Никита Кричевский: Сила общественного мнения скорее рано, чем поздно, сдвинет вопрос о прогрессивном подоходном налоге с мертвой точки

Никита Кричевский: Сила общественного мнения скорее рано, чем поздно, сдвинет вопрос о прогрессивном подоходном налоге с мертвой точки
Зачем такая пенсионная реформа? Прогрессивную шкалу придётся подождать. География роста зарплат. Путин об Украине. Налог на старые машины
Бюджетные траты на пенсионеров сократили, а их жизнь к лучшему не изменили. Об эффективности пенсионной реформы
Сергей Лесков: В России власть своей герметичностью напоминает тайную ложу
Олег Бондаренко: Один из двух больших проигрышей Путина на Украине – это возвращение Крыма
Алексей Коренев: У нас несправедливы не только налоги, но и отчисления. В фонд соцстраха те, чей доход до 912 тысяч, платят 2,9%. А те, кто получают больше, не платят вообще
Действия при нападении хулигана, вооруженного ножом. Помощь пострадавшему с колотой раной
Алексей Зубец: Согласно нашим расчётам, реальные зарплаты людей будут расти практически по всей стране
Самые популярные народные поправки в Конституцию
Налог на старые машины увеличат
Зачем такая пенсионная реформа?
Гости
Никита Кричевский
доктор экономических наук, профессор

Александр Денисов: «По ком шкала плачет»: в рубрике «Реальные цифры» подведем итоги недельного опроса. Спрашивали вас, какая должна быть шкала прогрессивного налога, а также минимальный уровень необлагаемого дохода.

Ольга Арсланова: Вот давайте посмотрим, что получилось, вот мнение наших зрителей. Подавляющее большинство, 98%, я вот не помню, когда в последний раз такое единодушие было в наших опросах, высказалось за введение прогрессивной шкалы налогообложения. Но даже тот, кто выразил отрицательное отношение к этой системе, все равно указал, что минимальный необлагаемый доход в нашей стране должен быть.

Александр Денисов: Судя по вашим сообщениям, нижний предел необлагаемого дохода располагается на уровне МРОТ, верхний на уровне средней зарплаты по стране, но именно средней по данным Росстата. Вот сообщение из Ставропольского края от зрителя: «Тридцать два года, зарплата 14 тысяч, необлагаемый минимум считаю нужным поднять до 50 тысяч».

Ольга Арсланова: Ага, 50 тысяч – это средняя зарплата, по-моему, в минимуме регионов нашей страны тем не менее.

Александр Денисов: Да. В итоге средняя сумма необлагаемого минимума составила 47 тысяч рублей, судя по вашим сообщениям.

Ольга Арсланова: Сама прогрессивная шкала должна начинаться приблизительно от 200 тысяч рублей. Женщины, наши зрительницы, в среднем требовали установить несколько более высокий порог, чем мужчины. Вот одно из мнений, это SMS из Тульской области: «Я за, – пишут нам. – Я уже пенсионерка, 58 лет. Я работала на заводе начальником производства с годовым доходом 5 миллионов рублей и до 2000 года платила налог 20%, и это нормально, и сейчас это должно быть. С 200 тысяч в месяц можно поднимать по 1%, например, за сотню», – вот такое предложение от человека, который сам мог бы опять же попасть под эту прогрессивную шкалу и платить больше большинства.

Александр Денисов: Тему обсуждаем вместе с вами, звоните и пишите.

В студии у нас Никита Кричевский, доктор экономических наук, профессор. Никита, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Никита Кричевский: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Мы вот обратили внимание на заявление министра экономического развития Орешкина, который сказал: «Я сам подоходный налог по повышенной ставке готов платить, зарплата позволяет». Это популизм или намек на то, что обсуждается в очередной раз, и, может быть, что-то сдвинется с места в этой истории, и у нас хотя бы какой-то аналог прогрессивной шкалы появится?

Никита Кричевский: Очень сложный вопрос, что двигало господином Орешкиным, когда он это говорил.

Ольга Арсланова: Но он же не простой россиянин.

Никита Кричевский: Мне вообще в данном случае несколько все равно, что говорит господин Орешкин, не потому, что, что я его там не уважаю или не принимаю его позицию, совершенно не поэтому. Есть в настоящее время консолидированная позиция власти, правительства, не побоюсь этого слова президента…

Ольга Арсланова: Президента?

Никита Кричевский: …что прогрессивная шкала нам в настоящее время не нужна. И в этой связи господин Орешкин может говорить: «Я сам лично не против, но есть же позиция власти, есть позиция президента». И он это может говорить, что он не против, но ведь он же понимает, что это при них введено не будет.

Ольга Арсланова: То есть можно что угодно говорить?

Никита Кричевский: И только сила общественного мнения, а именно то, что мы сейчас делаем, способна сдвинуть этот вопрос с мертвой точки.

Александр Денисов: Никита, вы знаете, ну вот главный аргумент «против», все выдвигают, все как один, что, что называется, «держи налог шире», что никто платить не будет, они тут же все уйдут в тень, уедут куда-то за границу…

Никита Кричевский: Нет-нет-нет…

Александр Денисов: ...как будто у нас и Мишустина нет на них.

Никита Кричевский: Нет, это, конечно, в корне не так. Я не понимаю, люди живут в реалиях 15–20-летней давности. Сейчас уйти в тень, как себе люди представляют, практически невозможно, практически невозможно. Ну как вы себе представляете, вчера вы получали, предположим, 100 тысяч рублей в месяц, а завтра вы будете получать 10 или 15? Тут же возникнет вопрос: а где остальные ваши доходы?

Александр Денисов: Но речь не о 100 тысячах, а именно о богатых людях, они говорят, что они зарплату не получают…

Никита Кричевский: Подождите-подождите, дальше будет региональная комиссия по заработным платам, которая тут же вызовет руководителя на ковер, тут же, это было еще 10 лет назад, и спросит: а почему это у вас вдруг такие резкие перепады, что происходит? Почему у вас в вашем балансе не меняются основные цифры, основные показатели? Вы собираетесь обналичивать? Но и это еще не все к вопросу об обнале. Обнал сегодня стоит, и мы об этом уже говорили, в Москве по крайней мере, до 30% от суммы.

Александр Денисов: Никита, мы можем разделить…

Никита Кричевский: До 30%! Это что значит? Это значит, что проще, безопаснее заплатить подоходный налог и страховые взносы.

Александр Денисов: Понятно. Если разделить условно средний класс с его зарплатой в 100–200 тысяч и богатых, вот о ком как раз и говорят чиновники, что эти люди ускользнут. Они зарплату не получают, у них прибыль, доходы по-другому проходят, по другим статьям, и им легко это увести. Вот это аргумент или нет?

Ольга Арсланова: То есть это не их оклад какой-то где-то фиксированный в 500–600…

Александр Денисов: Вот здесь это…?

Никита Кричевский: Это демагогия!

Ольга Арсланова: Понятно.

Александр Денисов: Почему?

Никита Кричевский: Потому что повторю еще раз: чрезвычайно сложно в настоящее время уйти в тень, чрезвычайно сложно. На маленьких суммах, 5–10 тысяч рублей, да пусть даже 20, пусть даже 50, вы еще можете себе это позволить. Но когда мы говорим о больших суммах, это практически невозможно.

Ольга Арсланова: Хорошо.

Никита Кричевский: Хотя бы потому, что вы ежегодно подаете декларацию, а декларацию у нас подает более 1,5 миллионов человек.

Ольга Арсланова: Это если вы хотите оставаться в России. Но ведь можно поступить, как поступили многие граждане Франции, где до 45% максимальный пик шкалы налогов…

Никита Кричевский: До 75%.

Ольга Арсланова: Это же они, по-моему, только собирались и так и не ввели.

Никита Кричевский: Нет, до 75%.

Ольга Арсланова: Это социалисты предлагали. И они просто… Ну вот ты переезжаешь в Бельгию… Соседний, там не надо…

Никита Кричевский: Вот молодец, молодец! Вот пример демагогического подхода к проблеме прогрессивного подоходного налога.

Ольга Арсланова: Нет, ну подождите…

Никита Кричевский: Я вам сейчас приведу одну цифру и нашим зрителям тоже.

Ольга Арсланова: Давайте.

Никита Кричевский: За все время действия 70%-го подоходного налога во Франции с максимальной суммы знаете, сколько уехало в другие юрисдикции?

Ольга Арсланова: Один Жерар Депардье, вы хотите сказать?

Никита Кричевский: Сто пятьдесят пять предателей.

Ольга Арсланова: Богачей.

Никита Кричевский: Сто пятьдесят пять на всю огромную, многомиллионную Францию, 155 человек. И их во Франции в открытую называют изменниками и коллаборационистами. То есть тогда, когда всем тяжело, эти люди решили, что они умнее, что они хитрее, и уехали в соседнюю Бельгию. Это называется предательством.

Александр Денисов: Вы к тому, что у нас так же будет, мы будем знать поименно всех уехавших?

Ольга Арсланова: Но бюджету от этого легче не будет.

Александр Денисов: Во-первых, еще нужно узнать, кто исчез.

Никита Кричевский: Я говорю о Франции.

Ольга Арсланова: Хорошо.

Никита Кричевский: Я говорю о Франции, я не говорю о России, потому что мне чрезвычайно сложно представить, каким образом десятки, сотни тысяч человек разом могут встать и уехать в другие страны. Но самое интересное не в этом, а в том, что там же подоходный налог и страховые взносы еще выше, чем в России, выше! Это мы сидим на 13%, а ведь в других странах и 40%, и 50%, вы же сами говорите про 45%.

Ольга Арсланова: Да.

Никита Кричевский: И вдруг они уезжают. Куда, ребят? Да у нас все равно дешевле, у нас все равно проще, у нас все равно лучше. И кстати говоря, вы в подводке к новостям говорили о том, что вроде бы никакого единства нет в стране, да? Посмотрите на результаты опроса.

Ольга Арсланова: Да.

Александр Денисов: Ну, по этому поводу однозначно, да.

Никита Кричевский: Девяносто восемь процентов за то, чтобы ввести прогрессивный подоходный налог. У меня есть Telegram-канала «Антискрепа», вы его знаете, 77%, но у меня публика несколько более, скажем так, продвинутая, и только 15% против, 8% говорят, что они работают «вчерную», ничего страшного не произойдет, 77%.

Ольга Арсланова: То есть единство – тяга к справедливости, вот в этом мы едины?

Никита Кричевский: А единство в отношении ненависти к олигархату не 77%, а 76%. И вы говорите, в стране нет единства? Еще как, еще какое!

Ольга Арсланова: Давайте Людмилу вместе послушаем.

Никита Кричевский: С удовольствием, с удовольствием.

Ольга Арсланова: Из Тверской области. Присоединится ли Людмила к этому большинству сторонников прогрессивной шкалы? Добрый вечер, Людмила, слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Я бы хотела задать вопрос Никите Кричевскому. Вот я работаю с 1961 года. С 2009 года я работаю председателем ТСЖ на двух домах. На одном доме я получаю 3 тысячи, ну это вознаграждение, как бы жильцы дали, а на втором доме 500 рублей, там 12-квартирный дом, и плачу налоги такие же 13%, как депутаты Госдумы, которые получают 500 тысяч рублей.

Никита Кричевский: И в чем вопрос?

Зритель: Это справедливо, как он думает?

Никита Кричевский: А в чем вопрос?

Зритель: А в том вопрос, почему с 500 рублей берут у меня подоходный 13%?

Никита Кричевский: Ну, это же не ко мне вопрос, Людмила.

Ольга Арсланова: Так в том-то и логика, чтобы с какой-то определенной суммы минимальной вообще не брать даже 13%. Давайте Францию вспомним, там же есть 0% с самых бедных.

Никита Кричевский: Не только во Франции, практически во всех странах, где есть прогрессивная шкала, существует необлагаемый минимум. Я считаю, что не нужно изобретать велосипед, устраивать референдум или соцопрос по поводу того, каким должен быть этот необлагаемый минимум. Есть минимальный размер оплаты труда – вот этот минимальный размер должен быть необлагаемым. Дальше, скажем, до 50 тысяч, от 11 до 50 тысяч, или даже до 70, или даже до 100 тысяч, как шло, так и идет 13%. Выше, как в Германии, скакнули, дальше опять плата, ну и вот так, вот так, вот так до 45%.

Александр Денисов: Никита, но помните, что Силуанов ответил вот на этот вопрос, если говорите, что не к вам вопрос, то к нему был, Костин из «ВТБ» сказал, давайте мы введем вот этот необлагаемый минимум, почему бы нет?

Никита Кричевский: Да-да.

Александр Денисов: Он отреагировал достаточно нервно, сказал: «Давайте мы хоть немного поживем спокойно».

Никита Кричевский: Мы спокойно… Если мы имеем в виду…

Александр Денисов: Силуанов так сказал.

Никита Кричевский: …плоскую шкалу налогообложения, мы спокойно живем практически 20 лет, 20 лет. Живем, все тихо-спокойно, хорошо. Почему росли взносы? Расхожий аргумент, я бы даже сказал развесистый. Почему? – потому что рос фонд заработной платы по экономике. И естественно, росли 13%-е взносы по НДФЛ. То есть растет фонд заработной платы, растут сборы по подоходному налогу. Сейчас они выросли еще больше.

Но почему? Потому что все последние годы и Михаил Мишустин, и Эльвира Сахипзадовна Набиуллина, все проводят жесткую, чрезвычайно жесткую политику по минимизации, искоренению «серого» сектора, то есть того самого обнала, и они достигли, как мне кажется, очень серьезных успехов. Только одно подтверждение: экономика 2017–2018-е гг., рост 1,5% плюс-минус, рост налогов и взносов, по налогам +20%. Экономика на 1,5%, по налогам +20%, по взносам +10%. И вы после этого хотите сказать, что кто-то уйдет в тень?

Тут, вы знаете, есть два момента. Есть момент практический. Я считаю, что это в определенной степени недоработка, связанная с тем, что… Возьмите страховые пенсионные взносы: максимальная сумма, которую вы можете зачислить, точнее за вас зачисляют на ваш индивидуальный лицевой счет, 184 тысячи рублей в год. То есть, чтобы было понятно, 96 тысяч рублей в месяц – это максимальная зарплата, с которой зачисляются пенсионные взносы. Выше за вас, конечно, платят, но эта сумма не зачисляется, она сгорает, это первый момент.

И второй момент теоретический, но он очень хорошо будет понятен нашим зрителям. Ребят, давайте определимся: либо мы в социальном государстве, и это не наша придумка, так живет весь мир, ну весь мир, либо государство снимает с себя все социальные обязательства…

Ольга Арсланова: Асоциальными становимся.

Никита Кричевский: Да, и как хотите, так и живите, и не требуйте от нас ничего, мы вас обеспечиваем оборону, безопасность и первейшую медицинскую помощь, все, все остальное за ваш счет. Определитесь, как мы живем, потому что мы сегодня находимся, точнее не мы, мы-то едины, а правительство, власть сегодня до конца не определились, как мы должны жить, – то ли мы действительно социальное государство, повторюсь, так, как живет весь мир, прежде всего с прогрессивной шкалой, потому что это шаг к социальной справедливости, либо мы снимаем с себя все обязательства, а вы, дорогие россияне, так хотите, так и существуйте.

Ольга Арсланова: Вот вы Германию упомянули.

Никита Кричевский: Да.

Ольга Арсланова: У нас же принято считать, что что немцу хорошо, то русскому смерть…

Никита Кричевский: Нет.

Ольга Арсланова: Но не всегда, возможно, не всегда.

Никита Кричевский: Это разговор был не о налоговой системе точно.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем немецкому журналистку, у нас на связи Рита Кнобель-Ульрих, все вопросы можем задать о том, как система, прогрессивная шкала работает в Германии. Рита, здравствуйте.

Рита Кнобель-Ульрих: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Видим, слышно отлично. Расскажите, пожалуйста, как взимаются налоги с доходов физических лиц в Германии? Для наших зрителей, я думаю, это будет интересно.

Рита Кнобель-Ульрих: Это очень сложная система у нас. Но сейчас они… Это у нас дискутируется под лозунгом справедливости. Значит, те люди, которые богаче, должны больше платить налоги государству и обществу; те, которые бедные, ничего не платят. Это значит, человек, который имеет доход, скажем, 9 тысяч в год, он ничего не платит, а тот человек, который имеет доход 55 тысяч в год, должен платить 42%. И это, конечно, много.

Они рассматриваются со стороны государства как богатые люди, но, конечно, эти люди говорят: «Нет, мы уже не так богаты, мы уже средний слой, потому что у нас платят еще кроме налогов так много страхования по безработице, медицинское страхование, пенсионерное страхование, что от этого дохода половина уходит на социальное страхование и налоги. И поэтому это очень резко дискутируется, где ставка налогов. Проблема тоже такая, что человек, который получает от работодателя, скажем, на 100 евро или 200 евро в месяц больше, он быстро вступает в следующую ступень налогов, и от этих 100 или 200 евро остается в кармане только половина…

Александр Денисов: Рита, простите, пожалуйста, прерву вас. Очень интересный вопрос, вот мы тут спорили, что если такую же систему вводить в России, то тут же испарятся все наши богатые люди, что они…

Никита Кричевский: Уезжают.

Александр Денисов: …по-тихому деньги как-то выведут…

Ольга Арсланова: Сменят резидентство просто.

Александр Денисов: Вот в Германии когда вводилась эта система, вы столкнулись с чем-то подобным, или уже там столетиями это у вас тянется, и такой проблемы не было?

Ольга Арсланова: Пограничники стоят и вылавливают?

Александр Денисов: Как там это у вас вводилось?

Рита Кнобель-Ульрих: Ну конечно, у нас очень резкая дискуссия по поводу этого, потому что люди, конечно, говорят, что они слишком много должны платить, ставку надо поставить повыше, надо начинать с 42% налогов повыше, скажем, доход 60–80 тысяч, а 55 тысяч в год – это слишком много, рассматривать таких людей как очень богатых, которые должны отдавать 42%...

Александр Денисов: Рита, я еще уточню вопрос, простите еще раз. Уходили люди от налогов повышенных или нет, или все-таки платили, никуда деться не могли?

Рита Кнобель-Ульрих: Ну конечно, они должны платить, но есть, конечно, у нас тоже, пробуют люди избегать это платить. Если возможно, они идут за границу, они сидят, скажем, в Швейцарии, где платят гораздо меньше. Те, которые флексибельны к своим доходам, меняют место жительства. Конечно, это не для всех возможно, у предпринимателей есть филиалы в других странах, тогда говорят, что там прибыль меньше, поэтому надо платить меньше. Конечно, есть разные формы избегания таких высоких налоговых ставок.

Ольга Арсланова: Даже в Германии. Спасибо вам большое.

Никита Кричевский: Вы спросите, сколько таких людей.

Ольга Арсланова: Да, кстати, сколько таких людей? Это массовое явление?

Рита Кнобель-Ульрих: Я не могу сказать, сколько, но это бывает. Даже наше министерство покупало тайно в Швейцарии доказательства, такие кассеты, на которых были все эти люди, которые стараются транспортировать свое имущество, деньги за границу и на границе, например, с Швейцарией строго контролируют, и каждый, который старается деньги больше чем 10 тысяч евро за границу, они штрафуют этих людей, потому что надо это официально делать заявку и сказать, что я хочу увезти эти деньги. Это само собой разумеется.

Ольга Арсланова: Спасибо вам большое.

Александр Денисов: Спасибо большое, Рита! На связи была Рита Кнобель-Ульрих, журналист из Гамбурга, из Германии.

Ольга Арсланова: Ну смотрите…

Никита Кричевский: Гамбург – это север Германии, Швейцария – это юг Германии, границы там как таковой нет. Но есть один нюанс. Вот Рита сказала о том, что они не покупают, а получают, как она сказала, кассету, на самом деле информацию…

Александр Денисов: Ну, сведения какие-то, банковскую тайну.

Никита Кричевский: Да. Вот что самое интересное, у нас точно так же налажен обмен информацией.

Ольга Арсланова: То есть так просто ты не скроешься?

Никита Кричевский: И если вы уедете, то по истечении года к вам тут же придут налоговики и скажут: «Ну так а где подоходный налог?»

Ольга Арсланова: Самые-самые надежные швейцарцы выдают эту информацию.

Александр Денисов: Никита, а помните историю с «Домодедово»? Сколько там пытались выяснить, кто главный бенефициар аэропорта, годами мучились и никак не могли понять, кто там в офшорах прячется, Каменщик или еще кто.

Никита Кричевский: Это было 10 и больше лет назад.

Александр Денисов: Ну как 10? Недавно это все происходило.

Никита Кричевский: Нет-нет.

Александр Денисов: После теракта в рамках уголовного дела.

Никита Кричевский: Мы просто долго живем, на самом деле это было в самом начале второго десятилетия. И плюс ко всему прекрасно знали, кто там хозяин, хоть это был и офшоры, но в последние годы налажен очень тесно обмен информацией с офшорами тоже. Последние офшоры падут в 2020–2021-х гг.

Александр Денисов: Я к чему клоню, Никита? Вот очевидные опасения так называемого даже не среднего класса, а такого «меньшего» класса, людей, которые хоть как-то сводят концы с концами, что это с этих бедолаг начнут драть этот подоходный повышенный налог, а не с тех, кто реально богат, потому что они всегда найдут. У них есть шансы оптимизации, они вызовут юриста, скажут: «Слушай, дружище, что-то мне не хочется тут раскошеливаться, давай-ка мы с тобой придумаем, а не придумаешь, я тебя уволю, другого найду». У нас таких юристов нет, Никита, и мы будем платить, понимаете?

Ольга Арсланова: По поводу бедолаг, вот просто для зрителей наших 50 тысяч евро в год – это 300 тысяч рублей в месяц.

Александр Денисов: Триста тысяч рублей в месяц, триста тысяч.

Ольга Арсланова: Это как раз… Ну, по немецким меркам, если они еще половину заплатят налога, это реально практически бедолаги с ценами на недвижимость.

Никита Кричевский: Ну, я вам так скажу: в Мюнхене средняя зарплата в районе 5 тысяч евро «грязными», «чистыми», на руки порядка 2,5 тысяч.

Ольга Арсланова: Вот, пожалуйста.

Александр Денисов: Бог с ними, вернемся к нашим середнякам.

Никита Кричевский: А теперь смотрите…

Александр Денисов: Люди по 70 тысяч…

Никита Кричевский: Вот теперь смотрите, есть такая форма, организационная форма предпринимательства, бизнеса, как ИП, индивидуальный предприниматель. Сколько они платят от своих доходов? – 6%. Не подоходный, не какие-то другие налоги типа НДС, типа налога на прибыль, налога на имущества.

Ольга Арсланова: Подождите, они еще взносы делают.

Никита Кричевский: Они не платят, 6%.

Ольга Арсланова: И что, они взносов не платят социальных?

Никита Кричевский: Взносы платят фиксированную сумму раз в год.

Ольга Арсланова: Да, а зарабатывают не фиксированную.

Никита Кричевский: Двадцать пять тысяч плюс-минус в Пенсионный фонд, шесть тысяч, может быть, плюс-минус опять же в Фонд обязательного медицинского страхования. Кто мешает уйти на эту площадку, на этот формат, объясните? Есть самозанятые, у нас с 1 июля самозанятые будут по всей стране 4% – работайте! Работайте, никаких проблем нет, но есть ограничения, а куда без них? Вы посмотрите, немцы стонут, немцы стонут, поезжайте…

Ольга Арсланова: Пойди проживи на 2,5 тысячи евро в Германии, конечно, стонут.

Никита Кричевский: Да, но вы не учитываете, какая пенсия будет у этих несчастных немцев, она будет близкой к 100% от средней заработной платы.

Ольга Арсланова: Слушайте, Никита, вот смотрите, какая штука. Я наткнулась на информацию, с 2020 года могут снизить ставку НДФЛ для нерезидентов. И там было какое-то пояснение от наших чиновников, что для бюджета это несущественные потери, они сейчас платят больше, чем мы, а будут платить как мы, чтобы иностранных инвесторов привлечь. Получается, что…

Никита Кричевский: Я это тоже не понимаю.

Ольга Арсланова: …для наших правителей несущественные потери – это простить иностранцам…

Никита Кричевский: Вот это предложение разговора…

Ольга Арсланова: А нам понизить – это существенные потери.

Никита Кричевский: …о том, вы какое государство серьезно, поддерживаете, социальное или полностью либеральное, которого нет нигде в мире.

Ольга Арсланова: А может, это правда разорит наш бюджет? Учитывая, сколько у нас бедных, они перестанут платить.

Никита Кричевский: Я вам скажу больше, еще более страшную информацию: с этого года те, кто убежал, наши соотечественники, убежавшие из страны, но оставившие здесь недвижимость, не платят при продаже этой недвижимости ничего.

Ольга Арсланова: Да.

Никита Кричевский: Ничего.

Ольга Арсланова: Так это же мелочь.

Никита Кричевский: Раньше они должны были уплачивать 30% подоходного налога, с этого года ничего. А потому что у нас замминистра финансов такой сердобольный, он заботится о наших соотечественниках. То есть ты наворовал, у тебя здесь огромные квартиры, земельные участки, паи, дома, имущество, все что хочешь, и убежал, потому что в противном случае наручники, убежал. Так вот если ты продаешь свою недвижимость, свое имущество в России, в прошлом году ты должен был платить 30%, а с этого года ты не платишь ничего.

Ольга Арсланова: Так просто…

Никита Кричевский: И не потому, что это много или мало для бюджета, я заканчиваю…

Ольга Арсланова: …математика чистая, да.

Никита Кричевский: Да, потому что в этом и заключается справедливость. Их может быть человек 10, но народ должен знать, что эти люди платят и платят гораздо больше по сравнению с нами.

Ольга Арсланова: Но выгода-то математическая от этого будет. Если большинство бедных перестанут платить, а вот такая прослоечка богатых ну заплатит, что мы-то с этого получим в итоге финансово?

Никита Кричевский: Мы получим мотивацию к более достойной, качественной жизни. Экономика на 50% – это психология, это не математика, это не расчеты, это психология, это внутренний характер нации. А характер нации говорит нам о том, что в числе прочих национальных идей главной у нас является тяга к социальной справедливости. Это было всегда! Это было тысячу лет до нас! И я очень боюсь, еще тысячу лет после нас случится, понимаете?

Ольга Арсланова: Потому что не достигнем в ближайшую тысячу лет.

Никита Кричевский: Потому что мы вот об том говорим, говорим, говорим, говорим, скоро нас сменят более молодые, более прогрессивные и продвинутые, они будут тоже говорить об этом, но будет новый Орешкин, который будет говорить: «Ну, я же не против платить, но президент против!»

Александр Денисов: В общем, верим Силуанову, а не Орешкину в данном случае?

Ольга Арсланова: Президенту верим.

Никита Кричевский: Верим себе, верим в себя.

Александр Денисов: Будем жить спокойно, как и хочет Антон Германович.

Никита Кричевский: Верим в то, что сила общественного мнения рано или поздно – и скорее рано, чем поздно, – сдвинет этот вопрос с мертвой точки. Я повторю еще раз: на нашей памяти, на нашей жизни, и я думаю, что скоро, будет введена и прогрессивная шкала, и снижен пенсионный возраст.

Александр Денисов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо. Никита Кричевский, доктор экономических наук, профессор. А мы напоминаем, 98% наших зрителей в рубрике «Реальные цифры» проголосовали за введение прогрессивной шкалы налогообложения.

Александр Денисов: Вернемся через пару минут, поговорим про безопасность в садах и школах.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (3)
Арсен
Налог платят хозяину, а у нас хозяин народ. Раньше государство распределяло народное, а теперь оно превратилось в сборщика податей, а для кого? У сборщика податей должен быть хозяин в пользу которого собираются налоги, но наше "государство" действует, как коммерческая организация со своим интересом, а не государство.
Андрей
Верните все выпуски "Отражения" в Youtube! Не стоит ломать то, что хорошо работает.
Татьяна
Так что выходит в правительстве - враги народа?

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски