Николай Фомушин: Фокус - это решение задачи нестандартным методом

Николай Фомушин: Фокус - это решение задачи нестандартным методом | Программа: ОТРажение | ОТР

Еще несколько новых трюков от иллюзиониста

2020-04-06T16:25:00+03:00
Николай Фомушин: Фокус - это решение задачи нестандартным методом
Выбить деньги с бывшего
Что вас раздражает?
ТЕМА ДНЯ: Отдохнём в России. Дорого
Некому строить?
Новая холодная война?
Что нового? Калининград, Тамбов, Челябинск
Медицина не стала доступнее. Лесные пожары. Все – в мегаполисы? Пенсионеры без страховки. Самозанятые
Растут под Моргенштерна
Ставка на агломерации: все уедут в города?
ФАП на стадии фундамента, но уже «работает». Как отчитываются владимирские чиновники. СЮЖЕТ
Гости
Николай Фомушин
иллюзионист, член Экспертного совета Премии им. Гарри Гудини

Ольга Арсланова: Ну что же, это наша рубрика, которая появилась как веяние времени – с тех пор, как появилась самоизоляция.

Петр Кузнецов: Как и собственно самоизоляция.

Ольга Арсланова: Что произошло? Самоизоляция. Дети сидят дома, они не ходят в школу. И для родителей (я думаю, многие меня поймут) сутки превращаются во что-то очень длинное. Такое ощущение, что там уже не 24 часа, а 64. И ребенка нужно чем-то занять. Вот именно этим мы и занимаемся.

Петр Кузнецов: И уроки-то вроде бы как переделаны. Ну и вообще просто все равно нужно как-то информационную повестку разбавлять, не только уроками загружать. Мы помогаем. Мы тоже так виртуально уже вместе с вами дома.

Ольга Арсланова: Одни.

Петр Кузнецов: Мы тоже помогаем развлечь детей и как-то завлечь таким образом в сам процесс самих родителей, попытаться сделать что-то интересное, увлекательное и то, что точно сократит эти 64 часа в сутках раза в три.

Ольга Арсланова: Ну, это так примерно. Может, даже больше.

Позвоните и расскажите, чем вы занимаетесь с детьми дома, или напишите нам SMS. А еще вы можете задать вопрос нашему гостю. Сейчас с нами на связь выходит иллюзионист Николай Фомушин. Здравствуйте, Николай.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Николай.

Николай Фомушин: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Мы вас видим. Это фокус такой?

Николай Фомушин: Это чудо техники, я бы так сказал.

Ольга Арсланова: Знаете…

Николай Фомушин: Вы знаете…

Ольга Арсланова: Да, Николай.

Николай Фомушин: Меня слышно?

Ольга Арсланова: Слышно.

Николай Фомушин: Хорошо. Вы знаете, я думал, что сложно показывать фокусы в прямом эфире. Но – нет. Теперь я беру свои слова обратно. Сложно их показывать по Skype. Тем не менее я попытаюсь.

Ольга Арсланова: Да, мы очень на это надеемся, Николай. С чего начнем? Карты у вас, да?

Николай Фомушин: Я подготовился, да. Я хотел бы прямо сейчас провести небольшой эксперимент с вами, уважаемые ведущие, и со всеми телезрителями. Просто четко следуем инструкции, смотрим на меня, я все скажу.

Ольга Арсланова: Николай, мы видим, что…

Петр Кузнецов: Денег у нас нет, сразу скажем.

Ольга Арсланова: А у вас лежат, мы сразу заметили.

Николай Фомушин: Ну хорошо, что у фокусников в это время остаются деньги. Я все покажу, все расскажу.

Ольга Арсланова: Давайте.

Николай Фомушин: Смотрите. Я попрошу вывести меня на экран, чтобы было видно всем телезрителям. У меня в руках находятся шесть карт. Сейчас я их покажу. И задача каждого, кто нас сейчас смотрит: в своей голове запомнить одну из этих карт – только одну! – и держать в голове. Готовы? На счет «три». Раз, два…

Ольга Арсланова: А говорить нельзя, что за карта?

Петр Кузнецов: Подождите, подождите.

Николай Фомушин: Запомнили?

Ольга Арсланова: Запомнить и молчать? Правильно мы вас понимаем?

Николай Фомушин: Да.

Ольга Арсланова: О’кей.

Николай Фомушин: Потому что мы работаем сейчас со всеми телезрителями.

Ольга Арсланова: Ну, мы сейчас запишем. Подождите секунду. Мы запишем, какая была карта, чтобы потом нас никто не упрекнул.

Николай Фомушин: Подождите, подождите! Главное – не сбивайте сейчас. Я все скажу. Все нормально. Держите ее в голове. Все нормально.

Ольга Арсланова: Держим.

Николай Фомушин: Итак, что я сейчас сделаю? Вы знаете, к сожалению, немножко сбилось, поэтому я не смогу сейчас, наверное, прочитать мысль. Но я попробую сделать по-другому. Я попробую, так сказать, к вселенскому разуму… Я уберу карты за спину. И, просто перемешав их немножко, я уберу одну из них. Одну из них я убираю. И сейчас я покажу. Я надеюсь, что это именно эта карта отсутствует.

Ольга Арсланова: Так? Моя отсутствует, честно скажу.

Николай Фомушин: Это замечательно. Более того, я сразу тогда скажу для всех, у кого сейчас получилось. Это старый принцип. И у каждого, кто сейчас все делал честно, его карта отсутствует. Более того, секрет в том, что отсутствуют абсолютно все карты.

Ольга Арсланова: Ха-ха-ха! Вы просто поменяли?

Николай Фомушин: Это очень нагло. Я покажу. У меня есть два наборчика. И я рассказываю… Это именно тот фокус, который можно показать друзьям по Skype. Все максимально просто. Я рассказываю. Мы выбираем из колоды картинки…

Петр Кузнецов: У меня последний раз такое было, когда я валюту менял. Вспомнил, тоже вытащили не то.

Николай Фомушин: Смотрите. Выбираем все валеты, дамы и короли. Выбираем шесть карт в одну пачку произвольно, они все похожие. И пять карт в другую пачку. Я специально… Здесь нужно взять шесть других карт тоже, потому что у нас остается как раз шесть. Я для наглядности взял девятку крести, совсем отличающуюся. Она у нас даже мелькнула в эфире.

Смотрите, что теперь происходит. У меня в заднем кармане лежит второй наборчик. Здесь самое главное… Ольга, вы начали говорить, поэтому чуть-чуть растянулось. Здесь нужно действовать очень нагло и быстро.

Ольга Арсланова: А я вам не дала. Извините.

Петр Кузнецов: Дети разные бывают.

Николай Фомушин: Нет, я всегда делаю нагло и быстро.

Петр Кузнецов: Вы бы прямо не слушали ее тогда.

Ольга Арсланова: То есть задача – просто дезориентировать соперника, да?

Николай Фомушин: Нам нужно не позволить запомнить человеку две карты. Нам нужно не позволить, если несколько людей, обменяться мнением. Идеально это показывать тет-а-тет. Это можно показывать по Skype, можно показывать вживую, потому что весь секрет за спиной.

Еще раз я говорю четкую инструкцию: «На три секунды я покажу карты. Запомните одну из них». И вот здесь делаем все быстро. Раз, два, три! Убрали карты.

Ольга Арсланова: Но я же вижу, что там, помимо моей карты, еще есть и другие. А расчет на то, что человек не успеет запомнить другие карты.

Петр Кузнецов: Николай, она опять говорит. Опять не получится.

Ольга Арсланова: Это моя работа.

Петр Кузнецов: Что же вы нагло-то не действуете?

Николай Фомушин: Смотрите. Это делается быстро. Вы видите, что там есть другие карты, кроме вашей, но вы их сейчас забудете, если вы держите в голове одну карту. После этого вы говорите: «Вы знаете, я не могу прочитать мысль, поэтому я доверюсь случайности/высшему разуму», – чему хотите. Убирая карты за спину, я на самом деле… Я не буду вставать, чтобы из кадра не выходить. Я одни карты убираю, а другие достаю. Глядя на них… или не глядя, а просто за спиной я убираю одну произвольную карту – в данном случае отличающуюся сильно девятку. Но это не играет никакой роли, потому что они все разные. Я убрал ее. И я теперь не говорю: «Посмотрите на карты». Я говорю: «Я убрал именно вашу карту».

Петр Кузнецов: Да.

Ольга Арсланова: Да. Стопроцентное попадание!

Петр Кузнецов: Вопрос, вопрос. А вы думаете, человек, который напротив вас сидит, не догадается, что вы там за спиной что-то не то подложили?

Николай Фомушин: Вы знаете, отвечу на этот вопрос. Большинство не догадается, если вы будете действовать нагло, уверенно и отметете все эти вопросы. Почему вы убираете карты за спину? Чтобы довериться высшему разуму.

Ольга Арсланова: Я всегда так делаю.

Николай Фомушин: Более того, мы все-таки сейчас сориентированы на детей, поэтому я показываю простой вариант. Если бы я делал это на взрослых, то я бы не убирал руку за спину, а я бы сделал это через подмену в руках, то есть я бы не отворачивался и не убирал. Но это технически сложный момент.

Это очень прикольно. Это можно показать по Skype. Если вы делаете по Skype, немножко поднимаете выше камеру и просто перед собой кладете. Ну, здесь это видно сейчас. Я специально сделал, чтобы столик было видно. Если бы было чуть выше, то прямо перед людьми. Вы бы сказали: «Держим карты. Представьте одну свою». Убираем. Подняли другие. Развернули – они исчезли.

Ольга Арсланова: Отлично! Хорошо.

Петр Кузнецов: Дорогие родители и дети, теперь вы знаете, как себя вести, если к вам на улице вдруг подошел сотрудник полиции и спросил, почему вы не на самоизоляции. Можно показать фокус.

Ольга Арсланова: «Сейчас я вам фокус покажу».

Петр Кузнецов: Главное – действовать нагло.

Ольга Арсланова: И ссылаться на высший разум.

Петр Кузнецов: Даже если он будет что-то говорить, то: «Подождите! Не перебивайте. Сейчас нужно мне показать…»

Ольга Арсланова: Нет, мне кажется, что действительно младшим школьникам зайдет очень хорошо этот фокус. Надо принять к сведению.

Петр Кузнецов: Кстати, для какого возраста, Николай, в идеале? Для каких классов?

Ольга Арсланова: Классов?

Николай Фомушин: Вы знаете, если честно, если это показывать нагло и с уверенностью, то это лучше даже зайдет на взрослых людей, потому что дети – они наблюдательные, они сильно включаются и смотрят.

Петр Кузнецов: И я говорю про полицейских, да.

Николай Фомушин: В целом, допустим, это может сработать на ком угодно. Но если показывать ребенку, то лучше показывать одному. Потому что если детей пять, то один либо видел в интернете, такая была штучка, либо вдруг догадался, он начинает рассказывать всем – и все рушится. И тут нужно извиниться и уйти.

Ольга Арсланова: Скажите, пожалуйста, а вот сейчас насколько усложнилась жизнь иллюзионистов? Ведь это все есть на YouTube. И дети – такой, мне кажется, самый благодатный-то материал, аудитория. Они все знают. Они уже все эти фокусы видели. Постоянно нужно развиваться, придумывать что-то новое, чтобы их удивить.

Николай Фомушин: Вы знаете, правда в том, что рабочих фокусов, которые показывают иллюзионисты на мероприятиях или где-то еще, их действительно не так много. Фокусников много. И на первое место выходит уже личность человека, его харизма и подача. Поэтому в фокусе главное – не секрет и эффект, а подача, как это преподносится. Это юмор, какие-то интерактивные вещи.

Ольга Арсланова: Понятно.

Николай Фомушин: Вот именно это ценится прежде всего.

Петр Кузнецов: Дорогие ребята, если вы знаете какой-то свой фокус, можете его каким-то образом описать, если вы знаете, чем точно можно занять себя (уже проверено, пошла неделя в самоизоляции), поделитесь каким-то советом, дозвонитесь к нам в прямой эфир. У нас еще есть на это время. Звоните и рассказывайте.

Николай, что у вас еще есть? Мы видим, что у вас что-то торчит из пиджака. Оранжевое, оранжевое.

Николай Фомушин: А, оранжевое?

Ольга Арсланова: Другая сторона.

Петр Кузнецов: С другой стороны.

Николай Фомушин: Хорошо, вы сами… Я хотел показать другое, но раз уж вы обратили внимание…

Петр Кузнецов: В храм нельзя ходить, как бы советуют.

Ольга Арсланова: Это карандаши.

Петр Кузнецов: Господи! Я думал – свечки.

Николай Фомушин: Ничего себе! Странно…

Петр Кузнецов: Ну, вы же иллюзионист.

Николай Фомушин: Опять я прошу тогда показать меня, чтобы было видно. Я расскажу немножко для ребят и для наших уважаемых ведущих про фокус. Фокус – это всегда похоже на чудо, но таковым не является. И я сейчас без фокуса просто приведу пример как раз на этих карандашах. Они деревянные, они не магнитятся. Но моя задача как иллюзиониста – создать иллюзию такого чуда. Как это работает? Смотрите.

Один заряд. Натираем – положительный заряд. Второй заряд – это моя рука – отрицательный. Если я также ее натираю, я могу взять – и карандаши на небольшое время приклеиваются к моей руке.

Ольга Арсланова: Но вы же пальцами их там держите. Николай, признайтесь!

Николай Фомушин: Спасибо вам, Ольга!

Ольга Арсланова: Извините. Разоблачение в прямом эфире!

Николай Фомушин: Подписался. Вы знаете, абсолютно верно. Что нужно сделать? Можно знать, можно догадаться, но все на самом деле намного проще. Я сейчас расскажу.

Покажите, пожалуйста, опять меня. Я для ребят покажу. Смотрите. Здесь просто нужно посчитать вот эти пальцы: раз, два, три и четыре. Если вы это замечаете, то вы понимаете, что одного пальца не хватает, он держит. В фокусах всегда так и работает – пятый палец всегда держит, всегда помогает что-то сделать. Это и есть фактически ловкость рук. Стоит вам посчитать пальцы – и вы тут же понимаете, как сделан фокус. Если бы это был не фокус, а чудо, Ольга, то пальцы все были бы здесь, а карандаши все равно бы держались. Вы понимаете?

Ольга Арсланова: Опаньки! Вот это уже интересно! Как это у вас получилось?

Николай Фомушин: В этот раз вы, конечно, посчитали пальцы, а вот карандаши посчитать наверняка забыли.

Ольга Арсланова: Отлично!

Николай Фомушин: Покажите, пожалуйста, для всех. Замечательно!

Петр Кузнецов: Все-таки, Николай, если мы говорим о чуде, то свечки были бы как-то логичнее.

Ольга Арсланова: И они бы загорелись…

Николай Фомушин: Ну, кому как.

Петр Кузнецов: Николай, у нас в эфире… Давайте вместе послушаем. Может быть, вопрос будет по конкретному конкурсу какому-то. Артем из Саратовской области, ему семь лет. Привет, Артем.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, уважаемый Артем.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Слушаем вас.

Николай Фомушин: Здравствуйте.

Зритель: А какой ваш любимый фокус?

Петр Кузнецов: Это вопрос Николаю.

Ольга Арсланова: А можно, Артем, я у вас спрошу, пока вы с нами? А у вас есть любимый фокус?

Зритель: Да, у меня есть любимый фокус – исчезающий платок.

Петр Кузнецов: Исчезающий платок? А ты умеешь его выполнять? Или просто нравится смотреть на то, как платок исчезает?

Зритель: Я умею.

Николай Фомушин: Артем, не рассказывай, как это сделано!

Ольга Арсланова: А я только хотела спросить. Ну ладно, не буду.

Петр Кузнецов: Артем, а вообще чем занимаешься дома во время самоизоляции?

Зритель: Обычно я решаю платформу «Учи.ру». Хожу гулять. Вот сегодня маме помогал.

Петр Кузнецов: Гулять? На балкон?

Зритель: Нет, нет, на улицу.

Ольга Арсланова: Понятно. Спасибо, Артем.

Петр Кузнецов: Спасибо, Артем.

Ольга Арсланова: Итак, давайте к фокусам, пока со штрафом не пришли.

Петр Кузнецов: Сейчас Артему фокус покажут.

Николай Фомушин: Да, Артем. Это же хулиганство.

Смотрите. Я просто сделаю небольшой комментарий, потому что то, что я показал с карандашами – это такая шутка, ее многие понимают. Но дополнение – оно сильное. Просто для ребят (и это тоже можно показывать) лучше взять не карандаши, а линейку – ее будет проще держать. И опять же наглость – второе счастье. Мы акцентируем внимание на том, что не важно, и пытаемся увести внимание от того, что важно. Хотя внимание Ольги от этого увести очень сложно.

Итак, то же самое просто повторяю, чтобы у нас было обучение, а не просто раскрытие. Несущественная часть – натираем линейку, чтобы создать положительный заряд. Показываю. То есть я показываю, я ничего не держу пальцем. Второй рукой мы должны пережать, чтобы создать отрицательный заряд. И в момент, когда я разворачиваю, я пальцем начинаю придерживать. То есть это делается на развороте рук. Здесь не нужно прыгать с этой резинкой… ой, с этой линейкой. Здесь показали, и в идеале… Она держится, держится, держится. Раз! – и упала. Ну, я поймал сейчас специально. Все. То есть мы тем самым заметаем следы. И уже кто там докажет, что палец был? Хотя я надеялся, Ольга, что вы скажете, а вы не сказали.

Ольга Арсланова: Ну, я уже знала просто. Что же второй раз-то повторять?

Так, а по поводу… Я хотела спросить вас. Значит, Артем, которому семь лет (еще раз мы напомним), сказал, что его любимый фокус – с исчезающим платком. Может, все-таки вы расскажете секрет этого фокуса?

Николай Фомушин: Конечно, Ольга! Конечно, не расскажу, потому что Артем удивляет своих друзей им.

Ольга Арсланова: Не будем мешать.

Николай Фомушин: Многие фокусники удивляют этим фокусом зрителей. Это профессиональный секрет. Без знаний, без репетиций его нельзя показать, просто раскрыв секрет.

Ольга Арсланова: Хорошо.

Николай Фомушин: Поэтому смысла в этом нет.

Давайте еще одно интересное занятие, наверное. Что можно сделать, и можно сделать разными способами? Как раз у нас есть купюрка.

Ольга Арсланова: Настоящая?

Николай Фомушин: Очень.

Петр Кузнецов: А поверните другой стороной. Там нормально все?

Ольга Арсланова: Отлично!

Николай Фомушин: Вы даже не знаете, что будет происходить, но вы самые главные скептики. Я понял.

Смотрите. Что я сейчас сделаю? Я возьму и… Я сказал, что это будет не фокус, а это будет занятие.

Петр Кузнецов: Сейчас многим индивидуальным предпринимателям у экранов стало плохо.

Николай Фомушин: Да, соточка не помешает. Я их прекрасно понимаю, сам ипэшник.

Итак, два, три. Сворачиваем в такую трубочку. И что нужно попытаться сделать? Нужно попытаться поймать баланс вот таким образом, чтобы у нас купюра осталась на пальце. Вы видите – никаких подвесов нет, ничего нет. Более того, мы можем тут же взять и дать эту купюру на проверку. Хотя вы попросили ее еще раньше.

Раскрываю секрет. Я уже был у вас на двух эфирах, и там для фокуса требовалась то ли какая-то сноровка, знание секрета и непосредственно реквизит. Здесь нужно кое-что больше. Вам кажется, что в фокусе используются 100 рублей. Если можно, покажите меня сейчас на экран. Но на самом деле для этого фокуса нужно больше денег, а именно – 102 рубля. За счет этого и происходит чудо. То, что вы, Петр, попросили меня перевернуть – в этом может быть сложность для детей, но нет сложности для меня.

Петр Кузнецов: Вы в это время успели ее убрать, да?

Ольга Арсланова: Монетку.

Николай Фомушин: Я успел.

Петр Кузнецов: Или ее не было?

Николай Фомушин: Конечно, ее не было. Смотрите еще раз. Я сейчас показываю, как это все происходит. Если вы показываете друзьям, вы вышли с купюрой, то вы уже держите монетку за купюрой. Просто мы скрываем ее пальцем. Мы покажем показать с обеих сторон.

Петр Кузнецов: Резервный фонд.

Николай Фомушин: Да. После этого мы разворачиваем. У нас монетка сзади, все время сзади монетка. И, чтобы она не выскочила, мы делаем эти желобки как раз, то есть где-то по одной трети. Сейчас я поверну и буду показывать. Одна треть. Вторая треть.

Петр Кузнецов: Какие знакомые для меня движения!

Николай Фомушин: Вы скручиваете что-то, да?

Петр Кузнецов: Дорогие дети, не слушайте, пожалуйста!

Николай Фомушин: Смотрите. Итак, все. Ни с какой стороны монета не видна. Здесь нужно потренироваться и знать, куда примерно ставить палец. Я знаю, что на 100 рублях это чуть-чуть в сторону от рисочки. И все! Мы можем показать с любой стороны. Секунду, секунду! Я договорю. И опять же мы обращаем внимание на то, что не существенное. Я говорю, что у нас нет никаких нитей, нет никаких опор, у нас просто…

Ольга Арсланова: Ну, само собой. Николай, а вы уверены, что без монетки у вас так не получится? А ну-ка вытащите ее! Покажите без монетки.

Николай Фомушин: Это, кстати, очень хороший вопрос: как ее вытаскивать? Я разворачиваю, если хочу отдать монетку, – и монетка у меня падает в руку. И купюру я могу тут же либо развернуть, либо отдать на проверку.

Ольга Арсланова: А сверните-ка ее обратно. Мне кажется, она и без монетки будет держаться.

Петр Кузнецов: Мне тоже показалось, что тут просто такой элементарный закон физики. То есть смещение центра тяжести за счет увеличения крыла, грубо говоря, слева.

Николай Фомушин: Абсолютно верно. И это идеальная реакция на этот фокус. Если вы показываете, человеку кажется, что у него это тоже получится.

Ольга Арсланова: Да. И он хочет попробовать.

Николай Фомушин: Вы говорите: «Пожалуйста, повтори».

Ольга Арсланова: Не могу взять!

Николай Фомушин: У вас монетка остается в руке, а купюру вы ему отдаете. И теперь смотрите. Даже если я вот здесь возьму – купюра не держится.

Ольга Арсланова: А если палец согнете немножко?

Николай Фомушин: Вот так. Но это, понимаете, уже совсем другая картинка.

Ольга Арсланова: Отличный фокус! Мне очень понравился. В общем, если вам не жалко 100 рублей, то попробуйте.

Петр Кузнецов: Да они выживут. Николай, скажите, а все равно какой-то должен быть запас? Или можно прямо совсем удивить и эту монетку на самый край, чтобы держалось у вас на пальце, прямо до миллиметра, только одной стороной?

Николай Фомушин: Вы знаете, если вы возьмете, соответственно, пять рублей, то… Пять рублей сложнее спрятать в руке, незаметно, а особенно ребенку, но она немножко потяжелее, поэтому ее можно еще дальше сместить и, соответственно, держать палец примерно где-то вот здесь.

Ольга Арсланова: А нам тут пишут: «В советские времена были такие наборы фокусника в коробках, очень познавательные для детей». Кстати, по-моему, что-то такое и сейчас продается. Вы вообще к ним как относитесь?

Николай Фомушин: Вы абсолютно правильно говорите, сейчас тоже есть такие наборы. Но именно советские наборы были качественнее, были интереснее. То есть это, действительно, прямо очень хорошая штука. Ну, я отношусь положительно.

Кстати, в принципе фокусы – они очень полезны для детей, потому что развивают микромоторику. А когда мы что-то делаем пальцами, то у нас это отражается в мозг – соответственно, мы формируем новые нейронные связи.

Ольга Арсланова: И критическое мышление развивается тоже. Учатся не доверять безусловно всему, что им показывают.

Николай Фомушин: Как я уже говорил, фокус – это всегда решение нестандартной задачи. То есть это решение какой-то задачи нестандартным методом. Это как какая-то головоломка, которую можно просто пытаться разгадать даже, проверять себя. Я с этого начинал, кстати.

Петр Кузнецов: Да все с этого начинали.

Николай, две минуты у нас остается. Есть у вас что-нибудь напоследок такое лайтовенькое?

Николай Фомушин: Лайтовенькое? Вы знаете, есть. Я даже могу…

Петр Кузнецов: Снимите просто картину со стены, я не знаю.

Николай Фомушин: Я могу, кстати, ее прибить. Знаете, в кризис все профессии важны, все профессии нужны.

Я возьму карту, если уж я начал тему баланса, и просто покажу. Я возьму одну из них произвольно. И смотрите, что я сейчас попробую сделать. Тут главное – не дышать. Аккуратно! Я попробую сейчас. Я не знаю, получится или нет.

Ольга Арсланова: О, держится!

Петр Кузнецов: Но…

Николай Фомушин: Я уже понял, Петр. Молчите! Сейчас мы про это поговорим. Это опять же минусы Skype. Мы поставили карту. Мы можем взять и попробовать поставить…

Ольга Арсланова: А если налить сверху?

Николай Фомушин: Вы знаете, налить можно, но делать этого я, конечно, не буду. В принципе (но не в прямом эфире), действительно, завершающим аккордом является то, что мы наливаем что-то в бокал. Соответственно, мы можем взять и показать. И вы абсолютно правильно, Петр, хотели сказать, что здесь есть секрет…

Петр Кузнецов: Да-да-да.

Николай Фомушин: …который из-за того, что карта немножко сверху…

Петр Кузнецов: Так и собеседник ваш, может быть, роста совершенно другого, поэтому под каким-то углом он это увидит…

Николай Фомушин: Этот фокус важно… Кстати, сейчас скажу. Фокус важно показывать фронтально, то есть чтобы был человек перед вами. И если вы видите, что он высокий, то поставьте ее сразу изначально повыше, к примеру, чтобы камера не видела. То есть это можно поставить на какую-то полочку, к примеру.

Я сейчас сразу покажу для ребят, чтобы было видно, что у нас есть карта, которая на самом деле имеет вот такой клапан. Это просто половинка карты, которую мы отрезаем и на скотч приклеиваем. И такой хороший момент еще: в принципе, это не фокус, потому что вы абсолютно верно, Петр, сказали, что это заметно, это ракурсно. Абсолютно верно, вы правильно говорите.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Николай, исчезайте, пожалуйста! Спасибо вам большое.

Ольга Арсланова: У нас эфирное время закончилось.

Петр Кузнецов: У нас времени не остается. Спасибо вам огромное. Николай, наш фокусник. Рубрика «Один дома». Развлекали вас. А вот чем наши коллеги будут вечером вас развлекать.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Еще несколько новых трюков от иллюзиониста