Никотин дороже денег

Никотин дороже денег | Программы | ОТР

Итоги опроса для проекта «Реальные цифры»

2020-02-28T21:37:00+03:00
Никотин дороже денег
«Корона» пала: когда вернёмся к нормальной жизни? Китай победил абсолютную нищету, а когда мы? «Жаворонки» и «совы» на работе: кто лучше?
А поутру они проснутся. О новых правилах доставки пьяных в вытрезвители
Чтобы проспаться… Как сегодня работают вытрезвители в регионах. СЮЖЕТ
Неопределённость как норма жизни
Китай от бедности ушёл
Когда вернёмся к нормальной жизни?
Соломка для бизнеса
«Корона» пала?
ТЕМА ДНЯ: Жмём на газ!
«Жаворонки» работают лучше?
Гости
Эдуард Сухарев
член общественного движения «За права курильщиков»

Анастасия Сорокина: Саша, ты всегда все знаешь.

Александр Денисов: Я всегда со всем согласен, да, особенно с Еленой.

«Никотин дороже денег». Подведем итоги опроса. В рубрике «Реальные цифры» на этой неделе мы спрашивали у вас: сколько вы тратите на сигареты (ну, конечно, если вы курите) и при какой цене за пачку все-таки решитесь бросить, так как с каждым годом табак все дороже? Вот акциз недавно еще раз подняли

Анастасия Сорокина: По итогам нашего опроса выяснилось, что суммы, которые расходуют курильщики на свою эту прихоть, варьируются от 100 рублей в неделю у пенсионера из Подмосковья или же работающего гражданина из Мурманска до 8 тысяч рублей в месяц – о таких расходах сообщили жители Москвы и Марий Эл. В среднем же расходы составляют приблизительно 913 рублей в неделю.

Александр Денисов: Многие сообщали, что курение – дорогая привычка. Ну, мы поняли, раз уже 8 тысяч тратит товарищ. Вот сообщение из Краснодарского края: «Курю. Трачу до 8 тысяч в неделю». То есть в месяц это сколько? Двадцать получается? Шестнадцать. «Бросить не могу, а хотелось бы. Накладно для бюджета». Свыше 37% написавших нам сообщили, что не готовы бросить ни при каких условиях. Вот сообщение из Волгоградской области: «Мне 66 лет, курю 50 лет. Пенсии не хватает. Надо 6 тысяч в месяц на сигареты. Устроился сторожем за 10 тысяч, чтобы курить. Ну, сижу, курю». Понятно.

Московская область, женщина, 52 года ей, курит с 24 лет. «Могу сказать, что буду меньше есть, но курить вряд ли буду меньше». Вот такая женщина с характером.

Анастасия Сорокина: В качестве альтернативы десятая часть участников опроса сказала, что выход есть. Например, Якутия: «В неделю трачу 700 рублей. В месяц – 3 тысячи. Но курить не собираюсь бросать. Мы сажаем быстрорастущий табак как сорняк вдоль дорог и огородов. Так что выход уже нашел сам себя».

Сообщивших о сумме, которая заставит отказаться от привычки, оказалось этих сообщений совсем немного. Начиналась эта сумма с 200 рублей за пачку – о такой стоимости нам написал житель Омской области. А максимальную цену – 3 тысячи рублей – назвал житель Алтайского края. В среднем наши зрители готовы бросить курить при стоимости сигарет свыше 500 рублей за пачку.

Вот что у нас случится с этой борьбой? Как ее будут вести? Поговорим в ближайшее время. Звоните, пожалуйста, пишите, рассказывайте о своих представлениях, как бороться. Может быть, действительно, у вас появится еще какой-то альтернативный способ.

Александр Денисов: И беседуем мы с Эдуардом Сухаревым – адвокатом, членом общественного движения «За права курильщиков». Эдуард, добрый вечер.

Эдуард Сухарев: Добрый вечер.

Александр Денисов: Мы с вами тут побеседовали во время новостей. А сколько вы тратите на табак в месяц?

Анастасия Сорокина: На свою привычку.

Александр Денисов: И расскажите, что вы курите.

Эдуард Сухарев: Я не считал. Ну, я курю сигариллы кубинские в основном.

Александр Денисов: Сигариллы или сигары?

Эдуард Сухарев: Сигариллы. И сигары тоже в том числе. В среднем? Я даже не знаю. Надо посчитать, кстати, сколько в среднем тратится в неделю. Ну смотря… Дни разные бывают. Я курю по необходимости.

Анастасия Сорокина: А что это за необходимость?

Эдуард Сухарев: Когда есть свободное время.

Анастасия Сорокина: Вы сказали, что вы начали курить достаточно поздно. А почему у вас возникло такая необходимость?

Эдуард Сухарев: Вкусы меняются с возрастом и в еде, и в увлечениях. Мне привозили в подарок много сигар, я потихонечку их пробовал, курил. И в один момент было какое-то осенение, переклинило. Мне вкус табака понравился. И понравился именно процесс курения сигары. То есть она крепкая, она ароматная, она вкусная, очень вкусный обволакивающий дым.

Анастасия Сорокина: Сейчас нам скажут, что мы пропагандируем курение.

Александр Денисов: Интересно, интересно. Естественно, курить вредно.

Эдуард Сухарев: Это мое личное мнение.

Анастасия Сорокина: Интересно очень, конечно. И интересно, почему люди, которые оказываются на толе операционном, когда им ампутируют конечности из-за того, что их такая привычка довела организм до такого состояния, все равно не могут бросить курить, потому что действительно настолько эта зависимость их поработила? Можно сколько угодно говорить… Ну, даже с романтическими нотками прозвучало это ваше пристрастие. Но, по большому счету, мы знаем, какие последствия у этой привычки, как много болезней, как много смертей она вызывает. И вы приходите и отстаиваете права этих людей, которые себя подвергают такому риску.

Эдуард Сухарев: Надо отделять зерна от плевел. Есть юридическая составляющая. То есть права курильщиков – это не какие-то абстрактные права. Это права граждан. Это конституционное право на защиту их прав. Это такие же граждане России.

Анастасия Сорокина: С этим никто не спорит.

Эдуард Сухарев: Их не надо ущемлять. Нас не надо ущемлять, запрещать курить, в частности в ресторанах. Были у нас курительные комнаты в аэропортах запрещены. Сейчас, слава богу, разрешили.

Александр Денисов: Эдуард, а мне вот интересно про сигары, если Настя позволит. А сколько нужно времени, чтобы выкурить сигару одну?

Эдуард Сухарев: Ну, это зависит от процесса курения. В среднем час где-то, час пятнадцать. Вот так.

Александр Денисов: Вот это увлечение!

Эдуард Сухарев: Да. Кто-то курит и дольше.

Александр Денисов: Да?

Эдуард Сухарев: Конечно.

Александр Денисов: Одну сигару?

Эдуард Сухарев: Да, да. Около двух часов.

Александр Денисов: Это же нужно… Заранее в графике вы пишете? «Покурю».

Эдуард Сухарев: Курильщики у нас делятся на тех, кто курит очень быстро и кто курит медленно.

Анастасия Сорокина: Хорошо. Если вы не можете назвать сумму, сколько вы тратите на свою вредную привычку, то сколько должна стоить сигара, чтобы вы отказались от этого пристрастия? Для вас.

Эдуард Сухарев: Ой, вы знаете, я…

Анастасия Сорокина: Или ни при каких условиях, даже не рассматриваете?

Эдуард Сухарев: Наверное, я поддержу граждан, которые высказались. Я, наверное, не откажусь ни при каких ценах.

Александр Денисов: Еще бы! Раз вы деньги вообще не считаете, сколько вы тратите. Это достаточно странный вопрос.

Эдуард Сухарев: Ну, тут у нас пенсионер тратит…

Александр Денисов: По 8 тысяч.

Эдуард Сухарев: По шесть, по-моему, он говорил.

Александр Денисов: Да-да-да.

Эдуард Сухарев: И устроился сторожем. Но вы зря говорите… Вот тоже сказал пенсионер, что он курит с 16 лет. Ему сейчас сколько? 66 лет. Ну, не жалуется. Так что здесь…

Анастасия Сорокина: Ну, неизвестно…

Александр Денисов: Вы молодец! В оправдательной речи любой пример используете.

Эдуард Сухарев: Здесь все индивидуально.

Анастасия Сорокина: Ну, индивидуально… Табак тоже меняется. Вы сказали, что вы не курите, потому что разный принцип поступления никотина в организм. Сейчас даже такие шутки ходят, что в наше время, в общем-то, ничего полезного нет, одна синтетика.

Эдуард Сухарев: В Москве самое вредное – это воздух. Так что тут еще надо поспорить, где больше никотина – в сигарете или в воздухе московском.

Анастасия Сорокина: Так тогда зачем курить, если и так уже все плохо?

Эдуард Сухарев: Процесс. Вы понимаете, это процесс, это хобби, это увлечение. Люди курят не потому, что просто надо покурить. Вот люди часто пьют, потому что нужно пить, да, организм требует. Так же и табак. Это увлечение. Ты куришь и наслаждаешься. Это удовольствие.

Александр Денисов: Эдуард, вернемся к этому. Еще один вопрос на эту тему – и все, закроем. Поговорим со зрителем. Сергей из Московской области у нас на связи. Сергей?

Зритель: Да, здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: Простите, пожалуйста, а вы меня слышите?

Александр Денисов: Да, конечно.

Анастасия Сорокина: Да-да-да. Говорите, Сергей.

Зритель: Вы знаете, мне 42 года, и я курю где-то с 20 лет. Я на сигареты трачу где-то в районе 3,5 тысячи в месяц. И хочу вам рассказать одну вещь. Я сигареты покупаю у знакомого, который привозит их из Армении. То есть вы поняли меня. Там цена пачки где-то в полтора раза меньше, чем в наших магазинах. И вы знаете, увеличение цены ни к чему не приведет. Понимаете? Махорку будем курить.

Анастасия Сорокина: То есть найдут способы?

Александр Денисов: Сергей, вы знаете, во Франции сигареты просто невероятно дорогие, их купить даже в магазинах нельзя, специальные табачки нужно искать. И все равно курят французы.

Эдуард Сухарев: Примерно 25% французов курят.

Александр Денисов: Да-да-да. И все равно курят.

Эдуард Сухарев: То есть это много.

Александр Денисов: А сигареты невероятно дорогие!

Эдуард Сухарев: В Испании чуть подешевле, но… Испания, Греция – одни из самых курящих стран Европы.

Александр Денисов: Причем курят в Испании в кафе.

Эдуард Сухарев: И даже в магазинах.

Александр Денисов: Да-да.

Анастасия Сорокина: Еще со зрителями давайте поговорим. Из Липецкой области на связи Татьяна. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Меня зовут Татьяна Владимировна, мне 62 года. Курю я с 18 лет. То есть стаж курильщика у меня 44 года, получается. Бросать я не собираюсь. И какие бы запреты у нас ни вводили… Вот вводили на алкоголь запреты – и что получилось? Народ что только ни пил, что только ни нюхал, какой клей себе на голову ни лил. Точно так же будет и с табаком.

Александр Денисов: Окурки собирали. Помните, Татьяна, продавалась банка окурков – 3 рубля, 5 рублей. Ну, смотря… много осталось или нет.

Зритель: Да я все помню. Я эту перестройку пережила, когда на месяц выдавали десять пачек «Беломора». Извините меня, все равно в ларьках сигареты продавались, все равно мы их покупали. И если сейчас такие цены, как озвучивают, что заоблачные цены будут, то интернет подключится. Точно так же Китай нам будет поставлять сигареты – по три копейки за пачку. И будем мы курить. Этот рост цен… Я не знаю. Они, наверное, для статистики для нашего президента. Точно так же, как его радуют по статистике, что водку стал меньше народ покупать в магазинах. В магазинах меньше. А в гаражах больше стали покупать, потому что там водка – 100–120 рублей.

Александр Денисов: Татьяна, спасибо.

Зритель: Никакие запреты не помогут!

Александр Денисов: Спасибо. Вот уж кто заядлые курильщики – так это китайцы. Ты общаешься с ними, и они постоянно тебе пачку. «Я не курю». Спустя пять минут…

Анастасия Сорокина: Ты общаешься с китайцами, Саша?

Александр Денисов: Я в командировке был. Спустя пять минут опять достает. Все время тебе протягивает.

Про сигары. У меня закралось подозрение, что все-таки это определенный круг общения. Это, знаете, не просто сигарета возле урны в обеденный перерыв. Это круг общения. Ваши клиенты респектабельные могут быть. То есть это возможность… Ну, слово «свет» вряд ли, конечно, применю, но тем не менее. То есть это возможность выхода в какой-то определенный круг знакомств – ваши сигары. Или нет?

Эдуард Сухарев: Ну да, частично да. Но курят сигары, по крайней мере в Москве, абсолютно обычные люди, то есть менеджеры среднего звена.

Александр Денисов: Менеджеры высшего звена.

Эдуард Сухарев: Журналисты и так далее. Нет, ну высшего – это понятно. Нет, я не скажу, что это какой-то элитарный вид курения. Человек, который зарабатывает даже среднюю зарплату, может себе позволить одну сигару в неделю выкурить. И зачастую у нас в клубе так и происходит. То есть люди курят, как правило, одну сигару в неделю.

Александр Денисов: А что вы там еще делаете? Это понятно, злостные привычки.

Эдуард Сухарев: Мы собираемся каждую неделю. Раз в неделю у нас тематические вечера. К нам приходят писатели, историки, журналисты, музыканты, рассказывают о своей деятельности, презентуют книги и так далее. То есть это такой культурный мужской отдых за сигарой.

Александр Денисов: А некурильщик может туда прийти?

Эдуард Сухарев: Конечно, конечно, некурильщик может прийти. Но табачный дым просто для многих, кто не курит… ну, некомфортно там находиться. Но, в принципе, да, приходят. И с женщинами приходят, с девушками своими. Но мало таких людей. Просто тут интересный момент. Когда ты куришь сам, ты дым не ощущаешь. А когда ты не куришь, ты дым ощущаешь больше.

Александр Денисов: Понятно.

Анастасия Сорокина: А за права тех людей, которым это не нравится, вы тоже вступаетесь?

Эдуард Сухарев: Не нравится что? Табак?

Анастасия Сорокина: Дым, который идет от людей, которые курят. Говорят о том, что сигары очень специфическим обладают вообще ароматом.

Эдуард Сухарев: Ну знаете, все индивидуально. Табачный дым очень вкусный. Это не табачный дым от сигареты. То есть они очень сильно отличаются. Ну, у нас сейчас есть электронные средства доставки никотина, и там совершенно другой запах. Он тоже есть. Хотя говорят, что там нет запаха, но там запах есть. То есть это разный дым, разный запах, разные способ доставки никотина. То есть каждый выбирает свой способ потребления табака. Есть кальяны.

Александр Денисов: У нас есть сюжет интересный.

Анастасия Сорокина: Какой способ выбирают курильщики в разных городах России, чтобы как-то приспособиться к тому росту цен на сигареты. Кто-то экономит, кто-то придумывает альтернативу. Давайте посмотрим репортаж Елены Тимоновой.

СЮЖЕТ

Александр Денисов: Вы знаете, вспомнил историю. В фильме «Приходи на меня посмотреть» Янковского спрашивает пожилая героиня, Васильева играет: «У вас машина. Вы, наверное, долго откладывали?» Он говорит: «Знаете, когда долго откладывал, ничего себе не мог позволить».

Эдуард Сухарев: Да. Хорошо, что не «куплю жене сапоги на сэкономленные деньги», как в старой рекламе.

Анастасия Сорокина: Почему? Сапоги – это тоже актуально.

Эдуард Сухарев: Это женский взгляд.

Анастасия Сорокина: Когда спрашивали о том, зачем вообще люди курят, было такое исследование несколько лет назад, там были данные, что 63% людей – это, в общем-то, соответствие социальной среде. Пойти на перекур, пообщаться, пристроить куда-то руки свои во время разговора. То есть это некая такая атмосфера для общения. 41% – чтобы выделиться, чтобы показать себя, как-то соответствовать моде. 34% сказали, что они таким образом снимают стресс, избавляются от своих проблем. А 32% сказали, что из любопытства. Они увидели какую-то рекламу, решили попробовать, им понравилось. В общем-то, втянулись, у них такая привычка появилась.

Данные, конечно, пугают, потому что 44 миллиона курильщиков у нас в стране. То есть это, в общем-то, очень много.

Эдуард Сухарев: Да. Около 40 миллионов.

Анастасия Сорокина: Около 40 миллионов. И смотрит тут же на данные с заболеваниями. 22% курильщиков подвергаются серьезным таким проблемам, как, например, онкология. 45% – это те, кто курит.

Эдуард Сухарев: Просто, вы понимаете, 44 миллиона граждан… Понятное дело, что они болеют. Здесь как бы тоже статистика… Ну, вы хотите сказать, что другие граждане, которые не курят, не болеют? Посчитайте.

Анастасия Сорокина: Ну, очевидно же. Вы не будете спорить, что курение ведет к развитию заболеваний, оно усугубляет их.

Эдуард Сухарев: Вы знаете, все индивидуально. Наверное, да. Наверное, курение наносит какой-то вред здоровью. Мы знаем, что и алкоголь наносит вред здоровью, и жирная пища наносит вред здоровью, и газированные напитки наносят вред здоровью – гастрит, язвы и так далее. Так что каждый выбирает свой путь. Мы говорим: «Дайте нам быть другими».

Александр Денисов: Вот сейчас нам звонит (извините, прерву вас) как раз противник курения.

Анастасия Сорокина: Александр из Москвы. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Александр. Мне 49 лет. Курил с 14 лет. Несколько раз бросал курить, ну, пытался бросить. Не один раз, а раз пять или шесть. Ничего не получалось. В результате в 43 года получил инфаркт. И в этот же день бросил курить. До сих пор не курю, чувствую себя великолепно. Сейчас дым со стороны курильщиков очень противный. Всем пытаюсь показать свой пример, чтобы по моим стопам не шли. Вот такая ситуация.

Александр Денисов: Спасибо, Александр. Все-таки удалось вам, не как Марку Твену. Все приводят этот пример: «Легко бросить! Я много раз бросал».

Эдуард Сухарев: Да, можете попробовать. Нет, бросать курить надо раз и навсегда. Не надо себя корить. Это большая ошибка, когда люди говорят: «Я курю». А не надо себя винить. Они говорят: «Я курю, курю. Но я каюсь! Я завтра брошу, завтра брошу». Вы либо бросайте, либо не говорите и не занимайтесь самоедством. То есть скажите: «Да, я курю, это моя позиция. И мне это нравится». Или скажите: «Я не курю, я сегодня бросаю. Все». Это психологически плохо. Если это увлечение, то не надо его стесняться.

Александр Денисов: Еще один противник звонит.

Анастасия Сорокина: Из Петербурга противница Татьяна. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Зритель: Я хочу сказать по поводу курильщиков. Идет борьба за здоровый образ жизни и против курения. А я думаю, что надо стимулировать некурящих. Это ставит в противоположную зависимость курильщиков.

Анастасия Сорокина: А как стимулировать?

Зритель: Допустим, на производстве прибавить к отпуску три дня. Это будет стимулировать, короче говоря.

Эдуард Сухарев: Ну, это утопия.

Зритель: Почему?

Эдуард Сухарев: Ну, это утопия, во-первых. А главное, что это ущемление прав. У нас нет в Трудовом кодексе, что один работник имеет больше прав, потому что он занимается спортом и не курит, а второй, причем с такими же способностями, образованием, функциональными обязанности и так далее… Ну, это ущемление прав. Тогда нужно вносить поправки в Трудовой кодекс и заодно в Конституцию. Можно вот этот пункт…

Анастасия Сорокина: Сейчас вас услышат и добавят в новые поправки.

Эдуард Сухарев: Да. Говорят, что там уже больше 500 поправок. Будет еще одна поправка. Нет, ну это незаконно. Я говорю, что не надо нам плодить запреты. Мы все запрещаем и запрещаем. Дайте альтернативу – и люди сами определятся. Люди же курят, действительно, многие не от хорошей жизни. Вы же читали статистику, почему люди начинают курить.

Александр Денисов: Ну да. Они хотят якобы расслабиться. Хотя я не уверен, что это расслабон какой-то.

Анастасия Сорокина: Я даже слышала такое мнение, что это как в йоге глубокое дыхание – вдох и выдох.

Эдуард Сухарев: 60%, по-моему, от среды.

Анастасия Сорокина: Да, модно. Наблюдают, что сейчас так…

Эдуард Сухарев: Соответственно, возможно, да. Если будет меняться общество, если люди будут находиться в обществе, где курить не модно, не принято, то я думаю, что они сами бросят курить. Создайте такие условия. Государство же у нас социальное, правовое. Создайте правовые механизмы, какие-то материальные механизмы, чтобы не было желания курить, потреблять алкоголь. Сейчас же статистика вышла, что у нас потребление алкоголя выросло.

Александр Денисов: Наоборот, конечно. Меньше пьют.

Эдуард Сухарев: Нет-нет-нет. Я читал статистику, что выросло потребление алкоголя.

Анастасия Сорокина: Видимо, разные статистики.

Эдуард Сухарев: Я крепкий алкоголь имею в виду.

Александр Денисов: Эдуард, большое спасибо вам за беседу. На финал приберег хорошую цитату, мне она очень нравится. Курт Воннегут, американский писатель, сказал: «Курение – это единственный благородный способ самоубийства». Все-таки как ни крути.

Эдуард Сухарев: Мы все самоубийцы в какой-то степени.

Александр Денисов: А в студии у нас был сегодня Эдуард Сухарев – адвокат, член общественного движения «За права курильщиков». Спасибо большое. Приходите к нам еще. Спасибо.

Эдуард Сухарев: Приглашайте.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Итоги опроса для проекта «Реальные цифры»