• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Николай Яременко: Мамаев и Кокорин смогут продолжить карьеру только за границей. Тогда мы увидим их реальную цену, без доплаты за российский паспорт

Николай Яременко: Мамаев и Кокорин смогут продолжить карьеру только за границей. Тогда мы увидим их реальную цену, без доплаты за российский паспорт

Гости
Николай Яременко
спортивный обозреватель, главный редактор газеты «Советский спорт»

Ольга Арсланова: Прямо сейчас рубрика «Личное мнение». Как всегда, в это время мы обсуждаем самые громкие, самые интересные, нашумевшие события в спорте.

Петр Кузнецов: Если вы следите за нашим анонсом, вы знаете, что впереди обсуждение боя Конора и Хабиба, вот эти все последние криминальные выходки Кокорина и Мамаева. Новости появляются каждую минуту. Подробности, какие-то детали этих историй. Это даже не одна история. Это целых три истории. Третья, правда, не подтверждена. И поговорим, если успеем, об обвинениях Криштиану Роналду в изнасилованиях. Сегодня у нас в гостях главред «Советского спорта» Николай Яременко. Здравствуйте, Николай.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Николай Яременко: Да, я ваш общий гость, как сказала Ольга.

Ольга Арсланова: Мы же для зрителей приглашаем.

Николай Яременко: Когда мне говорят про главный бой, я думал, что про Кокорина и Мамаева. Хабиб и Макгрегор где-то уже давно.

Петр Кузнецов: Бой века – это все-таки то, что произошло в одной из кофеен утром. Скажите, пожалуйста, три истории уже. Напали они на чиновника Минпромторга. Как выяснилось сегодня, до этого избили… Совершенно возмутительная история, потому что из этой истории мы узнали, что они избили водителя ведущего Первого канала. Возмутительная история, потому что мы узнали, что у ведущего Первого канала есть водитель.

Николай Яременко: Зависть одного канала другому.

Петр Кузнецов: Совершенно точно. У нас все впереди еще. И есть еще инсайдерская информация, что покуролесили они в одном из вагонов «РЖД» «Сапсане».

Николай Яременко: РЖД опровергает уже.

Петр Кузнецов: Сняли вагон целый, набили посуды, приставали к проводникам.

Ольга Арсланова: Коллеги, давайте, может быть, для тех, кто из наших зрителей не очень в курсе, мы напомним, что за люди вообще.

Николай Яременко: Кто это такие? Да их забыли. Они не играли на Чемпионате Мира, который вернул…

Ольга Арсланова: И сколько они зарабатывают при этом.

Петр Кузнецов: Это те самые люди, которые после Евро-2016 съездили в Монако и попили шампанского на очень большие суммы.

Ольга Арсланова: Это футболисты, да?

Николай Яременко: Два друга. Они отмечали… Как думаете, что отмечают двое мужчин, когда встречаются? Они отмечали десятилетие дружбы. Я понимаю, когда мужчина с женщиной отмечают годовщину своего взаимопонимания…

Петр Кузнецов: Нужно при этом отметить, что оба женатые.

Николай Яременко: Слушайте, у нас ездят шпили разные смотреть. «Что вы делали в Москве?». – «Смотрели шпиль Останкинской башни». Можно сказать в таком же духе…

Петр Кузнецов: Друзья давно нам советовали сходить выпить в кофе в это прекрасное заведение.

Ольга Арсланова: Мы все никак к сути не приступим. Значит, футболисты, одни из самых высокооплачиваемых в нашей стране.

Николай Яременко: Вы вспомнили про то, как они отмечали в Монако свой неуспех на Евро-2016. Я бы не начинал им это предъявлять, потому что, в конце концов, вас тоже могут где-то поклонники увидеть на улице или в кафе и 500 бутылок по 500 евро каждая вам подогнать.

Петр Кузнецов: Сейчас как раз кадры нападения в кофейне. Вот то, с чего началось.

Николай Яременко: Я бы хотел очень важную вещь сказать. Вы сказали – в данном случае чиновника Минпромторга ударили стулом, а до этого водитель и ведущий. Ударили человека. Мне бы очень не хотелось, чтобы их наказали за то, что они ударили каких-то крупных чиновников или водителя жены высокопоставленного чиновника ФСБ, как выясняется. Поэтому в данном случае закон должен быть для всех одинаков. Извините за эту банальность. И еще одну банальность скажу, но она для меня очень важна. В любом наказании есть педагогическая составляющая.

Я вам сейчас скажу, чем вся эта история после нескольких месяцев разбирательства закончится. К сожалению. Они погасят моральный ущерб и материальный ущерб с лихвой всем пострадавшим. И суд даст им условный срок. Даже ниже минимальной планки. Минимальная планка по этой статье (побои) – 360 часов обязательных работ. Так вот, даже не будет этого. Они получат условный срок. И это будет самый плохой сигнал обществу, который можно придумать. Что, мажоры, вы все равно откупитесь, вам можно все.

Помните, про Багдасарян рассказывают – у девочки 160 нарушений дтп и так далее. Они переплюнули все, что можно. Выстрелы в воздух на свадьбе из незарегистрированного оружия Кокориным. Езда по встречке на Сретенском бульваре. Вы ездили на Сретенском бульваре, может быть, сами за рулем, так как у вас нет водителей, как мы выяснили.

Ольга Арсланова: У нас даже машины нет.

Николай Яременко: И знаете, что там нет встречки. Там просто в одну сторону, а с другой стороны бульвара в другую сторону. Как там можно выехать на встречку? То есть огромное количество всего, что происходит – безнаказанность постоянная.

И самое главное. Есть еще один очень важный момент. Я на секундочку скобку закрою от темы драки. Но для меня как спортивного журналиста он в этой истории самый важный. Они имеют большую доплату за наличие российского паспорта в кармане. Это беда нашего футбола – лимит на легионеров.

И вот теперь смотрите, что получится. «Краснодар» сегодня заявил о том, что изучает документы. В Палату по разрешению споров подает. Он разрывает контракт с Мамаевым.

Петр Кузнецов: Говорят, по Трудовому кодексу это очень сложно будет сделать.

Николай Яременко: Они это решат. Галицкий хотел решить тогда, когда Мамаева дала свое интервью, которое бы лучше она никогда никому не давала. Про свое наркоманское прошлое и прочее, прочее. Нас могут смотреть дети. Не буду все это пересказывать.

Петр Кузнецов: До этого была еще история с попугаем за 150 000 рублей.

Николай Яременко: Конечно. Понимаете? Он еще возмущался другим. Она рассказала, как она ненавидит город, в котором вынуждена жить. Это некрасиво.

«Зенит» сейчас тоже вынужден будет пойти по тому же пути. Этих двух токсичных персонажей ни один российский клуб (ни «Ростов», ни «Анжи», ни кто угодно) не возьмет, потому что они рискуют своей репутацией. И теперь ребята, если хотят дальше играть в футбол, они должны ехать за границу. И вот там им придется реальную цену получить. Не 4-5 млн евро в год, а ниже единички.

Петр Кузнецов: Они, кстати, могли бы как раз схорониться заодно за границей. Поедут в какую-нибудь «Легию» и как раз избегут уголовного наказания.

Николай Яременко: Нет. Там, как видишь, все равно допросы. Это попытка пошутить.

Ольга Арсланова: То есть вы прогнозируете закат карьеры в любом случае?

Николай Яременко: Я прогнозирую не закат карьеры. Это тоже карьера. Но я прогнозирую, что в их жизни эти шальные легкие деньги уже точно закончились. И мы узнаем теперь, сколько реально переплачивают нашим футболистам в российском футболе.

Ольга Арсланова: Все-таки здесь мы не можем не выйти на такой уровень обобщений и легкого морализаторства.

Николай Яременко: Это я обожаю.

Ольга Арсланова: Потому что тут же наши зрители стали об этом писать. «Балованые российские профессиональные спортсмены, избалованные деньгами и тщеславием». И так далее. Что мы сейчас увидели? Мы увидели просто не очень адекватное поведение двух отдельно взятых персонажей. Никак не связано с их карьерой, деньгами и так далее. Или мы увидели действительно системную проблему в отношении профессиональных спортсменов к окружающим, какой-то деформации в их сознании, вызванной этими деньгами?

Николай Яременко: Я бы не стал всех одной краской мазать, потому что нет проблемы в целом неадекватных футболистов. Я 20 минут назад с Романом Павлюченко общался. Вот Роману Павлюченко повезло. У него есть сильная волевая жена Лариса. Она говорит ему, как надо поступать.

Петр Кузнецов: Ни разу не был замечен в подобном.

Николай Яременко: Вот. А сейчас вокруг футболистов творится бог знает что. Помните, вокруг Кокорина, когда начиналась его карьера, вечно была тема мазаного возраста? Есть такой термин, когда тебе убавили год-два. Я не утверждаю. Я не выписывал ему никаких справок, в паспортном столе не работал. Но эта тема постоянная звучала, что он на самом деле на год-два старше. Для чего это делается, понятно. Чтобы быть звездой среди юниоров, молодежи и так далее.

Ольга Арсланова: Да.

Николай Яременко: Изначально ты уже на старте, вне зависимости от того, правда это или нет, изначально ты знаешь, что тебе все можно: тебя всегда прикроют, тебе всегда помогут. Всегда система пойдет тебе навстречу. Понятно, это в интересах системы делается, а не в интересах Саши Кокорина. Но, в конце концов, мы имеем дело с футболистом, который на памяти 2 раза по полгода забивал голы. Все остальное время (10 последних лет) мы ждали, когда же он начнет играть.

Результат текущего сезона. Голов у футболиста Кокорина забито в этом сезоне 2, голов разбито у окружающих 2. Счет 2-2. Ничья.

Петр Кузнецов: Но у него же еще были кресты, так называемые крестообразные связки.

Николай Яременко: Кресты у него были не 10 лет подряд.

Петр Кузнецов: Теперь его, возможно, тоже ждут «Кресты».

Ольга Арсланова: «Когда в стране закончится этот беспредел элитных мальчиков? Народ смотрит и понять не может, где власть и где наказание. Люди ждут изменений в стране». А действительно мы тут видим неоднозначное отношение закона по отношению к людям в зависимости от того, сколько у них денег? Мы это увидим, как вам кажется?

Николай Яременко: Я боюсь, что мы получим правосудие, но условное наказание. Есть другая крайность. В обществе много негатива и в обществе много запроса на то, что, выражаясь нашим с вами эфирным языком, мы называем «жажда социальной справедливости».

Ольга Арсланова: И это подогревает все.

Николай Яременко: Вот. И теперь, конечно, весь негатив могут вылить на них. Но я больше, чем уверен: за решеткой мы их не увидим. Поэтому я завтра ставлю на обложку «Советского спорта» Кокорина и Мамаева за решеткой, потому что это для меня как компенсация. Хотя бы так.

Петр Кузнецов: Еще один важный момент как раз об обществе, об имидже сборной, который был восстановлен усилиями 23 человек этим летом. Он снова сведен к нулю из-за этих персонажей, или все-таки общественность отделяет их, и это уже такие имена нарицательные стали, Кокорин и Мамаев, тем более, что они все-таки на Чемпионате Мира не выступали?

Ольга Арсланова: Типа «в семье не без уродов».

Николай Яременко: Широкая общественность ничего ни от чего не отделяет. Широкая общественность живет такими широкими мазками эмоций. Когда Чемпионат по фигурному катанию проходит в каком-нибудь далеком российском городе, большая часть зрительниц определенного возраста, которая приходит на чемпионат, говорит: «Да, замечательно, хорошо танцуют, но где же настоящие звезды фигурного катания? Где Башаров, где Алферова? Поэтому, понимаете, та же самая история здесь. Кокорин и Мамаев в сборной сейчас давным-давно не присутствуют. Их не было на Чемпионате Мира 2018. Их имена золотом на мраморе не вписаны.

Петр Кузнецов: Один из-за травмы, другой…

Николай Яременко: Сейчас неважно, по каким причинам. Они не творцы этой победы.

Ольга Арсланова: И нечего примазываться.

Николай Яременко: Но общество все равно ни от чего не отчленяет. И то гигантское изменение отношения к футболу и любви к футболу, которое возникло, и посещаемость матчей, мы видим, как выросла, и в принципе стадионы у нас замечательные, теперь все – играй, не хочу. И заполняй их, не хочу. Конечно, они подточили немножко в качестве червячка, жующего сочное яблоко российского спорта.

Петр Кузнецов: Да у нас вообще сборная – святая святых на фоне всего прочего.

Николай Яременко: У нас послезавтра матч будет…

Петр Кузнецов: По крайней мере, с таким тренером… Послушаем общественность. Владимир из Ханты-Мансийска.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Николай Яременко: Жгите, Владимир.

Зритель: Здравствуйте. Добрый вечер. Я считаю, что закон должен применяться ко всем одинаково: футболист ты, не футболист, уборщик, президент или депутат. Закон должен быть один для всех един. Вот правильно товарищ сказал. Для примера можно привести ту же Америку, которую сейчас по всем каналам критикуют. Но там законы работают. И поэтому они там так живут. Вот для примера. Я помню, по новостям смотрел лет 10 назад: пьяного Мела Гибсона поймала полиция, в наручники заковала. Он там высказывал…

Ольга Арсланова: Регулярно происходит.

Зритель: И ничего страшного. А по поводу футболистов – мне кажется, очень много внимания футболу уделяется и столько денег туда вбухивается. Халка купили за 50 млн долларов.

Петр Кузнецов: Давно уже.

Зритель: Это 3 млрд рублей.

Петр Кузнецов: Его уже нет в России.

Николай Яременко: Его уже выгодно перепродали.

Петр Кузнецов: Он в Китае играет, зарабатывает деньги.

Зритель: Я знаю. Вы дослушайте, что я хочу сказать. 3 млрд рублей можно было вложить, построить какое-нибудь спортивное сооружение и на эти деньги вырастить своего Халка, а не бразильского.

Петр Кузнецов: Так сооружения были построены к Чемпионату Мира.

Николай Яременко: Вот теперь на них Халки будут расти.

Зритель: Я говорю про то, что нужно в наших вкладываться. А то, что они там тратили в Монако – так вы им не платите столько денег, и они не будут тратить. Что вы за них так переживаете?

Ольга Арсланова: Хорошо. Давайте. Нам все-таки тогда нужно…

Зритель: Закон должен быть одинаков ко всем.

Ольга Арсланова: По этим азам пройтись. Потому что много таких вопросов: «За что платят такие деньги? Не выдающиеся ученые, не врачи, спасающие людей. Такие бешеные деньги. Почему футболисты у нас жируют?». Давайте объясним, почему футболисты у нас жируют и почему жируют не все футболисты.

Николай Яременко: В конце концов, ценообразование…

Ольга Арсланова: Не всегда связано с результатом, да?

Николай Яременко: Во-первых, да. Любая вещь стоит столько, как и услуга, сколько за нее готовы платить и за сколько ее готовы продавать. Раз есть те, кто готов вкладываться. У нас, к сожалению, много шальных денег, у нас искаженная система. У нас государство присутствует в сфере профессионального спорта, чего вообще не должно быть. Государство должно активно вкладываться в детско-юношеский и массовый спорт и физкультуру. Но государство не должно быть в профессиональном футболе. Здесь извращение. Надо определиться: футбол – это бизнес или футбол – это социальная функция? Одной попой на двух стульев здесь сидеть невозможно.

Поэтому в данном случае, пока футбол – не бизнес, вот эти извращения будут. Когда вкладываются деньги ничьи, то есть наши с вами, государственные, до бесконечности деньги обладминистраций вбухиваются в клубы, это будет до бесконечности идти. Вот эта гонка зарплат, которая ни на чем не основана.

Когда в мире клубы живут, исходя из выручки за билеты (плюс атрибутка, плюс телеправа), вот тогда они понимают, как надо играть, какой уровень игры должен быть, потому что это твоя зарплата. У нас это никак не коррелирует с зарплатой футболиста. Никоим образом не зависит его зарплата от того, 100 человек придет на стадион или 45 000. Поэтому о чем говорить?

Петр Кузнецов: Раз Владимир вспомнил об Америке, скажите, пожалуйста, Николай, как вам кажется, теперь Европа что, будет нас дикарями считать? Европейская пресса же не упустит возможность сейчас пройтись по этой истории.

Николай Яременко: Абсолютно никого не интересуют в Европе ни чиновники Минпромторга, ни футболисты, которые даже не играли на этом Чемпионате Мира. Европа занята исключительно вопросами серийного насильника Криштиана Роналду, не плативших налоги Лука Модрича и других. И пресса занята исключительно этим. Поэтому, я думаю, это как раз в большой степени позволяет в каком-нибудь заштатном европейском чемпионате оказаться что Кокорину, что Мамаеву.

Петр Кузнецов: Тем более, там у них Балотелли чего один устраивал. Хорошо. Еще один вопрос по этой теме. Артем Дзюба, главный футболист в России прямо сейчас после Чемпионата Мира, король нашего футбола, в этой истории, как вам кажется, он будет втягиваться за своего одноклубника Кокорина или постарается быть в стороне?

Ольга Арсланова: И вообще ему нужно это делать?

Николай Яременко: Я бы на месте футболиста в данном случае все-таки разделил: дружба дружбой… Я не могу советовать Артему Дзюбе. Он взрослый мальчик и сам разберется, как ему поступить в данном случае. Будь я на его месте, я все-таки…

Петр Кузнецов: Просто его слово может…

Николай Яременко: Что сейчас изменит его слово? Сейчас должно быть уголовное дело.

Петр Кузнецов: Что, например, «Зенит» не будет расторгать контракт с Кокориным. «Зенит» оставит Кокорина, переведет его в дубль, как Глушакова «Спартак» перевел.

Николай Яременко: Две большие разницы – история с Глушаковым…

Петр Кузнецов: Глушаков сейчас, наверное, выдохнул.

Николай Яременко: Позволил себе некорпоративное поведение и поставил лайк не под тем постом, за что получил.

Петр Кузнецов: И в баню сходил…

Николай Яременко: В баню сходил он полгода назад. Это уже внутренние разборки с женой, которая вываливает это через полгода, записав это. Это к «Спартаку» и к его нахождению в дубле не имеет ровным счетом никакого отношения. Просто шлейф. Не повезло парню. Поделом не повезло, конечно, сам виноват. Но ему не повезло, что это все одно на другое наложилось.

Ольга Арсланова: Слушайте, так интересно. Сейчас на СМС-портале борются… И неизвестно, что победит – нелюбовь к богатым футболистам и нелюбовь к чиновникам. «Вопрос – зачем звездам бить чиновника? Может, чиновник сам виноват?».

Петр Кузнецов: Кстати, есть версия, что это вообще провокация.

Николай Яременко: Коллеги, я бы верил в версию с провокацией и следовал бы ей, если бы история в этом кафе на Площади Восстания была бы единственной за этот день.

Ольга Арсланова: За этот день, да.

Николай Яременко: Они сначала разносили вагон, потом они были, давайте прямо скажем, в публичном доме. Мы знаем, где они были рядом с гостиницей «Пекин».

Ольга Арсланова: А у нас в Москве есть еще такие дома? Серьезно?

Николай Яременко: Давайте я вам потом после эфира расскажу. Потом они на улице били водителя. Это, получается, сначала их спровоцировали бортпроводники в «Сапсане», потом их водитель спровоцировал, потом их чиновники спровоцировали. Какие бедные! Их только все провоцируют. Когда это уже серийность и когда это происходит не в первый раз, о какой провокации здесь говорить? Даже те, кто во всем ищут теорию заговора, сегодня с утра отыграли назад, когда стало известно, как они весело проводили…

И еще, ребята, я говорил с наркологами. Посмотрите, они ехали на «Сапсане», потом они кутили всю ночь по разным местам.

Петр Кузнецов: С «Сапсаном» мы выяснили, что не подтверждено.

Николай Яременко: Смотрите, я об отсутствии сна. Потом они после отсутствия сна поехали еще на Площадь Восстания. И везде, везде, везде. И посмотрите по этому видео, с какой энергией, с каким выбросом адреналина, как они энергично держатся на ногах. Алкоголь такого воздействия оказать не может. Значит, было воздействие иных препаратов. Где наша РУСАДА? Почему не ловит их сейчас на допинг?

Петр Кузнецов: Открыли лабораторию?

Николай Яременко: Уже вернули, конечно.

Ольга Арсланова: Лучше бы они так энергично на поле себя вели.

Николай Яременко: Да, на поле коснется кто-то их пальцем – они сразу в мучительных конвульсиях падают.

Ольга Арсланова: Да, и устают быстро. Краснодар на связи у нас.

Петр Кузнецов: Краснодар – самый скучный город по версии жены Мамаева. Здравствуйте, Владимир.

Зритель: Во-первых, Краснодар – это один из самых лучших городов.

Петр Кузнецов: Я сослался на жену Мамаева.

Ольга Арсланова: А мне очень нравится Краснодар, кстати. Мое слово против слова жены Мамаева.

Зритель: Я хотел сказать о том, что средства массовой информации, с одной стороны, приветствуют поступок Хабиба, а, с другой стороны, через день происходят такие события, и Мамаев наносит телесные повреждения. То есть они вроде как, наоборот, осуждают. Я к чему говорю? Я ни того не осуждаю, ни этих… Я ни за кого. Я просто вижу, что средства массовой информации заранее людей делают виновными. Я считаю, что в этой ситуации не надо судить. И не судимы будете, как говорится. Надо просто дать возможность правоохранительным органам заняться этими вопросами, и все. Не надо плевать в людей.

Николай Яременко: Я бы в данном случае, Владимир, здесь не проводил такую параллель сразу с Хабибом.

Петр Кузнецов: Владимир, расскажите, а в Краснодаре вообще как к этой истории относятся? Как относятся к Мамаеву, к его нахождению, а теперь уже, наверное, отсутствию в футбольном клубе «Краснодар». Вообще, может быть, по городу ходит много историй о Мамаеве.

Николай Яременко: Да нет. Хорошие все футболисты. Хорошо играют. Это их работа, бизнес.

Ольга Арсланова: Понятно. Спасибо, что позвонили.

Петр Кузнецов: Спасибо большое.

Ольга Арсланова: Нам тут пишут из Саратовской области: «Хабиба специально довели. Думают, что не сумели победить. Заберем награду другим путем. Он повел себя несдержанно, но правильно – дал в лицо тем, кто не уважает другие национальности».

Николай Яременко: Можно как угодно относиться к тому, что и тут нас спровоцировали. Мы очень любим провоцироваться и обижаться. Нас хлебом не корми – дай всем нас ранить. Понимаете, прыжок Хабиба в зрительский партер, чем бы ни был спровоцирован… Кстати, один из самых дорогих прыжков в истории спорта, потому что он ему обошелся в 250 000 евро.

Петр Кузнецов: То есть он может не получить вообще деньги за победу?

Николай Яременко: Там у него миллионы. Вычли какие-то смешные копейки – 250 000 евро.

Петр Кузнецов: Я слышал сегодня, что как раз ровно… То есть он пояс отстоял свой, а денег не получит, потому что штраф равен призовым.

Николай Яременко: Нет. За такие копейки, за 250 000 евро… Так вот, поступок Хабиба при всей моей к нему журналистской любви – это все-таки то, что опять даст возможность мировому спортивному сообществу вводить все новые и новые санкции против российских спортсменов. И здесь как раз…

Ольга Арсланова: Подставятся, конечно.

Николай Яременко: Конечно. «Как можно с россиянами иметь дело? Они посмотрите, какие неадекватные. Они прыгают через решетку». И так далее. По большому счету, конечно, для бизнеса это все правильно. Там накал страстей будет бушевать еще и больше. Дана Уайт, который изначально говорил о том, что матча-реванша не будет, теперь, я думаю, поменяет очень быстро свое мнение, и, конечно, год или полтора нам будут подогревать этот матч-реванш.

Петр Кузнецов: Там в 2 раза можно выручить, да? На реванше.

Николай Яременко: Смешно. На порядок больше. Нолик добавить. В любом случае, конечно, все это законы шоу. Но я не разделяю точку зрения тех, кто считает, что это все было срежиссировано. Иначе в таком случае троих менеджеров из команды Нурмагомедова не арестовали бы в Нью-Йорке, которые полезли уже в клетку добивать Конора Макгрегора.

Петр Кузнецов: Хорошо. Сегодня была как раз расшифровка (я где-то видел) якобы разговоров при одном из удушающих приемов, то есть когда Конор уже лежал на лопатках, якобы Хабиб ему говорит: «Давай прямо сейчас поговорим. Давай поговорим». Ему Конор отвечает, и, по-моему, это ключевое в этой истории и в бизнесе UFC, MMA, он говорит: «Ты не понимаешь, это просто бизнес». А тот продолжает: «Давай, давай, поговорим. Давай прямо здесь и сейчас». Может быть, проблема еще и в том… Не знаю, проблема это или нет, что Хабиб очень серьезно относится к тому, чем он занимается. Для Конора это давно уже просто бабло.

Николай Яременко: Вне всякого сомнения, эту расшифровку вы читали у нас в «Советском спорте».

Петр Кузнецов: На «Бизнес-онлайне».

Николай Яременко: Зачем эти никчемные детали? Я считаю, что вне зависимости от того, чем ты занимаешься, занимаешься ты профессионально. И Конор Макгрегор избирает свою линию. Хабиб избирает свою линию. Я мог бы здесь еще кучу таких политических и даже идеологических, культурологических параллелей привести. Но не хочу уж выходить за рамки исключительно находящихся в мире спорта обобщений.

Ольга Арсланова: А вот еще важный момент, который наши зрители пишут. Приводят в пример регби. «Регби – игра хулиганов, в которую играют джентльмены. Футбол – игра джентльменов, в которую часто играют хулиганы». А почему вообще нас удивляет какое-то странное поведение спортсменов? Не связано ли это с тем, что в обществе есть определенные ожидания, что именно им не положено? Хотя мы знаем очень много примеров, когда зарубежные… не только же наши. Смотрите, это случается с разными людьми в разных странах.

Николай Яременко: Когда человек находится на поле, на ринге, в октагоне, он находится в состоянии, близком к состоянию аффекта. Это нормально. Но чему учит любого боксера тренер, когда в 7 лет мальчик в секцию приходит? «Ты не должен применять эти знания в реальной жизни. Ты не должен ими спекулировать и не должен… Ты можешь при помощи их защитить себя». Поэтому в данном случае мы не ждем… Мы хотим в безопасной Москве находиться и чтобы наши жены и дети спокойно приходили в кафе, чтобы стулом в конце концов случайно в них не прилетело от тех, от кого, оказывается, кто-то чего-то ждет. Я жду, что кругом адекватные люди. Кто бы они ни были.

Петр Кузнецов: Когда он выпрыгнул в зал, это считается, что он применяет свои способности и силы в реальной жизни? Ведь он же уже вне ринга.

Николай Яременко: Я думаю, что это считается, что применяет. И, по большому счету…

Петр Кузнецов: Несмотря на то, что его оппонент – профессиональный боец.

Николай Яременко: От 4 до 6 месяцев запрет на бои в США он уже, по-моему, получил или получит. Это уже сегодня озвучивалось. Денежный штраф есть. По большому счету, я бы вообще пожизненную дисквалификацию ему делал и не выплачивал бы гонорар. Ну, какая разница? Найдутся те, кто ему этот гонорар выплатят из соотечественников. Дело не в этом.

В конце концов, вопрос в том, что ты всегда представитель России, как и любой другой страны человек, который выходит защищать ее честь. А раз ты представитель России, то помни, что любое твое поведение потом может бумерангом ударить по твоим соотечественникам… Неважно, допинг ты применяешь – значит, потом пострадают невинные, те, кто не применяют допинг. Мы это видели последние 2-3 года. Кулаки распускаешь или что-то еще себе позволяешь.

Ольга Арсланова: Давайте поговорим о том, как сгустились тучи над Криштиану Роналду. Не очень понятно пока что, есть ли какие-то основания для обвинения в изнасиловании. Либо просто рикошетом попала в него вся эта акция «me too». Что вам известно, может быть, по вашим каналам какая-то информация есть? Там есть какие-то основания для этих…

Николай Яременко: Я не был близок с Криштиану Роналду, чтобы говорить по моим каналам. Акция «me too» мне в чем-то симпатична, в чем-то нет. Я сейчас не готов об этом долго пространно рассуждать. С юридической точки зрения, раз есть показания, значит есть основания. Как здесь, Денис Пак – сняты побои при госпитализации. Это уже автоматом основания для того, чтобы… Мы еще не видели камеру, съемки, которые они за 5 млн рублей хотели выкупить у кафе…

Ольга Арсланова: Есть хоть какие-то доказательства? В данной ситуации пока не очень понятно, есть ли они.

Николай Яременко: Но есть свидетельские показания.

Петр Кузнецов: Давайте зрителям напомним. Американская модель Кэтрин Майорга утверждает, что Роналду изнасиловал ее в Лас-Вегасе в июне 2009 года. Через год, то есть в 2010-ом, она подписала соглашение о неразглашении с юристами игрока, за молчание получила 375 000 долларов. Что, не могли округлить до 400? А теперь Майорга подробно рассказала о деле. В сентябре полиция возобновила дело. И плюс еще на днях нашлись еще три девушки, которые обвинили Роналду в изнасиловании. Но там таких подробностей нет.

Николай Яременко: Ясно, что в жизни Роналду было столько девушек, что, по большому счету, я не удивлюсь, что сейчас будет еще 10, еще 15, которые будут трактовать факт связи с ними как факт связи без согласия, и как угодно это еще в жизни происходит. По большому счету, я не думаю, что на его карьеру футболиста это как-то повлияет. Всегда находятся те люди, которые хотят каким-то образом что-то с этого поиметь, получить. Слушайте, к тому же, когда я посмотрел на фотографию этой модели, я, по большому счету, даже за вкус Криштиану Роналду как-то…

Ольга Арсланова: Это сейчас, Николай, лишнее уже было.

Николай Яременко: Не знаю, не знаю. Потому что он всегда демонстрировал и подчеркивал, какой у него вкус, каких девушек он любит, и так далее, и так далее. Поэтому мне в данном случае кажется, что здесь уже много того, что в жизни не могло быть. Хотя сам факт задокументированных договоров на 375 000 тоже говорит о чем-то.

Петр Кузнецов: Вы говорите, что не думаете, что как-то скажется на дальнейшей карьере. У него сейчас такой второй этап, вроде как перезагрузка. Он перешел в другой клуб. Это очень похвально. Сколько ему? 33. Ювентус, Италия.

Николай Яременко: В сегодняшней Европе и Америке очень много уделяется вот этой политкорректности. Конечно, заклевать и затоптать его могут.

Петр Кузнецов: Просто сейчас, например, он ближайшие 4 матча сборной Португалии пропускает.

Николай Яременко: Это правильно. Здесь я согласен. На период разбирательств надо отстранять. И «Ювентус» тоже мог бы его отстранить. Но там деньги вложены. «Лига Наций» - это такой полутренировочный турнир для Португалии в данном случае. Там не сильно сборная рискует. Я считаю, и наши футбольные власти должны были без всякого регламента заявить: «Дисквалифицируем Кокорина и Мамаева от всего российского футбола, вне зависимости от того, какой у них сейчас статус, на период следствия и судебного разбирательства». Это было бы правильней.

Петр Кузнецов: Резюмируем личное мнение Николая Яременко. Кокорину и Мамаеву плюс Криштиану Роналду ничего не будет, они продолжат кто где играть в футбол, а Хабиб и Конор – будет реванш, верно?

Николай Яременко: Абсолютно точно. И болейте за наших, болейте за спорт. Мы всех победим.

Ольга Арсланова: Несмотря ни на что.

Николай Яременко: Да. Мы за все хорошее против всего плохого.

Петр Кузнецов: Спасибо большое. Николай Яременко, спортивный обозреватель, главный редактор газеты «Советский спорт».


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты