• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Николай Арефьев: С нового года все взносы СНТ – и членские, и целевые – будут только через банковский счет. И не платить их вы уже не сможете

Николай Арефьев: С нового года все взносы СНТ – и членские, и целевые – будут только через банковский счет. И не платить их вы уже не сможете

Гости
Николай Арефьев
первый заместитель Председателя Комитета ГД РФ по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству

Рубрика «Территория: дача». Состояние дорог в СНТ и развитие инфраструктуры. Об этом беседуем с первым заместителем Председателя Комитета по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Николаем Арефьевым.

Ольга Арсланова: Ну а мы продолжаем и сейчас время нашей летней рубрики «Территория дача». Каждую пятницу мы общаемся, преимущественно, с дачниками, которым интересно все, что происходит…

Петр Кузнецов: При слове «дачник» ты посмотрела на меня, я еще нет.

Ольга Арсланова: Да. Вот в чем дело. В Подмосковье до конца года планируют отремонтировать около 100 дорог к СНТ, это, в общем-то, не очень много, прямо скажем, но темнее менее, хоть что-то. Кто следит за состоянием дорог? Какова ситуация в садовых товариществах в других регионах? Об этом будем говорить в ближайшее время. Звоните в прямой эфир, рассказываете, как у вас обстоят дела, в вашем дачном поселке, принимайте участие в нашей беседе и задавайте вопросы нашему гостю!

Петр Кузнецов: Рубрика, как ты сказала, летняя, а тема всесезонная. Безусловно, да. Поговорим о СНТ, не только о дорогах, а вообще об инфраструктуре. У нас в студии Николай Арефьев, первый заместитель председателя Комитета по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству. Здравствуйте!

Николай Арефьев: Добрый день!

Петр Кузнецов: Давайте начнем с того, что вообще такое СНТ сегодня? Форма, председатели, взносы и так далее.

Николай Арефьев: ну вообще-то говоря, то, что представляют они сегодня уже можно не говорить, потому, что через три месяца вступает в силу новый закон о садоводстве и огородничестве, и там совсем другие критерии. Во-первых, никаких товариществ, никаких обществ уже не будет. Будут некоммерческие организации, юридические лица, а все входящие в эту некоммерческую организацию люди будут пересчитаны, и должны будут оплачивать свое существование в соответствие с этим законом.

Петр Кузнецов: Ага, это нужно для того, чтобы разбить коллективную ответственность, правильно?

Николай Арефьев: Ну скорее всего, это сделано для того, чтобы содрать еще одну шкуру с дачников. Потому, что надо же платить. Надо платить за строение, за земельный участок. Дачная амнистия не получилась. Вот теперь придумали этот закон, который уже делает садоводческое товарищество, как оно раньше называлось, юридическим лицом. И уже тут не отвертишься ни от налога на землю, ни от налога на имущество.

Петр Кузнецов: Это вот это вот сейчас, это дополнительно будет?

Николай Арефьев: Да, это дополнительно будет, это вот будет с нового года. Но поэтому, вообще-то предсказания, так сказать, самые не очень хорошие. Потому что ну кто водят дачи, вот которые сегодня у нас вот здесь в студии? Ну, это люди очень простые, и очень, так сказать, не богатые. И платить за землю с кадастровой стоимости, за недвижимость с кадастровой стоимости уже сегодня, вот у меня, у меня нет дачи, слава богу, но у меня есть у приятеля в Подмосковье дача. Если раньше они платили, до вот этой кадастровой оценки, 330 рублей в год, то сейчас им выставили 8800 за этот дачный участок.

Ольга Арсланова: Я могу, как дачник, тоже присоединиться к этим возмущениям. Вырос налог у меня, примерно, в 13 раз! Буквально за один год. Хотя осталась та же земля, те же шесть соток, тот же скромный дачный щитовой домик, все то же самое.

Петр Кузнецов: Это еще подожди, это еще подожди вот Хартию, Хартия? Это же Хартия дачника называют? Вот которая с Нового года будет? Еще тебя ждет!

Ольга Арсланова: Так, что еще тогда ждет нас всех?

Николай Арефьев: Ну, во-первых, они разделяются, будут разделяться, согласно закона. Садоводческие и огороднические. Огороднические почему-то выделили так, что, если ты огородник, то ты не имеешь права никаких капитальных строений возводить. Ты можешь построить только туалет, ты можешь построить небольшое складское помещение, для хранения инвентаря. Все. А если построишь дом, даже в летнем исполнении, то у тебя его снесут, потому, что ты – огородник. А вот если садовод, то можешь построить даже капитальное строение, но с разрешения властей, естественно, за который, ты, собственно говоря, будешь платить.

Петр Кузнецов: То есть, огородник, это подразумевается, простыми словами, тот, кто приезжает и уезжает, и не ночует?

Николай Арефьев: Ну, тот, кто высаживает капусту. А тот, кто выращивает яблони и груши, допустим, вот тот считается садоводом.

Петр Кузнецов: Какие пробелы в этом подразделении?

Николай Арефьев: Но самое плохое, дачников, дачников нет! Ведь вот вы понимаете, возьмите Переделкино. Там поэты, писатели…

Ольга Арсланова: И просто богатые люди.

Николай Арефьев: Они капусту не выращивали, и яблони не сажали. У них там были газоны, они там отдыхали на свежем воздухе, писали книги хорошие там, стихи и все прочее. Вот теперь их нет. Теперь они должны определиться, они огородники или садоводы.

Ольга Арсланова: А скажите, пожалуйста, а кем лучше быть? Кем выгодней? Ну, по крайней мере, согласно закону, выгодно быть садоводом, поскольку ты на этом частном участке можешь построить дом там, или какие-то строения. Огородники вообще ничего не имеют право строить. Ты можешь даже прописаться в этом доме. Но, при этом за все надо платить с кадастровой стоимости, как это положено.

Петр Кузнецов: Вот! Вот как раз Вы сказали, теперь с них берут столько-то. Теперь с них берут, куда идут эти деньги? Вот то, что берут?

Николай Арефьев: Идет в государственный бюджет.

Ольга Арсланова: Федеральный? Или в региональный?

Николай Арефьев: В региональный.

Петр Кузнецов: Я очень много читал на форумах, пока готовился. Вот наш председатель нас кинул. Следующее звено, они идут как то к председателю?

Ольга Арсланова: А, нет! Председатель это же отдельная история! Давайте вот об этом поговорим! О том, что мы собираем в нашем садовом товариществе, имеются в виду наши вот эти дачные сборы, членские взносы.

Петр Кузнецов: Как раз к теме, к теме нашей рубрики основной, дороги. Собирают люди на дорогу. Одни сдали, другие – нет.

Николай Арефьев: Ничего они не собирают, они собрать не могут. Вот я посмотрел, самая дешевая дорога, да? Это – 130 тысяч один погонный метр однополосной дороги. 130 тысяч самый дешевый.

Петр Кузнецов: Это еще наверняка крошка какая-нибудь?

Николай Арефьев: Ну, дачные дороги, они, конечно, по ГОСТам не делаются. Из отходов производства там, из чего угодно.

Петр Кузнецов: 130 тысяч погонный метр?

Николай Арефьев: Да. 130 тысяч. Ну, где вот эти дачники возьмут эти 130 тысяч на один погонный метр? А у тебя шесть метров, вот если 6 соток, то 6 на 10, вот 6 умножьте на 130 и вот это надо заплатить.

Ольга Арсланова: Хорошо, кто оплачивает всю эту роскошь? Дороги СНТ?

Николай Арефьев: Дачники, вот эти вот самые. Теперь участники некоммерческих организаций, они будут платить. Потому, что муниципалитеты, они, так сказать, строят дорогу, но только от магистрали до садоводческого товарищества. До него.

Петр Кузнецов: Ага, до границы. Других вариантов нет, да?

Николай Арефьев: Других вариантов нет. Вот они это вот построят кусок, если он нужен. Некоторые дачные участки стоят прямо на магистралях, поэтому никаких забот у муниципальных образований нет. А вот что внутри дачного участка, вот это все возлагается уже на…

Петр Кузнецов: Ну, я то, просто, как не дачник, наивно полагаю, что вот те отчисления, которые…

Ольга Арсланова: Ты имеешь в виду членские взносы?

Петр Кузнецов: Ну, что-то вроде этого. Они как то идут в общий фонд и потом из этого общего фонда им сделают дорогу.

Ольга Арсланова: В нашем СНТ это 5000 рублей.

Николай Арефьев: Согласно нового закона, во-первых, все членские взносы, там делится членские взносы и целевые взносы. Членские взносы, это на общее содержание, это там, на водокачку, на электроэнергию, на другие цели. Это как мы всегда платили и в советское время, то есть на общее содержание. А вот целевые взносы, это вот если принято решение дорогу платить, дорогу оплачивать, ведь если решение принято, то вы уде не можете не заплатить. Вас заставят через суд платить.

Ольга Арсланова: А если мне эта дорога не нужна, я пенсионерка, езжу на автобусе, иду пешком и мне все равно, щебенка там или асфальт?

Николай Арефьев: И это предусмотрели. Значит, если вы самостоятельны, вы можете в эту некоммерческую организацию не вступать, но быть в числе этого некоммерческого общества. Но платить, согласно этого закона, вы будете так же, как и все.

Петр Кузнецов: Но право управления СНТ, я так понимаю, не узаконено. А перед кем я буду отвечать? Кто подает на меня в суд?

Николай Арефьев: А дело в том, что СНТ – это юридическое лицо теперь. Оно выбирается так же, как домовой комитет, на общем собрании, избирается, становится юридическое лицо, печать, подпись, это вот с первого числа будет. Оно и сейчас, в общем-то, есть, но теперь все расчеты будут по безналичному расчету. Раньше вы приходили и приносили председателю товарищества.

Петр Кузнецов: С квитанцией.

Николай Арефьев: Он там выписывал квитанцию какую-то, теперь нет. Теперь только через банковский счет. И целевые и членские взносы, все через банковский счет. Вот это, так сказать, на контроль налоговой инспекции.

Ольга Арсланова: Понятно. Звонки от наших зрителей, вопросы в прямом эфире. Мария у нас в эфире из Ханты-мансийского округа, здравствуйте!

Зрительница: Здравствуйте! Скажите, пожалуйста, спасибо, во-первых, что взяли трубку, потому что я никак не могла дозвониться до вас.

Ольга Арсланова: Да, это сложно, но Вам удалось!

Петр Кузнецов: Давайте к вопросу! Спасибо Вам!

Зрительница: Вопрос. У меня дороги нету. Когда я покупала, семь лет тому назад, сказали, дорога будет. Я ходила…а у нас там в Нижневартовске дороги нету. Вокруг всюду болота, я вот это туда ходила. И на дороге теперь соседи поставили дом. Туда я пройти, еле сама пролажу. Они стройку сделали, я не могу пройти. Скажите, пожалуйста, обращалась в Единую Россию, в ЛДПР. Председателей за семь лет семь человек поменялось. Скажите, пожалуйста, куда я могу обратиться, к кому и как мне быть? Я на пенсии, 65 лет, я же туда в сад я не могу ничего завести, я не могу туда даже в руках, как говорится. Пронести ничего.

Петр Кузнецов: Понятно.

Ольга Арсланова: Спасибо! Можно обнадежить чем-то?

Петр Кузнецов: Вот до 1 января куда обращаться, и куда можно будет обращаться после 1 января, когда изменения вступят в силу?

Николай Арефьев: Дело в том, что до 1-го, что после, куда бы ни обратились, дело в том, что у муниципалов вообще денег нет на строительство дорог даже муниципальных, не дачных. Все же разбито, потому, что там денег нет, дорожные фонды туда не доходят, в соответствии с законом они должны делать за счет собственных доходов. Ну а село, если сегодня Субъекты Российской Федерации имеют дефицит два с половиной триллиона рублей, то говорить о районном бюджете, там вообще концы с концами не сходятся, можно писать, можно их обязывать, можно в суд подавать, но они все равно ничего не сделают, у них денег нет. Это с одной стороны. А с 1-го января уже жаловаться не на кого, только на самих себя. Скидывайтесь и делайте эту дорогу, потому, что это уже будет законом определенная обязанность самих членов вот этих некоммерческих организаций.

Петр Кузнецов: Вы говорите, этим не выгодно, у этих денег нет, как появляются эти СНТ?

Николай Арефьев: Дело в том, что их на сегодняшний день…

Петр Кузнецов: Кто выделяет землю? Кто вот устанавливает границы?

Николай Арефьев: Ориентировочно, никто не знает, их 60 миллионов где-то этих СНТ, они родились, вы знаете, в продовольственной программе Леонида Ильича Брежнева. Но тогда была другая цель. Тогда хотели так, чтобы каждый сельский житель не ходил в универмаг или супермаркет покупать продукцию, а чтобы сам выващивал на своем огороде и обеспечивал себя овощами и фруктами, и не ходил, у рабочих не отнимал эти продукты. Поэтому земельные участки давались абсолютно бесплатно, налогом не облагались. Мало того, предприятия обязаны были помогать дачникам, построить какие-то хозяйственные постройки. Правда, были там и ограничения, что большие дома нельзя было строить, ну чтоб больше места было для возделывания земли. Вот тогда они и родились, эти дачные участки, эти СНТ. Это не дачные участки, это садоводческие и огороднические общества. Вот их тогда развелось очень много. Много их погибло в 90-е годы, но потом начали возрождаться и восстанавливаться. Сейчас их около 60-ти миллионов, они, кстати, не «обсчитаны», дачная амнистия прошла безуспешно. Никто не зарегистрировался, статистика их не учитывает, они, как были бесхозные, так они и остались. Но вот сейчас хотят их сделать, так сказать, поставить на учет в налоговую инспекцию, но я не знаю, как у власти это получится, потому, что, скорее всего, люди закроют, побросают эти дачи, чтобы не платить огромный расход.

Петр Кузнецов: Ну да, ну да, ну да. Москва у нас, Ольга.

Ольга Арсланова: Да, Москва. Давайте послушаем, добрый вечер! День!

Петр Кузнецов: Тоже Ольга и тоже из Москвы, как ты.

Зрительница: Але, скажите, пожалуйста, вот Московская область дача, Покровское, СНТ. Мы платим председателю 4500 за каждый участок за 6 соток.

Петр Кузнецов: Вот! Председателю.

Зрительница: Плюс еще, да, плюс еще платим за дороги по 5 тысяч.

Петр Кузнецов: Это, это не председателю же? Или тоже председателю?

Зрительница: Нет, это все собирает у нас председатель. Мы делаем дороги. Значит, 4500 за каждый участок, за 6 соток, значит, 5 тысяч в год мы платим за дороги, чтобы их сделать, еще с нас там берут за мусор. За электрику мы платим отдельно, у нас у каждого счетчик, какие, налоги платим каждый год, какие мы еще должны платить?! Скажите, пожалуйста!

Ольга Арсланова: Давайте разбираться, насколько дорогое это удовольствие, иметь дачу!

Николай Арефьев: Ну да. Поскольку вот это вот дачное общество будет некоммерческим, некоммерческой организацией, она будет юридическим лицом. Все, как я уже сказал, членские взносы, которые они председателю платят, на зарплату, видимо ему, это будет уже безналичным расчетом идти, то есть они через банк должны проводить. А все целевые, вот там, на дороги, на полив, они должны будут тоже платить безналичным расчетом. В соответствие со сметой. Значит, налоги, как они платили, но теперь будет юридическое лицо, там надо будет принимать решение, примерно как в ТСЖ, вот сейчас, как вы будете платить – все в свою некоммерческую организацию, а некоммерческая организация будет рассчитываться с поставщиками услуг, либо – каждый сам за себя. Это они будут принимать решение сами.

Ольга Арсланова: понятно!

Николай Арефьев: То есть, здесь дополнительной как бы нагрузки нет, весь вопрос только в другом, что юридическое лицо, ну, в зависимости от того, какая будет хозяйственная деятельность, они будут дополнительно платить налоги.

Петр Кузнецов: Николай Васильевич, вот хотел уточнить. Вот сдаем деньги председателю, кто следит за тем, куда дальше председатель отправляет эти деньги, которые ему сдают?

Николай Арефьев: У них контрольно-ревизионная комиссия есть.

Петр Кузнецов: Есть. Или должна быть?

Николай Арефьев: Должна быть да.

Ольга Арсланова: То есть, мы можем не беспокоиться по этому поводу.

Николай Арефьев: У юридического лица должна быть.

Ольга Арсланова: Смотрите, нам пишет председатель как раз смс – «Называемся садоводческое товарищество, надо ли буде переоформлять все документы»? Потому, что человек уже задумывается, может быть, оставаться ли ему председателем или не нужно. Не нужна эта головная боль!

Николай Арефьев: Ну, во-первых, это все очень сложно. Я говорю, это то же самое дачная амнистия. То есть сейчас вот эти дачи, которые брошены, это надо нанимать, во-первых, геодезистов, которые бы в натуре делали выдел этого земельного участка. Нанимать кадастровую эту компанию, которая будет оценивать имущество, строения все. Потом кадастровый паспорт хлопотать, за все это надо платить. За привоз, увоз этих специалистов, за все это надо платить. За постановку на кадастровый учет, за все это надо платить. И это, в общем-то, для бедных людей деньги не маленькие. Потом, вот как председатель говорит, все эти объединения они должны собирать эти документы, и ставить на учет уже все некоммерческое, всю некоммерческую организацию. То есть, все участки объединять в одну некоммерческую организацию, и подавать, регистрировать ее уже как единый земельный надел, со всем недвижимым имуществом, которое на нем расположено.

Петр Кузнецов: Три проблемы СНТ, основные. Они уже были названы, собственно, за это время, как беседует. Это дороги, это электричество и мусор. Со временем, что-то, как-то сдвигается, какая-то из этих проблем трех, как-то решается в положительную сторону?

Николай Арефьев: Ну, оно никак не решается. Говорят, спасение утопающих – дело рук самих утопающих! Вот все, кто в СНТ будет входить, все это будет делаться за их счет. Дороги изматываются быстрее всего, значит, они должны просчитать, сколько стоимость дороги, амортизационные отчисления, то есть вот эту амортизацию на дороги, там по 5 тысяч в месяц, или в год платить или как, но они должны скидываться, как мы говорим, на эту дорогу.

Петр Кузнецов: А скидываться…

Николай Арефьев: Постепенно, там, в течение 5 лет, или каждый год, в зависимости от того, какая дорога. Есть дорога с щебеночным покрытием, есть там с асфальтобетонным покрытие, в зависимости от этой дороги. Может быть, если это щебеночное покрытие, то это может быть и подешевле обойдется, но все равно им придется платить и за дорогу, и за провода, и за замену столбов.

Петр Кузнецов: Нет, дорога общего пользования, здесь понятно. Здесь коллективное соглашение. Но решает ли проблему индивидуальный договор с электрокомпанией, мой индивидуальный, я, мой дом, исключительно. И так же с мусором. То есть я, например, сколько я, у меня мусора скапливается, я по мере его поступления, по мере накопления заключаю индивидуальный договор, с мусорной компанией.

Ольга Арсланова: Это вообще возможно?

Петр Кузнецов: Это возможно?

Ольга Арсланова: К тебе одному то не поедет!

Петр Кузнецов: Да.

Николай Арефьев: Все возможно. Это сейчас делается.

Петр Кузнецов: Выгодна ли такая форма?

Николай Арефьев: Одни тайком сжигают, другие заключают договор на вывоз мусора. Вот сегодня, поскольку это юридическое лицо, некоммерческая организация будет, то они будут заключать договор на всю организацию. И вывоз мусора будет стоять мусорный контейнер.

Ольга Арсланова: Понятно.

Николай Арефьев: Все туда будут сносить.

Ольга Арсланова: Смотрите. Вот пишут нам – «С дорогами плохо», СНТ «Здоровье», Москва, Московская область. «Пишем, просим, обещают, все никак. Население стареет, пенсионеры. На свои средства может только кое-как подлатать. Без дорог беда, даже маршрутку не разрешают».

«Купила второй участок в СНТ, являюсь его членом, оплата членских взносов за один участок или в двойном размере теперь будет по новым правилам»? Сколько участков, столько и взносов. Правильно?

Николай Арефьев: Ну да. Дело в том, что для пенсионеров были льготы по уплате налога с кадастровой стоимости. Но только за один земельный участок, за одно строение, за один дом, за одну квартиру. Все, что в двойном количестве, надо уже по полной стоимости платить.

Ольга Арсланова: Понятно. И давайте наших зрителей послушаем. Анна из Карачаево-Черкесии в эфире. Здравствуйте!

Зрительница: Здравствуйте! Я вот хотела уточнить, у нас вот тариф на свет установили 2 рубля 68 копеек. А с нас берут 4 рубля 50 копеек. На каком это основании вообще? И мы, у нас проблема в том, что они вот сейчас хотят поставить на каждую улицу по счетчику и мы еще, плюс к тому, должны скинуться по 300 рублей с каждого двора, как они сказали. Но мы еще сдаем на взносы по 1200, это, значит, там входит дорога, какие-то ихние услуги, но мы этого ничего не видим. У нас тут этого вообще ничего нет.

Петр Кузнецов: Анна, а Вы пробовали платить столько, сколько нужно, а не столько, сколько с Вас берут?

Зрительница: Мы им говорим, у нас 2,68, берите эту сумму, - «Нас это не интересует, что вам сказали». А у меня есть, я обращалась по тарифам и ценам, я обращалась в прокуратуру, в городскую, в республиканскую, и все уточняют, что у нас тариф - 2,68. они с нас все-таки берут 4,50!

Петр Кузнецов: Они – это кто? Раз Вы обращались и вам подтверждают...

Зрительница: Бухгалтер. И я вообще инвалид первой группы, я здесь проживаю, я в лежачем состоянии нахожусь здесь, они мне говорят – «Жалуйся, куда хочешь! И пиши куда хочешь». Я нахожусь без света здесь по 5 по 6 дней. Как вот мне быть?

Ольга Арсланова: Да, хорошо. Давайте попробуем разобраться.

Николай Арефьев: Ну что, во-первых, если тарифы установлены, то любая прокуратура должна внести протест и тарифы должны они взимать за услуги то, что предусмотрено, установленным тарифом. Произвола в этом вопросе не должно быть! Если же для них тарифы существуют договорные, то есть, как заключили договор, так и оплачивают, то надо смотреть договор. Какая сумма указана в договоре, такую они и будут требовать к оплате.

Петр Кузнецов: Анна, вот наша зрительница, сказала, что она инвалид, а существуют ли льготы какие-то для инвалидов, для пенсионеров в рамках…

Николай Арефьев: Нет, не существуют. В рамках СНТ нет.

Петр Кузнецов: Послушаем теперь Татьяну с Сахалина, здравствуйте!

Ольга Арсланова: Здравствуйте!

Зрительница: Говорю. Мы живем на Сахалине, город Невельск. У нас общество СНТ, с нас, председатель собрала собрание и сказала, будете платить за каждую сотку по 100 рублей. У нас 15 соток, я должна каждый год отдавать полторы тысячи помимо членских взносов, целевых, потом 100 рублей за брошенный участок, 100 рублей обществу садоводов. И, в общем, набирается около 5 тысяч ежегодно. На каком основании? Кто придумал?

Петр Кузнецов: Все то же самое. Проблемы одинаковые во всех регионах.

Ольга Арсланова: Да, да, понятно. Давайте разбираться в структуре вот этих вот выплат. Что это за общество садоводов какое-то, зачем туда платить? Как понять, за что человек платит?

Николай Арефьев: Ну как понять? Во-первых, надо ходить на общие собрания. Дело в том, что закон сегодня говорит, как общее собрание постановило, так оно и будет. Вот собирают садоводов и говорят.

Ольга Арсланова: То есть там можно сказать, я не буду за это платить, давайте, кто со мной откажемся.

Николай Арефьев: Ну, естественно!

Петр Кузнецов: Ну, сейчас и соседей то не знают!

Николай Арефьев: Они говорят примерно так – «Вот нам надо отремонтировать водопровод. Он стоит вот столько. Мы разбрасываем по всем хозяйствам, и надо заплатить такую сумму». Хочешь, не хочешь, ее надо платить иначе воды не будет, и поливать нечем будет. Это одно. Дорогу надо отремонтировать, они тоже решают все это вместе. Но вот как у них, она говорит, председатель сказал, что за сотку по 100 рублей, что это за платеж, я не знаю. Законом он не предусмотрен.

Ольга Арсланова: И здесь можно поспорить?

Петр Кузнецов: Тут надо в каждом случае разбираться.

Николай Арефьев: Вот контрольная комиссия у них есть? Вот пусть проверят, за что это платят. Потом уже можно решить вопрос и с прокуратурой, или с судом.

Ольга Арсланова: Итак, уважаемая Татьяна, контрольная комиссия для начала, и потом – прокуратура, в крайнем случае – суд.

Петр Кузнецов: Если она вообще есть. В таком состоянии.

Очень коротко, значит что, с января вот эта новая Хартия, давайте ее так назовем, ничего хорошего мы, не обязательно же в позитиве заканчивать, ничего хорошего мы не ждем!

Николай Арефьев: Ну, в общем-то, да. Все предпосылки идут к тому, что платежи увеличатся. Ну, и, поскольку там, в основном-то народ бедный, им придется побросать все свои участки, вот и решение вопроса. Но я хочу сказать, что у нас все-таки в личных подворьях граждан и на дачных участках вырабатывается половина скота, 70 процентов картофеля, и 80 процентов овощной продукции. Вот об этом Правительству надо подумать. И закрывать источник продовольствия не надо. Надо наоборот, предоставлять людям льготы, для того, чтобы они там хозяйствовали и производили сельхозпродукцию.

Петр Кузнецов: Мы благодарим Вас! Николай Арефьев, первый заместитель председателя Комитета по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству.

Ольга Арсланова: Спасибо!

Это была рубрика «Территория дача». Спасибо всем нашим зрителям!

Николай Арефьев: Спасибо!


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты