Новогодняя инфляция: шампанское - плюс 18%

Гости
Максим Черниговский
генеральный директор НП Клуб профессионалов алкогольного рынка

Виталий Млечин: Мы продолжаем говорить о деньгах. И снова не самая радостная новость. Ассоциация производителей предложила увеличить минимальную цену шампанского сразу на 18%.

Ксения Сакурова: Побоялись бы бога! Перед Новым Годом! Ну как так? Как так?

Виталий Млечин: Ну, еще пока не приняли эту инициативу, но, если все-таки поддержат, то самая дешевая бутылка игристого подорожает с 169 до 199 рублей.

Ксения Сакурова: Обосновано предложение достаточно просто - ростом себестоимости продукции и повышением акциза с 1 января. В Минфине уже сообщили, что обращение Ассоциации пока не поступало, после получения его рассмотрят в установленном порядке.

Виталий Млечин: Хотели бы у вас узнать, как вам такая идея, и будет ли шампанское на вашем новогоднем столе? Пожалуйста, расскажите нам об этом. Напишите на короткий номер 5445 или позвоните по телефону 8-800-222-00-14. Это бесплатно.

Максим Черниговский с нами на прямой связи, генеральный директор Клуба профессионалов алкогольного рынка. По телефону. Максим Зиновьевич, здравствуйте!

Ксения Сакурова: Здравствуйте!

Максим Черниговский: Здравствуйте! Очень рад вас приветствовать, дорогие друзья!

Виталий Млечин: Спасибо, мы тоже очень рады вас приветствовать! Максим Зиновьевич, скажите, пожалуйста, а что, получается как-то государством регулируются цены на шампанское? То есть производители не могут сами взять и повысить цены? Нужно им разрешение на это?

Максим Черниговский: На самом деле, система минимальных розничных цен на алкогольную продукцию уже существует в Российской Федерации больше десяти лет. Но изначально эта система внедрялась для крепкого алкоголя, и это было правильно. Почему? Потому что основной нелегального рынка находится в сегменте именно крепкого алкоголя. И вот, чтобы всякого рода бутлегеры не пользовались ценовой разницей, потому что, понятное дело, производители нелегального алкоголя не платят акцизы и другие налоги, государство решило установить минимальные цены розничные, ниже которых в принципе нельзя было продавать легальную алкогольную продукцию. И тем самым остановить поток нелегальной алкогольной продукции в розничные магазины, понимаете?

Но потом, это произошло пять лет тому назад, почему-то решили внедрить еще эту систему минимальных розничных цен для шампанских и игристых вин. Мне это, честно говоря, до сих пор не понятно, почему это нужно было делать. Почему? Потому что, ну, понятное дело, что в сегменте как раз шампанских и игристых вин объем нелегального рынка, мягко говоря, невелик. И больше в сегменте винодельческой продукции, в любой другой слабоалкогольной продукции установленных государством минимальных розничных цен не существует. Только почему-то «повезло» шампанским и игристым винам. Еще раз говорю, я не понимаю, в чем тут дело.

Ксения Сакурова: Максим Зиновьевич, ну вот подорожание на 18%. Вроде как когда ты смотришь минимальную цену со 169 до 199, вроде бы и немного. Но все-таки 18%, это как-то, по-моему, запредельно. У нас так только картошка с капустой дорожали в этом году. Шампанское-то почему так сильно?

Максим Черниговский: К сожалению, в этом году не только овощи так дорожали. Та же свинина подорожала на 25%, а куриная тушка вообще на 50%. Вы знаете, это очень высокое, я с вами здесь согласен полностью, повышение. Но вот почему, потому что у нас в России в принципе, на мой взгляд, совершенно неправильная система, извращенная система потребления алкогольной продукции и на легальном рынке. У нас в структуре потребления в пересчете на абсолютный алкоголь 80% - это потребление пива и водки, понимаете. А винодельческой продукции, куда входят шампанские и игристые вина, наши граждане пьют крайне мало. И вот такое повышение на 18% будет означать только одно. Потреблять винодельческую продукцию будут меньше, а всякого рода спиртовые суррогаты будут потреблять больше.

Ксения Сакурова: Вот тут как раз нам люди уже пишут из Липецкой области: «Будем гнать самогон. Чистый продукт». Вот все как вы говорите. Люди уже, так сказать, подготовились.

Виталий Млечин: Что значит «будем гнать»? А сейчас не гонят, что ли, ты хочешь сказать?

Максим Черниговский: Гонят.

Ксения Сакурова: Не знаю. Позвоните, расскажите, как вы сейчас выходите из ситуации.

Виталий Млечин: Кто нам звонит? Илья. Илья из Новосибирска. Илья, здравствуйте!

Зритель: Здравствуйте! Я посмотрел диаграмму, что там немножко, ну как сказать немножко, все равно повысилась. Но такие вопросы, они почему-то возникают под конец года. Ведь можно шампанское купить в любой день года. Полгода назад вы купили, три месяца назад. Всякие кэшбеки магазины все сейчас устраивают, все это видно в смартфонах, в телефонах, в приложениях. Я сам работаю на производстве безалкогольной продукции. У нас соки делаются, все такое прочее. И я посмотрел в магазине, сколько стоит наша продукция. 50 там рублей, где-то, разные цены. И я бы повысил нашу, наоборот, продукцию. Цену.

Ксения Сакурова: Почему?

Зритель: Потому что дешево она стоит. Дешевый труд у нас получается какой-то. Люди, которые делают шампанское, они же стекло и так далее. Они же тоже деньги получают, свет, отопление, производство.

Ксения Сакурова: То есть вы намекаете на то, что кто-то себе премию захотел под Новый год. И поэтому повышают?

Зритель: Ну не сильно, как бы, многие, я на производстве тоже работаю. Но я вижу, как бы там, копеечка, не сильно дает повысить это.

Ксения Сакурова: А у меня вопрос еще. Вот вы говорите, что вы работаете на производстве. На вашей зарплате как-то повышение стоимости продукции сказывается? Вот вы видите, что она стоила 45 рублей в магазине, а теперь 50? Вот на вашей собственной зарплате это как-то сказалось?

Зритель: Нет. Зарплата зависит от часов, от сколько ты проработаешь, от выработки, в смене, в бригаде, от этого.

Ксения Сакурова: Понятно. Спасибо большое!

Виталий Млечин: Понятно. Спасибо большое!

Максим Зиновьевич, скажите тогда все-таки, пожалуйста, насколько принципиально вот это законодательное поднятие уровня минимальной стоимости? Может, производители просто поднимут цены на свою продукцию, и все тут?

Максим Черниговский: Вы знаете, для крепкого алкоголя, в ценовой структуре которого основной объем акциз и НДС, повышение цен, оно носит принципиальный характер. Для винодельческой продукции, где все-таки в структуре опять-таки ценовой, акциз занимает не столь высокое место, на мой взгляд, вот эти 18% не обусловлены. Конечно, производители шампанских и игристых вин со мной могут не согласиться. Сказать, что и себестоимость растет, о чем ваш телезритель говорил, зарплаты растут, все это приводит к тому, что повышаются цены.

Более того, можно ли, это следующий вопрос, приобрести за 200 рублей бутылку качественного шампанского в Российской Федерации? Значит, что я хочу сказать. Можно приобрести. У нас целый ряд краснодарских производителей, крымских производителей, производят очень, на самом деле, классную продукцию, если говорить о шампанских и игристых винах. И, вы знаете, в общем, есть ассортиментные позиции, которые можно в рознице приобрести за 200-250 рублей. Но, вы понимаете, Россия – страна очень большая. И экономика Москвы и Санкт-Петербурга, она сильно отличается от экономики Московской области и Ленинградской области. И, вы понимаете, то, что могут себе позволить москвичи и жители Санкт-Петербурга, далеко не всегда могут себе позволить жители других регионов, если говорить о реальных заработных платах. И чтобы, понимаете, не повышалась доля нелегального рынка, конечно же, государство должно, как вам сказать, очень вдумчиво подходить к уровню минимальных цен, которые, на самом деле, базируются на налогах и акцизах.

Я искренне считаю, что нужно в Российской Федерации снижать, на самом деле, налоговое бремя, в первую очередь, акцизное бремя в отношении производителей легальной алкогольной продукции, в том числе производителей шампанских и игристых вин. И только таким образом мы реально снизим эти цены. И только таким образом мы сможем дистанцировать наших граждан от нелегальной псевдоалкогольной продукции. И в этом плане я хочу напомнить о тех ужасных случаях, которые происходили в октябре текущего года в Саранске, в Екатеринбурге, в других регионах Российской Федерации. Случаях массового отравления, массовых смертей от нелегального алкоголя. Перед Новым годом, конечно же, объемы потребления алкогольной продукции растут. В этой связи количество смертных случаев от потребления нелегального алкоголя тоже растет. И я еще раз повторяю, искренне считаю, учитывая экономическую составляющую, реальные доходы большинства граждан нашей страны, надо снижать акцизы и, таким образом, снижать цены на легальный алкоголь, а не повышать на шампанские и игристые вина.

Виталий Млечин: Понятно. Спасибо!

Ксения Сакурова: Спасибо!

Виталий Млечин: Максим Черниговский, генеральный директор Клуба профессионалов алкогольного рынка был с нами на связи.

Ксения Сакурова: Очень много смс-сообщений, о том, что люди обойдутся без шампанского. Есть те, кто производителей поддерживает. Из Ярославской области: «Виноград вырастить сложно и дорого. Не обнищаем». То есть купим, несмотря ни на что. А в основном, такие сообщения. «Шампанское только на Новый год», - это из Челябинской области, - «По другим праздникам собственное вино собственного приготовления».

Виталий Млечин: Нам пора прерваться, вернемся, будем говорить о коронавирусе. Не уходите.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (1)
Олег Столяров
а что скажут производители "Золотой коллекции" (резервуарного шампанского в смысле)?