Никита Кричевский: Мишустин - человек творческий и адекватный, который не будет разбрасываться лозунгами, который будет работать

Никита Кричевский: Мишустин - человек творческий и адекватный, который не будет разбрасываться лозунгами, который будет работать
Зачем такая пенсионная реформа? Прогрессивную шкалу придётся подождать. География роста зарплат. Путин об Украине. Налог на старые машины
Бюджетные траты на пенсионеров сократили, а их жизнь к лучшему не изменили. Об эффективности пенсионной реформы
Сергей Лесков: В России власть своей герметичностью напоминает тайную ложу
Олег Бондаренко: Один из двух больших проигрышей Путина на Украине – это возвращение Крыма
Алексей Коренев: У нас несправедливы не только налоги, но и отчисления. В фонд соцстраха те, чей доход до 912 тысяч, платят 2,9%. А те, кто получают больше, не платят вообще
Действия при нападении хулигана, вооруженного ножом. Помощь пострадавшему с колотой раной
Алексей Зубец: Согласно нашим расчётам, реальные зарплаты людей будут расти практически по всей стране
Самые популярные народные поправки в Конституцию
Налог на старые машины увеличат
Зачем такая пенсионная реформа?
Гости
Никита Кричевский
доктор экономических наук, профессор

Константин Чуриков: Прямо сейчас поговорим, конечно, о самых трудолюбивых из нас – о персоналиях в новом Правительстве. Кто там новый? Кто из прежнего состава? И, конечно, о задачах, которые министрам новым и сохранившимся предстоит решить. Но сначала давайте напомним, кого куда назначили. Внимание на экран!

Оксана Галькевич: Да, кто пришел, а кто остался. Ну, сохранили свои посты почти все министры силового блока. Сергей Шойгу – министр обороны, как и было. Владимир Колокольцев – глава МВД, как и прежде. Евгений Зиничев руководит МЧС. Поменялся только министр юстиции – на эту должность пришел Константин Чуйченко.

Константин Чуриков: Ну, не только, не только. В Минэкономразвития тоже появился новый министр – Максим Решетников вместо Максима Орешкина, поменяли Максимов. Но больше всего в кабмине обновился социальный блок, где заменили вообще всех руководителей: Михаил Мурашко стал главой Министерства здравоохранения, Ольга Любимова – министром культуры вместо Владимира Мединского, а Валерий Фальков – главой Минобрнауки.

Оксана Галькевич: Идем дальше. Сергей Кравцов стал министром просвещения вместо Ольги Васильевой. Антон Котяков руководит теперь Минтрудом. Максут Шадаев стал министром цифрового развития, связи и массовых коммуникаций. Ну и Олег Матыцин возглавил Министерство спорта. Между прочим, тоже важная сейчас позиция в связи с последними событиями.

Константин Чуриков: Важная. Но это еще не все. У председателя Правительства Михаила Мишустина будет девять замов вместе прежних десяти. Первым вице-премьером назначен бывший помощник президента по экономике Андрей Белоусов. Еще восемь человек стали просто вице-премьерами: Дмитрий Григоренко, Виктория Абрамченко, Татьяна Голикова, Юрий Борисов… Еще кто?

Оксана Галькевич: Еще Дмитрий Чернышенко, Юрий Трутнев, Александр Оверчук и Марат Хуснуллин. Некоторые фамилии и имена, кстати, весьма хорошо знакомы, может быть, москвичам в первую очередь. Из них на этой должности в прошлом Правительстве работали только трое: Голикова, Борисов и Трутнев. Всех увидели.

Константин Чуриков: И, в общем-то, о тех, кто остался. Свои посты сохранили: глава МИД Сергей Лавров и руководитель Минфина Антон Силуанов, который при этом лишился должности первого вице-премьера. Александр Новак продолжит возглавлять Минэнерго, Евгений Дитрих – Министерство транспорта, Денис Мантуров – Минпромторг. Дмитрий Кобылкин по-прежнему министр природных ресурсов. Дмитрий Патрушев – это Минсельхоз. Владимир Якушев – Минстрой. Александр Козлов – Министерство по развитию Дальнего Востока и Арктики.

Оксана Галькевич: Всех вроде бы назвали, никого не упустили, никого не забыли.

По словам президента, состав глав ведомств был серьезно обновлен. Но удастся ли ему выйти на высокие показатели? Накануне после встречи с Владимиром Путиным премьер Михаил Мишустин провел первое заседание, на котором обозначил приоритетные задачи. Главные из них – это демография, рост доходов населения, а также повышение уровня жизни.

Константин Чуриков: У нас в студии – Никита Кричевский, доктор экономических наук, профессор. Никита Александрович, здравствуйте. С новым Правительством вас!

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Никита Кричевский: Громкие и продолжительные аплодисменты! Все встают и радуются.

Оксана Галькевич: Нет, ну что? Сегодня первый рабочий день нового Правительства. Хотим от вас комментариев.

Константин Чуриков: Главные и приоритетные задачи, которые сформулированы, – демография, рост доходов населения и повышение уровня жизни – будут ли, с вашей точки зрения, выполнены новым кабинетом министров?

Никита Кричевский: Вы сейчас что-то не то спросили.

Константин Чуриков: А что надо было спросить?

Никита Кричевский: Давайте еще раз, Константин. «Вне всякого сомнения, будут выполнены, но тем не менее…» – вот так вот поставьте вопрос.

Константин Чуриков: Вот так, да. Вне всякого сомнения…

Никита Кричевский: …будут достигнуты…

Константин Чуриков: …выполнит кабинет министров поставленные задачи. Но как он это сделает?

Никита Кричевский: В вашем вопросе сомнение. Выполнит или нет?

Константин Чуриков: Выполнит, безусловно. Меня можно крупно? Кабинет, безусловно, выполнит поставленные задачи. Но нашего гостя Никиту Кричевского мы хотим спросить: как он это сделает, кабинет министров?

Оксана Галькевич: А теперь на камеру товарищу полковнику, Константин.

Никита Кричевский: Как он это сделает? Ну, я не знаю, как он это сделает.

Но я почему обратил ваше внимание на формулировку вопроса? Потому что, посмотрите, впервые за многие годы (ну давайте не о десятилетиях все-таки, а о годах будем говорить) на первом месте у нас не рост экономики, не снижение инфляции и не повышение инвестиционной активности, а благосостояние людей: демография, благосостояние и рост уровня жизни. Это, вне всякого сомнения, позитивное начало для работы этого кабинета, вне всякого сомнения. Потому что до этого нам говорили: «Вот будет расти экономика – и будут зарплаты, и будут деньги в кармане у населения». Да ничего подобного! Да ничего подобного! Мы живем в рыночной экономике – так же, как и весь мир.

Смотрите. Если на каком-то предприятии вырастет производительность труда, то и увеличится выручка у этого предприятия. Ну какой смысл руководству, собственникам этой компании повышать заработную плату своим работникам? Они просто больше положат себе в карман. Она найдут тысячу причин, для того чтобы оправдать то, что они делают, для того чтобы сказать: «Вы знаете, у нас кредиты, у нас депозиты, у нас пятое, у нас десятое, у нас расчеты с учредителями, со старыми хозяевами-собственниками, – и прочее, прочее, прочее, – поэтому потерпите, затяните пояса. Скоро будет лучше».

Константин Чуриков: Никита Александрович (извини, Оксана), а как на эту тысячу причин отреагировать, чтобы работодатель, вот этот бизнес больше этого не делал?

Никита Кричевский: Очень просто: установить обязательный к выплатам МРОТ. МРОТ установлен на сегодня, но нужно по закону сделать так, что вы можете оформлять человека хоть на 0,1 ставки, хоть вообще на один час в месяц, но платить вы ему должны МРОТ, не ниже.

И еще один момент. Вы можете платить человеку столько, сколько захотите, но не ниже МРОТ, и при этом перечислять в Пенсионный фонд России не менее определенной суммы – скажем, 5 тысяч рублей. Какой смысл будет скрывать зарплату, реальную зарплату, если все равно в Пенсионный фонд нужно перечислять не меньше 5 тысяч?

Оксана Галькевич: Будут скрывать сотрудников, Никита Александрович.

Никита Кричевский: Нет.

Оксана Галькевич: Уводить их в «серую» зону.

Никита Кричевский: Нет. А как? А как? Как им платить?

Константин Чуриков: Никита Александрович, подождите. То, что вы говорите…

Никита Кричевский: Чтобы заплатить «всерую», нужно эти деньги обналичить. Обналичка сегодня стоит, если не поймают, до 30%.

Константин Чуриков: Никита Александрович, то, о чем вы сейчас говорите – этого же нет в программе нового Правительства.

Никита Кричевский: Кто вам это сказал, Константин?

Константин Чуриков: А кто вам сказал, что это есть?

Никита Кричевский: Я не знаю. Но у меня вопрос совершенно по-другому стоит: какие-то конкретные меры будут предложены и выполнены для того, чтобы воплотить в жизнь то, о чем говорил Мишустин?

А Мишустин – человек творческий. Мишустин – человек адекватный. Мишустин – человек, понимающий ситуацию в экономике. Мишустин – человек, который не будет разбрасываться лозунгами, после этого садиться на вертолет и лететь, предположим, в Плес или куда-то в Италию. Я не знаю, я не знаю. Это человек, который будет работать. Это трудоголик. Я как человек, его знающий, я надеюсь, весьма неплохо лично, утверждаю это категорически.

Оксана Галькевич: Никита Александрович, вот вы сказали, что впервые в центр экономической модели поставлен человек с его доходами. Ну смотрите. В арифметике…

Никита Кричевский: Это то, о чем мы с вами говорили все последние годы.

Оксана Галькевич: Да, много раз. Ну смотрите. В арифметике как? От перестановки мест слагаемых сумма, результат не меняется. А в экономике как? Ну, поменяли местами…

Никита Кричевский: Это огромная ошибка, Оксана, это огромная ошибка – то, что мы меряем экономику, суть социальную науку, исключительно цифирью. Вот от перемены мест слагаемых, числитель на знаменатель, логарифмическая линейка, алгоритмы и прочее. Это все здорово! Это все классно! Но экономика – это мы с вами.

Оксана Галькевич: А мы не меряем. Я поэтому и спросила: а как в экономике, Никита Александрович?

Никита Кричевский: Повышать доверие людей к действиям государства. Учитывать менталитет нашего народа. Посмотреть назад в историю и понять, что мы – нация молодая, доверчивая, можно даже сказать, где-то легковесная и легкомысленная. И как только делается минимальный шажок в нашу сторону, мы тут же начинаем громко аплодировать и подбрасывать в воздух чепчики.

Константин Чуриков: Это правда. То есть вы хотите сказать, что теперь не время вообще повышать какой-либо сбор или налоги?

Никита Кричевский: Ой, я об этом даже не думаю.

Константин Чуриков: Не время вот эту удавку набрасывать?

Никита Кричевский: Я об этом даже не думаю. Не будет этого.

Оксана Галькевич: А прогрессивная шкала налогообложения? Не вы ли топили «за»?

Никита Кричевский: Не будет, не будет этого, никакого повышения налогов и сборов. Этого не будет, этого не будет.

По поводу повышения налогообложения. К своему несчастью, я очень надеялся, будучи таким же русским человеком, как и вы, на то, что это будет сказано в послании президента. Я ждал этого момента, но не дождался.

Из разговоров с руководителями государства в прошлом году, в конце прошлого года – первый вопрос был: «Как вы относитесь к прогрессивной шкале?» Первый вопрос. Вот мы встречаемся, и первый вопрос: «Как вы относитесь?» Вот тот – «за». Вот тот – «против». Назывались очень известные фамилии. А второй тезис шел: «Лучше это не сегодня, а на избирательный электоральный цикл».

Константин Чуриков: Чуть-чуть подождем?

Никита Кричевский: Да.

Оксана Галькевич: То есть все-таки будет, но не сейчас, а чуть позже?

Никита Кричевский: Да. Я так понимаю, что это будет в следующем году.

Константин Чуриков: Ольга из Краснодарского края, присоединяйтесь к нам, с вами будет еще интереснее. Здравствуйте, Ольга.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Ольга.

Зритель: Здравствуйте, добрый вечер.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Ваш вопрос Никите Кричевскому.

Зритель: Я вот спрашиваю: что мы ждем от нового Правительства? Вообще-то, честно говоря, ну ничего! Как было, так и, я думаю, будет. Мы сидим на работе, возмущаемся. Мне 68 лет, я работаю. А почему? Потому что у меня пенсия – 8 200. Вы думаете, мы проживем в данное время на эти деньги? Коммуналку платить нужно. Вот зима, а у нас 6–8 тысяч…

Константин Чуриков: Ольга, а на какой работе вы сидите и возмущаетесь? Что за работа у вас?

Зритель: Я работаю уборщицей в аптеке. У меня 8 тысяч зарплата и 8 тысяч пенсия. Мы на группе с мужем и работаем. Платить за коммуналку 8 тысяч. И как можно дальше жить? И Правительство о нас вообще ничего не думает.

Константин Чуриков: Ольга, а ваша группа инвалидности вам позволяет убирать помещения, работать в этом качестве? Ваша группа инвалидности вам позволяет?

Зритель: Ну да. Просто я по сердцу, ну и муж по сердцу. Ну да, я убралась, помыла, девочкам помогаю с товаром. Вот так вот. В принципе, не очень тяжело, но все-таки не лишний раз посидеть бы дома. А я не имею такой возможности. И муж тоже работает.

Константин Чуриков: К сожалению, к сожалению. Спасибо вам за звонок.

Почему Ольга не верит, что что-то изменится к лучшему с новым кабинетом?

Никита Кричевский: Не верит, и правильно делает. Надо сказать большое спасибо власти, которая на протяжении почти 30 лет обманывала Ольгу, меня и вас. Молодцы! А что они хотели? Что хотел господин Медведев, когда на протяжении многих лет говорил о том, что не сегодня, так завтра затянем пояса? Ну, это несколько раньше. Заработает экономика, польются инвестиции к концу года, дадут отдачу национальные проекты – и Ольге будет хорошо, Ольге будет в шоколаде. Ничего этого не получилось. Ничего этого нет! А на что эти люди надеялись? На то, что они будут врать по телевизору каждый день, даже Оксане на пресс-конференции.

Оксана Галькевич: Посмотрите в мои глаза, друзья.

Никита Кричевский: Да.

Оксана Галькевич: Даже мне.

Никита Кричевский: Даже Оксане на пресс-конференции. Я про ушедшего премьера Медведева.

Оксана Галькевич: Там он высказал свое мнение на самом деле.

Константин Чуриков: А теперь, кстати…

Никита Кричевский: На самом деле его мнения, Оксана, не бывает. Будучи премьер-министром, вторым человеком в стране, что значит «я высказал свое мнение»? Ты второй человек, ты премьер-министр. Нас не интересует твое мнение. Твое мнение на кухне. Вот на кухне и высказывай. А ты работаешь на всю страну, на весь мир.

Константин Чуриков: Никита Александрович, это сейчас второй человек в Совете Безопасности.

Оксана Галькевич: По-прежнему.

Никита Кричевский: Очень хорошо. Но это не твое мнение, а это мнение государства.

Оксана Галькевич: Мнение государства.

Никита Кричевский: Это мнение государства. Вот тебе не нравилось в Советском Союзе, и ты говорил о том, что в Советском Союзе плохо. А что не нравилось? Ты закончил бесплатно университет. У тебя были все льготы, все гарантии. Ты даже не думал о том, что может быть как-то по-другому, как-то иначе. В последние годы не было продуктов питания в магазинах? Так давайте «600 секунд» посмотрим, выпуски 91-го года, где ведущий Александр Глебович показывал, как вагоны с продовольствием просто выбрасываются на подъездных путях к Питеру. Ровно такая же история была в Москве. Эти люди были найдены? Нет. Зато хаять Советский Союз и говорить о том, что там все было плохо, – это у этих людей в норме вещей, в порядке вещей.

Константин Чуриков: Пишет Вячеслав, Воронежская область: «По Кричевскому, оказывается, можно без роста экономики впервые повысить уровень жизни». Никита Александрович, как ответите Вячеславу?

Никита Кричевский: Ой, как дремучая некомпетентность! Дорогой вы наш зритель, в Европе есть одна страна, где темпы экономического развития за последние 50 лет были самые маленькие среди всех европейских стран, самые низкие. И одновременно в этой стране самый высокий уровень жизни. Знаете, как называется эта страна?

Константин Чуриков: Ну букву «Ш».

Никита Кричевский: Швейцария. Швейцария. Швейцария, мой дорогой! Самые низкие темпы экономического роста за последние 50 лет и самый высокий уровень жизни. Вы хотели бы жить в Швейцарии? Я – да. Но я русский человек, и я живу в России. И я хочу, чтобы в России можно было жить, как в Швейцарии, и даже лучше, чем в Швейцарии.

Оксана Галькевич: Раз уж мы перешли к мнениям наших телезрителей, вы знаете, мы на этой неделе запустили новый опрос для нашего проекта «Реальные цифры» и как раз спрашиваем в связи с назначением нового Правительства, какие люди могли бы наказы им дать, решения каких проблем им хотелось бы в первую очередь дождаться. Вот смотрите. На первом месте – создание рабочих мест.

Константин Чуриков: Это пока по итогам двух дней опрос.

Оксана Галькевич: Это предварительно, предварительно.

Никита Кричевский: Сразу коммент, сразу коммент, Оксана.

Оксана Галькевич: Да?

Никита Кричевский: ФРС США имеет две цели, такие стратегические цели в своей деятельности, в своем управлении. Первая цель – это инфляция. Вторая цель – это создание рабочих мест.

Оксана Галькевич: Рабочие места.

Никита Кричевский: Это аналог российского ЦБ.

Константин Чуриков: Это их мегарегулятор.

Никита Кричевский: Да, только на американский лад. Что мешает нам сделать то же самое? Но я бы на первое место поставил знаете что? Не врать. Не обманывать, не врать. Потому что… Подождите, Оксана, я закончу. Потому что все просто, ну я не знаю, от счастья просто угорают – от того, что президент рассказал нам о том, что будут материнский капитал и пособия выплачиваться на первого ребенка, на второго, на третьего и так далее.

А мы с вами в конце года говорили о том, что пособие на первого ребенка тогда, в том году, платилось из федерального бюджета, а на второго ребенка платилось из материнского капитала. Сейчас что-нибудь изменилось? Нет. Нет! Не до этого было, потому что перестановки в Правительстве. Может быть, что-то изменится. Может быть, после наших эфиров что-то изменится.

Константин Чуриков: То есть не угорать, а в суть вникать?

Никита Кричевский: То есть смысл такой: если вы родили второго ребенка и пришли, использовав перед этим маткапитал на частичное погашение ипотеки, пришли после этого за пособием, то у вас ноль! Повышение материнского капитала на второго ребенка и одновременно увеличение срока выплаты пособий с трех до семи лет означает на практике только одно: вы не выберете весь маткапитал за три года (ну, от полутора до трех лет), вы его не выберете.

Поэтому Правительство Медведева предложило Путину представить меру – увеличить этот временной лаг с трех до семи лет. И все. А если вы взяли деньги на маткапитал и использовали, скажем, на ипотеку или еще на что-то, то у вас ничего, то вы ничего не получите. Но и это не проблема.

Константин Чуриков: Оглашаем весь список…

Никита Кричевский: Проблема, повторяю еще раз, в том, чтобы не врать. Не надо нам ничего. Не врите!

Оксана Галькевич: Ну, может быть, частично под «не врать» можно считать наказ – борьба с коррупцией. Ведь те, кто берут взятки, они так или иначе обманывают. Смотрите, на втором месте повышение пенсий и зарплат.

Константин Чуриков: Повышение зарплат – это тоже «не врать».

Оксана Галькевич: Нет, сначала пенсий.

Никита Кричевский: Само высказывание: «Мы боремся с коррупцией». Но ведь вы же врете. Ведь вы же врете! Ведь вы с 2008 года, когда вы приняли федеральный закон ФЗ-273 «О противодействии коррупции», ведь вы боретесь 12 лет. Двенадцать лет! И 12 лет вы находите тайники по типу тайника полковника Захарченко. Молодцы! Прекрасная борьба с коррупцией! Что же вы врете?

Константин Чуриков: Нам еще звонит Николай, Ставропольский край.

Никита Кричевский: О, это меняет дело!

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Николай.

Константин Чуриков: Николай, здравствуйте.

Зритель: Я хотел бы обратиться к Илье Кричевскому…

Константин Чуриков: К Никите.

Оксана Галькевич: Никита Кричевский, да.

Никита Кричевский: Илью убили в 91-м.

Зритель: Ой, простите, к Никите.

Константин Чуриков: Да-да, пожалуйста.

Зритель: Никита…

Никита Кричевский: Да!

Зритель: Как вы думаете, если при президенте создать организацию, подобную СМЕРШ, которая была во время войны, намного бы быстрее выполнились все эти пожелания, которые сейчас поставлены перед Правительством?

Никита Кричевский: Да, да. Только это называется более цивилизованно. В Сингапуре, например, Бюро по противодействию коррупции. Там полномочия такие, что СМЕРШу они и не снились. И президент не может ничего им сделать, потому что президент назначает, но он не властен над этим Бюро по противодействию коррупции. Там несколько десятков человек. Ну, в Сингапуре 5 миллионов жителей.

У нас это могло бы быть несколько тысяч человек. Ты имеешь право проводить обыски без решения суда. Ты имеешь право вторгаться в любые помещения, когда тебе захочется: днем, утром, вечером, без разницы. Ты имеешь право арестовывать всех, кого посчитаешь нужным, и только после этого выходить в суд.

Константин Чуриков: А за квартиру, доверху набитую деньгами, там что будет по их Уголовному кодексу?

Никита Кричевский: Вы знаете, там такой квартиры не может быть.

Оксана Галькевич: Ну, там квартиры поменьше просто.

Никита Кричевский: Это во-первых. Во-вторых, там нет наличных денег. Там просто нет наличных денег. У нас они есть, а там их нет.

Оксана Галькевич: Ну, кстати, к этому и у нас все идет.

Никита Кричевский: Первое, что бы случилось, если бы нашли хоть нечто подобное в Сингапуре – это в отставку ушел бы весь силовой блок, начиная с начальника ГУВД, начальника областной полиции, министра внутренних дел, заканчивая курирующим вице-премьером. Это было бы просто без разговоров. Я не исключаю, что и премьер-министр. Я не исключаю. Ну, это в нашей транскрипции премьер, потому что в Сингапуре премьер – это высшее должностное лицо.

Константин Чуриков: Вице-премьером стал Андрей Белоусов, в прошлом помощник президента по экономике. Тот самый, который, в общем, предлагал бизнесу (стало известно об этом письме в свое время) поделиться 500 миллиардами рублей.

Никита Кричевский: И правильно предлагал.

Константин Чуриков: Тот, который потом ругал бизнес – ну, тех, кто «слил» это письмо. Он сказал: «Такие миллиарды, а такие идиоты».

Никита Кричевский: Правильно.

Константин Чуриков: Какой сигнал получил бизнес вот этим назначением?

Никита Кричевский: Мне сложно сказать, какой сигнал получил бизнес.

А что касается того письма, то письмо было абсолютно верным. Почему? Потому что у нас есть компании, налоговая нагрузка у которых – 60–70% от выручки, а есть компании, которые платят 4–6% от выручки. И Белоусов говорит: «А как так? Вы же все в одинаковых условиях. Будьте добры…» Ну, этот вопрос замяли, заиграли, заговорили. И с тех пор ничего не то что не сдвинулось, а невыполненными остались даже обещания крупного олигархического бизнеса инвестировать несколько триллионов рублей в развитие внутренней экономики. Даже это не сделали.

Что касается нынешнего назначения, то есть два момента, на которые я хотел бы обратить ваше внимание.

Момент первый. Не кто иной, как Белоусов, является ключевым автором Майских указов и национальных проектов. Президент ему сказал: «Ты прекрасно написал. А теперь будь добр воплотить то, что ты мне предложил, то, что подписал уже я».

Знаете, это как в фитнесе. Возможно, кто-то из наших зрителей… Многие из наших зрителей поймут, о чем я говорю. Есть инструктор, тренер, который показывает тебе пару раз, а дальше говорит: «Ну а теперь ты». Вот один-два раза показал и говорит: «Тут надо вот так. И спину. Главное – держите спину. И приседайте аккуратнее, ровнее, как будто садитесь на скамеечку».

Константин Чуриков: Понимаете, здесь тогда надо быть тренером в фитнес-клубе, а не школьным физруком, которого заставь это сделать, и он…

Никита Кричевский: Так он тренер фитнес-клуба. «А теперь давай сам». Вот ты подтянулся пару раз и говоришь: «А теперь ты». А ты подтянись двадцать. И вот Путин говорит: «Андрей Рэмович, а подтянитесь двадцать раз».

Оксана Галькевич: Ну, Андрею Рэмовичу еще одно замечательное выражение принадлежит…

Никита Кричевский: Это первое, что я хотел сказать.

Оксана Галькевич: Помните, он сказал: «Делиться надо!» – и тут все вздрогнули.

Никита Кричевский: Это сказал не он, а Лившиц.

Оксана Галькевич: Подождите. Это, по-моему…

Никита Кричевский: Это сказал Александр Яковлевич Лившиц во второй половине 90-х. Почему я это помню?

Оксана Галькевич: Нет, это было в прошлом году…

Никита Кричевский: Оксана, почему я это помню? Потому что Лившиц был моим преподавателем в Государственном университете управления.

Второй момент, связанный с господином Белоусовым. Понимаете, в чем дело? На протяжении последних 30 лет, еще с конца Советского Союза, в советской и российской экономической науке приоритет принадлежал специалистам по оптимальному распределению ресурсов – причем не трудовых, не временных, не технологических, не технических, а исключительно денежных, финансовых, бюджетных. Это так называемые экономиксисты.

Мы с вами говорим на разных языках с этими людьми. Почему? Потому что мы с вами говорим о том, что экономика – это часть общества, наряду с наукой, культурой, образованием, педагогикой, военной сферой…

Константин Чуриков: Экономика – это мы.

Никита Кричевский: Это мы. Экономика – на 50% психология. А там люди говорят: «Если мы оптимально распределим бюджетные деньги, то будет нам счастье».

Вот счастье у нас было на протяжении всех последних лет. Мы оптимально распределяли бюджетные средства. Мы спрашивали, почему эти деньги не распределяются должным образом и не доходят до конечных получателей? А мы с вами как имели снижение реальных доходов, так и продолжаем иметь. У нас все было зашибись! У нас все было великолепно! У нас инфляция – 3%. А уровень жизни не растет.

Константин Чуриков: Оксана.

Оксана Галькевич: Все-таки Белоусов это сказал, возможно, вслед за Лившицем.

Константин Чуриков: Повторив.

Оксана Галькевич: Да. Белоусов ответил Лисину на анекдот словами: «Делиться надо!» Это было его предложение об изъятии сверхдоходов у металлургических и химических компаний в 2018 году.

Никита Кричевский: Так он еще и плагиатор у вас получается!

Константин Чуриков: Быстро выслушаем…

Оксана Галькевич: Это не у нас. Он наш общий.

Константин Чуриков: Спокойно! Быстро выслушаем Сергея из Петербурга. Сергей, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Сергей.

Константин Чуриков: У вас 15 секунд. Пожалуйста.

Зритель: Добрый день. Будьте любезны, у меня вопрос к вашему уважаемому гостю Никите Кричевскому. Будьте любезны. Вот со всех сторон мы слышим, что подъем экономики – это главное, без экономики не будет…

Никита Кричевский: Нет, нет, нет, нет! Вам Мишустин сказал «нет».

Константин Чуриков: Опровергнуто уже. Так, хорошо.

Зритель: Ну, опровергнуто. Мы же видим на полках достаточное количество товаров, а у народа не хватает денег, чтобы их приобрести.

Никита Кричевский: Да.

Зритель: Какие меры должно предпринять новое Правительство (или старое должно было бы), чтобы у населения появилась возможность все это приобретать?

Константин Чуриков: Спасибо, спасибо.

Зритель: В Швейцарии дополнительно выдаются деньги ради того, чтобы было какое-то движение.

Константин Чуриков: Сергей, мы поняли вас. Про внутренний спрос вопрос, понятно.

Никита Кричевский: Я вообще не очень понимаю, как можно в прямом телеэфире задавать вопрос: «Так, у вас 15 секунд, ответьте. Что нужно сделать для того, чтобы нам повысить экономическое положение простого человека? Деньги выплатить? С вертолета рубли разбрасывать? Или, может быть, какой-нибудь алмаз найти? Как вариант, как вариант». «А вот у вас там 500 миллиардов резерва – давайте-ка по людям их распределим, и все. Шикарно! Шикарно!»

Константин Чуриков: «Брейн-ринг» такой.

Никита Кричевский: Была одна девушка, она сейчас как раз в Петербурге депутатствует, 12 лет назад это было, она говорит: «У нас огромные резервы! Мы сэкономили огромные деньги. Надо их все раздать».

Оксана Галькевич: Это не Оксана Генриховна? Нет?

Никита Кричевский: А что вы сразу Оксану Генриховну-то? Ну, Оксана Генриховна.

Оксана Галькевич: У нас мало женщин в политике просто, понимаете?

Никита Кричевский: Оксана Генриховна, она говорила: «Надо все раздать». Вот 12 лет назад раздали бы – а сейчас бы что было? Люди бы эти деньги потратили, а потом пришли бы и сказали: «А где еще? А где еще?»

Не врать! Не врать – это самое главное.

Во-вторых, создать такие условия, как по аналогии с современной системой уплаты налогов. Правильно сказал новый глава ФНС: «Экономика должна работать «вбелую», а платить налоги должно быть необременительно». Вот как у нас сегодня: заходишь на сайт, несколько кликов, заплатил опять же с карты и забыл об этом. Я как индивидуальный предприниматель говорю вам, что никаких проблем с налоговой службой у меня нет.

Константин Чуриков: И спится крепко.

Оксана Галькевич: Это видно, кстати, да. Спасибо. Никита Александрович, несколько секунд, действительно…

Никита Кричевский: Спится крепко, наверное, да. Но это не оттого, что я все налоги заплатил вовремя.

Оксана Галькевич: Мы обещаем, что обсудим как-нибудь эту тему с вами в более продолжительном формате.

Никита Кричевский: То есть выгоняете меня, Оксана, да?

Оксана Галькевич: Что вы? Спасибо! Никита Александрович Кричевский был у нас в студии, доктор экономических наук, профессор.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Приходите еще.

Никита Кричевский: С удовольствием!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Anton Onikienko
Господи, и это доктор экономических наук? ужас...

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски