Никита Кричевский: С карманными расходами важно не переборщить, чтобы не развить у ребёнка чувство иждивенчества

Никита Кричевский: С карманными расходами важно не переборщить, чтобы не развить у ребёнка чувство иждивенчества
Владимир Собкин: Не надо относиться к молодым, как к недоумкам, ждать, когда они вырастут - они уже выросли!
Борьба с курением превращается в борьбу с курильщиками?
Реальные цифры: борьба с курением
На больничный! Представители каких профессий в нашей стране болеют чаще всего?
Россия управляет соцсетями? Американские спецслужбы уже ждут российского вмешательства в выборы
У среднего класса дела средне. Россияне со средним доходом чаще других теряют работу. И ищут дольше
Родителей, чьи дети оскорбляют учителей, накажут рублем, а самим хулиганам может грозить тюрьма
Зачем такая пенсионная реформа? Прогрессивную шкалу придётся подождать. География роста зарплат. Путин об Украине. Налог на старые машины
Бюджетные траты на пенсионеров сократили, а их жизнь к лучшему не изменили. Об эффективности пенсионной реформы
Сергей Лесков: В России власть своей герметичностью напоминает тайную ложу
Гости
Никита Кричевский
доктор экономических наук, профессор

Александр Денисов: В рубрике «Реальные цифры» подведем итоги недельного опроса: «Сколько нужно давать детям на карманные расходы?» Этот вопрос вам задавал профессор Никита Кричевский. И что у нас получилось?

Анастасия Сорокина: Подавляющее большинство школьников, по данным ВЦИОМ, сегодня получают деньги на карманные расходы. Это рассказали сами школьники. А что сказали родители?

Автор сообщения из Нижнего Новгорода своим детям – восьми и двенадцати лет – дает по 50 рублей в месяц. Он уверяет, что дети вполне удовлетворены такой суммой. А двенадцатилетняя девочка из Тюменской области получает в месяц от родителей около 13 тысяч – родители ей ежедневно дают по 500 рублей на карманные расходы. Сообщение из Амурской области: «Сыну девять лет. Плачу ему зарплату: 5–10 рублей за отметку «пять». И еще есть бонусы: за месяц 500 рублей где-то в среднем выходит».

Александр Денисов: А вот сообщение из Красноярского края. Женщина сыну-студенту дает по 50 рублей – больше нет возможности. Она учительница с высшим образованием.

В среднем наши зрители дают примерно 2 400 рублей в месяц подросткам в возрасте от семи до семнадцати лет. В эту сумму входят: проезд, питание в школе, оплата интернета, книг, а также мороженого, чипсов и других удовольствий.

Анастасия Сорокина: Какую сумму можно давать детям, в каком возрасте и в каком виде? Наличными или безналичными? Стоит ли платить зарплату за отметку? И как повысить финансовую грамотность? Обсудим сегодня с нашим гостем – доктором экономических наук Дмитрием Александровичем Кричевским.

Александр Денисов: С Никитой Александровичем.

Анастасия Сорокина: Ой! С Никитой Александровичем. Никита Александрович…

Никита Кричевский: Еще одним человеком, который меня не знает, стало меньше. Ха-ха-ха! Бывает.

Анастасия Сорокина: Пятница, оговорки. Никита Александрович…

Никита Кричевский: Да ну ладно! Ну что вы? Все нормально. Не читайте по утрам советских газет.

2 400 – мне кажется, весьма и весьма неплохая сумма для ребенка от семи до семнадцати лет. Ну понятно, что от семи лет, скажем, лет до десяти, наверное, несколько меньше. А что касается уже ребят постарше, то там больше.

Я полагаю, что… Каким образом можно повысить финансовую грамотность? Ну как можно научить человека плавать, если не бросить его в бассейн или в воду? Естественно, нужно прививать ему финансовую грамотность путем выделения ему определенных денежных сумм и смотреть за тем, как он ими распоряжается.

С другой стороны, здесь важно не переборщить и не развить у ребенка чувство иждивенчества, когда он знает, что родители всегда его подстрахуют, а если не хватит денег, то ему еще добавят, и в общем и целом все будет хорошо.

Это очень тонкая грань, которую должен для себя определять каждый родитель самостоятельно и индивидуально – в зависимости от того, как семья себя финансово чувствует. Мы с вами не сможем путем взглядов в экран, в камеру сказать: платите ему, предположим, 100 рублей, тысячу рублей или 100 тысяч рублей. Мы этого не сможем сделать, не сможем сказать. Мы можем только посоветовать сугубо индивидуально смотреть за тем, как ваш ребенок распоряжается деньгами и не появляется ли у него то самое чувство иждивенчества, о котором я сказал несколькими фразами ранее.

Александр Денисов: Вот про Овечкина (Настя, прости, пожалуйста), уж мы тут упомянули его. Я в интервью прочитал, что ему отец в детстве за каждую шайбу по три рубля платил. В общем…

Никита Кричевский: Но тогда были другие рубли.

Александр Денисов: Другие, конечно, конечно. Сейчас три рубля – это…

Никита Кричевский: И?

Александр Денисов: Хоккеист какой стал замечательный!

Никита Кричевский: Ну вы знаете, я не считаю, что…

Александр Денисов: Правда, в НХЛ уехал, конечно.

Никита Кричевский: Я не считаю, что отец таким образом стимулировал Александра забрасывать больше шайб.

Александр Денисов: И без этого бы забивал, скорее всего.

Никита Кричевский: Я тоже так думаю.

Александр Денисов: Приятный бонус такой был.

Никита Кричевский: Да, именно что бонус. Я уверен, что Саше чувство гола и чувство нацеленности на ворота было присуще.

Александр Денисов: Дороже денег.

Никита Кричевский: Да. И он забивал из удовольствия.

Но у меня огромная просьба ко всем, кто нас сейчас смотрит, ко всем нашим родителям дорогим. Ребята, если вы сталкиваетесь с тем, что ребенок по какому-то предмету не успевает, как бы вам хотелось, и не получает тех оценок, на которые вы рассчитываете, не думайте, что ваше чадо глупое и ваше чадо не достойно вашего поощрения. Вполне вероятно, что он гениален в какой-то другой области, в какой-то другой сфере. Смотрите за тем, что ему более интересно. Смотрите за тем, чем он увлекается. Смотрите за тем, что ему приносит удовольствие.

Правильно наши соведущие сказали: это же бонус в конечном итоге. Это бонус, который является неким стимулом, для того чтобы развиваться, для того чтобы получать хорошие оценки. Но не более чем бонус, не более чем бонус. Это первая часть.

И вторая часть – это, безусловно, воспитание, прививание финансовой грамотности. Это тот самый наполненный бассейн, в котором учатся плавать. А ваша задача как тренера – научить вашего ребенка плавать, а не просто заниматься заполнением бассейна и прочисткой его от всяких коронавирусов.

Анастасия Сорокина: Никита Александрович…

Никита Кричевский: Я!

Анастасия Сорокина: …эксперты в области экономики, которые приходят к нам в студию… вот красной нитью в их речи звучит история о том, что финансово безграмотные наши россияне.

Никита Кричевский: Так и пусть эксперты рассказывают вам.

Анастасия Сорокина: Вы говорите: «Учите своих детей грамотности». Люди не знают, как этому научить.

Никита Кричевский: Я вам скажу, что эксперты, которые приходят к вам в студию, сами безграмотные. Если бы они были грамотные, то они бы не приходили, а, по крайней мере, приезжали бы к вам в студию. А они к вам приходят.

Анастасия Сорокина: Хорошо. Расскажите, как научить детей финансовой грамотности.

Никита Кричевский: Кричевский приезжает, а они приходят и начинают вас учить. Пусть они поучат своих детей.

Александр Денисов: Были бы грамотные – в другой бы стране жили.

Никита Кричевский: Пусть они своих родителей поучат, как нужно было их воспитывать, чтобы они выросли здоровыми, умными и талантливыми в плане распределения финансов и финансовой грамотности. Как учить детей? Я вам только что сказал: наполните бассейн!

Александр Денисов: Никита, как многодетный отец… Мы же не врем? Многодетный отец, правильно?

Никита Кричевский: Так точно.

Александр Денисов: Будем раскрывать? Четверо детей у вас?

Никита Кричевский: Пока четверо.

Александр Денисов: Четверо. Дальнейшие планы…

Никита Кричевский: Еще не вечер.

Александр Денисов: Да-да, еще не вечер. Вы-то как воспитываете финансовую грамотность? Раскройте. Понятно, всем обоюдно мы не расскажем, всем советы не дадим одинаковые, но тем не менее про себя расскажите.

Никита Кричевский: Вот послушайте старика. Старшему ребенку я давал деньги за хорошие оценки, за отличные оценки. Это было правило.

Александр Денисов: В школе?

Никита Кричевский: Да, естественно. Второму ребенку – я уже не очень хорошо помню, давал я или нет. Ну, совершенно очевидно, что какие-то материальные стимулы присутствовали. Удалось ли мне воспитать финансовую грамотность в старших детях? Я должен вам сказать: нет. Нет, не удалось. Не удалось!

Александр Денисов: А почему вывод такой?

Никита Кричевский: Потому что даешь какие-то деньги – и у ребенка возникает чувство, что…

Александр Денисов: …что деньги есть.

Никита Кричевский: …что деньги есть и что это как бы… ну не манна, которая падает с неба, но нечто подобное, то есть это будет при любой погоде. Ну, если тебе что-то не удастся, то всегда можно поклянчить, потому что родители…

Александр Денисов: Как есть песня такая: «Твой батя все решит».

Никита Кричевский: Конечно. Они же всегда войдут в положение, они всегда помогут, они всегда все сделают.

Я не могу сказать, что он купался в роскоши, ни в коем случае. Да и роскоши никакой не было, и в помине не было. Но не получилось, не получилось. И он, уже будучи взрослым парнем (а ему будет через два месяца 31 год), нашел себе другой бассейн – не родительский, а уже вольный бассейн, реку, море, называйте это как угодно, и уже там учился: через кредиты, через возврат каких-то денег, которые он занимал у друзей и знакомых. И только во второй половине своих двадцатых он более или менее понял, как надо себя финансово вести.

Поэтому я не могу дать какой-то универсальный рецепт. Да его и нет, потому что, поймите, экономика – это на 50% не деньги, а психология. Это не я сказал, а автор немецкого экономического чуда Людвиг Эрхард, на секундочку. Понимаете? Психология. Вот ты не сможешь воспитать в ребенке, каким бы ты гениальным родителем ни был, не сможешь воспитать в ребенке вот эти качества, например, аналогичные чистописанию или каллиграфическому почерку. Ну не сможешь. Не сможешь! Потому что это психологически важно. Вот что-то, может быть, где-то не получилось. Может быть, в самом раннем детстве мама его излишне опекала, излишне защищала. А ведь такое тоже могло быть. И у меня, кстати, была эта история.

У меня была эта история, потому что первый ребенок родился в 89-м году. И в начале 90-х мы делали все, чтобы не выпускать его из-под юбки, ну потому что время было такое, время было такое. 90-е годы, а особенно начало 90-х годов – это беспредел, это разгул преступности, наркомании, это киднеппинг массовый. Это очень серьезные проблемы. Тогда не было власти. И все родители вот так держали своих чад у груди и боялись их отпустить на расстояние вытянутой руки даже. Может быть, из-за этого он стал таким. Может быть. А может быть, из-за чего-то другого.

Но еще раз повторяю: от психологии. И финансовая грамотность – это следствие того воспитания, которое вы закладываете ну буквально с младенчества. Ничего не поделаешь.

Анастасия Сорокина: Дадим слово зрителям.

Александр Денисов: Да.

Анастасия Сорокина: На связи Кемерово, Наталья дозвонилась. Здравствуйте, Наталья.

Зритель: Добрый день. Вы знаете, я хотела сказать, что должна быть какая-то валюта. Вот в нашем детстве была валюта… Ну, например, чтобы сдать деньги, сдать бутылки. Это были молочные бутылки, бутылки из-под газированной воды. Вот сейчас, может быть, пластиковые бутылки…

Никита Кричевский: Видите ли, в чем дело? Видите ли, в чем дело? Подождите. Мы вспоминаем свое детство и пытаемся, как генералы, которые готовятся к прошлым войнам, спроецировать, экстраполировать (уж извините) наш опыт на то, что происходит сегодня. Не получится. Не получится! Да, я сам сдавал бутылки. Я сам сдавал бутылки, и это были очень хорошие деньги: «чебурашка» стоила 20 копеек, стеклянная бутылка из-под кефира – 15 копеек.

Александр Денисов: На свеклу, наверное, летом ездили подрабатывать.

Никита Кричевский: Обязательно. Мы каждый раз куда-то мечтали вырваться для того, чтобы заработать лишние деньги. В общем, даже когда я сдавал те самые бутылки, отстаивал очередь в пунктах приема стеклопосуды, я приносил эти деньги домой, и мама мне выделяла какие-то средства для того, чтобы у меня были карманные расходы. Но это было… Когда это было? 30–40 лет назад! Ребята, ну вы чего? Вы чего?! Тем более в Кемерове. Ну о чем вы говорите?

Александр Денисов: А давайте посмотрим…

Никита Кричевский: Сейчас совершенно другие интересы у людей, у ребят совершенно другие предпочтения. Сейчас интернет, сейчас мобильные телефоны, сейчас высокопроводная связь, сейчас игры, сейчас… И самое главное – сейчас соблазны. А соблазны – это тот самый снюс, о котором вы неоднократно говорили в студии. Вот от этого надо оградить, чтобы не повторить опыт 90-х в Кемерове, где наркомания в 90-х просто зашкаливала. Это я знаю по собственному опыту пребывания в этом городе.

Александр Денисов: У нас есть материал из Тамбова и Краснодарского края. Вот сколько денег на карманные расходы дают там наши герои, герои репортажа? Давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Александр Денисов: Ну что? Очень хорошие сюжеты. И видно, что дети выводы правильные делают. Первая девочка, Алиса из Тамбова…

Никита Кричевский: Второй сюжет, мне кажется, отчасти фейковый.

Александр Денисов: Почему?

Никита Кричевский: Потому что: «Мы ходим на выходных по магазинам, обедаем в кафе…»

Александр Денисов: Ну, может быть, чуть приукрасили.

Никита Кричевский: Слушайте, а вы видели, какой антураж на кухне, да?

Александр Денисов: Ну там мама дизайнер, Никита. Я тоже обратил внимание.

Никита Кричевский: А ведь это тоже денег стоит.

Александр Денисов: Мама – молодец!

Никита Кричевский: Что хочется нашим зрителям подсказать? Смотрите, следите за тем, как питаются ваши дети в школах.

Александр Денисов: Кстати, да. Вот пицца и прочее – это грустно звучит.

Никита Кричевский: Мы в свое время в Советском Союзе, если вы помните, друзья мои, мы не платили за завтраки, не сдавали деньги, которые нам давали родители. Мы их оставляли себе на карманные расходы.

Александр Денисов: Сейчас, слава богу, до четвертого класса тоже будет горячее питание.

Никита Кричевский: Ну, когда будет, тогда и поговорим. При этом мы говорим о старших классах. Вот вы даете деньги. А вы уверенны, что ваш ребенок не голодный? Но это совершенно не означает, что он действительно не голодный.

Александр Денисов: На кроссовки он откладывает.

Никита Кричевский: Поговорите с учителями, поговорите с классным руководителем. Попросите, чтобы проследил учитель за тем, как питается ваш ребенок и, главное, что он потребляет.

Анастасия Сорокина: Мне присылает учитель фотографии: он ест мармелад и какую-то ерунду.

Никита Кричевский: Вот какую-то ерунду. Видите? Но ведь учитель на то и учитель, чтобы сделать так, чтобы ваш ребенок не потреблял то, что вам не нравится.

И еще один важный момент – насчет пиццы, мармелада, конфет и всего остального. А вы знаете, какие там ингредиенты?

Анастасия Сорокина: У меня вопрос: зачем это в школе продавать? Если мы говорим про правильное питание…

Никита Кричевский: Ну, если это продают… Мы можем десять лет рассуждать, что это не нужно продавать в школах, а за эти десять лет ваш ребенок получит гастрит. И это в лучшем случае.

Александр Денисов: Вы знаете, Никита, с Настей мы как раз разговаривали. Сейчас же карта «Москвенок» для школьников, и в ней можно ограничения вводить. Настя, расскажи.

Анастасия Сорокина: Ты можешь отметить то, что ты не хочешь, чтобы ребенок покупал в столовой.

Александр Денисов: Да. Они по ней входят и по ней же в столовой оплачивают свои покупки.

Анастасия Сорокина: Ты видишь, что он купил.

Никита Кричевский: Ребенок найдет множество причин, чтобы обойти эти ограничения.

Александр Денисов: Найдет варианты.

Никита Кричевский: Он может приобретать по дороге, например, из школы домой. Вы скажете: «А каким образом?»

Александр Денисов: Но только в школе карта действует.

Никита Кричевский: Карту мамы или папы заведет себе в телефон и будет расплачиваться телефоном. Ну что вы, как дети малые, ей-богу? Это же XXI век!

Александр Денисов: Вот финансовая грамотность, Никита. Вот о чем вы говорите. Теперь мы поняли, да.

Никита Кричевский: Я вам говорю: вы не научите детей финансовой грамотности. Они вас научат. Ваша задача – привить им рамки, поставить границы, сделать так, чтобы не зашкаливал вот тот процесс, о котором мы говорим, чтобы не было иждивенчества, чтобы не было чувства вседозволенности и чувства всемогущества.

Я 35 лет вспоминаю своего одноклассника, у которого были очень богатые родители, очень богатые родители. Они в Советском Союзе работали за границей, если я не ошибаюсь, в МАГАТЭ. А МАГАТЭ – это организация…

Александр Денисов: …по контролю над ядерными…

Никита Кричевский: Да. И мама, и папа. Они приехали оттуда. И, вы не поверите, мы в десятом классе, когда готовились к выпускному вечеру, многие впервые… и я, например, впервые увидел не только видеомагнитофон, но и видеокамеру. Это 86-й год. Можете себе представить? Видеокамера! Живая видеокамера. И видеомагнитофон – но не тот, который чемодан, а который ты принес с собой в школу. И мы обалдели!

Александр Денисов: Они еще в 90-х не у всех появились, а в 86-м…

Никита Кричевский: Это вообще был… Ну, для сравнения. В 88-м и в 89-м году, да даже в 90-м уже видеодвойка – телевизор с видеомагнитофоном – в Москве была под деньгам равноценна однокомнатной, а то и двухкомнатной квартире. По деньгам.

Александр Денисов: Так вот, к однокласснику, у которого богатые родители. И что?

Никита Кричевский: Вы знаете, он ходил в школу в одних и тех же кроссовках. Это не то, что сейчас. Зима, холод. А ему не покупали хорошие вещи. Ему покупали так, чтобы он не выделялся и не чувствовал себя в приоритете по сравнению с нами. И когда мы это увидели, когда мы поняли, что он мог себе позволить, мы просто начали уважать его родителей, в первую очередь отца.

Александр Денисов: Уважать? Или недоумение?

Никита Кричевский: Нет, уважать. Потому что мы же понимали, что он может себе позволить существенно больше, чем мы, но он ничем от нас не отличался. Мы были дети среднего класса, советская интеллигенция. И он был такой же, как и мы, хотя возможностей было столько! И квартира наверняка была упакована, и машина была.

Александр Денисов: А это важно – не выделяться? Да, Никита?

Никита Кричевский: Не то чтобы важно не выделяться, но выделяться надо в другом. Выделяться надо в развитии интеллекта. Выделяться надо в качестве своего поведения, своего общения с окружающими, в том, как ты себя преподносишь, в том, как ты себя реализуешь.

Александр Денисов: Спасибо большое, Никита, спасибо. Интересный разговор. Вырулили мы на какие вопросы-то под конец.

Никита Кричевский: Все хорошо будет.

Александр Денисов: Да. Обсуждали…

Никита Кричевский: Все будет хорошо. Не переживайте, не волнуйтесь. И детки вырастут хорошие. И все будет нормально – и у нас, и у страны.

Александр Денисов: Спасибо, Никита. Вернемся после новостей, обсудим большую тему – поговорим про наших чиновников. Не прощаемся.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски