Новое ДТП с пассажирами автобуса. Можно ли навести порядок с перевозками?

Новое ДТП с пассажирами автобуса. Можно ли навести порядок с перевозками?
Спад рождаемости. Ипотечное рабство. Реальные цифры: национальная идея. Что с погодой? Автомат века. Чем мы лечимся
Числом не вышли: как реально стимулировать рождаемость в стране?
Сергей Лесков: Именно высокий уровень человеческих достоинств Калашникова и позволил ему создать такое великое творение, каким является автомат АК
Владимир Воронцов: Как можно требовать от полиции не брать взяток от граждан, если само государство в лице начальства залезает в карман к полицейскому?!
Юрий Поляков в рубрике «Реальные цифры». Спрашиваем телезрителей, какой должна быть национальная идея
Тимур Усманов: На месте власти я бы для предприятий тариф на утилизацию отходов повысил и поставил надзор
Юрий Поляков: Чтобы прийти к какому-то равновесию, необходимо нравственно оценить то, что произошло в 90-е годы в нашей стране
Юрий Кара: Можно украсть приёмы Тарантино и Феллини, но украсть живое сердце нельзя. А живут только те фильмы, в которые вложено сердце
Более 50 стран поместили на своих гербах изображение автомата Калашникова
Насколько эффективны дженерики
Гости
Юрий Свешников
президент Московского транспортного союза
Владимир Рабинков
руководитель рабочей группы по автобусам Российского союза туриндустрии (РСТ), директор транспортной компании

Петр Кузнецов: В Твери будут судить перевозчиков. Их обвиняют в гибели 13 человек. Страшная авария. ДТП с пассажирским автобусом. Там лоб в лоб, причем 2 автобуса. Уголовные дела заведены в отношении 4-х предпринимателей – организаторов этих перевозок.

Ольга Арсланова: И что было выяснено в итоге расследования? Оказывается, водителя допустили к управлению с наличием медицинских противопоказаний. Т. е. он вообще за руль не должен был садиться, по правилам если. Он еще и перерабатывал регулярно. И не знал о соблюдении безопасности пассажирских перевозок. Минимум 3 нарушения.

Петр Кузнецов: И так далее, и так далее. Выяснилось, что фигуранты этого уголовного дела (дальше уже в рамках расследования это выяснилось) организовали в Твери автобазы, экономили на всех организационных работах с целью просто как можно больше заработать. Т. е., получается: законодательную базу мы постоянно ужесточаем, а нелегальных автобусных баз становится только больше. Не работает ужесточение? Или «серые» перевозчики каждый раз просто находят лазейки? Что, в принципе, тоже, если они находят лазейки, говорит о не совсем работающих законах ужесточающих. Давайте с этого и начнем с Владимиром Рабинковым, директором транспортной компании. Владимир Анисимович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Владимир Рабинков: Добрый день.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, вот после каждого ужесточения законодательной базы злоумышленники находят, получается, какие-то, как мы уже сказали, новые лазейки. И ощущение, просто даже по этим жутким историям с авариями, что объем нелегальных перевозок продолжает медленно, но верно расти.

Ольга Арсланова: А еще кажется, что нет водителей, которые соответствуют всем требованиям. Ну что, нельзя найти? Вот давайте еще человека без прав посадим за руль.

Петр Кузнецов: А еще ощущение, что водители идут в комплекте сразу, знаете, с плохо работающим автобусом. Вот такое ощущение. И это в 2019 году, после стольких опять-таки, казалось бы, затягиваний… как это правильно на автобусном?.. цепей ГРМ. «Ремней» хотел сказать, но…

Владимир Рабинков: Ремней нет в автобусах. Но, смотрите, в этой аварии сам водитель погиб. К сожалению. Так же, как еще 13 человек. Надо бы понять, в чем причина этой аварии. Конечно, она не в том, что организаторы перевозок какие-то формальности недовыполнили. Водитель заснул за рулем. В Интернете есть видео, как этот микроавтобус плавно-плавно уходит на встречку и врезается в ЛиАЗ. Это была неспровоцированная авария. Было раннее утро. Едва ли он отвлекся на сотовый телефон, вряд ли в это время кто-то ему звонил. Скорее всего, он просто заснул. И такие аварии происходят регулярно. Не только в нашей стране, но и в нашей стране.

Петр Кузнецов: Подождите, но выяснилось, что эта автобаза в Твери (и ряд других баз) работали нелегально. Это уже выяснилось в ходе расследования. Вы не видите связи?

Владимир Рабинков: Понятие «нелегально» можно применить к абсолютно любой транспортной компании, работающей в России.

Ольга Арсланова: Поясните, пожалуйста, как это?

Владимир Рабинков: Например, даже к таким крупным, как «Мосгортранс», «Мострансавто».

Петр Кузнецов: Ой!

Владимир Рабинков: Т. е. у каждой компании имеются определенные нарушения, скажем, режима труда и отдыха. Потому что эти правила довольно запутанные, и они полностью не соответствуют нашим реалиям нынешним. Они определяются приказом Минтранса № 15 от 20 августа 2004 года, т. е. 15 лет назад. А там основные положения еще при Советском Союзе были разработаны. И поэтому найти нарушения этого приказа можно у 100% перевозчиков России. Другое дело, насколько эти нарушения. В прессе есть сообщения по поводу этой аварии, что якобы он по 16 часов в день работал. Конечно, это абсолютный нонсенс. Правила предусматривают, что время управления автобусом в течение дня не должно превышать 9 часов. Продолжительность смены максимальная – 12 часов. Если там были какие-то мелкие шероховатости – они есть у всех. Вот вы возвращаетесь, и вдруг попали в пробку. И вы не успели в 9 часов уложиться времени управления. Водитель же не бросит автобус с пассажиром посреди трассы и не пойдет домой, скажет: «Ну, вот высплюсь, завтра приду, дальше продолжу». Все равно приходится довозить. Но где-то это имеет регулярный характер и жесткие переработки. Особенно на маршрутах. Каждый зритель может у себя выйти из дома, посмотреть, какой водитель сидит за рулем автобуса утром, например в 7 утра, и какой вечером, например в 9 вечера. Если окажется, что это один и тот же, значит, очевидно, что это нарушение режима. Причем жесткое.

Ольга Арсланова: А скажите пожалуйста, почему водители, работая по 16 часов (а такое бывает) и засыпая за рулем, не жалуются никуда? Почему они соглашаются на такие условия работы?

Владимир Рабинков: Иначе они будут получать слишком мало денег. Это очень конкурентный рынок. Тем более, сейчас автобусы очень… как бы вся эта отрасль деградирует за счет быстрого развития такси. Сейчас очень много появилось такси, чего раньше не было. И пассажир с автобусов уходит. А в такси требования гораздо мягче. Там никто никого не контролирует. Там человек прилетел из Киргизии – и завтра он уже водитель оформленный где-то там. Со всеми делами.

Петр Кузнецов: И вот эти еще сервисы попутчиков, да?

Владимир Рабинков: И он спит и ночует в этом автомобиле, рулит по 20 часов. Но такси не трогают. А автобусы находятся в таких жестких условиях, и их все время контролируют. И поэтому, чтобы быть конкурентными… Автобусные компании не могут цену за билет из Ржева в Тверь…

Ольга Арсланова: Понятно. Т. е. заработать неоткуда.

Владимир Рабинков: Да, давайте повысим в 2 раза цену за билеты, будет в 2 раза больше водителей. Но люди не поедут.

Петр Кузнецов: По тому же маршруту.

Владимир Рабинков: Но здесь надо все-таки в причине. Ведь происходит и в Европе, и в других странах. Вот я назову вам несколько таких резонансных, может вы вспомните. Июль 2012 года: паломники из Великих Лук на Украине, Киев – Чернигов, водитель в 5 утра заснул, пересек через встречную полосу и улетел в кювет, 14 человек погибло, 29 пострадало. Это 2012 год.

Петр Кузнецов: Но нам вряд ли станет безопаснее от статистики из других стран. Нам бы как-то свою улучшить, а потом. Последний вопрос. Вы сказали, что везде, в принципе, получается – нарушают, и там и там просто вынуждены так, и все-таки законодательная база в этом плане не совершенна до конца.

Владимир Рабинков: Но раз она сверху спускается.

Петр Кузнецов: Но согласитесь, ведь присутствие нелегалов на этом рынке автобусов – из «серой» зоны автоперевозчиков – они все равно ситуацию усугубляют.

Владимир Рабинков: Это миф о нелегалах. Никаких нелегалов не существует. Это миф, который журналисты постоянно будируют. Все легалы.

Петр Кузнецов: «Серой» зоны в автобусных перевозках нет?

Владимир Рабинков: Сейчас произошло во всех лицензирование, и без лицензий ездить нельзя. А что называть нелегалом? Если он вот в пробке задержался и опоздал на полчаса, приехал позже, чем его рабочий день должен быть закончен, – то это можно тоже подвести под понятие «нелегал». Но это просто такой штамп, знаете, как вот «мировой империализм» раньше и все с ними боролись.

Ольга Арсланова: Понятно. Вам спасибо за это разъяснение. Владимир Рабинков, директор транспортной компании, был у нас в прямом эфире и пояснил, что сегодня нарушить даже несущественное правило очень легко и тем самым стать не совсем легальным перевозчиком.

Петр Кузнецов: Юрий Свешников с нами сейчас на связи. Это президент Московского транспортного Союза. Юрий Юрьевич, здравствуйте.

Юрий Свешников: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, как часто нарушаются условия труда водителей сегодня? Как часто они работают по 16 часов, а соответственно…

Юрий Свешников: Нет, давайте немножко глубже копнем. Все проблемы, которые вы сегодня поднимаете в вашей передаче, связаны с простой вещью. Это нехватка водительского состава. Особенно в том числе на городских пассажирских перевозках. А нехватка водителей связана с очень простой вещью: потому что зарплаты низкие. Зарплаты водителей сегодня сидят в тарифе на перевозки. Тарифы в большинстве субъектов Российской Федерации, за исключением, может быть, Московского и Санкт-Петербургского региона, они… ну, наверное, губернаторы и мэры этих городов назначают эти тарифы, исходя из покупательной способности населения.

Петр Кузнецов: А, все-таки так? Юрий Юрьевич, я просто возвращаюсь к предыдущему выступающему, который сказал, что нелегалов не существует. А я-то думал, что это за счет того, что нелегалы ставки понижают.

Юрий Свешников: Я с Владимиром Анисимовичем согласен здесь, что с начала этого года у нас по закону о лицензировании отдельных видов деятельности под лицензирование попали перевозки всех пассажиров и иных лиц, осуществляемые автобусами.

Петр Кузнецов: Да-да, только ДТП продолжаются.

Юрий Свешников: Т. е. если у тебя есть лицензия, ты легальный, а у тебя нет лицензии – ты нелегальный.

Ольга Арсланова: Ясно. Поясните, пожалуйста, вот нам тоже как раз пишут водители о том, что бензин дорогой и все заложено в билет, а билет дешевый. Вы говорите, что зарплаты у водителей маленькие. Но у кого они в стране большие? Кто у нас в стране может платить дороже за билет? Кто оплатит?

Юрий Свешников: Нет, давайте так. Вот я сейчас присутствовал на нашем городском празднике, и мы возлагали цветы к памятнику водителям-героям в городе Москве. И я сейчас общался с руководителями городского профсоюза и федерального профсоюза. В Москве где-то около 70 тыс. зарплата водителя. Если посмотрите в регионах, то там 18 тыс. зарплата водителя. Поэтому говорить о том, большая или маленькая, – вот вам конкретный пример.

Ольга Арсланова: Нет, так в регионах у всех зарплаты ниже. Вы предлагаете что: сделать билеты дороже?

Юрий Свешников: Нет, давайте так. За 18 тыс. просто народ не идет работать в эту тяжелую – тяжелую! – профессию. Которая связана с большой ответственностью, с большой психической и эмоциональной нагрузкой. Не идут водители. Пытались одно время, в предыдущие 5 лет, решить эту проблему за счет гастарбайтеров. Тоже понятно, к чему это привело. Поэтому до тех пор, пока не будут установлены нормальные экономические отношения в этой отрасли, говорить о повышении качества и безопасности, наверное, не приходится.

Ольга Арсланова: Давайте нашего зрителя послушаем. Кто у нас на связи? Зинаида? Здравствуйте.

Зритель: Да-да. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Юрий Юрьевич, оставайтесь, пожалуйста, с нами на связи тоже, если вам удобно.

Зритель: Я-то к этому маленькое отношение имею, но меня эта тема задевает. Потому что у меня есть родственник, который работает водителем на автобусе. На ПАЗике. В Ленинградской области. Так вот, он говорит что? Первое: что самое плохое – что никто еще не сказал, что ремонтируют эти автобусы сами водители. Сами водители, в ущерб своему отдыху, здоровью, чему хотите. Дальше я хочу сказать. Есть люди, которые умеют только баранку крутить, а есть люди, которые разбираются в механизмах и могут ремонтировать автобус, который потом отправляется в рейс. Господа, которые управляют всем этим, экономят на всем. И, я не знаю с точки зрения билетов, но водители получаются в такой патовой ситуации. И работать им надо много, и зарплата у них невысокая, и ремонтировать… Самое страшное другое: что они сами ремонтируют свой транспорт, понимаете?

Ольга Арсланова: Да, за ту же зарплату, как мы понимаем.

Зритель: Вместо слесарей, вы понимаете? Ведь далеко не каждый водитель может отремонтировать свое авто.

Ольга Арсланова: Спасибо, Зинаида.

Петр Кузнецов: Да, спасибо большое. Юрий Юрьевич, возвращаемся к вам. И плюс ко всему нам еще пишут, что существуют проблемы неликвида. Т. е. власти, если мы говорим о государственных перевозках, покупают неликвидный автобус, просто лишь бы купить. Который потом, как вот мы выяснили, ремонтирует сам водитель.

Юрий Свешников: Я еще раз говорю: при существующих ныне тарифах в субъектах Российской Федерации обеспечить выполнение всего транспортного законодательства, которое сегодня принято, невозможно. Потому что транспортное законодательство накладывает такие серьезные финансовые и административные ограничения на перевозчиков. Но давайте посчитаем: а сколько коробочек нужно поставить на автобус? Тахограф, который стоит 54 тыс. руб. Аппаратуру спутниковой навигации, которая стоит тоже не один десяток тысяч. И т. д.

Петр Кузнецов: Юрий Юрьевич, но чтобы как-то завершить нашу беседу: конкретно что сейчас, каким образом нужно прежде всего сделать, Юрий Юрьевич?

Юрий Свешников: А нужно, я об этом уже 5 лет говорю, на всех…

Петр Кузнецов: Еще раз давайте. Видите, не помогает.

Юрий Свешников: Да. Давайте так. На самом высоком уровне в стране нужно принять решение: у нас тарифы социально ориентированы или экономически обоснованы? Если они социально ориентированы, исходя из покупательной способности населения в регионах и из средней заработной платы, тогда необходимо бюджетное финансирование из бюджетов всех уровней, включая федеральный бюджет, на компенсацию разницы между теми расходами, которые несет транспортное предприятие, исходя из федерального законодательства, и теми тарифами, которые установлены в этом регионе и в этом муниципалитете. Либо они экономически обоснованы. Если они экономически обоснованы, тогда у нас по существу…

Петр Кузнецов: И делать это в ручном режиме. Как это в свое время с электричками сделали.

Юрий Свешников: Ни в каком не в ручном. Зачем это в ручном режиме? Поручение президента, по которому разработана методика определения стоимости единицы транспортной работы, т. е. стоимость начальной максимальной цены контракта, если это госконтракт, если государство устанавливает тарифы. Пожалуйста, оплачивайте перевозчику за километр пробега либо за минуту или час его работы.

Петр Кузнецов: Или, увы, все это продолжится. Спасибо большое, Юрий Юрьевич.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Юрий Свешников, президент Московского транспортного союза, в том числе и что нужно прежде всего сделать с этой проблемой.

Ольга Арсланова: Да, мы говорили о безопасности перевозок и сколько люди в этой сфере зарабатывают

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски