Николай Фомушин: Мы обещаем миллион рублей тому, кто покажет любую сверхспособность в условиях контролируемого научного эксперимента

Николай Фомушин: Мы обещаем миллион рублей тому, кто покажет любую сверхспособность в условиях контролируемого научного эксперимента | Программа: ОТРажение | ОТР

В прямом эфире фокусы с картами, деньгами и... маленьким вантузом

2019-12-26T13:51:00+03:00
Николай Фомушин: Мы обещаем миллион рублей тому, кто покажет любую сверхспособность в условиях контролируемого научного эксперимента
Безопасный дачный сезон. Дорогая стоматология. Борьба с лихачами. Одежда и обувь подорожают? Снова строим БАМ
Почему лечить зубы дорого?
Одежда и обувь подорожают?
Опять строим БАМ. Зачем нужна вторая ветка магистрали?
Машины для спасения. АО «Варгашинский завод противопожарного и специального оборудования»
Открываем дачный сезон
ТЕМА ДНЯ: Лечение зубов - «не по зубам»
Япония сольёт воду с аварийной АЭС «Фукусима»
Внимание! В этом фильме есть сцены
Злостных нарушителей за ДТП предлагают наказывать строже
Гости
Николай Фомушин
иллюзионист, член Экспертного совета Премии им. Гарри Гудини

Иван Князев: Ну а сейчас переходим к главной теме, да. Друзья, до Нового года осталось всего 6 дней, пора понемногу уже настраиваться на праздничный лад, создавать себе праздничное настроение. Поэтому мы сегодня в большой теме не будем с вами обсуждать различные серьезные темы, серьезные проблемы поднимать, говорить о серьезных событиях в стране, а будем вас развлекать, развлекать фокусами.

Оксана Галькевич: Конечно, развлекать будем не мы с Иваном, потому что мы еще те фокусники на самом деле. А вообще, Иван, работа иллюзиониста достаточно серьезная, там нужно много чего знать и уметь, чтобы все это достойно представлять.

А в гостях у нас сегодня Николай Фомушин, специалист по трюкам, психологическим экспериментам и иллюзиям. Николай, вот как мы вас представили, здравствуйте. Все правильно?

Иван Князев: Мы не ошиблись?

Николай Фомушин: Здравствуйте. Отлично представили.

Иван Князев: Меня просто немножко заинтересовало «психологические эксперименты» – это что такое?

Николай Фомушин: Да, психологические эксперименты. Это направление иллюзий, и учитывая, что я у вас второй раз, ровно год назад я был здесь, и мне очень приятно, что я снова здесь. И тогда мы тоже начали с психологических экспериментов, и вся беседа пошла в духе того, что «а предскажите курс доллара».

Оксана Галькевич: Ага.

Николай Фомушин: Так вот я сразу хочу сказать, что иллюзионисты не предсказывают курс доллара, смену власти и так далее.

Иван Князев: А жаль.

Николай Фомушин: Жаль, да. И более того, я сразу скажу, что на самом деле не предсказывает никто, потому что очень много мошенников, которые на этом спекулируют, индустрия процветает, но нужно понимать, что это мошенничество, фокусы, иллюзии. Поэтому сегодня хотелось бы более в таком добром, позитивном ключе.

Оксана Галькевич: Но надо сказать, что мошенничество, раз уж мы коснулись этой болезненной темы, не процветает на том поле, где нет заинтересованности определенной, нет какого-то ажиотажа, нет спроса, так скажем, на эти услуги. Соответственно, у вас нет с клиентами проблем, это так?

Николай Фомушин: Спрос рождает предложение всегда, поэтому услуги экстрасенсов, медиумов всегда дороже. Почему? Потому что ко мне как к иллюзионисту люди идут, когда хотят веселья, радости и когда есть лишние деньги, тогда вызывают фокусника и веселье. А к экстрасенсам чаще всего идут, когда нет никакой надежды, отдавая последнее, влезая в кредиты, в долги, и это очень плохо, это очень опасно.

Иван Князев: То есть вы такой «добрый маг»?

Николай Фомушин: Я добрый маг, да, добрый бедный маг.

Оксана Галькевич: А «маг» вообще на самом деле здесь применимо как определение, «маг»?

Николай Фомушин: Ну, все-таки у нас можно «маг», «чародей», особенно так из Советского Союза. Но у нас маг – это обычно черный маг, который стучит в бубен…

Оксана Галькевич: А вы белый.

Николай Фомушин: А я белый.

Оксана Галькевич: Николай, вы знаете, вы же совсем молодой человек. Я хочу вас спросить – образование у вас какое? Как вы пришли в эту сферу деятельности, в то ремесло, которым вы сейчас занимаетесь?

Николай Фомушин: Вы знаете, у меня четыре высших образованиях, да, такой фокус…

Иван Князев: Ничего себе.

Николай Фомушин: …и ни одного связанного с фокусами.

Оксана Галькевич: Так.

Николай Фомушин: Но фокусы были интересны всегда, наверное, с 6 лет, когда я еще смотрел Копперфильда в 1994 году, это было очень интересно. У меня был пытливый ум, я решал это, как головоломку. И на протяжении моей жизни это всегда шло увлечение, в какой-то момент это сместило работу, в проекте даже росатомовском я работал, и, соответственно, вот я здесь.

Оксана Галькевич: Так вы физик-атомщик, хотите сказать?

Николай Фомушин: Нет, я не физик-атомщик. У меня связано с юриспруденцией, с финансами, с менеджментом, я вел там инвестиционные проекты определенные.

Оксана Галькевич: Ага. То есть у вас не было такого семейного шока, когда вы родителям сказали в 11 классе: «Мама, я не пойду поступать ни в какой ВУЗ, я буду иллюзионистом», – да? Валерьянку никто не пил?

Николай Фомушин: Нет, я пошел в институт, пошел во второй институт, очно-заочно учился в аспирантуре, и всегда это было в параллель, все это так шло. И, конечно, так мама говорила: «Ну какая-то ерунда, что ты…» Но когда пошли какие-то заработки, мама такая: «А все в принципе не так и плохо».

Иван Князев: Вы сказали, что у вас финансовое образование, – фокусы с деньгами делаете?

Николай Фомушин: Ну, такие фокусы тоже есть.

Иван Князев: У нас народ не очень любит, когда фокусы с деньгами происходят в нашей стране.

Оксана Галькевич: Смотря какие.

Николай Фомушин: Да, такие фокусы тоже есть, но обычно год через три, поэтому я стараюсь их избегать. Иногда работаю с деньгами, но все это только не как на вокзалах, а для радости и потехи публики.

Оксана Галькевич: Николай, смотрите, у вас сейчас такой формат выступления, может быть, не самый стандартный, вы все-таки с живой аудиторией работаете так или иначе, люди всегда находятся перед вами, а у нас аудитория перед экранами, но они тоже могут выйти с нами на связь, они могут позвонить, могут написать SMS-сообщение. Вот если человек позвонит, какого рода взаимодействие здесь возможно?

Николай Фомушин: Вы знаете, да, вы абсолютно правильно подметили некую даже проблему. В данном случае, сегодня вы будете представлять аудиторию, так сказать, основными «жертвами» будете вы.

Оксана Галькевич: Нет, подождите-подождите, у нас вот еще раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь человек в студии работает вместе с нами, так что если вам еще какая-то «жертва» понадобится, вы…

Николай Фомушин: Хорошо. Но почему-то вот обычно, когда вот так говорят, я уже понял, что основной будете вы.

Оксана Галькевич: Да?

Николай Фомушин: Да.

Оксана Галькевич: Нет, подождите, я еще, кстати, своего согласия не давала, со мной все не так просто. Но хорошо.

Николай Фомушин: Ну, конечно, если кто-то позвонит сюда, я буду готов даже провести один эксперимент, который похож, я подчеркиваю, похож на экстрасенсорику, это делают люди, которые называют себя экстрасенсами, но это не является экстрасенсорикой.

Оксана Галькевич: Ага. Друзья, в любом случае вы поняли, установка у нас такая: у нас в студии сегодня иллюзионист Николай Фомушин, вы можете звонить, вы можете писать нам на SMS-портал, выходить, в общем, всеми возможными способами, которые у вас в распоряжении, с нами на связь. Может, вам что-то интересно, может, вы хотите вопрос какой-то задать, не знаю.

Давайте уже перейдем к вашей непосредственной работе.

Николай Фомушин: Давайте, да. Я хотел бы начать в принципе… Я вот подчеркиваю, что всегда есть определенный секрет в фокусах, и чтобы задать определенный тоже настрой, я хотел бы сразу, может быть, показать фокус и немножко приоткрыть завесу тайны.

Оксана Галькевич: Так.

Николай Фомушин: Я покажу карточный фокус, фокусники часто используют карты, этого не нужно бояться. У меня будет колода карт, сейчас я просто покажу, что все карты разные, и я покажу прибор. Обычно фокусники-иллюзионисты не показывают свой реквизит, но я покажу то, что обычно никогда не показывают.

Иван Князев: Так-так.

Николай Фомушин: У меня есть вот такой приборчик, я сейчас подержу…

Оксана Галькевич: Это, извините, засоры?

Иван Князев: На маленький вантуз похоже.

Николай Фомушин: Это солитонный гармонизатор, работающий на атомарном и субатомарном уровнях, очень дорогая вещь. Я покажу, как он работает. Он в принципе делает то же самое, что и я, только быстро. Я вот сейчас попрошу вас, Иван, какое-нибудь число назвать небольшое, чтобы мы считали.

Иван Князев: Семь.

Николай Фомушин: Семь, хорошо. Смотрите, я отсчитаю 7 карт: раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь. На эту процедуру ушло секунд 5 точно. А эта штука, этот прибор делает то же самое, что и я, только быстро. Его нужно настроить. Оксана, я попрошу вас, я обещал. Смотрите, прямо с места, я к вам…

Оксана Галькевич: Так. Что я должна сделать?

Николай Фомушин: Громко в этот прибор скажите цифру «7».

Оксана Галькевич: Ну вы шутите?

Николай Фомушин: Просто «7».

Оксана Галькевич: Семь!

Николай Фомушин: Погромче чуть-чуть.

Оксана Галькевич: Семь!

Николай Фомушин: Спасибо большое. Давайте. Семь: раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь. Понимаете, да? Он настраивается и программируется.

Вот сейчас что можно сделать? В принципе не только говорить, многие думают, что там какой-то динамик, но там много чего. Я попрошу вас взять прибор, я подойду к вам, чтобы вам было удобно, чуть ближе к голове его поднесите, если можно, чуть ниже.

Оксана Галькевич: Так.

Николай Фомушин: Да, прямо вот так, ага. И теперь, ничего не говоря, прямо возьмите и своей рукой приклеивайте.

Оксана Галькевич: Ничего говорить не надо, да?

Николай Фомушин: Да, просто приклеивайте, он считает… Так, подождите, еще давайте попробуем.

Оксана Галькевич: Не работает, да?

Николай Фомушин: Вы вообще ни о чем не думали, да?

Оксана Галькевич: А я должна о чем-то думать?

Николай Фомушин: Вы сломали прибор только что, вы понимаете?

Оксана Галькевич: Я сломала, да?

Николай Фомушин: Да, нужно его настроить, нужно, знаете, как обычно настраивают микрофоны, я думаю, что вы понимаете. Возьмите прибор и скажите в него «раз, два, три», если можно.

Оксана Галькевич: Раз, два, три.

Николай Фомушин: Иван, тоже, пожалуйста, «раз, два, три».

Иван Князев: Раз, два, три.

Николай Фомушин: Смотрите: раз, два, три!

Оксана Галькевич: Раз, два, три.

Николай Фомушин: Раз, два, три. И теперь мы немножко усложним задачу. Держите прибор. Я попрошу вас выбрать любую карту, чтобы не было ощущения сговора, прямо откуда ходите, берите прямо, вытаскивайте.

Оксана Галькевич: Так. Вам ее показывать или нет?

Николай Фомушин: Это абсолютно не важно, лучше не показывайте прибору, там еще и камера встроена.

Оксана Галькевич: А, о…

Николай Фомушин: Покажите зрителям.

Иван Князев: Показать карту?

Николай Фомушин: Да, карту, и сами посмотрите.

Оксана Галькевич: Так.

Николай Фомушин: Есть?

Оксана Галькевич: Есть?

Николай Фомушин: Теперь скажите «стоп» в любой момент, мы вернем карту в колоду.

Оксана Галькевич: Стоп!

Николай Фомушин: Кладите, пожалуйста. Смотрите, у нас есть прибор, и я попрошу вас в прибор сейчас громко назвать вашу карту.

Оксана Галькевич: Король пик.

Николай Фомушин: Король пик, да?

Оксана Галькевич: Да.

Николай Фомушин: Еще чуть-чуть громче.

Оксана Галькевич: Король пик!

Николай Фомушин: Итак, король пик – смотрите.

Иван Князев: Нет, ну это чудеса какие-то на самом деле.

Николай Фомушин: Вы знаете, да, это действительно… Здесь, кстати, больше… Я сейчас покажу, что все карты разные, здесь нет королей пик, он один-единственный. Но самое удивительное другое: не то, что мы находим карты по счету или по названию, а то, что серьезные люди в прямом эфире только что разговаривали с маленьким вантузом.

Оксана Галькевич: Вот-вот, я то же самое вам хотела сказать. Я предлагаю… Ну все равно сломала я прибор, можно я его разберу?

Николай Фомушин: Конечно! Более того, я вам его даже дарю.

Оксана Галькевич: О, отлично совершенно!

Николай Фомушин: Это сувенир, да.

Оксана Галькевич: Так, друзья… Да нет тут ничего, вообще ничего. Тут какой-то другой секрет абсолютно, друзья, тут деревяшка и резинка или силикончик какой-то. Так? Как это объясняется, допустим, людям…

Иван Князев: …с рациональным мышлением?

Оксана Галькевич: …с рациональным мышлением, да?

Николай Фомушин: По-моему, как раз людям с рациональным мышлением больше всего подходит объяснение, что это прибор со встроенными датчиками, который помогает. На самом деле фокусники не раскрывают секрет. Чаще всего какой-то маленький элемент, который я знаю, я делаю, который не знаете вы, и это помогает создать ощущение чуда, вот.

Оксана Галькевич: А вот мне интересно на самом деле, ну хорошо, вы заинтересовались этим в детстве – вы какую-то литературу искали? Вы какие-то, может быть, уже в то время были в распоряжении видеоматериалы, сами до чего-то доходили, какие-то курсы? Как овладевание этими секретами, мастерством… ?

Николай Фомушин: Вы знаете, да, все, безусловно, было. У нас не готовят иллюзионистов и дрессировщик, на Украине готовят, очень хорошая, сильная школа. Когда я начинал, еще Интернет был не так развит, и действительно это были книги и живое общение, был форум, такой форум «Micro Magic» он назывался, и мы на нем общались, и вот там появлялось вот это вот комьюнити, если так можно сказать, и оттуда все пошло. Сейчас информации много: YouTube, всякие семинары платные, бесплатные…

Иван Князев: Учись не хочу.

Николай Фомушин: И в этом даже проблема, что информации слишком много, а мастеров, которые способны преподать, очень мало.

Иван Князев: Настоящих фокусников очень мало, потому что в Советском Союзе было всего два фокусника.

Николай Фомушин: Кио и Акопян.

Иван Князев: Да, вот с языка сняли.

Оксана Галькевич: Вот, кстати, Акопян был у нас несколько лет назад в эфире, это был исключительный вообще в моей практике эфир, потому что ни одного вопроса задать не удалось, потому что там без конца что-то летело, откуда-то доставалось.

Я вижу, у вас на футболке написано имя другого иллюзиониста, фокусника Гарри Гудини.

Николай Фомушин: Да.

Оксана Галькевич: Я так понимаю, что для вас это серьезный авторитет профессиональный, да?

Николай Фомушин: Вы знаете, почему я в этой футболке пришел сегодня?

Оксана Галькевич: Нет, не знаю.

Николай Фомушин: Потому что в России у нас существует премия имени Гарри Гудини, в совет которой я вхожу, и мы занимаемся проверкой людей, которые называют себя экстрасенсами. В научный эксперимент, это не какое-то популярное шоу, где понятно, как это делается, пока смотрят, будут находить экстрасенсов. Мы обещаем на данный момент 1 миллион рублей тому, кто покажет любую сверхспособность в условиях контролируемого научного эксперимента. Но к нам приходили финалисты всяких битв и просто работники салонов, и пока никому это не удавалось.

Иван Князев: Так такие попытки ведь неоднократно делались в истории вообще человечества, и ни разу, по-моему, никому ничего не удалось продемонстрировать, так чтобы это было убедительно.

Оксана Галькевич: Это ваша научная позиция, я правильно понимаю, что это в рамках борьбы с лженаукой, может быть, что-нибудь такое, да, как-то так сформулировать можно?

Николай Фомушин: Ну, фактически да. То есть цель этого проекта – повышение уровня критического мышления, чтобы люди даже если ходят, занимаются, но они сомневались, что, может быть, человек, который обещает погадать, может быть, он немножко обманывает.

Оксана Галькевич: И кто приходил, расскажите? Какие были случаи? Кто пытался себя проявить?

Николай Фомушин: Вы знаете, чаще всего приходили люди, которые подходят под категорию искренне заблуждающихся. Кстати, если…

Иван Князев: То есть они сами верят?

Николай Фомушин: Они сами верят. То есть это в принципе когнитивные искажения наши, то есть так работают вещие сны, к примеру: нам кажется, что приснилось, и вот это произошло. Но нам каждый день снятся сны, каждую ночь снятся сны, и если ничего не произошло, мы про это как-то забываем и списываем, но если произошло, мы этому событию добавляем какую-то значимость, поэтому вот так люди сами заблуждаются. Хотя и приходили те, кто ради хайпа, не доказывали, но потом писали: «Меня проверяли ученые и ничего не смогли найти», – тут как подать.

Иван Князев: Ну давайте еще фокус.

Оксана Галькевич: Что-то еще нам покажете?

Николай Фомушин: Конечно. Во-первых, я хочу сказать, что касается экстрасенсов: если кто-то позвонит, один эксперимент из репертуара экстрасенсов я покажу на телезрителе.

Оксана Галькевич: Ой, звоните, друзья, это очень интересно, но для этого должны вы сами позвонить нам.

Николай Фомушин: А сейчас я покажу… Вот я сказал, что воспринимал в 6 лет фокус как головоломку. Я как раз хотел бы вам показать, я, если можно, встану…

Оксана Галькевич: Вставайте, конечно, вы же не привязаны здесь, и я могу встать.

Николай Фомушин: Я покажу фокус… Нет, сейчас не надо. Фокус с самой известной головоломкой в мире, я думаю, что вы знаете, какая это головоломка, – это кубик Рубика.

Иван Князев: Кубик Рубика, да.

Оксана Галькевич: Ага, так.

Николай Фомушин: Я вот сразу могу сказать, что, наверное, каждый телезритель пытался хоть раз в жизни его собрать, у единиц получалось, но большинство просто переклеивали наклеечки.

Иван Князев: У меня безуспешно было, сразу скажу.

Николай Фомушин: Вот. Можно переклеить, это тоже решает проблему. Для тех, кто не в курсе, я расскажу, что это кубик с разноцветными гранями, и когда мы вращаем грани, мы создаем хаос. И вот существует 43 квинтиллиона вариантов расположения наклеек – это настолько много, что кубики ни разу не выглядели одинаково, то есть один поворот и все, уже что-то новое. Смотрите, что можно сделать. Кубик полностью разобран, я покажу на камеру, покажу вам. Я беру пакет, медленно убираю кубик в пакет…

Иван Князев: Так, становится интересно.

Николай Фомушин: Внимание. Щелкаю пальцами, я не выхожу из кадра, и кубик полностью собран.

Оксана Галькевич: Так.

Иван Князев: У вас там один кубик точно?

Николай Фомушин: Вот этого не надо было говорить, я думал, что вы на моей стороне. Вы знаете, с другой стороны, там действительно один кубик, кубиков больше нет, я даже могу повернуть и доказать, что ничего нет.

Иван Князев: Понятно.

Николай Фомушин: Спасибо, что вы мне подыгрываете.

Оксана Галькевич: Да-да, мы видим, что там ничего нет.

Николай Фомушин: Но на самом деле… Я понимаю, что зрители так же сомневаются, поэтому для эфира, для зрителей… Вы можете проверить и убедиться, что действительно ничего нет.

Иван Князев: Так.

Оксана Галькевич: А мы можем постоять рядом, когда вы опускаете, вот я буду видеть, что происходит с кубиком?

Николай Фомушин: Хорошая, супердогадка!

Оксана Галькевич: Да?

Николай Фомушин: Я сказал, что вы будете главной жертвой, поэтому да, пакетик можно убрать, чтобы…

Оксана Галькевич: Давай, Иван, встаньте, подойдите, посмотрите.

Иван Князев: Давайте.

Оксана Галькевич: Пусть он будет жертвой.

Николай Фомушин: Смотрите, часто думают… Давайте, чтобы мы в одном кадре были. Возьмите, пожалуйста, кубик…

Иван Князев: Держу.

Николай Фомушин: Покрутите. У вас будет две задачи… В разные стороны, чтобы мы перемешали. Вы знаете, достаточно. Если вы не собирали кубик, пять движений, и вы никогда его не соберете уже, поэтому вращайте. Очень похоже со стороны, Иван, что вы действуете по алгоритму.

Иван Князев: Да нет, на самом деле абсолютно наобум.

Оксана Галькевич: Дай я еще покручу, можно же?

Николай Фомушин: Оксана, вы не доверяете Ивану?

Оксана Галькевич: Почему? Я абсолютно доверяю и вам тоже, просто сама покручу.

Николай Фомушин: Я понял.

Иван Князев: Для чистоты эксперимента.

Николай Фомушин: Смотрите, сделаем сейчас то же самое, давайте, пожалуйста.

Оксана Галькевич: А так, да.

Николай Фомушин: Мы можем крутить его весь эфир.

Оксана Галькевич: Да, да, да, у нас еще есть время.

Николай Фомушин: Спасибо большое. Беру кубик, точно так же убираю в пакет…

Оксана Галькевич: Подглядывай, Ваня, подглядывай.

Николай Фомушин: …щелкаю пальцами, и у нас кубик собран. Но да, вы правы, в этот раз у нас, секундочку, был второй кубик, который, к сожалению, у нас упал. И вот я хотел показать, что второй раз я действительно хотел это сделать с кубиком со вторым, но как это сделано в первый раз…

Иван Князев: Нет, ну в первом пакетике кубика точно не было, это я подтверждаю.

Николай Фомушин: Точно не было, соответственно, видите. Зато второй раз, сейчас вы уже не ожидали, что будет кубик, но я хотел показать, что действительно можно сделать так. Но наши зрители особенно в России всегда спросят, что у нас со вторым кубиком.

Оксана Галькевич: Да.

Иван Князев: Это так называемый престиж, я правильно понимаю?

Николай Фомушин: Ну это не то что престиж, это скорее некая шутка, когда мы первый раз и второй раз зрители так же удивляются, но вот сейчас он выпал, я должен был его аккуратно достать и показать.

Оксана Галькевич: Вы знаете, вы просили звонить наших телезрителей. У нас есть человек, который готов с вами пообщаться. Не знаю, что вы предложите… А, несколько даже. Ну пусть будет Мария первая в очереди, правда? Мария, Брянская область. Мария, здравствуйте.

Иван Князев: Мария, добрый день.

Зритель: Здравствуйте, добрый день, уважаемая студия, добрый день, Николай.

Николай Фомушин: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: С наступающим Новым годом вас!

Николай Фомушин: Спасибо большое, вас тоже.

Оксана Галькевич: Мария, у вас вопросы какие-то?

Зритель: Да, я бы хотела Николаю, безусловно, очень талантливый человек, очень приятно, что такие люди есть у нас с неограниченными возможностями. Я бы хотела задать вопрос и спросить: правду ли говорят, что в связи с вашими талантами, в связи с вашими такими необычайными возможностями состоите у государства на учете, есть ограничения у вас или нет в своей работе? Спасибо.

Иван Князев: Я не очень понял.

Зритель: Понятен вопрос?

Николай Фомушин: Знаете, как говорится, «вот и всплыла судимость». Нет, это шутка. Вы знаете, на удивление это частый вопрос. Есть ощущение, что фокусники обладают ловкостью рук, способностью манипулировать сознанием, и поэтому спецслужбы общаются с ними.

Иван Князев: Следят за ними, да?

Николай Фомушин: Не то что следят, а они подкупают, поэтому мы работаем в их интересах. Но я должен сказать, к сожалению… Может быть, конечно, меня не звали, но это миф. Безусловно, есть… Вот казино, кстати, в Штатах использует иллюзионистов и бывших шулеров, чтобы по камерам определять нечестную игру. Но спецслужбы на самом деле… Вот часто экстрасенсы говорят, что их привлекают спецслужбы, но есть множество задокументированных свидетельств, что сами оперативники говорят, что действительно привлекают, родственники привлекают, но ни разу это не помогло.

Оксана Галькевич: Так. Я так понимаю, что Мария, уже ушел этот звонок. У нас есть Наталья из Московской области. Наталья, здравствуйте. Наталья, готовы к эксперименту в прямом эфире?

Зритель: Алло. Готовы, конечно, готовы!

Оксана Галькевич: Николай, Наталья в вашем распоряжении.

Николай Фомушин: Наталья, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Николай Фомушин: Сейчас перед собой на столе я разложу фотографии людей, живших когда-то. Я попрошу, чтобы это показали сейчас, чтобы вы видели все эти фотографии.

Зритель: Ага.

Оксана Галькевич: Так, можем мы показать? Нам надо, чтобы «паучок» подобрался поближе.

Зритель: Давайте.

Николай Фомушин: Покажите, пожалуйста, да.

Зритель: Ага.

Николай Фомушин: Пока у нас камера настраивается, я скажу, что эта история, произошедшая в XIX веке, достойна сюжета лучших детективов. Да, можно показать крупняком, вот, замечательно, и сейчас мы будем с вами ее распутывать. Вы подключите свою интуицию, свои силы, и мы попробуем это сделать. Смотрите, перед вами 4 портрета: Miss Scarlett, Miss Black, Miss White, Miss Green, ну по названию. Одна из этих женщин стала жертвой убийства, жертвой убийцы, правильнее сказать, и не могли понять, она буквально за неделю из здоровой жизни просто затухла и умерла.

Зритель: Ага.

Николай Фомушин: Когда же смогли понять, почему это произошло? Когда нашли письмо, я сейчас покажу. В этом письме говорилось о сувенире, сувениром являлись часы, которые были подарены. Когда узнали про эти часы и взяли их у жертвы, оказалось, что часы были пропитаны ядом, и это привело к смерти.

Наталья, что я прошу вас сделать. Я попрошу вас через экран почувствовать энергетику предмета (у нас сейчас таким мракобесием повеяло), я буду вот так вот проводить (у нас все видно, я вижу по камере)…

Зритель: Да, ага.

Николай Фомушин: Почувствуйте, кому принадлежали эти часы и кто стал жертвой убийцы.

Зритель: Я уже прямо чувствую!

Николай Фомушин: Чувствуете?

Зритель: Да.

Николай Фомушин: Хорошо. Кого?

Зритель: Black!

Николай Фомушин: Miss Black, правильно?

Зритель: Да, да.

Николай Фомушин: Звонок шел самостоятельно, то есть, Наталья, вы сами выбирали. Вы что-то почувствовали, правильно?

Зритель: Да, почувствовала какую-то энергетику такую вот хорошую.

Николай Фомушин: Замечательно. Верните, пожалуйста, камеру как было, если можно.

Оксана Галькевич: Покажите еще раз.

Николай Фомушин: Да. Смотрите, вы почувствовали, я водил часы для вас.

Зритель: Да, да.

Николай Фомушин: Miss Scarlett, Miss Green, Miss White и то, что почувствовали вы, Miss Black. Вы абсолютно правы, вы почувствовали энергию, именно Miss Black была убита и стала жертвой убийцы.

Зритель: Ого! Ничего себе!

Николай Фомушин: Спасибо большое за участие.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам, Наталья.

Оксана Галькевич: Наталья, ну в связи с тем, что у нас приближается Новый год, желаю вам в следующем году, чтобы интуиция вас так же не подводила, делать с ее помощью правильный выбор и вот так вот удачно пройти по следующему 2020 году.

Иван Князев: А я сейчас все пытался, может быть, дедуктивным каким-нибудь методом объяснить вот этот выбор. Может, понимаете, там яркие цвета, а тут черный, может, человек как-то…

Оксана Галькевич: Крупность плана?

Иван Князев: Да, крупность плана, подсознательно, что там черный цвет.

Николай Фомушин: Ну, я могу сказать две вещи абсолютно точно. Сам редактор выпускает сюда человека, я не могу это контролировать, то есть это человек никоим образом не подставной. И второй момент, что в этом нет ничего иррационального, что это действительно объяснимо. И также я могу сказать третий момент, что Наталья действительно что-то чувствовала, что именно, я не знаю, но главное, что все получилось.

Иван Князев: Объяснить сможете?

Оксана Галькевич: Ну хоть что-то.

Николай Фомушин: Я думаю, что лучше спросить у Натальи, конечно же, она же назвала. Я не знаю, почему она назвала.

Оксана Галькевич: Наталья уже ушла, там другой звонок.

Николай Фомушин: Будет интрига.

Оксана Галькевич: Вера из Краснодарского края тоже хочет пообщаться, стремится в эфир. Вера, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Николай Фомушин: Здравствуйте, Вера.

Зритель: Это, Николай, вы меня слышите, да?

Николай Фомушин: Конечно.

Зритель: Это, во-первых, я хочу всей студии и вам пожелать счастья, мира, благополучия в новом году.

Иван Князев: Спасибо вам большое!

Зритель: И у меня к вам вот такой вопрос. У меня внуку, ему будет 12 лет, у него будет 3 января. Вот мне хотелось бы удивить его каким-то вот таким интересным фокусом, ну так, чтобы вы немножко и секрет рассказали, чтобы мы ему могли показать, он очень любит вот эти всякие фокусы.

Оксана Галькевич: Ага.

Николай Фомушин: Да, я понял ваш вопрос, спасибо большое.

Иван Князев: Мастер-класс такой маленький.

Николай Фомушин: Вы знаете, в чем дело? Фокусник… Это кажется, что это очень легко, но проблема в том, что даже за самым простым фокусом стоит секрет и тренировка. Поэтому в Интернете есть простые фокусы, которые можно, допустим, за несколько дней освоить и показать, прямо написать в YouTube «фокус, секрет» и посмотреть, выбрать. То есть даже если я сейчас что-то буду делать, мы потратим минут 10, это, наверное, будет не всем интересно, и не факт, что получится что-то. А если ваш внук любит подобные вещи, то я, конечно, советую в принципе…

Иван Князев: Какой-нибудь фокус с исчезновением карты.

Николай Фомушин: …в Новый год позвать просто фокусника или Деда Мороза, который показывает фокусы, и это будет классно, это будет профессионально.

Оксана Галькевич: А насколько много, кстати, у вас коллег? Насколько широко распространена эта профессия сегодня? На хорошем уровне, потому что Вера нам звонила из Краснодарского края, мы сейчас с вами в Москве, понимаем, что в Москве рынок-то побольше, пошире. Может быть, в других регионах с этим сложнее? Деда Мороза мы всегда найдем на Новый год, а вот иллюзиониста…

Николай Фомушин: Да. Вы знаете, абсолютно правильно вы подмечаете, так сказать, проблему. В Москве действительно очень много иллюзионистов, здесь же базируется Российская ассоциация иллюзионистов, в которой я состою. Но все равно хороших иллюзионистов мало.

Если говорить про какие-то области, то их вообще либо нет, либо единицы. Вот я сам из Калужской области, и у нас по большому счету два действующих иллюзиониста, которые имеют определенный опыт, остальные приезжие, привозные. То есть то же самое в Брянской, в Смоленской области, там иллюзионистов нет, они если и были, то они переехали в Москву, в Питер. Наверное, самые сильные, классные фокусники у нас в Питере, мне кажется так.

Оксана Галькевич: Ага. А фокусник и иллюзионист – это одно и то же в вашей профессиональной терминологии?

Николай Фомушин: Вы знаете, фокусник – это вот такое, наоборот, общее название обывательское. Иллюзионист – это тот, кто работает с иллюзионами. То есть есть манипулятор, который работает с ловкостью рук, к примеру. Вот то, что я сейчас показывал, эксперимент с фотографиями на Наталье, этот эксперимент относится к ментализму, психологической иллюзии, с чего мы начали, то есть здесь нет ловкости рук.

Иван Князев: Ну а что касается западных фокусников, тех, которые занимаются такими масштабными иллюзиями? У меня как-то было интервью с известным фокусником-иллюзионистом, Dynamo его зовут…

Николай Фомушин: Да.

Иван Князев: Помните, он там по воде ходил, рядом с автобусом висел и так далее. Это что, хорошая подготовка, много денег и так далее, потом это все на экране монтируют, или?

Николай Фомушин: Вы знаете, я не раскрываю секреты, но это все вместе. То есть Dynamo – это большой проект: это и трудолюбивый, талантливый человек, безусловно, и он и к нам приезжал на мероприятия, давал концерты. Но, конечно, если делается телевизионный выпуск, то есть возможность подготовиться, снять, как нужно, даже то, что нельзя сделать вживую, при таких условиях. Так он по Темзе не ходит, то есть это было один раз, один раз было снято, его красиво потом забрали катера…

Иван Князев: Я думаю, лондонцы бы удивились, если бы он каждый день ходил по Темзе.

Николай Фомушин: Да. Поэтому тут нужно понимать, что это все-таки телевизионный продукт.

Оксана Галькевич: Ну это шоу, конечно.

Николай Фомушин: Да, это шоу.

Оксана Галькевич: Причем дорогое, я думаю, достаточно.

Николай Фомушин: Это очень дорогое шоу, оно очень качественное, и, соответственно, то, что он показывает вживую, тоже круто, классно, но это немного другое.

Оксана Галькевич: А вот смотрите, масштаб на самом деле интересен. Вот западная публика очень любит подобного рода шоу, подобного рода выступления, у них есть Копперфильд, есть вот… Кто, как ты его назвал?

Иван Князев: Динамо, Дэвид Блейн.

Николай Фомушин: Крисс Энджел, Dynamo.

Оксана Галькевич: Да, и так далее. А вот мы своих таких имен не знаем, может быть, их и нет. У нас все больше на уровне каких-то вот других масштабов, в рамках сцены, с небольшой аудиторией. Почему?

Николай Фомушин: Вы знаете, у нас есть иллюзионисты братья Сафроновы, то есть которые сейчас в авангарде российской иллюзии, именно делают крупные иллюзии. Но индустрия, сама индустрия развлечений на Западе намного более развита, то есть вводить у нас такое шоу… У нас есть, к примеру, мой друг хороший Владимир Полищук, который в «Сочи Парке» 2 года делал крупное шоу с появлением вертолета, он там его делает. Но возить его по городам – это не будет окупаться, к сожалению.

Оксана Галькевич: Покупательная способность не та, то, о чем мы говорим каждый день в «ОТРажении», друзья.

Николай Фомушин: Да.

Иван Князев: Может быть, просто у нашего человека запросы другие? Может быть, мы более циничные и меньше верим в чудеса? Смотрите, какие у нас запросы из Воронежа: «Как выиграть в лотерейный билет? Вот был бы фокус». Может быть, на этом основываться, или нет? Или наши люди точно так же верят в чудеса и рады хорошему фокусу?

Николай Фомушин: Вы знаете, мне кажется, хотят верить все, наверное, наши люди более пытливые и больше как-то ищут какой-то подвох, все время какие-то такие шутки: «А давай в наперстки, а давай в карты».

Иван Князев: Это мы умеем, история нас этому научила.

Николай Фомушин: Да-да-да, вот в таком ключе, то есть постоянно какие-то… То есть все накладывается. Ну и, конечно, то, что у нас просто не создана эта инфраструктура ни на телевидении, ни концертная какая-то, поэтому, конечно, есть определенная просадка.

Оксана Галькевич: Но все-таки проблем с аудиторией, с притоком аудитории у вас нет по крайней мере на центральноевропейском российском рынке, да?

Николай Фомушин: Ну, всегда хочется больше.

Оксана Галькевич: Всегда хочется больше.

Николай Фомушин: И есть к чему стремиться, самое главное стремиться в качестве так же.

Оксана Галькевич: У нас сейчас очень большая аудитория, Иван, и аудитория уже ждет еще чего-нибудь, какого-то фокуса, чуда, иллюзий.

Иван Князев: Да.

Николай Фомушин: Да. Жалко, что у нас человек отключился, я хотел для чистоты эксперимента, чтобы позвонивший человек назвал, к примеру, цифру какую-то.

Оксана Галькевич: Так, позвоните… А у нас есть Анатолий из Ростовской области.

Николай Фомушин: Вот, замечательно.

Оксана Галькевич: У нас вообще очень чистый эксперимент, как видите, звонит вся страна, это слышно по речевым особенностям. Анатолий, здравствуйте, Ростовская область.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Да я хотел бы узнать, сколько стоит хороший фокус.

Оксана Галькевич: Сколько стоит хороший фокус?

Иван Князев: Вы с практической точки зрения интересуетесь?

Оксана Галькевич: Слушайте, наверное, это программа какая-то должна быть.

Николай Фомушин: Анатолий, я сразу вас тогда спрошу и отвечу на ваш вопрос. Я просто следующим номером покажу одно небольшое предсказание. У меня на телефоне есть список продуктов, там 100 продуктов из популярного сетевого магазина, который я написал вчера, от 1 до 100. Анатолий, вы сейчас назовите просто число от 1 до 100 любое, а наши уважаемые ведущие потом в списке найдут его и все, хорошо? А я отвечу на ваш вопрос.

Зритель: Двадцать пять.

Николай Фомушин: Все, Анатолий, спасибо большое, сейчас мы к этому вернемся. Я отвечаю на ваш вопрос.

Оксана Галькевич: Так.

Николай Фомушин: Хороший, качественный фокус бесценен, потому что бесценны эмоции. А что касается стоимости если реквизита, вот этот приборчик стоит на AliExpress 17 рублей. То есть, скажем, секрет к этому фокусу стоит 50–100 долларов.

Иван Князев: Понятно.

Николай Фомушин: Показать его, получить удовольствие – это уже зависит от профессионализма человека. Сложно оценить, рынок фокусов и фокусников максимально масштабный, поэтому есть фокусники, которые выступают с большими иллюзионами за 3 тысячи, есть, которые за 3 миллиона, поэтому тут все относительно.

Иван Князев: Давайте к вашему эксперименту.

Николай Фомушин: А теперь, да. У нас назвал…

Оксана Галькевич: Двадцать пять наш телезритель назвал.

Николай Фомушин: Да, поэтому я сейчас показываю, я вам отдам телефон, чтобы просто было максимально чисто. Зайдем в наши соответственно заметки, если можно…

Оксана Галькевич: Заметки, так. Какая заметка у вас?

Николай Фомушин: Вот, пожалуйста, список продуктов.

Оксана Галькевич: Список продуктов.

Николай Фомушин: Найдите 25-ю заметку, у меня уже есть предсказание, прошу мне показать 25-ю.

Оксана Галькевич: Да, нашла.

Николай Фомушин: Покажите тоже Ивану 25-ю.

Оксана Галькевич: Да, Иван.

Иван Князев: Ага, да. Я почему-то не сомневался.

Николай Фомушин: Все, положите сюда телефон.

Оксана Галькевич: Выключить, перевернуть?

Николай Фомушин: Да неважно уже, у меня все здесь.

Оксана Галькевич: А вот просят показать… Да вы не прочитаете, ребят, здесь очень мелко написано.

Николай Фомушин: Я не смотрю, я не знаю, мне кажется, там будет засвечено.

Оксана Галькевич: Да, я тоже думаю, что засвечено.

Николай Фомушин: Посмотрели, да?

Оксана Галькевич: Посмотрели, выключили, перевернули.

Николай Фомушин: Замечательно. Смотрите, я достаю предсказание. Подождите, не оно, да?

Иван Князев: Рано, не оно.

Николай Фомушин: А это не предсказание, это футляр.

Оксана Галькевич: А, да?

Николай Фомушин: Это футляр для предсказания, да, я специально переложу. Да, я вижу, что что-то пошло не так. Давайте на счет три, вот показывайте меня, если можно, вы громко говорите, что было под 25-м номером, потому что из 100 я не помню, а я открываю…

Иван Князев: Раз, два, три?

Николай Фомушин: Подождите, а я переворачиваю соответственно банку. На счет три, готовы?

Оксана Галькевич: Давайте.

Иван Князев: Да.

Николай Фомушин: Раз, два, три.

Оксана Галькевич: Вино!

Иван Князев: Вино!

Николай Фомушин: Вино?

Оксана Галькевич: Да.

Николай Фомушин: Ну, вы знаете, хорошо, что это тоже жидкость, с другой стороны. Потому что, вы видели, там, наверное, есть… Так, Иван, будем что-то делать, прямой эфир, всякое может быть. Если можно, подойдите, пожалуйста, чтобы вас тоже было видно, что ли, я из кадра ничего не убираю.

Иван Князев: Конечно.

Николай Фомушин: Возьмите, пожалуйста, баночку…

Иван Князев: Вот так, да?

Николай Фомушин: Да. Вы знаете, прямой эфир, может случиться всякое, поэтому что я хочу сказать? Говорят, такое какое-то уже делали, у нас вода, вы загадали вино, давайте я попробую просто, как обычно фокусники делают, щелкнуть…

Оксана Галькевич: Недавно день рождения был у этого человека, который это делал.

Иван Князев: И еще будет по другому календарю.

Николай Фомушин: Посмотрите, пожалуйста, целостность банки, проверьте ее, и, если можно, я, наверное, вам доверю, открыть ее аккуратненько…

Иван Князев: Не может быть!

Николай Фомушин: Давайте посмотрим. Показываю.

Оксана Галькевич: Газированная будет или как?

Николай Фомушин: Открывайте аккуратненько.

Иван Князев: Ну, Оксана…

Оксана Галькевич: Ну конечно, да?

Иван Князев: Конечно же. Сейчас я налью тогда.

Николай Фомушин: Давайте.

Оксана Галькевич: Ну, в эфире нельзя, вы знаете, мы с удовольствием, конечно…

Николай Фомушин: Вы можете понюхать, проверить, убедиться.

Оксана Галькевич: Да.

Иван Князев: Да. Дорогие друзья, чистоту эксперимента подтверждаю, банка была запечатана.

Оксана Галькевич: Да-да-да.

Иван Князев: Слушайте, я уже думал, ну все, вы ошиблись, это был такой небольшой казус, а оказалось, что все не так.

Николай Фомушин: Да, чудеса все-таки в Новый год должны случаться, даже когда что-то идет не так.

Оксана Галькевич: Ну публику-то надо радовать всегда, это правда. А на самом деле вот с такими чудесами необъяснимыми в работе ваших коллег, так скажем, вы сталкивались? Или вам всегда понятно, какой прием, какая техника?

Николай Фомушин: Вы знаете, это… Тут такой момент, я отвечу так, что, когда я смотрю какой-нибудь крутой фокус, новый, я могу не знать секрета точного и искренне удивиться, чаще всего удивиться подаче. Но я вижу, что что-то не то, вот чем фокус отличается от чуда, то есть я всегда вижу, что вот здесь что-то произошло. Я не знаю, что, но, конечно, удивление у меня ниже, и это в принципе, мне кажется, плата фокусника, я плачу своим удивлением за возможность удивлять других людей.

Оксана Галькевич: А вы потом как-то мозговые штурмы с коллегами: «Ребята, видели, вот тот-то сделал то-то? Ух, как это было? А давайте…»?

Николай Фомушин: Конечно, и такие бывают, и есть разбор ошибок. К примеру, вот что-то пошло не так, потому что зрители всегда разные, кто-то не то сказал, не то сделал, выхватил. Мы это разбираем, чтобы потом быть лучше и уже знать.

Иван Князев: Звонок у нас есть, Екатерина на связи, Ростовская область. Екатерина, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Екатерина. Я телефончик, кстати, вам возвращаю, спасибо.

Николай Фомушин: Да.

Зритель: Добрый день.

Иван Князев: У вас вопрос, запрос на фокус или что?

Зритель: У меня вопрос такой к Николаю как к специалисту. В общем, Николай, скажите, вот я фокусница в своем регионе, в Ростовской области.

Николай Фомушин: Ага.

Зритель: Каковы шансы у меня, допустим, выйти на тот уровень, например, такой же, как у вас, или, может быть, даже больше, как именно у девушки?

Иван Князев: В ассоциацию вступить, например?

Зритель: Ну например, да.

Николай Фомушин: Да, ну тогда иллюзионистке я не буду предлагать показать фокус. Я что хочу сказать? Конечно, нужно стараться. Под лежачий камень вода не течет, то есть я очень долго выступал, вернее не выступал, а был любителем очень долго, а потом стал как бы зарабатывать этим, попал на телевидение консультантом. Поэтому я, конечно…

Вот вы сказали вступить в Российскую ассоциацию иллюзионистов – абсолютно правильно. У нас проходят форумы в Москве, в Питере, нужно поехать, потому что это сообщество, это иностранные спикеры. Нужно становиться лучше и, самое главное, нужно выступать, выступать, выступать, выступать.

К сожалению, нет рецепта. Меня часто спрашивают, как там сделать цену выступления, как у меня, или столько заказов, как у меня. Я не говорю, что это много, но кто-то это очень хотел бы, к примеру. Но у каждого свой путь, кто-то попал на телевидение, кто-то вот попал на хорошего клиента, хорошее агентство. Поэтому нужно дать качественный продукт, и клиент найдется.

Оксана Галькевич: Слушайте, у нас тут появились люди, которые пишут нам: «Нам, понимаешь, есть нечего, – Тюменская область, – а вы сидите, переключаете наше внимание на фокусы! Вот в СССР таким не занимались». Друзья, слушайте, список просто известных иллюзионистов и фокусников Советского Союза: Амаяк Акопян, Арутюн Акопян, Владимир Данилин, Эльвина Зотова, Игорь Кио, Эмиль Кио, Ефим Кубанский, Михаил Кунин, Лонго…

Иван Князев: Да целые программы были по телевизору.

Николай Фомушин: Абсолютно верно.

Оксана Галькевич: Большая школа, я так понимаю.

Николай Фомушин: Они ездили от «Москонцерта», всегда это было, просто не было телевидения, а сейчас об этом говорят. Абсолютно понятно, что какие-то сложные времена, но как раз немножко, может быть, расслабиться.

Иван Князев: Давайте еще фокус, Николай.

Оксана Галькевич: Времени мало остается. Так, что еще успеем показать?

Николай Фомушин: Оксана, а вот вы верите в чудеса?

Оксана Галькевич: Ну, слушайте, ну как… Вот прямо в чудеса-чудеса? Я все-таки тоже пытаюсь понять, что за этими чудесами, как и вы.

Николай Фомушин: Давайте просто попробуем, чтобы вы поверили в чудо.

Оксана Галькевич: В интересные вещи я верю.

Николай Фомушин: Попробуем, вдруг получится?

Оксана Галькевич: Бутылка сейчас начнет летать сама по себе?

Николай Фомушин: Вы знаете, да, у нас мало остается времени…

Оксана Галькевич: С моторчиком?

Николай Фомушин: Давайте к финалу. Я знаю, что я просил вас, это не секрет, какую-нибудь купюрку подготовить…

Иван Князев: Подготовили.

Николай Фомушин: …чтобы она была не моя. Если можно, тогда, пожалуйста, если у вас готово…

Оксана Галькевич: Ты подготовил?

Иван Князев: Подготовил, у меня всегда есть с собой купюрка.

Оксана Галькевич: Да? А обязательно мне надо купюрку эту, да?

Николай Фомушин: Неважно, нет, прямо с места. Возьмите маркер и на ней крупно напишите, чтобы у нас зрители не запоминали номер, что угодно, можно пожелание всем на Новый год, к примеру, вот так вот я бы даже сказал. И пока вы это делаете, я возьму мешок и повешу за вашей спиной.

Иван Князев: Ой, вы рискуете, Николай.

Оксана Галькевич: Слушайте, купюра потом станет сувениром, я так понимаю, друзья?

Николай Фомушин: Вы знаете, нет, на самом деле с купюрой ничего не произойдет плохого, правда, ее перестанут принимать.

Оксана Галькевич: Так.

Николай Фомушин: Есть, готовы?

Оксана Галькевич: Да. Что надо делать?

Николай Фомушин: Давайте, закрываем маркер.

Оксана Галькевич: А, маркер закрываем.

Иван Князев: Так это было пожелание или что?

Оксана Галькевич: Это было слово.

Николай Фомушин: Слово, как хотите.

Иван Князев: Хорошо.

Николай Фомушин: Смотрите, что мы делаем. Я покажу на камеру, неважно, вижу я, не вижу… Можно, да? «Отражение», сейчас у нас высыхает. Смотрите, что я начинаю делать? Я, наверное, вот так встану, будет лучше, все, двигаться не буду. Смотрите, я начинаю сворачивать купюру подписью внутрь раз, два, три, четыре и пять, вот прямо все здесь у меня, видите, оп, уронил. Давайте я тогда покажу, прошу прощения, что это та же самая купюра, потому что скажут, что уже не то, «Отражение», это прямой эфир, поэтому у нас возможны вот такие моменты.

Сейчас мне нужно из кармана достать кусочек папиросной бумаги. Чтобы вы не думали, что я куда-то ее сброшу, смотрите, будете ее видеть все время. Берем, убираем купюру, достаем, в левой руке ничего нет, зажигалочку, а теперь, внимание, настроились, возможно, вы даже почувствуете… Опа!

Оксана Галькевич: Там пятитысячная будет после этого?

Иван Князев: Ого.

Николай Фомушин: Нет. А теперь, Оксана, купюра перелетела вам под ноутбук, посмотрите.

Оксана Галькевич: Да ладно, ну не может этого быть.

Иван Князев: Да ладно.

Николай Фомушин: Вот видите, взрослый человек в такую ерунду поверил, да.

Оксана Галькевич: Я сказала «да ладно».

Николай Фомушин: А потому что Новый год – это время чудес. Правда в другом: я был здесь, вы были здесь, а когда вы подписывали, я за вашу спину повесил мешочек. Смотрите, давайте…

Оксана Галькевич: Мешочек есть действительно.

Николай Фомушин: В кадре было. Я не опускаю руки внутрь, вот здесь, чтобы все видели. В мешочке у нас находятся два предмета, я сейчас все вам покажу. Предмет первый – это нож. Как вы думаете, второй предмет что может быть?

Иван Князев: Вилка, логично.

Николай Фомушин: Вилка? Вилка, кстати, была у нас в том году.

Оксана Галькевич: Кошелек?

Николай Фомушин: Нет, здесь находится спутник новогоднего стола.

Оксана Галькевич: Апельсин.

Иван Князев: Мандарин.

Николай Фомушин: Мандарин, конечно. И как вы думаете, что внутри мандарина?

Оксана Галькевич: Наша купюра?

Николай Фомушин: Нет, там косточки. Косточки можно посадить, вырастить мандарин, продать мандарины и отбить ваши деньги. Но у нас нет столько времени, поэтому я прошу крупненько вот так показать…

Иван Князев: Николай, давайте быстрее, у нас времени крайне мало осталось.

Николай Фомушин: Смотрите, да-да, секунду-секунду-секунду… Раз, два…

Оксана Галькевич: Купюра наша, прекрасно.

Иван Князев: Отлично.

Николай Фомушин: Оксана, пожалуйста, своей рукой доставайте.

Оксана Галькевич: Прекрасно, я вижу, да. Я ее должна развернуть?

Николай Фомушин: Разверните, чтобы мы успели.

Оксана Галькевич: Друзья, спасибо. Вот такие вот фокусы, вот такие иллюзионистские чудеса, вот действительно наша купюра с надписью «Отражение».

Николай Фомушин: И вам ее сувениром сейчас в рамочку положим. Давайте.

Иван Князев: Спасибо. Николай Фомушин был у нас в гостях.

Оксана Галькевич: Спасибо большое!

Иван Князев: Спасибо большое!

Оксана Галькевич: Спасибо! С наступающим Новым годом!

Николай Фомушин: С наступающим вас! Верьте в чудеса! Спасибо!

Иван Князев: Спасибо!

Оксана Галькевич: Спасибо!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
В прямом эфире фокусы с картами, деньгами и... маленьким вантузом