• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Никита Масленников: Пока мы не начнем спрашивать с тех, кто тратит наши налоги, мы мало чего добьемся. Путь экономического роста - наша ответственность за самих себя

Никита Масленников: Пока мы не начнем спрашивать с тех, кто тратит наши налоги, мы мало чего добьемся. Путь экономического роста - наша ответственность за самих себя

Гости
Никита Масленников
руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития

Александр Денисов: Первая тема, переходим к обсуждению. Когда мы ощущаем на себе всю тяжесть налогового бремени? Наверное, вот как раз сейчас, осенью, когда платим налог на недвижимое имущество, вот на квартиры, на автомобиль, на транспорт. К ежемесячному подоходному налогу, ну, понятное дело привыкли – каждый месяц платим.

Оксана Галькевич: Те еще на самом деле не все перечислил, этих налогов гораздо больше. Есть так называемые косвенные налоги, о которых многие в принципе даже не подозревают, но, тем не менее, мы все эти платежи делаем. И вот на днях, наверное, многие из вас слышали, президент поручил вычислить все эти косвенные налоги. Оценить эту квази фискальную нагрузку налоговую на наших людей, чтобы понимать вообще, какова реальная ситуация, мол, профсоюзы жалуются.

Александр Денисов: Взвесить надо, да, все бремя.

«СЮЖЕТ»

Александр Денисов: Ну, а в реальной жизни налоговое бремя все тяжелее. Если в 13-м году, по данным федеральной налоговой службы, мы заплатили 22 миллиарда рублей налогов на имущество, то в прошлом году почти в 6 раз больше – 144 миллиарда. С 13-го года почти в 2 раза выросли сборы транспортного налога с физических лиц. Увеличился и земельный налог.

Оксана Галькевич: Ну, допустим, вот сейчас о зарплатах поговорим, зарплата у нас 100 000 рублей, у какого-то человека. На руки этот человек получает 87 000 рублей. А работодателю, с учетом всех отчислений, в пенсионный фонд, фонд обязательного медицинского страхования, фонд социального страхования приходится выплачивать гораздо большую сумму, 125 000 рублей. То есть, получается, что государство в итоге в виде налогов получит 38 000.

Александр Денисов: Да, помимо прямых налогов немало и косвенных. Это пошлины, акцизы, к примеру, на алкоголь, табак, нефтепродукты. Если в 13-м году консолидированный бюджет получил с акцизов 952 миллиарда рублей, то в прошлом году полтора триллиона.

Оксана Галькевич: Ну, что, уважаемые телезрители, подключайтесь к обсуждению этой темы. Много вы налогов платите, мало вы налогов платите? Как вы считаете, нужно разбираться с этой темой, квази фискальной нагрузки? Мы представим нашего гостя. В студии программы «ОТРажение» сегодня Никита Масленников, руководитель направления «финансы и экономика» Института современного развития, Никита Иванович, добрый день.

Никита Масленников: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Никита Иванович, вот президент, когда обращался к представителям правительства, членам кабинета, он сказал, что вы там разберитесь, как оно не на бумажках, а в реальной жизни. У меня в связи с этим вопрос, а разве оно вот там, на бумажках, в статистике, то есть, не должно как-то совпадать с тем, что в реальной жизни? Это ведь отражение реальной жизни, собственно. Как так получилось?

Никита Масленников: Ну, видите ли, оно и совпадает и не совпадает. Потому, что жизнь она как правило, всегда жестче. Да? И поэтому, то, что воспринимается в реальной жизни, оно всегда растаскивается по многим статистическим категориям.

Александр Денисов: Что, неужели в налоговой службе нет общей картины?

Никита Масленников: Нет, картина общая есть, потому что, ну, общая картина есть у человека. Есть общая картина, естественно, и в разных статистических измерителях. Но, когда вы говорите, предположим, о налоговой нагрузке, то все понимают, что это, во-первых, налог на доходы физических лиц, налог на имущество. При этом забывают, как правило, об акцизах. Ну, потому, что это косвенный налог, забывают об НДС, который тоже падает в основном на население. Ну вот. И получается, все очень хорошо, мило и здорово. И в целом, налоговая нагрузка в Российской федерации, чистая налоговая нагрузка, она мало чем отличается от средней по миру. Правда, за год она подросла на 1 процентный пункт. Вот было в 17-м там 29% с небольшим, сейчас чуть-чуть около 31%. Рост есть. А человек-то воспринимает несколько совершенно иначе.

Оксана Галькевич: Как человек воспринимает?

Никита Масленников: Человек воспринимает, а что вот у меня обязательные платежи, и что у меня осталось на жизнь, на текущую. А это налоги, согласитесь, да? И они, как вы совершенно справедливо сказали, они кроме НДФЛ подрастают. В силу, там, изменения формата взимания налога на недвижимость, и так далее. Дальше. Это инфляция. Потому, что хотим мы, не хотим, а моя номинальная зарплата превращается в реальную ровно на вычет инфляции. И если в этом году она у нас, слава богу, может оказаться около 4%, значит, вот, 4% у меня еще убирается из моей заработной платы. Дальше. Акцизы, которые отчасти входят, естественно, в общеинфляционный фон, а это, алкоголь, табак, ряд других и, конечно, моторы, дизели, моторное топливо, и все такое прочее, бензин. Вот, а это тоже достаточно серьезный вычет. Впереди еще повышение НДС на 2%.

Оксана Галькевич: У нас много чего впереди.

Никита Масленников: И вот получается достаточно такая интересная картинка. А это все непосредственно сокращение возможности меня тратить на себя любимого.

Александр Денисов: Никита Иванович, сразу вопрос.

Никита Масленников: Да, и еще, естественно, работодатель, который платит 30% из фонда оплаты труда. То есть, это та потенциальная заработная плата, которая могла бы быть у меня, но вот ее уже нету. А для работодателя это уже огромная головная боль, потому, что отчисляя эти деньги, он тем самым теряет возможность мне повышать заработную плату в том числе, вслед за инфляцией. Понимаете? И вот когда Шмаков пришел к Владимиру Путину. Он по большому счету имел в виду это. Вот эти вот фискальные, квази фискальные платежи. Да, у нас все по статистике хорошо. Налоговая нагрузка, ну, небольшая, средненькая по миру. Есть гораздо больше, есть меньше, но, в среднем это среднестатистическая.

Оксана Галькевич: Это вы про прямые налоги сейчас?

Никита Масленников: Да, про прямые налоги. Но, а когда посмотрим правде в глаза, взглянем, так сказать, в лицо жизни, суровое, получается, что-то как-то, ребята, тут вот…

Александр Денисов: Никита Иванович, все сведут в таблице воедино, так сказать, взвесят это налоговое бремя. С квази, не квази платежами. Что дальше? Вот что они предпримут? Какие-то платежи уберут? Вот для чего? Цель, какая конечная?

Никита Масленников: Ну, во-первых, во-первых, надо очень точно посчитать, сколько на самом деле вот это бремя. Потому, что здесь есть, конечно, лукавство с статистическим учетом. Потому, что кто-то в это дело включает обязательно, ну, скажем, «Росстат», включает туда обязательно процентные платежи по кредиту. Да? Вот в это, в бремя. Оно, тем не менее, у нас нарастает. Потому, что в этом году люди, несколько, так сказать, расслабились и начали брать.

Александр Денисов: Возможно, не совсем верно. Причем здесь процентные платежи и налоги? Это же немножко другая…

Никита Масленников: Это статистически.

Оксана Галькевич: Это те самые выплаты, квази.

Никита Масленников: Но, вы же свой собственный семейный бюджет на эти выплаты сокращаете? Уменьшаете? Сегодня вам хорошо, сегодня вы взяли. Решили свои какие-то проблемы, что-то купили. Завтра вы платите. У вас естественно, ваш реальный доход сокращается, потому, что к сумме обязательных налогов вы добавляете сумму обязательных выплат по процентам. Дальше. Многие сюда засчитывают еще и коммунальные платежи. А коммунальные платежи, там как-то вот так вот хитро все устроено. Ну, есть индексация, 2 раза в год.

Оксана Галькевич: В следующем году будет 2 раза, мы будет эту тему тоже обсуждать, друзья.

Никита Масленников: Но есть еще очень такие неурегулированные такие малопонятные платежи на капремонт. В регионах начинается повальное стихийное бедствие с вывозом мусора. Понимаете?

Оксана Галькевич: Здесь тариф, там тариф, здесь копеечка, там копеечка.

Никита Масленников: В некоторых регионах, они, вот по данным вице-премьера Виталия Мутко, ну взлетают, взлетают в разы.

Оксана Галькевич: ОСАГО, страховки необходимые тоже надо считать.

Никита Масленников: Ну, это все-таки уже добровольные, это добровольные вещи.

Оксана Галькевич: Ну, ОСАГО – это обязательное.

Никита Масленников: Ну, это, конечно, да, тоже, естественно. И когда все это все суммировать, во-первых, надо разобраться, что же мы, действительно суммируем. Потому, что когда мы понимаем, их чего это состоит, мы тогда немножко лучше представляем себе, а что можно сделать. Где можно сократить, где можно вообще убрать.

Александр Денисов: Все-таки вопрос о сокращении идет?

Никита Масленников: Ну, естественно, потому, что если взять вот эти вот все вот категории, которые мы сейчас с вами перечислили, выходит, у нас получается, что в итоге примерно вот на все это приходится, ну, до 50% нашей заработной платы.

Оксана Галькевич: Никита Иванович, вот у меня знаете, в чем вопрос? Человек простой, конечно, с большим трудом посчитает вот эти все квази платежи, в процентном, в прямом выражении. Но ведь у нас есть финансовые власти, которые, собственно, должны это держать в уме, прибавляя, то там, то сям нам по копеечке. Почему вдруг внезапно, понимаете, разговор об этом заходит только, когда профсоюзы приходят на встречу с президентом? Как так-то?

Никита Масленников: Ну, я думаю, что здесь просто профсоюзы это…

Оксана Галькевич: Ну, это же финансовые власти должны же понимать, что, знаете, хребет однажды может и сломаться, под последней соломинкой?

Никита Масленников: Да, да, да, да, я согласен с вами. Но вот знаете, профсоюзы это некая капля, которая, в очередной раз, точит этот большой камень. И, слава богу, что этот вопрос поставлен. Потому, что ведь о правильном учете вот этой всей фискальной нагрузки бизнес говорит, наверное, с начала века. Вот этого. Профсоюзы тоже. Потому, что мы не очень себе представляем, на самом деле, вот что будет дальше. Но 19-й год сложный. И почему вот это все возникло? По очень простой причине, я вам могу объяснить. Потому, что реальные располагаемые доходы, вот все ,что за вычетом обязательных платежей, они у нас второй месяц подряд находятся в отрицательной зоне, они в минус к месяцам прошлого года. Темп роста заработной платы снижается, реальный. С учетом инфляции все, он снижается. В следующем году показатели будут еще хуже. А там нас ждет, очевидно, микро шок такой, на полтора-два квартала. С взлетом цен, в связи с введением НДС, и они у нас по первому кварталу так до 5,5%, может быть, даже до 6% в годовом выражении вырастут. И вот это все резко сжимает потребительский спрос. Какие перспективы для экономического роста? Если у вас нет спроса, у вас не желания, естественно, инвестировать. Потому, что зачем я буду тратить? Кроме того, вот эти вот все вот неупорядоченности с налоговым бременем для бизнеса, они, и постоянная смена правил, они тоже демотивируют бизнес для инвестиций. Инвестиции – естественный мотор для экономического роста. Как мы собираемся, так сказать, достигать национальных целей, если мы не выйдем на темпы роста в 3 с лишним процента? А как мы выйдем на эти темпы роста, если у нас инвестиции пока по этому году устойчиво снижаются?

Оксана Галькевич: Никита Иванович, так может быть…

Никита Масленников: Поэтому, естественно, что все вот эти вот процессы, они и подвигают, подвигают и финансовые власти, и Путина, и профсоюзы к тому, чтобы взять все-таки и разобраться. Нам понятно, что вот эта вся фискальная неупорядоченность, как бы мы хорошо ни отчитывались, что у нас все нормально, что у нас она там, не растет, но не получается по жизни. Потому, что если смотреть, да, Минфин нам говорит, мы 6 главных, обязательных платежей, там, экологический сбор, утилизационный сбор, «Платоны» там всякие разные, мы их введем в налоговый кодекс, и все будет, ой, здорово! Все будет понятно, предсказуемо и ясно. Но, вои коллеги-эксперты говорят, слушай, говорят, старик, а ты знаешь, что в Российской федерации на сегодняшний день, с учетом регионов, тот же самый сбор по вывозу твердых отходов, их больше сотни штук? Сотни наименований. И как их кодифицировать? А это все реально, и не только бизнес, это люди, это все бременем на людей. И поэтому, естественно, получается, с одной стороны, есть громадье планов. Есть как бы финансовая разверстка, что у нас под это все хватает. А потом возникает вопрос, а вот мотивированы, во-первых, люди, чтобы потреблять в этих условия? Потому, что у них как то условий для этого особых нет.

Оксана Галькевич: Как можно потреблять, простите, когда у нас МРОТ 11 163? Можно на это потреблять? Еще и налоги, на самом деле, люди платят с таких минимальных зарплат.

Никита Масленников: Вот, да. Вот, достаточно сложно. А во-вторых, Оксана

Оксана Галькевич: Вопрос.

Никита Масленников: А во-вторых, бизнесу то как? Он ведь тоже ведь, понимаете, с неупорядоченностью этих налоговых правил не очень, как бы, уверен, что ему стоит инвестировать. Поэтому, вот этот вот, переходя в 19-м году к исполнению национальных целей, мы понимаем, что не все выверено. Не во всем мы готовы. У нас еще нет четких, уверенных, устойчивых на этот 6-летний период правил. Прежде всего, в налогах и во всех, вот в том, что мотивирует людей.

Оксана Галькевич: Никита Иванович, а за полтора месяца до Нового года, может быть можно уже сказать, что мы вообще, в принципе, не готовы для реализации этих?

Никита Масленников: Да это поздно! Это поздно, конечно. Это поздно. Но, по крайней мере, понятно, что 19-й год это будет такой, так сказать, переходный, очень тяжелый год, потому, что у нас и рост будет ниже этого, и, естественно, инфляция повыше. И много чего, так сказать, будет неприятного. В том числе и в связи с тем, что цены на нефть пойдут вниз, и мировая экономика все нам обещает, так сказать, споткнуться. Вот поэтому, у нас, на самом деле, остается по большому счету вот следующий год, чтобы все это точно выверить. Но, а где гарантия, что мы опять за год успеем? Мы ведь налоговую систему выстраиваем…

Александр Денисов: Думаете, не хватит?

Никита Масленников: Выстраиваем, выстраиваем, и делаем ее устойчивой уже с 16-го года, и все никак не сделаем. Вот хотелось бы быть более уверенным.

Оксана Галькевич: Ну, мы, так получается, что с 16-го года, мы, получается, городим, городим эти соломинки на хребет, да? Простому человеку. Вот теперь решили вдруг внезапно, за полтора месяца до 19-го года разобраться. Давайте предоставим слово нашим телезрителям. Тамара из Новгородской…

Никита Масленников: Сейчас они нам расскажут!

Оксана Галькевич: Тамара, здравствуйте.

Зрительница: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Слушаем вас, вы в прямом эфире.

Зрительница: Я хотела спросить, почему пенсионеры Новгородской области платят налог за машину? Хотя я знаю, что вот у меня сестра в Москве живет, они не платят. Это не Нижний Новгород, Великий Новгород.

Оксана Галькевич: Великий Новгород, да.

Зрительница: Да. И поэтому я хотела узнать, у нас такие пенсии минимальные, 38 лет стажа, я получаю 8 000 пенсию. Ну, это нереально, ребята!

Александр Денисов: А какой налог вы платите, сколько конкретно он составляет?

Никита Масленников: И за что?

Зрительница: Почти 5 000.

Александр Денисов: 5 000?

Никита Масленников: В год?

Оксана Галькевич: Тамара, так ведь пенсионеры имеют право выбирать объект для льготного налогообложения.

Никита Масленников: Да, естественно, но это надо разбираться в этом случае конкретно. Потому, что действительно, может быть, неверный выбор был сделан.

Оксана Галькевич: Тамара, а у вас ведь еще…

Зрительница: А у нас не ставят. Я была в налоговой, они – «Вы обязаны, и все». У нас - региональный.

Никита Масленников: А. у вас региональный! Ну, понятно, это да.

Александр Денисов: То есть, неизбежно?

Оксана Галькевич: А, региональный налог.

Никита Масленников: Это связано с тем, что действительно надо вот в региональные дорожные фонды, и там есть, так сказать, такого рода сборы.

Александр Денисов: А есть вариант регистрировать машину в другом регионе. Я вот знаю, владельцы дорогих иномарок предпочитают машины регистрировать не в Москве, а в другом регионе, чтобы платить меньше транспортный налог.

Никита Масленников: Ну, естественно, это очень часто делается.

Александр Денисов: То есть, и Тамара то же самое может сделать?

Никита Масленников: Ну, я думаю, что пенсионеру с доходом 8 000 рублей в месяц достаточно затруднительно.

Александр Денисов: В другом регионе?

Никита Масленников: В другом регионе зарегистрироваться, но, тем не менее, теоретически есть, но знаете, это как такая вот…

Александр Денисов: Сомнительно, я понял.

Никита Масленников: Сомнительная вещь.

Оксана Галькевич: Очень много сообщений на нашем портале. Вот нам пишут, что кроме всего растут еще и пошлины, в ГАИ, у нотариусов, в МФЦ, все это тоже дорожает. Инфляционный налог, так удорожание всего и вся, так наши телезрители называют. Очень многие удивляются, почему власти, собственно говоря, так внезапно, только сейчас бросились разбираться с этим вопросом. Неужели до сих пор они не знали? А давайте послушаем еще одного телезрителя. Калужская область, на связи Евгений. Евгений, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Говорите, пожалуйста, говорите.

Зритель: Ту там еще, вот, например, мы живем в деревне. Земельный налог. Он очень огромный. И транспортный. И вот эти косвенные налоги, вот смотрите. Замена прав, было 100 рублей, ну, казалось бы ерунда, сейчас 3 000. Замена других прав, допустим, тракториста, еще 3 000. Комиссия уже 5 000 медицинская. Медпомощь, вот сейчас я, мне надо операцию делать, уже 25 000 отдал, все платно. И все это с пенсии. И какие налоги, доходы у нас будут брать? Ну, это называется так – борьба с бедностью.

Александр Денисов: Спасибо.

Оксана Галькевич: Знаете, очень многие пишут, что мы бы и согласились, собственно, платить налоги и дальше, если бы была уверенность, что идут они на развитие, на улучшение жизни, а не на санацию банков и в карманы отдельных каких-то заинтересованных лиц. Люди же еще, наряду с тем, что чувствуют, что все меньше и меньше денег в их кошельках остается, они еще и не чувствуют, в общем, каких-то изменений. Вот собственно, о чем наш телезритель сейчас сказал.

Никита Масленников: Вот оборотная сторона медали, естественно. Вот этого настроения такого, знаете, некоторого разочарования. Такого, да, социального. Что мол, да, планы хорошо, но насколько все это реально? Мы, как бы, не уверены. Вот потому, что действительно. Да, вот налоги платим, а на что идут? Очень много вопросов у экспертов, потому, что если возьмем состав бюджета, там надо отдать должное, Министерство финансов все-таки за последние, там, 2-3 года они начинают наводить порядок в расходах. Но, есть совершенно очевидные статьи, где избыточность составляет порядка 10-15%. На вскидку, это госинвестиции, с огромным количеством строительных объектов, которые к тому же еще очень часто не выбираются полностью. Потому, что сметы черт его знает, как составлены, потому, что их утвердить невозможно. Поэтому, здесь у нас переходящие остатки, недобор по государственным инвестициям. И получается очень интересная картина. Сначала мы их избыточно финансируем, потом мы их недофинансируем, потому, что не можем обосновать, в итоге у нас, так сказать, отставание инфраструктуры. И так далее и тому подобное. А, тем не менее, они же эти деньги расписываются. Эти деньги наших налогоплательщиков. Потом в авральном порядке начинается, хоть как-то осваивать, особенно, в конце года. И пошло, поехало. В итоге. Вроде чего-то сдали, а что там получается? Насколько переплатили? Переплачиваем достаточно много. И, конечно же, государственный заказ. Там тоже. В силу того, что не конкурентные. Отсутствуют, очень часто, торги. Единственный, один единственный поставщик. Там получается, что, в общем, вот недавно анализ провели, мои коллеги из Центра стратегических разработок, получается, что всего-навсего в 10% сделок по госзаказу, государство получило в итоге цену, более низкую, чем на старте торгов. Во всех остальных случаях, 90%, повышение цен. Вот, вот 2, буквально, примера, о том, что совершенствование, или повышение эффективности государственных расходов это – задача задач. И это, на самом деле, одно из важнейших условий. Ведь доверие налогоплательщика. Сколько можно мне платить, если вы вот так себя ведете? А таких фактов становится все больше и больше. В том числе и благодаря тому, что на самом деле, Минфин становится прозрачнее, открытее. Там все больше ясности. По тем же самым госзакупкам, кто, куда, как, так сказать, продает, покупает. Но, тем не менее, проблема, она остается. И вот ее, знаете, какая-то постоянная недорешенность, какая-то половинчатость, какая-то паллиативность, она на самом деле расслабляет людей. Потому, что, ну вот, очень хорошо, конечно, что вот самозанятые, появился этот налог. Посмотрим, как это в течение 19-го года будет реализовываться, этот эксперимент. Но надо же отдавать должное, отдавать себе трезвый отчет в том, что 82 миллиона трудоспособного населения, а 52, так сказать, платят только страховые взносы. А все остальные, по сути дела, в секторе неформальной занятости. Почему, а потому, что не уверены, что мои налоги эффективно тратятся.

Александр Денисов: примем еще один звонок.

Никита Масленников: Конечно, конечно.

Александр Денисов: Елена из Волгограда дозвонилась.

Зрительница: Здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зрительница: Да вот, меня тоже возмущает, у меня вот пенсия 8 000, у меня муж получает 10 000, и умудряются с 10 000 брать подоходный налог. Ведь ни в одной стране Запада, такого же нету. Это же просто позор нашему правительству, что такая мизерная зарплата и еще умудряются брать подоходный налог! Ну, пускай нам правительство хоть одним примером покажет, где у нас прогрессивная шкала на богатых? Ну, хоть бы 1 налог показали народу, что и с них тоже снимают! Ну, почему у нас все, что с богатых нельзя брать потому, что они за границу увезут, но извините, у нас есть налоговая, у нас есть полиция. Вы сажайте, наказывайте, чтоб народ это видел. Ну, вы, почему с людей-то последнюю шкуру сымаете, а? Ну, ведь одни налоги, доходы, до мультфильма «Чиполлино», мы скоро будем за воздух платить!

Александр Денисов: Спасибо, Елена!

Оксана Галькевич: Да, спасибо.

Александр Денисов: Никита Иванович, разумное ли предложение

ограничить?

Оксана Галькевич: Вы знаете, «Чиполлино» у нас уже склоняют здесь каждый день в эфире телезрители.

Александр Денисов: Ограничить вот нижний уровень, с которого не взимают налог, там, допустим, 10 000 зарплата. Это здравое предложение?

Никита Масленников: Ради бога, у нас и так действует, нет, ну здесь, ну, во-первых, необлагаемый минимум есть. Минимальный уровень оплаты труда.

Оксана Галькевич: Он на каком уровне, этот минимальный необлагаемый уровень в нашей стране?

Никита Масленников: Он до 10 000 где-то так, не облагается.

Оксана Галькевич: Ну, он какой-то бесчеловечный, минимальный уровень.

Никита Масленников: Ну, это другое дело. Он есть, на самом деле. Повышать, согласен! Надо тут уточнить, по поводу НДФЛ на пенсии, здесь я думаю, они имеют в виду какие-то другие налоги.

Оксана Галькевич: Пенсия у женщины, зарплата у мужа, я так поняла, что мужчина работает.

Никита Масленников: А, зарплата, ну тогда понятно. Да, тогда понятно. Ну, а то касается налогов на богатых, ну, это вечная история. Понимаете? Там просто надо, если уж сегодня существует такая система, давайте мы в рамках ее будем, так сказать, искать какие-то пути ее повышения эффективности и отдачи для людей. Потому, что, можно делать и прогрессивную шкалу, но тогда просто надо было с самого начала, года 2 назад такое решение принимать, и дальше, так сказать, менять всю систему налогообложения. Именно под это дело.

Александр Денисов: Давайте посмотрим…

Оксана Галькевич: Нет, можно же вовремя, да, осознать как бы свою ошибку. Все равно когда-то это придется делать. И взяться за это.

Никита Масленников: Вы знаете, я не уверен, что это придется ближайшие 10-15 лет делать. Вот не уверен.

Оксана Галькевич: Ну, хорошо.

Александр Денисов: Давайте посмотрим сюжет. Наши корреспонденты пообщались с жителями Комсомольска-на-Амуре, Перми, Липецка и узнали, какие налоги они платят, и вообще, знают ли…

Оксана Галькевич: Знают ли люди, что они платят? Какие налоги, да.

Александр Денисов: Люди точно, какие налоги они платят.

Никита Масленников: Думаю, что не очень.

Оксана Галькевич: Вот сейчас увидим.

Александр Денисов: Узнаем, да.

«СЮЖЕТ»

Оксана Галькевич: Ну, видите, все-таки есть люди отдельные, которые обращают внимание на эти строчки.

Никита Масленников: На чеки.

Оксана Галькевич: В чеках, да. А у нас есть еще один звонок от телезрительницы из Москвы, ее зовут Мария. Давайте с ней тоже побеседуем. Мария, здравствуйте.

Зрительница: Здравствуйте. У меня в Ступинском районе есть участок, 8 соток. Вы знаете, я его не могу продать за 50 000, а налог мне приходит по кадастровой стоимости. Миллион с лишним кадастровая стоимость. Почему вот такая кадастровая стоимость огромная? Это раз. Во- вторых, почему у нас с кадастровой стоимости начисляется вот этот налог, а не вот как бы, как продать можно этот участок? Понимаете?

Александр Денисов: А какой налог вам насчитали? Какой налог насчитали вам?

Зрительница: Ну, я вот уже не помню, я в прошлом году, потому, что я плачу там и за дом и за участок, все вместе. Понимаете, но именно с кадастровой стоимости. А кадастровая стоимость миллион с лишним там. То есть, он это, ну, как бы ни стоит столько. Это один вопрос. И второй вопрос. Почему вот, значит, сделали там типа вот скидку на 6 соток только? А почему вот в деревнях раньше это не 6 соток, давали в городе 6 соток, а в деревнях давали 15 соток. Вот у меня родители, они в деревне, 15 соток там им дали землю вот эту вот. Значит, мне остальные придется платить. Вот это еще вопрос. И еще. Значит, недавно пришел мне, 3 дня назад, у нас на участке стоит сарай, где мы храним там, ну, лопаты, инвентарь всякий. Пришел, значит, что зафиксировано сверху, что у нас типа строение это, и надо его оформить, и платить налог с него.

Оксана Галькевич: Мария, ну, это вот не совсем, не совсем сейчас по теме, конечно, нашей беседы. Я думаю, что вряд ли Никита Иванович вам по садовому домику с лопатами что-то сможет сказать. Ну, в общем, это вопросы такие.

Александр Денисов: Но по кадастровой, то стоимости можно разобраться.

Почему, если за 50 000 никто не покупает?

Никита Масленников: Первое, что я могу сказать, конечно, все, что у вас есть на земельном участке должно быть зарегистрировано. Это первое, как бы, условие вашей нормальной жизни и отношений с налоговыми органами, вообще с местными управами и со всем прочим. Зарегистрируйте все.

Александр Денисов: То есть, указать, как сарай? Не как дом, чтобы он сверху казался, а зарегистрировать, как сарай. Садовую постройку.

Оксана Галькевич: Там, вы знаете, очень запутанная ситуация с этими сараями.

Никита Масленников: Что он на самом деле есть, да. Это все должно быть зарегистрировано. Потому, что, и лучше еще и застраховано. Потому, что, не дай бог там, случится. Вот что касается земельного налога. Но он действительно от кадастровой стоимости взимается.

Оксана Галькевич: Ну, просто вопрос был…

Никита Масленников: И продавать она его будет тоже по кадастровой стоимости, если захочет его продать.

Оксана Галькевич: Но кадастр привязан к рыночной стоимости, ведь логика такая. А на рынке не берут даже за 50 000. А расчет приходит с миллиона.

Никита Масленников: Значит, такой, такой вот участок. Поэтому надо смотреть все внимательно, каждый конкретный случай. Знаете, это…

Оксана Галькевич: Вы знаете, мы еще не говорим почему-то о бензине. Вот давайте покажем вот такую информацию, у нас ведь бензин, тоже с акцизами там все не очень просто. В этом году мы на самом деле, на себе ощутили, да, как у нас дорожает все. И каковы они, эти квази фискальные вот эти вот платежи, так скажем, когда мы говорим о бензине. Сейчас в цене 1 литра бензина доля налогов составляет около 65%, а в том самом 2019 году, который будет непростым, как вы сказали, Никита Иванович, государство будет получать с нас уже 71% от продажи 1 литра бензина.

Александр Денисов: Ну, и, пока правительство наше посчитывает все налоговое бремя, его подсчитала международная консалтинговая компания «PricewaterhouseCoopers» еще в 16-м году. Сложили все прямые, косвенные налоги у нас, выяснилось, что в среднем россиянин выплачивает в том или ином виде 47% от своих доходов. За счет дополнительных сборов на социальную сферу, НДС Россия выходит в лидеры по реальной налоговой ставке. В мире средний показатель по оценкам «PricewaterhouseCoopers» составляет 40%, в Центральной и Восточной Европе 34%, Ну, вот у нас почти 50%. Как вы и говорили, да, совпало, с вашей оценкой.

Оксана Галькевич: Вы знаете, я, а я слышала даже какие-то последние совсем оценки, что уже даже больше. Потому, что это вот данные какие-то не самые свежие. А вот я слышала, что уже даже выше 50%. Как мы вообще дошли до жизни то такой, непонятно?

Александр Денисов: Потихоньку. Хвастались низким подоходным.

Оксана Галькевич: Вот обогнали всю Европу, и Центральную и Восточную по налогам, но не по уровню жизни. Вот это вот удивительно. Столько собираем с людей, но этого нет, этого нет, за это плати, за, то плати. Как так?

Никита Масленников: Ну, вот оборотная сторона, как тратим.

Оксана Галькевич: Как тратим?

Никита Масленников: Мы об этом говорили с вами. Очень плохо тратим. Плохо умеем тратить. Понимаете, с постоянными перекосами. То бросаемся в одну сторону, то в другую. Это, например, скажем, в медицине долгое время тратили на сердечнососудистые, да, клиники, все прочее. И хорошо, подняли. И действительно, прорыв определенный есть. Теперь меняем крен, делаем ставку на онкологию. Дай бог, чтобы повезло этой сфере медицины. Но, а что будет с сердечнососудистыми, возникает вопрос? И уже поступают какие-то такие, знаете, непонятные сигналы, что начинается реструктуризация ведущих научных исследовательских клинических центров. А что это будет, даже и с врачами, а что это будет?

Александр Денисов: Ну, то есть, сокращение просто, да.

Никита Масленников: Вот есть вещи, которые очень как бы не понятно. И при этом, боюсь, что таких вот непоняток их будет становиться все больше и больше. Потому, что на самом деле, вот все эти перемены правил это то, что вот мы называем, да, надо структурно перестраивать экономику. Все это надо, но мы очень часто забываем, что вот здесь, вот в этот момент, здесь и сейчас, когда начинаются вот эти структурные перестройки, резко возрастает роль тех, кого они касаются. То есть, непосредственно людей и бизнеса. Вот с этим мы очень сильно запаздываем. У нас, кстати, одна из проблем, вот почему все это растет, да, потому, что дефицит коммуникации. Демократия налогоплательщиков, она на словах. Только-только начинаем первые шаги делать, чтобы понять, а на что деньги тратить. Бизнес долгие годы добивался, что давайте все-таки рассчитаем фискальную нагрузку вместе, из 3-х составляющих. Налоги, социальные взносы, страховые взносы, и вот эти вот обязательные платежи. Вот и получается вот этот самый «Pricewaterhouse». Понимаете?

Александр Денисов: Анна из Ростова-на-Дону дозвонилась. Анна, добрый день.

Зрительница: Добрый день. Скажите, пожалуйста, я вот пенсионерка, мне 65 лет, ветеран труда. В этом месяце у меня удержали из моей пенсии 50%. Когда я обратилась в пенсионный фонд, мне объяснили, что это удержание по налогам. Сюда входит транспортный налог, за период с 14-го года, и земельный налог.

Александр Денисов: То есть, у вас из пенсии высчитали как раз за вот эти ежегодные налоги, да?

Зрительница: Да. Именно 50% удержали сразу.

Александр Денисов: И какая сумма была и за транспортный, и за земельный? Вместе сколько это было?

Зрительница: Значит, они удержали с меня 7 500, но сказали, что еще у меня в следующем месяце будет удержание. То есть, получается, что мой транспортный налог, мой налог, превышает 50% моей пенсии.

Никита Масленников: Месячной, месячной.

Зрительница: Но это еще не все. Месячная да. Это еще не все. Я позвонила в налоговую №25 Кировского района, и стала выяснять, что это за налоги. Мне объяснили, что это транспортный налог начислен за период с 14-го года.

Александр Денисов: А вы что, до этого не платили транспортный налог?

Зрительница: Дело в том, что ни одно извещение не приходило. Не приходило.

Александр Денисов: Понятно.

Оксана Галькевич: Понятно, ну вот так вот. Взяли просто и удержали у человека.

Александр Денисов: За несколько лет, да, получилось.

Никита Масленников: Нет, ну, здесь еще понимаете…

Оксана Галькевич: То есть, найти человека, чтоб доставить извещение у нас не могут, а найти, чтоб денег снять, легко.

Никита Масленников: Здесь и хитрости тоже бывают местных налоговых инспекций. А чего информировать, когда потом можно забрать все сразу?

Оксана Галькевич: Нет, ну, простите, слушайте, вы только что сказали про недостаток коммуникации, про демократию налогоплательщиков, получается какое-то хамство просто.

Никита Масленников: Ну, вы знаете, налогоплательщики наши тоже, тут нельзя только, так сказать, на налоговиков все сваливать.

Александр Денисов: Стоило контролировать самому. Раз в год, все знают, осенью, придет транспортный налог.

Никита Масленников: Контролировать самому. Налог, ну, уплата налогов это наша гражданская обязанность. Ну, давайте знать, что мы должны платить. Понимаете, если есть возможность это делать раз в месяц или раз в квартал, давайте это делать.

Александр Денисов: Почему в прошлом не пришел.

Никита Масленников: А не делать это за 5 лет сразу.

Александр Денисов: Конечно, конечно.

Никита Масленников: Тогда конечно, такой эффект возникнет, что полпенсии сразу.

Александр Денисов: Эффект неожиданности.

Никита Масленников: Эффект неожиданности, да, эффект обиды, в общем-то, справедливой обиды, но, она должна делиться в данном случае, и на себя любимую тоже.

Оксана Галькевич: Надежда из Екатеринбурга, давайте ее тоже выслушаем. Надежда, здравствуйте.

Зрительница: Здравствуйте. У меня вот такой вопрос, ваш гость сейчас сказал, что до 10 000 у нас подоходный налог не берут. У меня маме 83 года, оформили по уходу, по уходу за человеком 83 года внука. Ему платят полторы тысячи. С этих полторы тысячи берут подоходный налог 150 рублей.

Александр Денисов: Совершенно верно, это считается, что вы получаете доход, да. Это распространенно, у всех возникает вопрос, кто ухаживает за детьми инвалидами, за родственниками. Вот как это считается с налогом.

Оксана Галькевич: Спасибо!

Александр Денисов: Это справедливо?

Никита Масленников: Я думаю, нет, и надо находить какое-то решение. Ну, отчасти это самозанятый позволяет решить этот вопрос. Потому, что да, все-таки 13% это не 4%. То есть, 4% не 13%. Но, конечно же, здесь требуется и, на мой взгляд, более такое глубокое системное решение.

Александр Денисов: Вот, как раз подсчитать и понять, вот такие, выловить таких «блох».

Оксана Галькевич: Никита Иванович, но…

Никита Масленников: Вот когда начинают считать вот эту всю общую, так называемую, фискальную, квази фискальную нагрузку, почему это еще очень важно, потому, что вот эти «блохи» становятся понятными. Так они, значит, рассыпаны, прыгают сами, а вот когда все это собрано, будет в кучку, будет легче тогда, так сказать, принимать решение. Думаю, что это, в общем, в принципе, оправдано, но хотя это, абсолютно согласен с вами, немножко поздновато. Как то все это тянется вяло.

Оксана Галькевич: Да хорошо, пусть они сделают, поздновато, но сделают. Я все-таки считаю, что, простите, в случае с полутора тысячами при уходе за родственником, престарелым, тяжелым, инвалидом и так далее брать даже 4%, это не «блоха»!

Александр Денисов: Причем. Очевидно, это не зарплата, а социальное пособие, с которого выплачивается подоходный. Ну, действительно странно.

Оксана Галькевич: Елена из Владимира.

Никита Масленников: Ну, давайте эту инициативу будем оформлять, как запрос в Министерство финансов или в Госдуму.

Александр Денисов: Прямо сейчас?

Никита Масленников: А почему нет ввести? А вот мы так думаем.

Оксана Галькевич: Елена из Владимира, давайте послушаем, что она думает. Елена, здравствуйте.

Зрительница: Здравствуйте. Я думаю так, что наше правительство вообще формирует бюджет за счет налогов и штрафов. О поднятии нашей экономики речи не идет вообще. Вот сидя там, вы даже не знаете, как тяжело, насколько тяжело живется, живут регионы. Понимаете, и не только даже, как говорится, не голодаем. Но морально мы чувствуем себя очень униженными и оскорбленными. Дело в том, что, вот вы говорите по поводу самозанятых. Вы знаете о том, что многие люди, вообще не работая, существуют, а не живут за счет пенсионеров. За счет еще чего-то. Это просто, определений нет, самозанятым, понимаете? Вот. Поэтому собирать налоги очень просто. У меня вот такое предложение есть. Надо просто собрать всем россиянам деньги, последние копейки и нанять Чубайса, бесстыжего, наглого, чтобы он просто напросто, как он осуществил залихватски вот эту приватизацию, сделал уже экспроприацию и национализацию. Вот тогда, наверное, мы заживем.

Александр Денисов: Спасибо!

Оксана Галькевич: Ну, Анатолий Борисович.

Александр Денисов: То есть, приватизацию наоборот предлагают.

Оксана Галькевич: Анатолий Борисович будет поминаем всуе до конца дней.

Александр Денисов: Возьмется, как думаете?

Оксана Галькевич: У него тоже тяжелое время!

Никита Масленников: Все-таки очень интересно. Проходят годы, проходят годы, а отношение к Чубайсу меняется в лучшую сторону. Придет Чубайс и поможет, спасет. Это вот интересно очень, и кстати важно. Кстати, важно.

Оксана Галькевич: Ну, кстати, телезрительница важный момент отметила. Она сказала, что не думают о, так скажем, развитии нашей экономики, о том, как поднимать экономику, заработки людей. С этим то что? Налогов, мы поняли, собирать будут больше. Год будет тяжелый.

Никита Масленников: Мы тем самым вернулись к началу нашего разговора. Вот эта вот фискальная, квази фискальная, игра в слова, на самом деле это мотивация людей.

Оксана Галькевич: Пряники? Пряники будут?

Никита Масленников: Пряники? Ой, вы меня хотите назначить главным кондитером страны?

Оксана Галькевич: Нашего правительства. Нет, но просто смотрите, мы с вами говорим, так или иначе, о налогах. Мы говорим о том, что это нагрузка, это не пряники. А какие-то поощрения, чтоб как-то стимулировать? Простите, надо же не только навешивать, довешивать и пинками. Нужно еще и покормить, приласкать, приголубить.

Никита Масленников: Вы знаете, вот я уже давно живу на свете, и давно в своей профессии. Я считаю так, что пока…

Александр Денисов: Пряников не видели, да?

Никита Масленников: Пока мы не начнем спрашивать, и достаточно жестко с тех, кто как бы нами управляет, и тратит наши налоги, мы мало чего добьемся. Вот путь к повышения, как бы к развитию экономики, он через нашу собственную активность и ответственность за самих себя. Но не просто того, что вот мы должны работать, зарабатывать, мы еще должны спрашивать. Это наше право – спросить, на что идут наши деньги. Объясните, почему можно было сделать лучше, эффективнее, быстрей, почему получилось совсем наоборот? Вот когда мы вот от этих, вот сегодня тоже, понимаете, я сегодня тоже чижу и как бы разглагольствую. Что это надо было бы делать. Сам очень редко обращаюсь с такими какими-то прямыми запросами и требованиями. Но, тем не менее, опыт показывает, чем чаще, чем спокойней, корректней и в, то же время, обоснованней спрашиваешь, тем что-то да как-то движется. Но если это будут не 2-3 десятка человек, а сотни, тысячи, миллионы, ну, тогда, собственно, мы экономику мы тем самым двинем туда, куда нам самим надо. Понимаете?

Александр Денисов: Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Александр Денисов: Ну, вот тему прямых, косвенных налогов мы сегодня обсуждали с вами, уважаемые телезрители, и Никитой Ивановичем Масленниковым, руководителем направления «финансы и экономика» Института современного развития.

Оксана Галькевич: Это сегодня тема дня, друзья, мы вернемся еще к обсуждению этой темы после 20-00 по Москве. Благодарим всех телезрителей, кто звонил нам и писал. Не прощаемся, вернемся через пару минут к вам.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

Александр
Наши налоги весьма и весьма успешно "осваивают" депутаты всех мастей и чиновники!! Можно смело ставить вопрос :" А может все-таки г. Путин займется всерьез этим вопросом"?Результатом его двухразовой инициативы стало на 50% увеличение этих тунеядцев!! Вот такая "борьба ",с точки зрения Путина!!
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты