Новая маркировка вторсырья

Новая маркировка вторсырья | Программа: ОТРажение | ОТР

Для чего она нужна, если перерабатывающих предприятий практически нет?

2021-03-19T12:59:00+03:00
Новая маркировка вторсырья
Цифровое рабство. Сложная формула пенсии. Конец нефтяной иглы? Коттедж в ипотеку. Автомобили дорожают
Алгоритм цифрового рабства
Климат-контроль для России
Интуристы едут за «Спутником»
Нужен ли в школе обязательный второй иностранный язык?
Имеющихся в России запасов нефти хватит на 58 лет при существующих технологиях
Формула пенсии: попробуй рассчитай
Треть столичных аттракционов лишили регистрации
Годовалый автомобиль можно продать дороже его исходной цены
Михаил Мишустин утвердил льготную ипотеку на строительство частных домов
Гости
Петр Бобровский
председатель технического комитета «Упаковка» Росстандарта
Дмитрий Янин
председатель правления Международной конфедерации обществ потребителей

Оксана Галькевич: Сейчас поговорим с вами о том, что нам с вами предлагается еще одна маркировка. Вот конфедерация общества потребителей попросила правительство сделать маркировку на упаковке, чтобы было ясно, можно ли ее потом утилизировать или нет, то есть вторсырье это или не вторсырье.

Александр Денисов: Внимательного потребителя сразу здесь смутит одно обстоятельство: сейчас упаковка, а именно пластик, маркируется, а именно о нем шла речь в разговоре представителя конфедерации Янина и Виктории Абрамченко. На дне бутылки указывается, можно ли ее использовать повторно. Вот у меня пластиковый стакан, я воду не налил, тут написано: «BPA Free», то есть пластик без бисфенола. Но это я, правда, залез в интернет, посмотрел. Сейчас еще раз покажем. Залез в интернет, посмотрел, что это значит, что за надпись, и, в общем, ее нужно разбирать, читать как иероглифы, знать и так просто, с ходу и не разберешь, что это значит. Другое дело – упростить такую маркировку, чтобы всем было понятно. Вот нынешние знаки, еще раз повторим, они как иероглифы, не каждый их поймет и прочитает.

Оксана Галькевич: Ну, не факт, что новые иероглифы будут понятнее, их тоже надо будет понимать и учить, или, так или иначе, все полезут в справочники. В общем, знаете, в теории-то дело, конечно, хорошее, но на практике вопросов действительно много возникает. Потому что мало того, что эту маркировку нужно поставить, а для этого нужно купить оборудование – это определенные затраты нужно сделать, нужно, чтобы были люди, которых будут нанимать, чтобы они на этом оборудовании работали и ставили эту маркировку. То есть это такой бизнес-процесс, на самом деле, определенные затраты.

Давайте посмотрим еще вот на что. Сколько у нас других каких-то маркировок уже сейчас есть, не только касающихся вторсырья, с ними бы нам разобраться, все бы запомнить. С 2019 года постепенно ширится этот список, там уже сигареты, обувь, шины, парфюмерия, фотооборудование. В этом году к ним добавились одежда и белье, еще добавится вода, молоко, пиво, велосипеды и многие-многие другие товары. Все это, так или иначе, каждый вот такой значок, каждая вот такая маркировка, по копеечке, но что-то добавляет в цену товара.

Что вы по этому поводу думаете? Нужна ли еще одна маркировка о вторсырье? Почему прежние маркировки не работают, почему их недостаточно? Мы в прямом эфире, звонки принимаем бесплатно и сообщения тоже.

Александр Денисов: Ну, и на связи с нами наш первый собеседник – Петр Бобровский, председатель технического комитета «Упаковка» Росстандарта. Петр Игоревич...

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Александр Денисов: Я не насвистел, что уже есть на упаковке знаки, которые можно прочитать при желании, и маркировка уже присутствует?

Петр Бобровский: Ну, действительно, во-первых, и маркировка у нас есть. Маркируется материал, из которого изготовлена упаковка, это сейчас обязательное требование к практически всем товарам, которые выходят на рынок. Должна быть нанесена маркировка, обозначающая тот материал, из которого сделана упаковка. Если материалов несколько, значит они все должны быть указаны. Вот сама идея, с которой выступила конфедерация, она хорошая. Там речь шла о том, что ввести некий знак, который обозначает перерабатывается упаковка либо товар, либо не перерабатывается. Но проблема в том, что у нас, и не только у нас, и пока еще во всем мире, не определено, что конкретно относить к перерабатываемым материалам, а что относить к неперерабатываемым материалам.

Александр Денисов: И самое интересное, Петр, вы знаете, извините, что прерываю, чтобы потребитель понимал, потому что многие люди используют эти бутылки повторно: воду там льют, особенно чай наливают там горячий, кто-то вообще спиртное бахает из этих пластиковых стаканчиков, что просто отрава в чистом виде. Люди не очень разбираются, поэтому нужно переворачивать, смотреть, что за маркировка, а мы как-то не привыкли это делать, хотя себя травим. Вот это бы тоже важно.

Петр Бобровский: Культура обращения с любыми товарами и выполнение тех рекомендаций, которые приведены изготовителем на этикетке, – это, в общем, всегда важный фактор для того, чтобы обеспечить безопасное пользование. Действительно часть потребителей, они, к сожалению, пренебрегают теми рекомендациями по обращению, которые у нас и в законодательстве установлены, и которые производители и предприятия торговли до них доводят.

Оксана Галькевич: Петр Игоревич, я все-таки не поняла, почему вы говорите, что не договорились до сих пор о том, что перерабатывается, а что не перерабатывается. Простите, вот эта вот маркировка: пластик перерабатываемый, пластик неперерабатываемый, пластик перерабатываемый там в отдельных каких-то местах, еще что-то. Просто тоже я этим вопросом интересовалась. Это не есть градации, не есть договоренности разве?

Петр Бобровский: Пока нет, потому что вопрос...

Оксана Галькевич: Зачем тогда они ставятся, я не понимаю. Это международная маркировка такая, которая понятна и во Франции, и в России, и в Австралии, и в Китае.

Петр Бобровский: Я объясню. Значит, есть разного рода знаки, в том числе вот в этом письме, которое направила конфедерация в общество потребителей, там приведено некоторое количество обозначений, которые используются добровольными системами сертификации, либо применяются в отдельных странах. Я подчеркиваю: только там несколько стран, они имеют знаки. Но эти знаки – те, которые применяют эти несколько стран, они основаны на и законодательстве и, очевидно, не могут быть просто скопированы в наше законодательство, потому что под каждым обозначением есть определенные требования. То есть это не просто какой-то символ, он предполагает, что вы выполнили некие обязательные требования.

А что касается знаков добровольных систем сертификации, которые как раз многие люди, которые в интернете ищут информацию, натыкаются на блогеров, которые им пишут: «Вот, ищи такой-то значок, значит это хорошая, мол, упаковка или хороший товар». Вот добровольную систему сертификации мы можем, в принципе, создать вот с вами на троих, придумать какие-то требования, а дальше предлагать каким-то предприятиям поставить наш знак на свою продукцию или на упаковку своей продукции. Здесь, в добровольной системе сертификации, вопрос репутационный: «Вы верите».

Система предъявляет такие требования, которые отвечают вашим ожиданиям. И, соответственно, когда изготовитель их соблюдает, вот вы готовы приобретать эту продукцию, либо вы не верите. Поэтому это другая история, все-таки, для большинства потребителей важно, чтобы это был некий обязательный знак. И вот как раз по вот этим обязательным критериям, что перерабатывается, а что не перерабатывается, пока, подчеркиваю, даже в мировом масштабе договоренности нет. Потому что... несколько лет назад некоторые материалы было сложно переработать, сейчас ученые придумали технологии, разработали какие-то линии и т.д., внедрили это все, и сейчас можно уже перерабатывать.

Оксана Галькевич: Понятно, то есть наука просто идет вперед. Спасибо большое, да. Петр Бобровский у нас был на связи, председатель технического комитета «Упаковка» Росстандарта.

Сейчас у нас есть звонок. Людмила из Тулы. Здравствуйте, Людмила.

Зритель: Алло, меня слышно?

Оксана Галькевич: Да, слышно.

Зритель: Короче говоря, все это ерунда. Во-первых, вы на прошедшей неделе, вот на этой, которая кончается, в вашей же передаче говорили... Алло, меня слышно?

Оксана Галькевич: Да, слышно-слышно, слушаем вас.

Зритель: Говорили, что заводы только строятся, и еще не везде. И большинство заводов не построено, а только в проектах, и еще решается, какие они будут и за какие деньги.

Оксана Галькевич: Ну да, по переработке вы имеете в виду. Там обсуждается как раз по мусоросжиганию.

Зритель: ... эта маркировка по нам, по простым людям. Во-первых, вот лекарства. То я брала, ну как, я инвалид первой группы, я из дома не выхожу, мне покупают лекарства. То я брала три пакетика «Немесила» по 30 рублей, мне шесть на месяц хватало, это посчитайте цену, а сейчас упаковку дают 700 рублей. Вы понимаете, что людям это или не по карману, они будут просто потихоньку дохнуть. Или же нужно искать кого-то, то есть купили и с кем делиться. Это вот эта маркировка.

А потом, ну насчет стакана. Товарищи, протяните руку в сервант, достаньте 250 грамм стакан стеклянный или 170, поменьше, тоже стеклянный, тоже граненый.

Александр Денисов: Лучше 250, лучше 250, да, я согласен.

Оксана Галькевич: Так, и что? Протянули, взяли и что?

Александр Денисов: Налили и выпили.

Зритель: Ну и что, и там ничего не... Ничего не травится, ничего.

Оксана Галькевич: Стекло, стекло потому что, да, не пластик.

Зритель: Ну, у бутылки, бутылки теперь, конечно, барахло, потому что первые бутылочки в 1990-х, у меня первая бутылочка была – 7 лет держалась.

Оксана Галькевич: Ясно, спасибо.

Александр Денисов: Спасибо большое, как говорил Борис Николаевич Ельцин: «Я поднял там, налил бокал, просьба реализовать его». Да, будем наливать в бокалы, в стаканы.

Оксана Галькевич: Еще один у нас собеседник, Дмитрий Янин, председатель правления Международной конфедерации обществ потребителей. Дмитрий Дмитриевич, здравствуйте.

Дмитрий Янин: Добрый день.

Оксана Галькевич: А вот вы объясните как раз, речь идет о какой сертификации: обязательной, добровольной?

Дмитрий Янин: Об обязательной, конечно. Мы говорим о том, что потребители должны получать достоверную информацию на этикетке. Это касается всей информации, которая там размещается. Сейчас вот эти значки, которые в обязательном порядке по документу 2011 года наносятся на упаковку, они дезинформируют потребителя.

Александр Денисов: Дмитрий, да, то есть я, как наивный простак повелся на эту надпись «BPA Free», то есть это, говоря по-русски, полное фуфло, ничего это не говорит об этом стакане, можно ли этот пластик горячим...

Дмитрий Янин: Нет, как раз это говорит. В части экологии она ничего не говорит. В части, если вы озабочены влиянием ряда пластмасс на здоровье, она вам говорит о том, что там нет неких потенциально вредных частиц. У нас же лепят значок, так называемая петля Мебиуса, о том, что там одно переходит в другое вещество, на всю продукцию, хотя, на самом деле, степень переработки упаковки в России по пластику очень низкая – это единицы процентов. Люди при этом эту продукцию смело берут на полках, они не используют, например, свои какие-то контейнеры, торговцы не предоставляют возможность, не все торговцы предоставляют возможность прийти в магазин со свой тарой, например, со своим стаканчиком, и налить туда кофе со скидкой. Мы говорим об этом, и мы говорим о том, что если в стране нет реальной переработки, то все эти значки нужно убирать. Если перерабатывается...

Оксана Галькевич: Дмитрий Дмитриевич, ну смотрите, появится эта маркировка, появятся эти знаки, а переработка-то ведь не возникнет тоже одномоментно. Вот действительно наша зрительница, она права, мы обсуждали на этой неделе. Речь идет в основном о строительстве: а) не перерабатывающих заводов, а о мусоросжигательных; а уж вы сами сказали, что б) переработка пластика производится на единичных предприятиях, и мы даже сейчас легко не вспомним, где они находятся. Доставку еще туда организуй. Ну и зачем.

Дмитрий Янин: Вы правильно сказали, это трагедия, что Россия выбрала историю со сжиганием мусора, значит, пластика. Все это пойдет в воздух, и, к сожалению, это лоббирование одной компании. Я говорю о том, что... почему нужна такая упаковка. Во-первых, это позволит людям, если будет прямо написано, что вот этот контейнер не подлежит переработке, дальше выбирая тот же салат или ту же упаковку там, например, фруктов, которые фасуются, потребитель подумает, а на кой ему своим внукам оставлять такой кусок безобразия вонючего, который попадет потом в воду либо в воздух. И он начнет более ответственно подходить к своему выбору. То есть, нужно честно писать на упаковке, что там у нас перерабатывается...

Оксана Галькевич: Дмитрий Дмитриевич, ну вы понимаете, тут мало того, что знак надо поставить. Я вот уже коротко сказала. Нужно ведь целую линию поставить, чтобы этот знак ставить, более того, нужно организовать систему контроля, которая будет определять, может это предприятие ставить знак о безопасности своего там, я не знаю, своей упаковки, или не может, потому что там оно использует какие-то материалы. Кто будет ходить это проверять, кто будет давать разрешение на установку знака, сколько стоит производственная линия на производство знака, кто будет обслуживать все эти линии, ну и т.д. Представляете, какая цепочка-то закрутилась.

Дмитрий Янин: Если производитель пишет вес, наименование товара, также он должен ставить информацию об экологичности упаковки. Они заказывают эти этикетки.

Александр Денисов: Совершенно верно, они уже стоят. Они уже сейчас ставят, им ничего не стоит просто дописать еще, да.

Оксана Галькевич: В программу что-то, да?

Дмитрий Янин: Это не отдельный знак платный, это просто нужно писать правду о том, что вы покупаете продукт, который 300 лет будет травить ваших внуков, правнуков, и все мы будем жить на свалке. Вот, что мы хотим. И это международная практика. Да, действительно, в России очень малое количество пластмасс перерабатывается, но люди об этом не знают. Более того, люди думают, что этот пластик кому-то нужен, а он не нужен. И нужно делать так, чтобы люди понимали эту информацию – что пластик, который не перерабатывается в России, так и было написано, что этот «не подлежит переработке». И дальше люди будут избегать покупки, если они озабочены темой экологии, они будут избегать тех торговцев, тех производителей, которые делают ноль для сохранения...

Александр Денисов: Дмитрий, а у меня еще проще предложение. Давайте запретим пластик и все. Европа же прикрыла лавочку, ну и мы прикроем.

Дмитрий Янин: Вы правильно говорите, не только Европа. С июля Евросоюз запрещает ряд пластиков, например, одноразовую пластиковую посуду. С января это делает Беларусь. И это предложение, которое сейчас озвучивается вице-премьером по экологии Абрамченко, оно верное. По ряду пластиков можно спокойно вводить запрет, есть альтернативные продукты из другого сырья, которые перерабатываются, они разлагаются. И эта вся история с одноразовыми стаканчиками пластиковыми, с тарелочками, с трубочками, она очень легко решается. Здесь нужна маркировка. Но есть сложные виды пластика, где нужна информация с тем, чтобы влиять на спрос.

Оксана Галькевич: Да, Дмитрий Дмитриевич, спасибо большое, у нас уже времени не остается. Дмитрий Янин, председатель правления Международной конфедерации обществ потребителей был у нас на связи.

Друзья, впереди большой выпуск новостей, а после мы вернемся, чтобы поговорить о дне работников ЖКХ, о том, что это за сфера очень сложная, кто в ней работает и чем занимается.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)