Никита Кричевский: Причины бедности в каждом регионе разные, но объединяет их все отсутствие социальной справедливости

Никита Кричевский: Причины бедности в каждом регионе разные, но объединяет их все отсутствие социальной справедливости
Право на защиту. Как правильно применить силу и средства самообороны, давая отпор нападающему
Игорь Романов: Замена литературной истории на личную боль – это то, что в эпоху соцсетей структурно изменилось в рассказе анекдота
Татуировки надо запретить? Большая дискуссия о красоте и вреде наколок
Наркотики онлайн. За их пропаганду в интернете давать 12 лет тюрьмы?
Штраф за понты
Как спасать моногорода?
Тест на коронавирус. Россияне смогут пройти диагностику в центрах гигиены и эпидемиологии
Успешные стартапы - это те, которые не сдаются
Роман Вильфанд: Атмосфера - это хаотическая система, поэтому точно предсказывать погоду нельзя будет ни через год, ни через миллион лет
Сколково - не хуже Силиконовой долины? Новый способ банковского мошенничества. Россияне накопили триллионы. Время работать и время жить
Гости
Никита Кричевский
доктор экономических наук, профессор

Тамара Шорникова: Прямой эфир, программа «ОТРажение», с нами вы, мы с вами, Иван Князев, Тамара Шорникова. Через полчаса наша «Тема дня»: убийство девочки в Саратове, сбитый на трассе в Кирове маленький велосипедист – истории, которые обсуждает вся страна, и почти никто в этих случаях не говорит об ответственности родителей, а мы поговорим. Присоединяйтесь.

Иван Князев: И также напоминаем про наш опрос. В рубрике «Реальные цифры» на этой неделе мы спрашиваем вас, сколько времени вы проводите в телефоне. Пишите нам, завтра подведем итоги, посмотрим, на что вы тратите свободное время.

Тамара Шорникова: Подробно рассказывайте, не только сколько времени проводите, но и на что конкретно отвлекаетесь, книги умные читаете или все-таки чаще в Facebook и Instagram время проводите.

Иван Князев: Ну а сейчас следующая тема. «Взять все и поделить», практически мысль господина Шарикова из «Собачьего сердца», помните, продвигает ни много ни мало нобелевский лауреат по экономике Абхиджит Банерджи. Имел он в виду вот что: снижать налоги для богатых – это плохо; крупный бизнес говорит, что это стимулирует инвестиции или рост экономики, – все это миф.

Тамара Шорникова: В итоге, по мнению ученого, богачи сидят на тонне наличных, и это не только мешает спросу, но и приводит к росту неравенства в развитых странах.

Иван Князев: Сначала давайте разберемся с первой частью предложения, забрать у богатых. Посмотрим, в каких странах сегодня есть прогрессивная шкала налогообложения. Подоходный налог во Франции, к примеру, взимается по этой прогрессивной шкале от 5,5% до 75%, то есть зарплата 6 тысяч евро в год, налог с тебя не возьмут, 75% заплатишь, если доход твоей семьи в год 1 миллион евро.

Тамара Шорникова: В КНР прогрессивная шкала налогообложения состоит из 9 ступеней, варьируется от 5% до 45%. При этом установлен минимум, 5 тысяч юаней в месяц, это около 750 долларов, который налогом не облагается.

Иван Князев: В Германии не облагается налогом минимум в чуть больше 9 тысяч евро в год. Начальная ставка подоходного налога 14%; 254 тысячи евро зарабатываешь, плати по максимуму 45%.

Тамара Шорникова: В США подоходный налог может взиматься как с индивидуального налогоплательщика, так и с семьи. Его ставка варьируется от 10% до 35%.

Иван Князев: Вот доживем ли мы когда-нибудь до такого вот раскулачивания богатых и к чему это приведет? Сейчас узнаем «Личное мнение» доктора экономических наук, профессора Никиты Кричевского. Здравствуйте, Никита Александрович.

Никита Кричевский: Добрый вечер.

Тамара Шорникова: У вас сразу спросим и у телезрителей: если говорить о том самом богатстве в нашей стране, это что? Это 100 тысяч, 500 тысяч, 1 миллион? У кого, с каким достатком человек должен быть, чтобы с него брать больше налогов?

Никита Кричевский: Вот вы правильно сказали «достаток», не «доход», а «достаток». Достаток у всех разный, точно так же, как и разные у всех потребности. И надо сказать, что достаток человека в Российской Федерации не определял никто и никогда. У одного это один вид, одна планка, у другого это другая. Это зависит от дохода, но зависит весьма и весьма косвенно, потому что…

Ну посмотрите, ведь мы почему-то привыкли мерить все исключительно деньгами, исключительно материальными ресурсами, но мы тратим массу времени, как вы только что сказали, на телефонное общение, на социальные сети, на прочие вещи типа книг, которые развивают нас духовно. Ведь мы могли же это время работать. Вот те часы в неделю и в месяц, это дни, которые мы проводим, например, в социальных сетях, мы могли бы работать, зарабатывать больше денег, но мы проводим…

Иван Князев: Ну нельзя же все время-то работать.

Никита Кричевский: Да! Мы проводим значительную часть времени, внутренне, духовно обогащаясь. У кого-то эта потребность больше, у кого-то эта потребность меньше, в общем и целом получается, что наши потребности различны, различны, и мерить все исключительно деньгами, на мой взгляд и не только на мой взгляд, подход весьма и весьма неоптимальный.

Иван Князев: Но понимаете, с духовности-то налог особо не возьмешь, а другой момент, как брать налоги с достатка, как здесь? Понятно, что для кого-то совершенно нормальное явление иметь яхту и машину Maserati, а кому-то в принципе надо гораздо меньше, поесть, попить есть и хорошо. И что, получается, и с того, и с того одинаково нужно брать?

Никита Кричевский: Вы знаете, яхты опять же у всех разные, и автомобили у всех разные, и Maserati, на мой взгляд, люди имеют не потому, что они хотят иметь именно Maserati, они хотят…

Тамара Шорникова: Вынуждены?

Никита Кричевский: Они хотят соответствовать своему кругу, они хотят быть достойными, адекватными эквивалентами тем людям, которые этих немногочисленных оставшихся россиян окружают.

Иван Князев: Хочешь соответствовать – плати.

Никита Кричевский: Да, вы абсолютно правы. Вот все премиальные иномарки покупаются только ради того, чтобы соответствовать, потому что есть масса машин марками пожиже, но которые на самом деле существенно удобнее, эргономичнее и более подходящие для людей, нежели чем вот те премиальные марки, о которых мы только что говорили. Но мы отвлеклись, бог с ним.

Тамара Шорникова: Да, давайте ближе к прогрессивной шкале налогообложения.

Никита Кричевский: Да. Вы знаете, нобелевский лауреат, о котором вы говори ли в самом начале, я боюсь, что я… Да я не боюсь, я не произнесу так же, как вы, вот так вот чтобы от зубов.

Иван Князев: А я сейчас вам еще раз…

Никита Кричевский: Давайте еще раз.

Иван Князев: Абхиджит Банерджи. Грех, конечно, не знать нобелевских лауреатов, но больно сложные у них фамилии.

Никита Кричевский: Вы знаете, вот в 1970-х гг. или в 1980-х гг., когда я учился, конечно, мы знали нобелевских лауреатов буквально по годам. Почему? Потому что это было что ни имя, то глыба, то фигура, ведь премию-то начали вручать с конца 1960-х гг. А уже в XXI веке престижность Нобеля именно по экономике существенно снизилась, потому что всем столпам уже отдали, а новых прорывных исследований не появляется.

Иван Князев: Ну это как-то умаляет вот это вот исследование?

Никита Кричевский: И та самая поведенческая экономика, за которую в этом веке получили две Нобелевские премии люди, на самом деле берет свои корни в середине XX века, но тогда эти исследования не были популярными, тогда были другие исследования, например, либерально-монетаристская доктрина, которую прочитали некоторые представители нашего правительства и до сих пор считают, что после этих мантр ничего другого в мире не появилось.

Что касается исследования, о котором вы говорили, то это констатация факта. Это никакое не открытие, об этом писали, кстати говоря, те же нобелевские лауреаты и те люди, которые пока Нобеля не получили. Я могу произносить много имен и фамилий, но нашему зрителю это не надо. Это все опубликовано, причем опубликовано на русском языке, и все это продается.

И там написано, что несмотря на то, что за последние десятилетия с начала 1980-х гг. налогообложение наиболее богатых существенно снизилось, социальное расслоение в Америке выросло. Причем приводили даже конкретные цифры. Больше того, социальное расслоение внутри верхнего 1% наиболее богатых американцев ну просто чудовищно, ну просто чудовищно.

Иван Князев: Вы что имеете в виду сейчас?

Никита Кричевский: Ну вот берете верхний 1% наиболее богатых американцев, там просто караул, какое расслоение. То есть люди, которые обладают десятками миллиардов…

Иван Князев: А, десятками миллионов и одним миллионом?

Никита Кричевский: А есть люди, у которых несколько десятков не миллиардов, а миллионов, там 1 к 100, представляете? И все это давно описано, и человек просто сказал, что сегодня 24 октября.

Тамара Шорникова: Давайте справедливости ради…

Никита Кричевский: Вы не поняли: сегодня 24 октября.

Иван Князев: И? Что это значит?

Никита Кричевский: Московское время 20 часов 39 минут.

Тамара Шорникова: Капитан Очевидность, да.

Никита Кричевский: Вот он просто констатировал тот факт, о котором все и так давно знают.

Тамара Шорникова: Справедливости ради, естественно, не за эту цитату дали Нобелевскую премию, там богатые, обширные исследования по выходу из бедности…

Никита Кричевский: Подождите, не надо, не надо…

Тамара Шорникова: И не он один, их трое там.

Никита Кричевский: Не говорите о том, в чем вы недостаточно осведомлены. Вы знаете, за что дали? За исследование, что бедность в разных регионах мира неоднородна. То есть в Африке бедность обладает одними свойствами, а, например, в Южной Америке другими, а в российских регионах третьими. И причины разные, вы представляете? Это такое открытие, что сегодня вот… Они придут к вам в студию и скажут: «А сегодня 24 октября», вы скажете: «Нобель, Нобель!»

Иван Князев: Никита Александрович, вы сейчас на мысль такую намекаете, что кто будет определять вот этот минимальный порог, кто сколько не должен был платить, а кто будет определять, сколько ты должен зарабатывать в год, чтобы с тебя максимально брать, то есть кто будет определять нашу бедность либо «богатость» или нет?

Никита Кричевский: Я сейчас скажу и, наверное, пойду.

Иван Князев: У нас еще немного есть времени.

Никита Кричевский: Нет, ну вы без меня разберетесь, не вопрос. Смотрите, причины бедности в каждом регионе мира, в каждом регионе России отличны, отличные друг от друга. Но есть некое общее качество российской бедности, которое называется отсутствием социальной справедливости в обществе, потому что социальная справедливость – это главная национальная идея России на протяжении тысячи лет. Вот еще говорят о том, что национальная идея – это реванш, потому что в русском менталитете есть такое качество, как отсутствие возможности и желания прощать, и ни один русский человек никому не простил и никогда не простит развал Советского Союза, никому. А знаете, почему?

Иван Князев: Почему?

Никита Кричевский: Потому что там была социальная справедливость.

Иван Князев: Ну так вот да, когда вы сказали про тысячу лет…

Никита Кричевский: Отобрали!

Иван Князев: …мне кажется, эта идея была лет 100 всего.

Никита Кричевский: Вот было… Нет, тысячу лет.

Иван Князев: Тысячу лет?

Никита Кричевский: Был короткий период, когда социальная справедливость была. Украли мечту, вот не Советский Союз развалился, а мечта кончилась. Ведь это же было, как бы мы ни ругали Советский Союз, как бы он нам не нравился, с его очередями, с его вечным дефицитом, с его огромными проблемами, но каждый жил в своей квартире… Были коммуналки, но в основном это были в последние годы Советского Союза отдельные квартиры. Каждый мог бесплатно получить высшее образование, каждый мог получить бесплатное медицинское обслуживание. У очень многих была достойная пенсия, 132 рубля, 140 рублей, это было нормой. Было меньше, у фронтовиков были огромные пенсии.

Иван Князев: Были те, у кого они больше, но их почему-то мало видели, это не так раздражало, да?

Никита Кричевский: Были персональные пенсии, все это было, но в общем и целом, если кого-то обнаруживали из чиновников, вот как, например, Щелокова или Чурбанова, с какими-то картинами, с каким-то антиквариатом, это был скандал.

Иван Князев: Ну он… Кто там застрелился, Щелоков застрелился или нет?

Никита Кричевский: Да. До этого были другие застрелившиеся. Это был скандал не на один день, не на неделю, на многие месяцы. Сегодня этой справедливости нет, и на мой взгляд, это корень, это первая причина нашей российской бедности, потому что справедливость включает в себя помимо возможности получить образование или здравоохранение и помимо прогрессивного подоходного налога еще и борьбу с коррупцией.

Иван Князев: Ага.

Никита Кричевский: Вот когда воплотится в жизнь завет Ли Куан Ю: «Если хочешь, чтобы исчезла коррупция, посади несколько своих друзей», – вот тогда вы увидите, что народ начнет работать, народ поймет, народ почувствует, что что-то меняется. И тогда пойдут…

Иван Князев: И тогда идеи появятся.

Никита Кричевский: …психологические важные моменты в развитии экономики.

Иван Князев: Надежда, точнее.

Никита Кричевский: Тогда пойдет вверх рождаемость. Вот представляете, вроде бы несовместимые понятия, коррупция и рост рождаемости. А на самом деле почему у нас во второй половине 1980-х гг. был абсолютный максимум рождаемости в советский период? Потому что люди почувствовали, что о них начали думать, что с ними начали разговаривать, что пошла перестройка, пошла гласность, что прежние порядки закончились и дай бог навсегда, когда начало меняться телевидение, когда начали меняться медиа. Тогда люди поняли, что от них что-то зависит. И не антиалкогольная кампания, как нам ошибочно говорят, а именно то, что о людях вспомнили и начали говорить о маленьком, конкретном небольшом человеке.

Но это продолжалось недолго, и закончилось это очень плохо, и закончилось это не потому, что Михаил Сергеевич Горбачев был такой плохой, не об этом речь сейчас, он не сделал несколько простейших экономических шагов, которые он просто обязан был сделать. Самый простой и самый главный из них: как только пошла вниз цена на нефть, это был 1985 год, ему нужно было тут же проводить девальвацию рубля, девальвацию национальной валюты. Он этого не сделал. Почему? – отдельный разговор, он не имеет отношения к нашей сегодняшней теме.

Но факт есть факт, нобелевский лауреат просто констатировал факт, что снижение налогов на богатых не способствует общему сглаживанию неравенства. Это что значит? Это значит, что, если у вас сегодня низкие налоги, неравенство от этого не исчезнет, потому что у вас уже низкие налоги. Оттого, что вы повысите налоги на богатых, ну вот как у нас…

Иван Князев: Да, а кстати, это вернет надежду людям?

Никита Кричевский: Безусловно.

Иван Князев: Ага.

Никита Кричевский: Безусловно. Потому что ведь он сказал, что низкие налоги на богатых не способствуют сглаживанию социального неравенства, то есть нет смысла держать низкие налоги, когда совершенно спокойно можно психологически подтолкнуть людей работать лучше, активнее, эффективнее.

Тамара Шорникова: Давайте узнаем у людей, у нас есть телефонный звонок, Татьяна из Московской области дозвонилась. Здравствуйте, Татьяна.

Иван Князев: Здравствуйте, Татьяна.

Зритель: Добрый вечер.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Зритель: Вы знаете, я крайне удивлена тем, что каждую неделю к вам приходят умнейшие люди и постоянно говорят об этом прогрессивном налоге. Ничего не изменяется и не сдвигается.

Ну не хочет правительство вводить прогрессивный налог, ну по крайней мере тогда бы вычет на НДФЛ поменяли, эти 1 400 рублей на одного ребенка в месяц – это смешной вычет. Как можно ребенка содержать на эти деньги, если даже внеклассные уроки в школе стоят 2 тысячи в месяц за один какой-то предмет? Ну введите вы хоть 10 тысяч вычет по НДФЛ на каждого ребенка, хотя бы это сделать нужно, какие-то меры все равно надо принимать, поскольку действительно человек получает 15 тысяч, платит 13%, и какой-то менеджер получает миллион в сутки и тоже платит 13%.

Я с глубочайшим уважением отношусь к господину Кричевскому. Вопрос у меня к нему такой: что надо сделать с этой проклятой Думой, чтобы она сдвинула свои мозги в сторону народа? Чтобы они немножко подумали о том, какая ситуация, какая атмосфера, что накалено все, все недовольны? Уже на выборы ходят, у нас в Одинцовском районе были выборы, пришло 16% населения, и выборы состоялись. Почему люди не идут? Они не верят тому правительству, которое их возглавляет.

Тамара Шорникова: Да, Татьяна, спасибо вам за ваш звонок.

Никита Кричевский: Ну выборы-то были не правительства в Одинцовском районе.

Спасибо огромное за вопрос. Здесь вопросов по существу выступления Татьяны существенно больше, нежели чем она задала. Это не вопрос был, это крик души: доколе, доколе? Одна тысяча четыреста рублей – это не пособие, которое выплачивается на каждого ребенка, это налоговый вычет из вашей заработной платы. Вы берите не 1 400 рублей минус, а 13% от 1 400 рублей, 13%. Посчитайте, сколько это.

Иван Князев: Ну что там считать…

Никита Кричевский: Нет, у вас калькулятор в вашей умной машинке, я знаю.

Иван Князев: Он отключен.

Никита Кричевский: Ну заставьте старика, он будет сам считать сейчас, не в этом дело, – 13% от 1 400 рублей.

Иван Князев: Ну сколько это будет? 150 рублей навскидку, нет?

Никита Кричевский: Ну посчитайте.

Идем дальше. Почему не вводят прогрессивный подоходный налог? Почему господин президент, а здесь все упирается в первое лицо, говорит о том, что это неактуально в настоящий момент? Объясню. Во-первых, он не может самостоятельно, как мы с вами, залезть в Интернет, посмотреть на сайте казначейства сборы по НДФЛ за последние годы и сделать соответствующие выводы, у него масса других проблем и задач, и он ориентируется на то, что ему предоставляют его советники и помощники.

Считается, что плоская шкала подоходного налога каждый год приносит все больше и больше денег в бюджет. Вот мы поставили плоскую шкалу, и с каждым годом количество денег от НДФЛ все больше, больше, больше. Эта история закончилась в начале нулевых, об этом Путину никто не сказал, я вам клянусь. Я когда залез, посмотрел в статистику отчетности, я говорю: мать моя, а где же все?

Иван Князев: То есть теоретически сейчас можно посчитать, да, чтобы было…

Никита Кричевский: Есть еще один нюанс: сборы от подоходного налога росли, потому что рос совокупный фонд заработных плат. Ну вот он растет, и НДФЛ растет.

Иван Князев: Соответственно налог растет, да.

Никита Кричевский: Сейчас взрывной рост подоходного налога. Почему? Потому что обеляются доходы, потому что «всерую» платить все сложнее, все дороже. И еще один момент, почему не вводят.

Иван Князев: Ну так это же не вечно будет.

Никита Кричевский: Безусловно, но запас есть, и когда вы приходите к Путину и говорите: «Владимир Владимирович, вы посмотрите, плоская шкала по доходу…» – «Не слушайте вы этого Кричевского, ну что Кричевский? Ну не слушайте вы его! Вот смотрите цифры: видите, растет, все больше и больше растет!» А ведь никто не скажет, сидел бы Кричевский, сказал: «Владимир Владимирович…»

Иван Князев: Сидел бы Кричевский у Орешкина, да?

Никита Кричевский: Не надо.

Иван Князев: Не надо?

Никита Кричевский: Растет потому, что обеляются доходы, потому что «белого» фонда заработной платы становится больше, поэтому и общие доходы растут, поэтому и общие сборы.

Еще один момент. Посчитать и предоставить вот тот налоговый вычет или, скажем, ввести необлагаемый минимум и прогрессивную заработную плату чрезвычайно сложно. Для этого надо иметь мозги а-ля Михаил Владимирович Мишустин, умноженные на два или на три. Мишустин – это руководитель ФНС. Почему? Потому что вот одно дело, когда Татьяна работает учителем всю жизнь в школе и с нее можно без проблем брать НДФЛ, а другое дело, когда мы с вами сегодня работаем здесь, завтра работаем там, послезавтра работаем в третьем месте. У нас три работы одновременно, три работы, и в каждой мы что-то получаем, и мы с вами должны подавать, за нас точнее подают сведения в налоговую инспекцию, налоговая инспекция должна поймать тот момент, когда мы из плоской шкалы должны перейти в прогрессивную, понимаете, какая история?

Это невозможно, это невозможно, поэтому приходит Силуанов и говорит: «Владимир Владимирович, это невозможно». И Владимир Владимирович говорит…

Иван Князев: А я грешил на лобби какое-то со стороны крупных бизнесменов, нет?

Никита Кричевский: Не надо. Это можно решить, это можно решить, но об этом Путину не говорят. Каким образом? Декларация по итогам года, налоговая декларация. Вы можете себе представить, что такое заставить, или посодействовать, или объяснить людям подавать по итогам года ежегодно налоговую декларацию? Вы хотите получить вычет, деньги от государства, ну вы же подпадаете под плоскую, или прогрессивную, или необлагаемый минимум? – подайте декларацию, и вам через несколько месяцев вернут эти деньги.

Народ просто у нас не приучен подавать декларации, их в год подается меньше миллиона при 140 с лишним количестве проживающих граждан страны. Больше 140, а деклараций в районе миллиона.

Иван Князев: Это одна сторона, а те, которые подают декларацию, где цифры должны быть большие, они, однако, почему-то не совсем большие.

Никита Кричевский: Нет, ну это проверяется, сейчас у налоговых органов это вообще никаких проблем, это проводится камеральная проверка в автоматическом режиме, в автоматическом, не грузитесь, все в автоматическом режиме. И заводится в компьютер, сейчас же формы автоматизированные, заводится в компьютер и смотрится, совпадает, соответствует или нет, это элементарно. Но надо людям, вот той же Татьяне сказать: вы хотите получить дополнительные деньги? – заполните декларацию и отправьте ее в налоговые органы. Татьяна скажет: «А почему, а зачем?»

Иван Князев: Да ну, это, Никита Александрович…

Тамара Шорникова: Но там же, справедливости ради, несколько пунктов, по которым вычет можно получить, это не значит, что тебе автоматически вернутся деньги.

Иван Князев: И смотря какая сумма, если сумма будет действительно серьезная, то там побегут, мне кажется.

Никита Кричевский: А если несерьезная?

Иван Князев: Ну несерьезная – это опять же для кого какая.

Никита Кричевский: Если в районе 50 тысяч рублей, 5–10 тысяч?

Тамара Шорникова: Хорошо, смотрите…

Иван Князев: Некоторые, понимаете, за 5 и за 10 будут заполнять.

Никита Кричевский: Да, да!

Тамара Шорникова: Мы постоянно обсуждаем что-то…

Никита Кричевский: Вот извините, если бы сказали: вам нужны дополнительные 5–10 тысяч, или 8, или 12? – подайте по итогам года декларацию.

Иван Князев: Да очереди бы стояли.

Никита Кричевский: Вот в том-то и дело, что нет. Сказали бы: «Да зачем мне это надо, связываться с налоговой? Да она там будет копать, ковыряться… Нет, я лучше избавлюсь, я лучше позвоню на ОТР и скажу, почему мне просто так не дают эти деньги».

Иван Князев: Ну ладно, хватит уже кидать камни в огород наших телезрителей.

Никита Кричевский: Хотя во всех странах мира, где введена прогрессивная шкала, подача налоговой декларации в порядке вещей.

Еще один момент. Вы сказали о семейном обложении подоходным налогом – это шикарная вещь, это поистине шикарная вещь, когда складываются доходы вас и вашего супруга и делятся не на два, а на количество всех членов семьи. То есть если у вас двое детей, не на 2, а на 4; если с вами живут нетрудоспособные родственники, пенсионеры, значит, на 5–6. И вы с этих денег, с двойки, деленной на пять, скажем, мама-пенсионерка живет, платите подоходный налог. Это же шикарная вещь, это надо вводить, и об этом несколько лет назад говорили. Забыли. Почему? Потому что технически это сделать чрезвычайно сложно, потому что рабочий день у нас с 9 до 18, там бизнес-ланч, после этого фитнес, смузи и общение с прекрасными юными новыми сотрудницами.

Тамара Шорникова: SMS более приближены к нашей жизни. Москва: «До 100 тысяч рублей налог брать вообще не надо, а те, у кого доход до 10 тысяч рублей, еще и доплачивать». Мы здесь тысячу раз обсуждали прогрессивный налог, мы тысячу раз убеждались, что у нас он в стране в ближайшее время введен не будет, но просто как факт…

Никита Кричевский: А я бы не стал так говорить, я бы так не стал говорить.

Тамара Шорникова: Но гораздо более реальная перспектива, мне кажется, как раз у необлагаемого минимума, который предлагал, например, ввести председатель правления «ВТБ» Андрей Костин.

Никита Кричевский: Да.

Тамара Шорникова: Однако сразу после этого заявления во многих министерствах забеспокоились, начали говорить: «Давайте мы поживем немножко в периоде стабильности, не будет расшатывать лодку…»

Никита Кричевский: Не будем ничего делать, потому что у нас смузи, фитнес, красотки.:

Тамара Шорникова: Все по пунктам, да. Но…

Никита Кричевский: Не расшатывайте яхты нам.

Тамара Шорникова: Почему вот это нельзя ввести? Логичная же вещь действительно.

Никита Кричевский: Потому что у нас смузи, фитнес и красотки, поэтому нельзя. А это же надо работать!

Тамара Шорникова: Все-таки я хотела других аргументов, но нет, да?

Иван Князев: А смузи когда-нибудь кончится с фитнесом-то или нет?

Никита Кричевский: А вот когда Владимир Владимирович посмотрит на смузи, фитнес и красоток, когда он увидит, где люди живут, тогда вот…

Иван Князев: Тогда шапки полетят, да?

Никита Кричевский: Пинком туда улицы подметать, вот тогда изменится.

Иван Князев: Ну слушайте, ну Владимир Владимирович не как бог Шива, с десятью руками, он не может за всем уследить. А все остальные-то почему… Всем остальным просто слишком хорошо живется?

Тамара Шорникова: Давайте узнаем, как живется Николаю, из Московской области ждет нас телезритель.

Никита Кричевский: Не знаю. Вы меня провоцируете, а я не куплюсь на провокацию.

Тамара Шорникова: У нас еще есть время.

Никита Кричевский: Вы сейчас заставляете меня про Владимира Владимировича говорить, про доблестных членов правительства, про Орешкина, фитнес, смузи, красоток, зачем?

Иван Князев: Не бойтесь.

Тамара Шорникова: Слушайте, он сам про себя все рассказывает.

Никита Кричевский: Кто?

Тамара Шорникова: Владимир Владимирович, почему нельзя, значит, уменьшать доходы богатых – потому что они все уедут из страны, говорил же на прямой линии, а это важные умы.

Никита Кричевский: А когда-нибудь бандиты с мошенниками платили налоги? Покажите мне хоть один прецедент в мировой истории, когда бандит приходит в налоговую инспекцию и говорит: «Я Аль Капоне, попрошу взять с меня налог».

Иван Князев: Нет, а при чем здесь бандиты-то?

Никита Кричевский: Так жулики, мошенники, люди, у которых руки по локоть в крови, те, кто участвовали в той самой дикой приватизации, – это и есть основа наших сверхбогачей.

Тамара Шорникова: Аль Капоне не дошел, но за ним пришли все равно в итоге как раз из-за налогов.

Никита Кричевский: Так я и спрашиваю, хоть один прецедент в мировой истории, когда жулики, мошенники и просто бандюги платили налоги? Ни одного.

Тамара Шорникова: Звонки. Николай, Московская область, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Николай.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте, уважаемые ведущие. Господин профессор…

Никита Кричевский: Да.

Зритель: Я вас слушаю вот третий раз, много, извините, говорите. Значит, я вам решил напомнить, господин профессор, что в советское время, в 1960-х гг., я вас значительно старше…

Никита Кричевский: Так.

Зритель: …брали, и то дифференцированный был подоходный налог, с первой сотни брали всего лишь 8.20, напомню вам. Я в это время сам реально работал.

Никита Кричевский: Ну а… И что?

Зритель: Сейчас, хоть мне и 75 лет, продолжаю работать главным специалистом.

Никита Кричевский: Так.

Зритель: Дальше…

Никита Кричевский: Нет, подождите, а о чем это говорит?

Зритель: Какая ошибка была совершена? Во-первых, отменили тарификацию, во-первых, ушли от тарифной сетки, это глупейшая была ошибка. Второй вопрос: обязательно надо ввести, естественно, шкалу прогрессивную налогообложения, как везде, во всех странах.

И знаете, я еще, господин профессор, вам пример один приведу. Тут задали вопрос, ну такая страна, как Норвегия, наверное, для вас нормальная страна, да? Вот задали послу, какая у него зарплата. Знаете, что он нам ответил? Он нам ответил: «Моя зарплата в 1,5 раза выше, чем зарплата рабочего квалифицированного». Теперь смотрите прессу, я не беру, что чего…

Никита Кричевский: Нет, я вот только одного не пойму, вы извините, подождите: что вы так с таким напором, вот «а знаете, господин профессор»? А вот господин профессор вам хочет задать встречный вопрос: если вы такой фанат Норвегии, каков коэффициент замещения средней пенсией средней зарплаты в Норвегии? Ну вы же пенсионер, вы должны знать.

Зритель: В смысле какая у них пенсия, это самое?

Никита Кричевский: Коэффициент замещения средней зарплаты средней пенсией.

Иван Князев: Никита Александрович, ну не все же профессоры экономики.

Никита Кричевский: Ну почему тогда люди звонят и начинают говорить: «А вы знаете, господин профессор, вы очень много говорите». Так меня зовут, для того чтобы я не молчал! Ведь это же очевидно.

Иван Князев: Давайте мы вопрос…

Никита Кричевский: Давайте я буду сидеть молчать, меня в следующий раз не позовут.

Иван Князев: Давайте вопрос сформулируем следующим образом: в Советском Союзе, я просто, честно говоря, не помню, было, что ли понимается, прогрессивный минимум?

Никита Кричевский: Были.

Иван Князев: Были, да? Ага.

Никита Кричевский: Да. И чего?

Иван Князев: Просто я так понимаю, вопрос в том, что почему их сейчас нет.

Никита Кричевский: То есть это ко мне?

Иван Князев: Видимо, да.

Никита Кричевский: А-а-а. Давайте следующий вопрос.

Тамара Шорникова: Следующий вопрос: а почему у вас, кстати, есть какие-то надежды и оптимизм по поводу внедрения все-таки этого прогрессивного налога в нашей стране?

Никита Кричевский: Потому что я не только оптимист, но я и реалист. Потому что есть объективные факторы, такие, например, как очень серьезное развитие в последние годы высоких технологий в сфере налогообложения, я свидетель этому, я могу совершенно точно завизировать и сказать, что да, это действительно огромный шаг вперед, и российскую Федеральную налоговую службу во всем мире ставят в пример, это очевидная вещь. Я вижу, что все последние годы идет успешная борьба с «серыми» доходами, с разным успехом, но она идет, идет в целом успешно, достаточно посмотреть на количество отозванных лицензий, достаточно посмотреть на рост сборов подоходного налога и рост взносов в Пенсионный фонд и Фонд медицинского страхования.

И третье, потому что, когда общественное мнение, включая нобелевских лауреатов, говорит тебе о том, что минимальный или равный налог с бедных и с богатых – это не то что не панацея, а это только усугубляет, расширяет неравенство, рано или поздно этот аргумент дойдет до власти, это совершенно очевидно. И вот я считаю, что, например, первым шагом в этом направлении был введенный с нынешнего года налог на профессиональный доход, налог на самозанятых 4%. Это не налог на определенный вид деятельности, а налог на доход.

Иван Князев: И кстати, деньги там серьезные поступили уже в казну.

Никита Кричевский: Вопрос о наполнении казны за счет налога на профдоход не ставился, с самого начала не ставился, с самого начала ставился вопрос о том, чтобы обелить экономику, обелить доходы, привить людям налоговую культуру, чтобы люди понимали, что так удобнее, так проще, так легче жить. И это, я считаю, огромный шаг.

И те цифры, о которых вы хотите сказать, по Москве 16 миллиардов рублей с начала года, – это просто показатель того, что люди восприняли адекватно эту инициативу, и люди поверили, и люди идут. И это, на мой взгляд, один из тех шагов, которые приближают нас к введению прогрессивной шкалы.

Тамара Шорникова: Ну так ведь поверили-то единицы, у нас самозанятых 20 миллионов, а зарегистрировались всего ничего.

Никита Кричевский: Значит, не самозанятых, а тех, кто имеет отношение к «серой» экономике 25 миллионов. Это не значит, что 25 миллионов работают исключительно в «сером» секторе. Если вы работаете всю неделю, скажем, тем же учителем, а раз в неделю оказываете услуги по репетиторству, это не значит, что вы работаете исключительно в «сером» секторе. У вас это разовый доход.

Иван Князев: Да, вы частично самозанятый.

Никита Кричевский: Да, причем он не определяет вашу жизнь. Полностью «серый» сектор – это, давайте так, торговцы, изготовители контрафакта, это те люди, которые занимаются реализацией наркотиков, оружия, извините, проституцией, да, это полностью «серый» сектор, это то, что никогда в нашей стране легализовано не будет, никогда. Не потому, что мы такие заскорузлые и отсталые, а потому что менталитет у нас такой, что мы не можем себе позволить легализовать ту же проституцию и брать налог с этих людей? Почему? Потому что следующим шагом будет вопрос о том, насколько легально иметь оружие и убивать людей из того оружия, которое у тебя есть. А в нашей стране это очень щекотливый вопрос и очень опасный, поэтому этого не будет, поэтому есть некие общие нормы.

И когда эти общие нормы, главной из которой, национальной идеей не только лишь реванш, с реваншем-то как раз все нормально, посмотрите на Сирию, посмотрите на Африку, посмотрите на другие страны, тут-то все более-менее, мы поддерживаем этот курс, потому что менталитет такой, а вот когда они поймут, что национальная идея – это не патриотизм… Патриотизм есть общая, присущая всем черта, посмотрите, в Америке на каждом доме флаг, на каждом доме!

Иван Князев: Лишь бы они это поняли в тот момент, когда уровень социальной напряженности будет…

Никита Кричевский: Когда они поймут, что национальная идея – социальная справедливость, вот тогда мы увидим действительно реальные сдвиги. Насчет уровня социального напряжения: я не вижу высокого уровня социального напряжения, я достаточно долго живу и могу вам сказать, что я имею возможность сравнить, например, с концом 1980-х – началом 1990-х гг.

Иван Князев: Там было больше?

Никита Кричевский: Ох, в разы, в разы!

Иван Князев: Хорошо, а если по срокам, сколько лет?

Никита Кричевский: Ой, ну это только Нострадамус скажет.

Иван Князев: Ну хорошо.

Никита Кричевский: Вы знаете…

Тамара Шорникова: Просто по мне, мы как-то очень медленно идем на свет.

Никита Кричевский: Вы знаете, это может произойти буквально завтра, а может произойти с новым президентом. И кстати говоря, на чем я бы закончил, – я уверен, что пенсионный возраст в стране будет снижен. Это произойдет не сегодня и не завтра, не со следующего года, но он будет меньше. Вот когда это случится, вспомните о старике.

Иван Князев: Ваши слова да богу в уши.

Никита Кричевский был у нас в гостях, доктор экономических наук, профессор. Спасибо вам огромное.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Никита Кричевский: Спасибо вам.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (2)
Яков
Социальная справедливость при капитализме это оксюморон. И её не добиться даже введением самого прогрессивного налогообложения, ибо сам источник несправедливости - эксплуатация большинства меньшинством, присваивающим не им заработанную прибавочную стоимость, - никуда не денется. Сгладить неравенство - да, но убрать несправедливость - нет! Примитивные рассуждения про взять и поделить также не имеют к социальной справедливости никакого отношения. Взять, точнее - экспроприировать экспроприаторов - да. Законодательно запретить частную собственность на средства производства и природные ресурсы - безусловно. Но не делить, а направлять на общественное благо, в общественные фонды, как было в СССР. Словом, даёшь социализм и Советскую власть без прежних ошибок и благоглупостей!
Георгий Магир
Достаток - понятие расплывчатое. Надо говорить о стандарте потребления (СП). Все что выше СП должно регулироваться с помощью заградительных налогов. Чрезмерное потребление и бессмысленное накопление денег "в чулке"- это ВАНДАЛИЗМ!

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски