситуация? 24% занятого населения в крупных городах не платят налоги вообще.

Юрий Коваленко: Самозанятые.

Никита Кричевский: Нет, неформальная занятость, ее не видят. По стране в целом это 18%. Москва и Питер – по 24%, четверть занятого населения не платит налоги и взносы, представляете? А нам говорят: "А вы знаете, а вот у нас снижение работоспособного населения и прочее", – так вы сначала разберитесь с этими людьми, вы сначала сделайте так, чтобы они начали доверять государству. Ведь русский народ – народ доверчивый, он же пойдет навстречу, он же наверняка изменит свою финансовую и налоговую политику, свое отношение к власти, как только он почувствует, что власть повернулась к нему лицом, а не тем местом, которое мы сегодня наблюдаем, пусть и неявно (я в данном случае не про вас как скрытого противника майского указа).

Я говорю о том, что у нас же сегодня о чем разговор? У нас сегодня разговор о том, что нам надо то ли олигархам помогать, то ли еще кому-то надо помогать, может быть, шапка по кругу. А в это время у народа как денег нет, так и нет. Вы посмотрите, что происходит, цены на бензин растут, и никто не может нам сказать, почему! ЦБ говорит: "Ну это потому что мировая цена на нефть выросла". Стоп, доля нефти в бензине 10%, 90% – это не нефть.

Юрий Коваленко: К июлю пообещали снизить тарифы.

Никита Кричевский: К июлю пообещали снизить, хотя первоначально в июле должно было случиться второе повышение акцизов.

Юрий Коваленко: Все-таки ручка крутится в сторону "тише", да?

Никита Кричевский: Дело в том, что один из главных налогов помимо акцизов на бензин – это налог на добычу полезных ископаемых, он привязан к цене на нефть. С начала года его ставка выросла на 23%. Акциз снизят, а НДПИ как был, так и останется. Короче говоря, при прочих равных ждать, что цена на бензин снизится, не стоит, как бы нам это ни печально было слышать.

И еще один момент. Слушайте, это же вранье, это лицемерие. Сейчас нам будут особенно из крупных городов звонить, писать и говорить о том, что это невозможно, это вообще беспредел, уже за 40 рублей. Я вчера еле-еле передвигался по столице нашей родины. Во-первых, все вроде бы как уехали на Петербургский экономический форум, я имею в виду сильных мира сего, которые рассекают по столице на персональных машинах, тем более с мигалками. Во-вторых, выросли цены на бензин, по идее народ должен начинать экономить. Наконец, в-третьих, роста реальных доходов населения не видно, а Москва стоит. Может, хватит врать друг другу? Я, конечно, понимаю, цены на бензин выросли, но вам-то чего? Вам-то чего? У вас деньги как были, так они и есть, иначе бы вы не стояли в пробках, а полезли бы в метрополитен. Но в метрополитене народу было не так много.

Марина Калинина: Давайте послушаем Андрея из Волгограда, он нам дозвонился. Здравствуйте, Андрей, вы в прямом эфире. Говорите, пожалуйста.

Зритель: Добрый вечер.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Зритель: Вот вы начинаете разговаривать, что вот у вас пенсии кто будет доплачивать потом, когда на пенсию люди уйдут. Пока у вас уйдут на пенсию, уже никого не останется, а молодежь так и будет платить. Второе: то, что… платим пенсии – давайте не будем платить тем, кто не перечисляет пенсионные взносы. А насчет бензина, вот, за 3 дня на рубль вырос бензин, и куда это тянется? А в Думе они сидят, они и до 90 лет могут там сидеть, они до 100 себе сделают барьер пенсионный, так и будут…

Никита Кричевский: Андрей, вы, конечно, все знаете, но у меня к вам встречный вопрос, уж извините за диалог. Вам сколько лет?

Зритель: Мне уже под 50.

Никита Кричевский: Под 50, мне тоже под 50, в этом году 50. Скажите, пожалуйста, вы рассчитываете дожить до пенсии?

Зритель: Я думаю, нет, но с нас берут принудительно пенсионные взносы…

Никита Кричевский: Подождите-подождите, у вас никто ничего не отберет. Вы до пенсии, лично вы рассчитываете дожить?

Зритель: Сомневаюсь, что мы доживем до 65.

Никита Кричевский: Вы конкретно.

Зритель: Ну не знаю.

Никита Кричевский: Не знаете. За вас платят пенсионные взносы?

Зритель: С зарплаты вычитают и нас заставили платить.

Никита Кричевский: Вас не могут заставить платить, а с зарплаты вычитают.

Зритель: Ну это вам так кажется, у нас это в принудительном порядке.

Никита Кричевский: В принудительном порядке что? – заставляют под дулом пистолета перечислять в Пенсионный фонд или что?

Зритель: Добровольно-принудительно… Ну да, корпоративная, как вы сами сказали, этика вот эта.

Никита Кричевский: Ну не лукавьте, нет у вас такого, нету. И до пенсии вы рассчитываете дожить. Ведь у вас же наверняка есть дети, правильно?

Зритель: Да.

Никита Кричевский: Есть. И что, вы собираетесь покинуть наш мир до того, как дети встанут на ноги?

Зритель: Так если еще пару раз поднимут Пенсионный фонд, то нас и вынесут.

Никита Кричевский: Подождите, какой Пенсионный фонд?

Зритель: Ну пенсионный возраст.

Никита Кричевский: Пенсионный возраст никто пока не повышает.

Зритель: Ну собираются.

Никита Кричевский: Ну собираются. Вы за последние дни слышали?

Зритель: Такой вопрос. Вот я читаю, вы хорошую должность, звание у вас. Почему у нас…

Никита Кричевский: У меня нет должности, у меня есть научная степень доктора наук, а звание профессора.

Зритель: Вот. Давайте вот такой вопрос…

Никита Кричевский: А заметьте, я в Москве, не в Петербурге, не на форуме.

Зритель: Я понял. Давайте такой вопросик: почему у нас за второго, третьего ребенка выплачиваются деньги из Пенсионного фонда?

Никита Кричевский: Они через Пенсионный фонд выплачиваются, но не из Пенсионного фонда.

Зритель: Было написано, из Пенсионного фонда берется.

Никита Кричевский: Нет, из бюджета через Пенсионный фонд.

Зритель: Да? Ну не знаю.

Никита Кричевский: Что значит "не знаю"? Можете верить мне на слово: через Пенсионный фонд. Почему? Потому что через Пенсионный фонд удобнее. Насколько это правильно? Я считаю, что нет, но сегодня, поскольку Пенсионный фонд имеет наибольшее распространение по стране, кроме, скажем, "Сбербанка" и "Почты России"…

Зритель: …лишних денег, которые девать некуда.

Никита Кричевский: Вот. Оплата идет через отделения Пенсионного фонда. И кстати говоря, дефицит Пенсионного фонда во многом и складывается из того, что туда запихиваются все деньги, которые должно государство. Потому что реальный дефицит по пенсиям в Пенсионном фонде, ну не соврать, раз в 5 меньше тех цифр, которые нам объявляют, скажем, 400-500 миллиардов. Это не так много, когда вы говорите о 2 триллионах, поверьте, не так много. Все остальное – это материнский капитал, это прочие выплаты, это единовременные денежные выплаты, это государственные пенсии, пенсионное обеспечение, это выплаты, скажем, чернобыльцам или прочим пострадавшим, да, господи, героям Советского Союза и соцтруда дополнительные выплаты идут тоже через Пенсионный фонд. Почему? – это вопрос не ко мне, это вопрос к тем, кто сейчас уже закончил зажигать на пленарках и секциях Питерского экономического форума и разъезжается по ресторанам, потому что потом будут тусовки, надо еще успеть покушать.

Марина Калинина: Чтобы подвести итог, каких-то изменений нам следует ждать после этого экономического форума? Что-то будет меняться?

Никита Кричевский: Экономический форум в Питере, так же как и любой другой экономический форум, – это площадка не столько для обмена мнениями и закрепления новых контактов, сколько для отдыха. Люди приезжают туда отдыхать и расслабляться. Там атмосфера такая, я по себе знаю, что вы приезжаете, и вам кажется, что проблем не существует, что жизнь прекрасна и очаровательна, что все вокруг люди братья и с ними можно горы сворачивать – вот поверьте, там ровно такая атмосфера. Почему я вам говорю, что сегодня мы будем обмениваться мнениями, а также употреблять комплексные обеды за 3 тысячи 800 рублей, по-моему, на человека в столовой Питерского форума, вечером разъедемся по ресторанам, а после этого у нас будут совершенно тусовки, Борис Гребенщиков, Земфира и прочие товарищи.

Марина Калинина: А вы-то что не поехали, Никита Александрович?

Никита Кричевский: Потому что это отдых, а у меня дома много дел. У меня много дел. Даже если бы возникло такое предложение посетить этот форум, я бы сделал все, чтобы туда не поехать. И не только потому, что дел много, а потому что формат не мой, формат не мой. Я не могу отдыхать в этих условиях. Мой формат – это Валдайский форум, потому что там собирается 50, максимум 100 человек и идет мозговой штурм, идет массированный обмен мнениями – вот там интересно, вот там действительно ты что-то можешь предложить и что-то можешь реализовать.

Юрий Коваленко: И оттуда стоит ждать решений?

Никита Кричевский: Да, вне всякого сомнения. А что касается Питерского форума, он в субботу закончится, и я не удивлюсь, если в понедельник, а то и во вторник кто-нибудь из петербургских жителей увидит припозднившегося завсегдатая Питерского форума, который будет объяснять своей супруге по мобильному телефону: "Дорогая, я понимаю, что все уехали, но форум-то продолжается!" – будет он говорить в телефон нетрезвым голосом.

Марина Калинина: Ну что же, спасибо большое. Это был Никита Кричевский, доктор экономических наук, профессор.

Юрий Коваленко: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты