Никита Масленников: Реструктуризация долгов - это то, что надо использовать. Иногда - это выход, глоток кислорода, который позволяет пережить тяжелую ситуацию

Гости
Никита Масленников
экономист, ведущий эксперт Центра политических технологий

Тамара Шорникова: Прямо сейчас будем вот какую тему обсуждать. Менее половины россиян заявляют, что имеют финансовую подушку, это результаты исследования аналитического центра НАФИ. Только 15% жителей страны в случае, если потеряют доход, смогут прожить полгода на накопленные ранее деньги. Почти столько же тех, кому запаса не хватит и на неделю.

Если смотреть на структуру ежемесячных расходов среднестатистического россиянина, больше трети всей суммы уходит на питание. Также в топ-5 статей расходов входят услуги ЖКХ (16%), аренда жилья, одежда, обувь, транспорт.

Итак, мы будем сейчас выяснять, как же накопить, у каких регионов это получается лучше, где у жителей, видимо, лучше зарплата, а может быть, навыки какие-то другие. Ждем ваших звонков: рассказывайте, получается ли у вас копить, какая зарплата это позволяет сделать, на что копите.

Какие-то советы наверняка получим от Никиты Масленникова, экономиста, ведущего эксперта Центра политических технологий, он в нашей студии. Здравствуйте.

Никита Масленников: Добрый вечер.

Тамара Шорникова: Итак, если, Никита Иванович, говорить сначала о личном опыте, – копите? Какие инструменты для этого используете? Как формируете сбережения?

Никита Масленников: Ну, в принципе, конечно, коплю. Собственно, я очень консервативный инвестор. У меня несколько вкладов на разные сроки, но все они в наших российских банках и в наших российских рублях.

Тамара Шорникова: Объясню. Когда начинаем умно обсуждать всякие экономические темы, естественно, зрители хотят выяснить, придерживается ли сам эксперт вот тех принципов, о которых рассказывает. Это, знаете, как на рынке раньше: «Приличные сапоги, хорошие, сама ношу второй сезон».

Никита Масленников: Вы знаете, я придерживаюсь действительно того, о чем говорю и о чем, наверное, еще сегодня буду говорить. Потому что вот те цифры, которые вы привели сейчас, это действительно опрос НАФИ очень интересный. В Москве чуть-чуть повыше доля, где-то 24% считают себя в состоянии финансовой безопасности...

Тамара Шорникова: Им как раз на полгода хватит.

Никита Масленников: Да, на полгода. Но, понимаете, вот это тоже установлено как бы эмпирически, полгода, потому что, скажем, тот же самый опрос, на который вы ссылались... Ведь почему эти полгода возникли? Потому что 55% респондентов, опрошенных, считают, что некий предел финансовой безопасности – это полгода, когда можно прожить на свои накопления и сбережения. Вот дальше либо устраиваться на работу, либо что-то еще, включая какие-то возможности, либо совсем, так сказать, плохо, тогда сразу вниз идет жизненный уровень. В Москве чуть-чуть повыше, на 2 процентных пункта, там 57% таких.

А в целом, конечно, здесь сразу возникает один принципиальный вопрос. Вот если мы говорим о накоплениях и сбережениях, то на какой срок, вот здесь и сейчас, до зарплаты, до предела этой подушки безопасности, или потом, на будущее, на долгие годы? Вот здесь, конечно же, ситуация у каждого конкретного человека, у каждого конкретного телезрителя совершенно разная. И поэтому здесь я думаю, что у нас наше все население делится в совершенно неравной пропорции: где-то, наверное, 20–30% имеют возможность заглядывать в будущее за пределы 6 месяцев, а все остальные в рамках вот этого интервала, от недели до полугода. И вот здесь вот, конечно, уже другие рекомендации, как вот что-то накопить, где-то чуть-чуть приумножить...

Потому что здесь вот на таком сроке других инструментов, кроме как депозиты, причем, естественно, это уже не годовые, даже не от 91 до 181 дня, это гораздо меньше, это где-то 3-месячные получаются депозиты, вот только единственный путь. Потому что все остальное – это либо финансовые спекуляции на фондовом рынке, возможно, но для этого нужно, извините, входной билет оплатить, он дорогого стоит.

Тамара Шорникова: Да.

Давайте послушаем телефонный звонок. Ольга, Смоленск. Здравствуйте, Ольга.

Зритель: Добрый вечер. Я хочу рассказать, как нам получается с мужем копить.

Тамара Шорникова: Так.

Зритель: Ну, «копить», наверное, громко сказано. Сейчас мы уже пенсионеры, а вот когда мы, конечно, были моложе, до пенсии, мы не верили в кредиты, мы как-то немножко подущемлялись. Ну и у нас была хорошая зарплата, как бы всего один ребенок, поэтому у нас была возможность немного подкопить. Мы даже построили дом, купили машину, дачу еще прикупили. Но путешествовали немного, правда. Да, и мы старались, вот понимая, что у нас будет пенсия, мы старались до пенсии сделать свои дела, т. е. отремонтировать дом, не знаю, купить новую машину, поменять, ну потому что на пенсии уже ничего особо не скопишь.

И действительно, вот мы уже 7–8 лет на пенсии с мужем, копить получается очень трудно, во-первых, потому что уже возраст и очень много денег уходит на лекарства, очень много. И продукты, конечно, подорожали, квартплата... Но все равно как-то вот мы стараемся хоть немножечко, но вот каждый месяц, хоть чуть-чуть, но чтобы у нас было отложено. Такая вот подушка безопасности, она просто греет душу, как бы ты уже знаешь, что что-то у тебя есть, мало ли, что случится.

Тамара Шорникова: На непредвиденные расходы. Ольга, в совокупности, вот две пенсии, я так понимаю, это основной сейчас доход...

Зритель: Да.

Тамара Шорникова: Сколько получается на семью и сколько получается каждый месяц откладывать с этого дохода?

Зритель: Мало получается откладывать, потому что у меня пенсия минимальная, вся надежда на пенсию моего мужа. Поэтому по-разному, учитывая то, что у нас свой дом, весной, конечно, больше, весной, летом больше расходов, потому что огород, сад, хочется прикупить красоту какую-нибудь, …, например, или какие-то семена необыкновенные. Зимой, конечно, чуть побольше можно отложить. Но в среднем это от 3 до 5 тысяч всего лишь в месяц.

Тамара Шорникова: От 3 до 5. Да, спасибо, Ольга.

Вот что еще пишут нам телезрители. Ленинградская область: «Мы с мужем серьезно готовились к жизни после работы, откладывали 10–15% со всех доходов 10 лет. Сейчас это наша независимость от детей и подушка безопасности. Всем советуем копить». Тоже из Ленинградской: «Подушка подходит к концу, рост цен и тарифов съедает все», – пенсионер пишет нам. Московская область: «Ставки по вкладам в банках ниже, чем инфляция. Накопить может только банк». И Калининградская: «Зачем копить? Деньги обесцениваются».

Вот такой небольшой процент россиян, у которых есть подушка безопасности, – вы это с чем прежде всего связываете? Зарплаты не позволяют откладывать, или люди сейчас, как видно по некоторым сообщениям, не видят смысла в накоплениях, потому что так все быстро меняется, лучше жить здесь и сейчас?

Никита Масленников: Вы знаете, конечно, если даже сравнивать ситуацию годовой давности, то неопределенности стало на порядок больше, поэтому это, естественно, людей очень многих вводит в такое состояние принудительной задумчивости: а стоит, а почему, а куда, а как? В данном случае ответ только такой – надо смотреть на то, что происходит, открытыми глазами и доверять своим собственным ощущениям.

Да, сегодня, действительно, вот я начал говорить о вкладах, и для тех, кому как-то нужно сохранить средства... Потому что на самом деле депозит – это еще контроль собственного потребления: положил и через 3 месяца возьмешь, прирастет ненамного, но все-таки не израсходуешь. Хотя на самом деле, если так вот честно посмотреть и абсолютно открыто говорить людям в глаза, то, конечно же, это не позволяет обыграть инфляцию, потому что средняя арифметическая ставка 10 лидеров депозитного рынка, банков крупных, на 3 месяца – это 5,60%. Если вы будете вкладывать больше чем на год, у вас ставка будет 6,62%, опять-таки это средняя по больнице, где-то по 8%, где-то меньше.

Поэтому здесь внимательно надо смотреть вот на эти вещи, на какой срок вам нужно. А дальше уже внимательно отслеживать, собственно говоря, динамику инфляции. Ну хорошо...

Тамара Шорникова: В районе 7% официальную инфляцию к концу года ждут, да?

Никита Масленников: Ну, вы знаете, я так думаю, что она к концу этого года будет где-то в интервале от 12 до 13% в годовом выражении. В следующем году она, конечно, немножко «похудеет», сдаст темп, но это тоже... Мне кажется, что она будет где-то около 7%. Поэтому, вот если даже вкладываться сейчас в депозит длинный, больше года и т. д. и т. п., можно не обыграть инфляцию на интервале в один год. Вот если вы вложите на 3 года, да.

Но здесь нужно внимательно смотреть, я думаю, что вообще, в принципе с депозитами лучше бы подождать, если играть вдолгую и если есть средства, подождать хотя бы того времени, когда будет принят бюджет Российской Федерации на следующие 3 года и когда Центральный банк и Министерство финансов разберутся между собой наконец-то, как они будут стимулировать банки к длинным вкладам.

Смысл какой? Вот Центральный банк предлагает такую идею обсудить и потом ее реализовать. Вы кладете, предположим, на 3–5 лет, но при этом... И как вас мотивировать будут? Страховая сумма возрастает, не 1 миллион 400 тысяч, а практически весь вот этот самый или какая-то часть существенная вклада, который вы положили. Это, конечно, стимулирует людей. Минфин предлагает безотзывной вклад, но при 100%-м покрытии его, целиком и полностью. Ну, пока они спорят, нужно подождать решения вопроса, потому что тогда да, тогда действительно получается, что мы положили, есть определенная страховка, что он никуда не сгорит, его вернут. И чем более длительный срок, тем больше вариантов, что вы обыграете инфляцию, которая все-таки в 2024 году, наверное, как обещает нам Центральный банк, окажется около 4%.

Но это вот один вариант. Естественно, возникают другие, потому что люди занимаются, сейчас задумываются о том, как копить вообще на старость...

Тамара Шорникова: Да, давайте другие варианты обсудим после видеоматериала.

Никита Масленников: Давайте.

Тамара Шорникова: Сначала у людей спросим, копят ли они деньги и как это делают, потом расскажем, как надо.

Никита Масленников: Ну, как надо...

Тамара Шорникова: Спрашивали у людей на улицах в Липецке и в Москве.

ОПРОС

Тамара Шорникова: Позвоните в прямой эфир, расскажите, как вы копите, если получается, конечно, и какие основные траты у вас сейчас, что съедает ваш бюджет.

Итак, остановились на том, что есть и другие способы накопить. Какие же у нас есть, Никита Иванович, способы, чтобы обыграть все-таки ту самую инфляцию? Вот сейчас посмотрела, все-таки официальная по итогам года составит около 12%, об этом заявил президент Владимир Путин во время совещания по экономическим вопросам.

Никита Масленников: Ну, в общем, справедливая оценка, но тем не менее все-таки сегодня я должен признать, что проинфляционных рисков все равно больше и надо быть очень осторожным, прежде всего экономистам, нам, в оценках того, что будет происходить до конца года.

Что касается вот этих самых накоплений, во-первых, надо определяться четко, некий возникает рубеж дохода, зарплаты и всего такого прочего. Понимаете, вот вы реально, если посмотреть правде в глаза, можете начать копить, когда у вас в принципе где-то около 50–60 тысяч заработная плата, вот тогда у вас возникает при структуре ваших доходов, при среднестатистической, некая возможность накапливать. Но дальше возникает вопрос: хорошо, вот куда?

Вот обычно классический вариант – фондовый рынок. Ну и надо сказать, что наши замечательные сограждане это в принципе достаточно хорошо освоили. Потому что давайте две цифры просто назову: в т. н. замороженной накопительной пенсионной системе сейчас чуть-чуть больше 4 триллионов рублей, Минфин сейчас предлагает их приватизировать, т. е., грубо говоря, раздать назад, сделать их частной собственностью граждан и потом дальше, может быть, некий вот такой первичный взнос в новую систему, если мы сами будем на это готовы, решимся добровольно и т. д. и т. п.

Но вот в инструменты фондового рынка, как вы думаете, сколько вложено на сегодняшний день? 10,5 триллионов рублей. Вот те, которые могли бы вложить в разного рода инструменты, связанные со своей пенсией, в 2020–2021-х гг. резко развернулись, потому что ну нет никакой ясности, будет ли эта накопительная система, не будет ли, когда тем более, в каком виде, в фас, в профиль, поперек, вдоль – ну ничего не понятно; и понесем-ка, если у нас есть, ресурсы и деньги на фондовый рынок. Принесли.

Но сейчас вот возникает некая сложная ситуация даже у них, а куда вкладывать, потому что что-то заморожено, в активы недружественных стран сложно или невозможно в принципе... Дружественные страны, активы, как, например, юань или юаневые облигации, тоже достаточно рискованный и пока сильно непонятно, надо еще привыкнуть. Плюс валютное регулирование Китая отличается от нашего, китайский инвестор пока не может, допустим, купить юаневые облигации, которые выпускает «РУСАЛ», покупаем сами у него. Ну, кому-то, наверное, это выгодно, кому-то нет. Кстати, наши граждане в прошлом месяце, в августе, купили юаней на 39 миллиардов рублей.

Тамара Шорникова: Ух ты.

Никита Масленников: Вот так вот, между прочим. Поэтому кому-то и это интересно. Рисков тут много, непоняток еще больше, но тем не менее это модно, поэтому... Но это как бы одна история, вот эти вот самые финансовые инструменты фондового рынка. Опять-таки, там тоже большой выбор, будь то акции, будь то облигации, облигации какие, инфраструктурные или еще что-то. Конечно, если долгий горизонт, допустим, вы хотите, чтобы у вас копились деньги где-то в течение 10 лет и больше, тогда, конечно, путь – это первоклассные эмитенты ну типа «Газпрома», «РЖД», «ВТБ», еще что-то сроком на 10 лет.

Тамара Шорникова: Никита Иванович, ну вот мы сейчас рассуждаем о рынке ценных бумаг, мы много о нем говорили до санкций, до экономической войны и так далее...

Никита Масленников: Много говорили, да. Сейчас стало сложнее.

Тамара Шорникова: ...потому что действительно казалась ситуация относительно стабильной, было понятно, кто никогда не прогорит. Но вот условно, тот же «Газпром», да, сейчас хорошо зарабатывает, но каждый день мы слышим, что страны собираются ввести то одни, то другие санкции, отказаться от нашего газа, ввести мораторий на нашу нефть и т. д. Что будет с акциями даже такой компании, трудно предположить в горизонте полугода...

Никита Масленников: Ну, я думаю, в случае... Я условно сказал «Газпром», потому что это как бы ведущая голубая фишка, но вот можно...

Тамара Шорникова: Я к тому, что если даже у таких компаний непонятно, что будет завтра...

Никита Масленников: Да. Но давайте посмотрим немножко в другую сторону. Вот сейчас начинается такая тенденция, она уже набирает силу, когда компании, осуществляющие крупные инфраструктурные проекты, например Восточный полигон, модернизация Транссиба и БАМа, строительство портов – да у нас огромное количество по России вот таких вот, куда ни кинь, везде можно устроить эту стройку, причем надолго. Вот если компания выпускает такие бумаги, если они еще прогарантированы «ВЭБ», условно говоря, институтом развития, а отчасти еще, может быть, и бюджетом, то тогда, конечно же, вот сюда, пожалуйста, зеленый свет и вперед. Но их очень пока еще мало.

Поэтому я говорю, что вот сейчас принимать решение, допустим, о том, куда вкладываться, надо немножечко потерпеть, хотя бы несколько недель. Вот по финансовому рынку уже к концу года многое станет ясно. Ну вот это одна возможность, которая, естественно, используется активно. Другие варианты связаны, допустим, для тех, кто наиболее продвинут и финансово грамотен, – это различного рода вложения в валюты. Здесь тоже возможны всякие варианты...

Тамара Шорникова: Про юани поговорим давайте после звонка из Подмосковья. Галину выслушаем сначала. Галина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем.

Зритель: Я вот дозвонилась до вас, очень рада, первый раз получилось.

Хотела вот сказать, что много лет мы с мужем, как говорится, готовились к пенсии, и, конечно, мы старались откладывать, хотя у нас двое сыновей, подняли, все. Конечно, кредиты никакие не брали, все это рассчитано было...

Тамара Шорникова: Галина, как готовились?

Зритель: Готовились – откладывали. То есть мы ни в коем случае никаких не могли себе позволить, никакой роскоши, потому что понимали, что впереди пенсия, которая у нас не будет очень высокой в нашей стране, она не будет высокой. Даже притом, что у меня была ответственная работа, я понимала, что будет. В общем, в конечном итоге, значит, какие-то деньги мы скопили.

А теперь грозит то, что нам в 2023 году обложат их налогами. Это деньги честно заработанные, мы с них платили налоги тоже, но почему опять мы будем платить налог, даже если он не очень большой получается с нашей суммы, но это тоже обидно. Но мы далеко не богатые люди, и мы скопили эти деньги очень трудно, очень тяжело, отказывая себе во многом, а сейчас опять...

Вот, вы говорите, деньги некуда, вот куда их пристроить, надо теперь думать, как вот в государстве, да, там большая сумма, – ну а зачем же пенсионеров трогать? Даже если они скопили эту сумму, чуть больше той, которая положена, почему-то рассчитали наверху, ну оставьте уже в покое, это не такая баснословная цена, понимаете? Вот это вот, конечно, очень досадно, очень обидно.

Тамара Шорникова: Да, понятно, Галина. Вот такое вот мнение.

Никита Масленников: Ну, давайте дождемся еще бюджета, потому что разговоры о налогах сейчас немножечко отягощены некими страхами и подозрениями. Вот увидим, тогда будет несколько другой разговор, может быть, и «развиднеется».

Тамара Шорникова: Понятно.

Говорили о том, что какое-то рекордное количество юаней купили, и вы такую замечательную фразу сказали «это модно сейчас».

Никита Масленников: Модно, да.

Тамара Шорникова: Опять-таки, какой-то финансовый аналитик, не знаю, блогер посоветовал покупать, например, золото, начали скупать золото, хотя где-то тоже читала, что те, кто купил золото весной, немножко прогадали и т. д. Насколько вот нужно идти за такой модой, если ты не очень разбираешься в этом?

Никита Масленников: Нет, вот за модой гнаться не стоит, потому что вот эта золотая мода, понимаете, она всегда потом заводит людей в тупик, если начинается резкое снижение котировок золота. А золото – это очень сильно волатильный товар, может быть, даже один из наиболее волатильных, который есть сегодня в международном торговом и финансовом обороте, поэтому здесь надо быть осторожным. Опять-таки, если вы вкладываете в золото, то на достаточно длительный период, с тем чтобы посмотреть... И надо еще ежедневно смотреть за котировками, между прочим, чтобы не прогадать, вовремя сбросить или вовремя еще подкупить. Это, в общем, достаточно такая сложная штука, и очень часто для многих людей без помощи финансового консультанта это невозможно.

Сейчас другая мода, ее называют «бриллиантовые пулы», давайте в бриллианты будем вкладываться, «АЛРОСА» предлагает и т. д. Но хотел бы всех предупредить, что вот давайте пока тоже поосторожнее, потому что при золоте у вас при покупке и продаже НДС не берется, а при бриллиантах пока этот вопрос не решен.

Тамара Шорникова: Ну, мне кажется, это не для очень большой категории россиян актуально, вкладываться в бриллианты...

Никита Масленников: И судя по всему, Минфин не собирается решать его... Нет, тем не менее это сегодня уже многие финансовые аналитики и блогеры рассказывают.

Что касается валюты, ну Forex остается, естественно, понимаете. Дружественный доллар нам, не дружественный доллар, токсичен не токсичен – все равно игроки будут играть. Потому что, когда у вас в международном платежно-расчетном обороте доллар 41%, все равно будут. И почему еще юань очень важен для людей финансово грамотных и продвинутых? Потому что это страхование от многих финансовых рисков: юань очень четко спарен с долларом по котировкам. Но, правда, здесь вот возникает тоже, уж извините за подробности, надо поосторожнее быть, потому что с начала года юань просел к доллару на 9%. Мы укрепляемся, юань падает. Вот это вот...

Тут вот аккуратнее надо, потому что вот мода-то мода, потому что она от безысходности очень часто: а во что еще вкладываться? В евро – непонятно, нельзя по сути дела, токсично; в фунты и прочие, в иены тем более; доллар – тьфу на него, на зеленого. Давайте юани и всякие прочие. А всякие прочие – оказывается, их нет. Ну купили мы с вами дирхамы, которые будут торговаться, купили мы узбекские сумы – и что мы с ними будем делать? Можем поехать в Узбекистан, в Объединенные Арабские Эмираты и что-то там на них купить – дальше-то что?

Тамара Шорникова: Ну это если поездку планируешь, да.

Что дальше у Елены из Екатеринбурга, давайте узнаем. Елена, здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем.

Зритель: Ну вот «Научиться копить» – а как же тут скопишь? Я 1962 года рождения, прошла девяностые, прошла инфляцию, прошла то, что деньги пропали, как говорится, работы не было, ничего не было, выживали как могли. Потом нас сократили, где мы работали, вот эти девяностые, и нам пришлось уткнуться туда, где мало платят, и везде были «черные» зарплаты, да они и до сих пор «черные», и все об этом прекрасно знают. И пенсии у нас такие же копеечные. И на что прожить, непонятно. И с чего копить, тоже непонятно: «коммуналка» растет, продукты растут. А что дальше? С чего копить? Мы на … не можем накопить – о чем вы говорите?

Тамара Шорникова: Да, Елена, понятно... Спасибо. Я думаю, что сейчас в такой ситуации, как Елена, многие: по-моему, около 17–20 миллионов у нас по-прежнему россиян в «серой» зоне и получают зарплаты либо «черные», либо частично в конвертах...

Никита Масленников: Ниже прожиточного минимума, да, более 17 миллионов, или 12,1% населения, ну примерно как и в прошлом году было. Пока этот процент не вырос из-за, в общем-то, очень существенной социальной адресной поддержки со стороны правительства. Но тем не менее это тоже вызывает большой вопрос, потому что, понимаете, такая стабилизация, она как бы со знаком «минус», потому что все-таки это много, во-первых, а во-вторых, никакого снижения мы не видим уже практически подряд третий год.

Тамара Шорникова: Сообщение из Москвы: «Конечно, ничего не накопишь, если при копеечной зарплате брать в кредит iPhone за 100 тысяч рублей». Не знаю, насколько сейчас это актуально, все-таки сильно подорожали эти гаджеты, но ведь есть такое, когда зарплата небольшая, а телевизор с максимальным количеством дюймов хочется.

Никита Масленников: Ну правильно, есть такая категория людей, которые вот... Кто-то хочет удержать стандарты качества жизни, которые у него были еще до пандемии, поэтому вот привык, пусть так будет. Другим престижно, какой-то стандарт потребления в возрастной группе есть, особенно у молодежи, и т. д. Тут огромное количество всяких разных мотивов. Но все это заканчивается долговым бременем и потом реструктуризацией долгов. И кстати, многие граждане этим пользуются, это надо действительно использовать, потому что, собственно говоря, это иногда действительно выход, это глоток кислорода, пусть временный, но можно как-то пережить тяжелую ситуацию.

Тамара Шорникова: Копить и обеспечивать себе финансовую безопасность за счет крупных покупок, покупки недвижимости, если есть такая возможность, – сейчас вам кажется это актуальными способами?

Никита Масленников: Вы знаете, я думаю, что сейчас... Знаете, это опять-таки разные категории. Для тех, у которых вот эти полгода, это не актуально, просто нет средств. Для тех, у которых есть и возникает вопрос выбора, а куда мы вложим, недвижимость, действительно, остается в принципе достаточно привлекательным вложением, потому что последние несколько месяцев, и особенно до конца года, будет, видимо, такой достаточно уверенный рост цен, поэтому сегодня вложились – завтра вы можете ее окупить, по крайней мере даже сдавая в аренду, потому что эти ставки тоже подрастают. Это да.

Но тут тоже все, понимаете, рынок недвижимости достаточно такой изменчивый: сегодня все так хорошо и запросто... У нас такое уже было, когда по пять-шесть инвестиционных квартир покупали, а потом не знали, куда их пристроить. Вот, собственно говоря, мне кажется, что через 1,5–2 года у нас вот этот рынок придет к насыщению и начнется его резкий спад. Поэтому, если кто-то что-то хочет сделать, пожалуйста.

Все остальное, крупные покупки... Ну, кто-то покупает автомобили, кто-то еще что-то... Но, вы знаете, я думаю, на самом деле вернусь к тому, с чего начал, вы когда спросили: «А вот вы-то сами чего, куда?» Вот одна цифра: в депозитах, т. е. во вкладах банковских, граждане сегодня держат почти 38 триллионов рублей, причем они в августе только одном занесли 1 триллион туда. Понимаете, это, значит, о чем-то говорит, потому что, когда действительно масса неопределенностей и другой уверенной альтернативы нет...

Тамара Шорникова: …лучше использовать проверенные методы.

Никита Масленников: ...идем туда. Вот дальше посмотрим, как будет, потому что все возможности, естественно, остаются, их внимательно нужно изучать.

Кому-то если не хватает каких-то знаний, надо действительно их повышать. Потому что в тот же день, когда вышел опрос, который вы цитировали в начале, опубликовали свои данные аналитики «Сбера» о том, насколько клиенты у них грамотные. Получилось, что свыше 70% читают документы, т. е. договора, все, что связано с клиентским обслуживанием, с пятое на десятое очень часто, просто подписывая не глядя, а еще порядка 75% не понимают сути самого депозитного продукта, страхового и тем более всяких разных сложных финансовых других. Вот это вот вопрос.

Тамара Шорникова: Мысль понятна, да, повышаем финансовую грамотность населения в т. ч. благодаря вашим ликбезам.

Спасибо. Никита Масленников, экономист, ведущий эксперт Центра политических технологий.

Скоро будем говорить о науке, какие там зарплаты у специалистов и как Минобрнауки хочет поддержать те самые кадры.