Новые города: от Дальнего Востока до Крыма

Гости
Юрий Эхин
эксперт по жилищной политике, член Союза архитекторов России
Олег Зайковский
корреспондент ОТР (Крым)
Дмитрий Журавлев
научный руководитель Института региональных проблем

Оксана Галькевич: Кость, ну что, сыграем? Я тут одну игру придумала – угадай тему по первым строчкам.

Константин Чуриков: Попробую.

Оксана Галькевич: «По небу тучи бегают, Дождями сумрак сжат. Под старою телегою Рабочие лежат. И слышит шепот гордый...»

Константин Чуриков: «…Вода и под, и над: «Через четыре года Здесь будет город-сад!»

Оксана Галькевич: Ну а финал, я уверена, друзья, подхватите и вы, наши зрители, и даже наш эксперт, который в студии: «Я знаю – город будет, Я знаю – саду цвесть, Когда такие люди В стране советской есть!»

Константин Чуриков: Здравствуйте, Юрий Брониславович!

Оксана Галькевич: Вот так мы вас встречаем, да.

Константин Чуриков: У нас в студии Юрий Эхин (да, Маяковским вас встречаем), эксперт по жилищной политике, член Союза архитекторов России. И вот такое поэтическое начало, стихи, конечно же, Маяковского, 1929 год, но снова актуальны в XXI веке, в 2021 году.

Оксана Галькевич: Потому что новые города сегодня будет наша тема, которую мы хотим обсудить с нашим экспертом и с вами, уважаемые зрители. Смотрите, сегодня, например, стало известно, что «ВЭБ» предложил построить курорт мирового уровня на Байкале и, соответственно, некой реновации там должен подвергнуться бывший город целлюлозников Байкальск. Байкальский комбинат целлюлозно-бумажный давно уже не работает, но там унаследованы экологические проблемы, они остаются, и социальные большие, это был моногород. После закрытия...

Константин Чуриков: А будет город-сад.

Оксана Галькевич: А будет город-сад, да. После закрытия предприятия на берегу Байкала, а это объект наследия ЮНЕСКО, там чего только ни предлагали сделать, чтобы людей работой, естественно, обеспечить: и клубничные плантации какие-то там развивать, и горнолыжную тему. В каком-то виде все это есть, но когда с такой идеей приходит «ВЭБ», понятно, что это другие деньги и, соответственно, другой уровень уже.

Константин Чуриков: Но это еще не все. Научно-промышленный город должен появиться в Красноярском крае рядом с Канском, это уже одна из инициатив министра обороны Сергея Шойгу. В Канске на прошлой неделе побывал наш корреспондент, увидел, как там живут люди. Население 90 тысяч человек, молодежь оттуда бежит, можно сказать, нет работы. В городе осталось всего три предприятия: ТЭЦ, строительный завод и завод металлоконструкций, хотя там есть уголь, нефть, газ, золото. Местные жители рассчитывают, что строительство нового города, собственно, оживит и Канск.

Оксана Галькевич: Кто же сделает их городом садом, да?

В Приморском крае тоже планируют построить город сад не сад, не знаю, «город-тайгу», как это сказать, на 300 тысяч человек. Уже даже название ему придумали – Спутник – и землю выделили, это рядом с Владивостоком и Артемом. Предполагается, что вместе они образуют город-миллионник, первый на Дальнем Востоке. Масштабненько так.

Константин Чуриков: Так, но это еще, кстати говоря, не все запланированные города. У нас буквально через пару минут, я надеюсь, будет прямое включение с Крымом, там тоже хотят построить город.

Юрий Брониславович, вот где примерно понятно, вопросов много, как строить, для кого строить и по каким вообще законам строить, и тут мы обращаемся к вам.

Юрий Эхин: Очень интересный вопрос, но его лучше переадресовать автору этого предложения. Я в свою очередь хочу отметить вот какой факт: именно я первым почти 3 года на всех каналах, в том числе у вас, говорю о том, что нынешние документы правительства направлены лишь на то, чтобы собирать население в существующие крупные и крупнейшие города, включая город Москву, Санкт-Петербург и еще 15 крупнейших городов-миллионников. Это автоматически ведет к тому, что остальные территории обезлюживаются, и особенно опасная ситуация в этой связи в Сибири, именно в Восточной Сибири, потому что самый восточный город-миллионник у нас – это город Красноярск, дальше Восточная Сибирь.

Есть программа развития Дальнего Востока, но вот Восточная Сибирь выпадает из, так сказать, этих планов. Это подтверждено на уровне нацпроекта «Жилье и городская среда», на уровне стратегии пространственного развития территории Минэкономразвития. Есть изменения в Градостроительный кодекс, которые касаются комплексного развития территорий. Сама реновация – это, в общем, все звенья одной и той же цепи. Таким образом, вся политика всех властей всех уровней до сегодняшнего дня была направлена именно на то, чтобы как раз обезлюдить, извините меня, Восточную Сибирь.

И сейчас неожиданно совершенно вдруг прозвучало это предложение Сергея Шойгу. По совпадению, кстати, это произошло ровно через две, по-моему, недели после того, как я об этом стал говорить в Госдуме на круглом стуле. Ну вот так случается. Как бы там ни было, я вообще рад этому событию, рад, что такая тема прозвучала не просто так, а о-го-го, от человека, который вполне пользуется уважением у нас в стране.

И тем не менее у меня как у специалиста возникает ряд вопросов. Вопросы следующего характера. Ну, во-первых, первое, о чем я сказал: до сих пор все программы были направлены на противоположные действия, тем не менее вот сейчас, может быть, это предвыборная какая-то вещь, Сергей Шойгу сказал, озвучил такую тему развития Сибири. Далее: все те люди, которые говорили о том, что они не будут развивать Сибирь по сути, они тоже остаются на местах. Это тоже косвенное подтверждение или даже прямое подтверждение того, что эти планы либо не проработаны, либо они проработаны так вот, ну чтобы убедить, удивить кого-то, опять же повторюсь, в этот интересный момент.

Но все-таки мне как специалисту хотелось понять, что под этим есть. Вот 1929 год или первые пятилетки наши – это была стратегия государства, все ресурсы, имеющиеся тогда у властей, были направлены на производство, прежде всего расширение производства, когда в день вводилось по семь заводов в течение пятилетки, а в течение второй пятилетки до десяти заводов вводилось каждый день. У нас сейчас обратная ситуация, заводы закрываются, и это длится уже 30 лет практически.

Константин Чуриков: Однако появилась не так давно, собственно, уже материализовалась, по-моему, на бумаге по крайней мере точно эта задача прошить инфраструктурой всю страну, президент это формулировал, это входит в какие-то национальные планы, цели и т. д., много разных программ, ну вот по крайней мере какая-то конкретика появилась.

Давайте еще немножко конкретики. Сейчас у нас просто на связи наш крымский корреспондент Олег Зайковский.

Оксана Галькевич: Еще один город.

Константин Чуриков: Дело в том, что еще один город должен появиться, заявил сегодня глава Крыма. Олег, здравствуй! Расскажи, пожалуйста, где появится этот новый город-курорт и какой он будет по замыслу.

Олег Зайковский: Коллеги, добрый вечер.

Да, с конкретикой у нас тоже есть проблемы. В общий тренд мы вписались, у нас тоже планируется создать город новый. Но вот с фактами пока тяжело. Забегая вперед, я скажу, что пытался я уточнить эту информацию у крымских чиновников, которые находятся, ну уже не находятся, днем они находятся в здании, которое за моей спиной, в Совете министров Крыма, но никаких подробностей узнать не удалось.

Что известно, о чем сказал глава Крыма Аксенов? – что в Сакском районе, где есть свободные площади, крупные игроки (какие именно крупные игроки, непонятно) готовы создать город, который будет иметь, естественно, курортную направленность, и там будет до 50 тысяч человек и создано до 10 тысяч мест номерного фонда, так скажем. Ни где находится эта площадка, ни сколько это будет стоить, ни каких-либо подробностей нет. Заявлено, что вот сейчас идут подсчеты, что это может быть, как это может быть. Заявлено только, что воды и света хватит, и проект этот поддержан крымской властью.

Стоит отметить, что у простых крымчан эта новость вызвала неоднозначную реакцию в первую очередь потому, что Саки и Евпатория, то есть два города, которые находятся как раз на западном побережье, где планируется построить новый город, так скажем, далеки от идеала эти два города, даже до уровня Анапы и Геленджика им очень далеко. И люди, конечно, в первую очередь заинтересованы в том, чтобы делались дороги, инфраструктура, ремонтировались дома в уже существующих курортных городах, а не создавались новые. Ну, чем все это закончится, посмотрим. Пока действительно это больше похоже на некоторый предвыборный какой-то шаг, громкое заявление.

Оксана Галькевич: Ну, надо будет последить за этой историей. Потому что я вот сегодня читала заявление Аксенова, он сказал, что ведутся расчеты, ведутся расчеты. Вот когда расчеты будут произведены, Олег, мы снова с вами, наверное, пообщаемся в эфире, обсудим эту тему.

Константин Чуриков: Скоро только кошки родятся, да.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Вот «Известия», кстати, Олег, еще напоследок, написали, что город станет аналогом турецкой Анталии.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Я думаю, что Крым не откажется. В этом году сколько, 5 миллионов с лишним, да, посетили уже? – больше приедет, ну когда построят еще один город. Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо. Олег Зайковский, наш корреспондент из Крыма, выходил с нами на связь.

Юрий Брониславович, смотрите, какая интересная тоже тенденция. Вы говорите, что во время первых пятилеток у нас по семь заводов в день вводилось, да, а сейчас вообще о городах-заводах, так скажем, речи не идет, предложение-то совсем другое, вот мы обсуждаем города-курорты, что в Сибири в Байкальске, что в Крыму. Вот в Канске, я не знаю, что там, может быть, там будет как раз завод?

Константин Чуриков: Там как раз Шойгу предлагал всякие научно-промышленные центры...

Оксана Галькевич: Научно-промышленные.

Юрий Эхин: Научно-промышленные и экономические центры.

Константин Чуриков: Да-да.

Юрий Эхин: Он сказал: нам необходимо построить в Сибири от трех до пяти (вот буквальная цитата) крупных промышленных и экономических центров численностью 300–500 тысяч человек, до миллиона человек, он сказал. То есть речь идет как раз о развитии промышленности. Больше того, в интервью, по-моему, «РБК» развернутом он дал подробное объяснение, что он имел в виду.

Константин Чуриков: Так.

Юрий Эхин: И как раз там он ввел некоторые детали, говоря, в общем, о сырьевой базе мощной, о том, что там очень много избытка электроэнергии и т. д., это действительно. Ну и о том еще, что эта территория находится на пути между Европой и Китаем и там, в общем, стратегически есть смысл делать инфраструктуру, вот то, о чем вы сказали. Но, Оксана, я хочу поправить вас. Вот те разговоры об инфраструктуре, они сейчас громче всего звучат на уровне вице-премьера Хуснуллина, он целый там проект какой-то разработал «Агрессивное развитие инфраструктуры». Так вот у меня такое впечатление, что люди, которые об этом начинают говорить, не очень понимают смысл слова «инфраструктура».

Константин Чуриков: Так. Какой смысл вкладывают?

Юрий Эхин: А я объясню, я объясню.

Оксана Галькевич: Он же как раз курирует строительство дорог, мостов, вот это вот, Хуснуллин.

Юрий Эхин: Да-да, вот он курирует...

Оксана Галькевич: Поэтому он об этом и говорит.

Юрий Эхин: Но у меня такое создается странное впечатление. Инфраструктура, вот классическое определение, – это вспомогательная структура для развития производства, другой промышленности и отчасти населения, вот это классическое определение, без вот этой, извините, мути, которую последние годы очень часто можно встретить в определениях. Значит, прежде чем развивать вспомогательную структуру, инфраструктуру, нужно развивать основную структуру, то есть производство и жилье. Так вот если только, как в ранней пятилетке или как весь XIX и XX вв. развивались все крупнейшие и крупные города, будут власти любыми способами развивать промышленность, тогда вокруг них будут складываться города, как это тоже Шойгу приводил пример Тольятти, Набережных Челнов, Зеленограда и т. д., вот тогда это нормально будет. Пока этого нет, разговаривать не о чем.

Оксана Галькевич: Юрий Брониславович, вы простите, но у меня сразу тогда вот естественный вопрос возникает. Хорошо, есть большие, какие-то крупные города, средние какие-то, моногорода и т. д. Но у нас ведь много населенных пунктов, где нет никаких производств, но там живут люди. На Севере, например, вот Русский Север, вот там куда ни едешь, ну нет там, кроме Череповца, ничего, деревня, деревня. Но людям тоже нужна инфраструктура та самая в виде каких-то простых, элементарных дорог. Это разве не то? Ну скажите, разве там не надо?

Юрий Эхин: Прекрасный вопрос, именно об этом я и говорю все время, 3 года не останавливаясь уже. Дело в том, что вот когда сокращается производство в большинстве городов и сел нашей огромной страны, людей вынуждают таким образом экономическими методами переезжать в город Москву, Подмосковье, крупные и крупнейшие города...

Оксана Галькевич: Туда, где инфраструктура есть, вот о которой... ?

Юрий Эхин: Где есть, да, казалось бы.

Оксана Галькевич: Так.

Юрий Эхин: Но при этом существует (я отойду немного в сторону, но это важное обстоятельство) план «американская Сибирь», по которому американцы предлагали в 1990-е и повторяли в 2000-е гг. предложение купить у России Восточную Сибирь, как раз ту самую территорию, которую власти практически, понимают они это или не понимают, оголяют. И только сейчас вдруг на волне предвыборных вот этих дебатов возникает такое контрпредложение, но, повторяю, не подтвержденное ничем, ни экономическими...

Константин Чуриков: Ну хорошо же, что хоть возникает!

Юрий Эхин: Ну хорошо...

Константин Чуриков: Хорошо, что есть выборы, хорошо, что эти предложения есть.

Юрий Брониславович, я предлагаю сейчас к нашей дискуссии еще подключить, вы его знаете, конечно же, Дмитрия Журавлева, научного руководителя Института региональных проблем. Дмитрий Анатольевич, добрый вечер.

Дмитрий Журавлев: Добрый вечер, коллеги.

Константин Чуриков: Дмитрий Анатольевич, ну вот я уже посчитал: если, значит, в Сибири пять городов появятся плюс Спутник шестой, в Крыму назовем его «Анталия», рабочее название, седьмой, на Байкале, уже восемь городов. В правильном направлении движемся?

Дмитрий Журавлев: Ну, во-первых, не знаю, как «Анталия», но город на Байкале вряд ли будет большим, то есть шестым миллионником он точно не станет. Обеспечение одного курорта огромное количество население не сможет занять, да? Строительство городов – да, это хорошо, это важно. Вопрос в том, какой ценой, потому что правильно коллега говорил о промышленности, но ведь это проблема яйца и курицы, понимаете. Невозможна современная промышленность без дорог, не нужны дороги без промышленности, и то и другое необходимо одновременно, а не последовательно. Да, в 1930-е гг. могли сидеть под телегой и строить новый город, «Через четыре года Тут будет город-сад», сейчас так уже не получится. Дело даже не в том, что не захочется, а просто не получится.

Что же касается, правильно ли заселять оголенные территории, – правильно, коллега тут тоже прав, потому что если Сибирь не будет русской, она будет необязательно американской, может быть, китайской.

Оксана Галькевич: Дмитрий Анатольевич...

Константин Чуриков: А можно вопрос?

Оксана Галькевич: А кем заселять-то, простите? Вот люди, они из Восточной Сибири, они с Дальнего Востока, как раз отток-то населения идет в центр страны, вот в ту самую Москву, которую Юрий Брониславович уже вспоминал, в Петербург, еще куда-то. Кем заселять-то, простите?

Константин Чуриков: Как загонять в новые города?

Оксана Галькевич: Нет, загонять не надо.

Дмитрий Журавлев: В Петербург особо никто не идет, там тоже жизнь не сахар, прямо скажем, но это так, апропо. Главное вот в чем: заселять не значит дать указание и пусть они идут там куда-нибудь во Владивосток или в Красноярск и ищут себе пропитание. Заселять – это значит создавать рабочие места, потому что иное не заселение, это видимость вроде вот этого вот города Спутник, который мне кажется очень сомнительным проектом, когда он так...

Оксана Галькевич: Дмитрий Анатольевич, вы знаете, я вот просто все пытаюсь понять. У нас есть вот сколько-то людей, у нас демография весьма и весьма проблемна, людей становится все меньше. Если нам поставлена задача заселить Сибирь или Дальний Восток, какие-то точки, это значит, люди будут оттягиваться из других каких-то регионов, из других мест. Значит, будут оголяться другие места. Нам что, дальше ждать каких-то следующих проектов? Нет решения у этой проблемы, кроме увеличения населения, а это небыстро, не через 4 года.

Дмитрий Журавлев: Я очень сомневаюсь, что кто-то будет говорить об американской Владимирщине, потому что вряд ли она кому-то там нужна, потому что никому, собственно, сами территории не нужны, нужны богатства, которые в них находятся. Поэтому заселять именно Сибирь и Дальний Восток не потому, что нам Владимир не жалко или Смоленск, из которого мои предки в Москву приехали, а потому, что именно Сибирь и Дальний Восток в случае чего первыми отнимут, а потом уже за Смоленск возьмутся, да?

И во-вторых, мы говорили в вашей студии и не только в ней: к сожалению, продавать товары высокой переработки мы несильно умеем. Поэтому, чтобы создавать рабочие места, к сожалению, в первую очередь придется создавать их в добывающей промышленности, а добывающую промышленность в Центральной России как-то негде развернуть, добывать нечего.

Константин Чуриков: Так, хорошо. Дмитрий Анатольевич, мы вот буквально через какое-то время будем говорить про мигрантов, в том числе про трудовые ресурсы. Мы сами эти города построим, либо нам потребуется завезти для этого строительства энное количество?

Дмитрий Журавлев: Да вы поймите, у нас рабочих мест гораздо меньше, чем людей. Мы сами эти города построим, если будем их строить. Мигранты появляются не потому, что нам некому строить, а потому, что мигранты дешевле, и конкретной строительной компании совершенно плевать на все наши стратегические рассуждения, ей нужен доход в единицу времени. Кстати, это ее законное право. Качество страдает от этого, потому что мигрантами едут не лучшие люди. Понимаете, время, когда к нам рабочими на стройки приезжали доктора наук из Узбекистана, прошло навсегда, поэтому мигранты работают как умеют. Наша задача сделать так, чтобы нам захотелось, русским, там работать.

Константин Чуриков: Ага. И все равно не пойму я вас, уважаемые эксперты. Когда мы в этой студии собираемся и говорим, что вот, значит, ничего не строится, города в запустении, вы же и говорите, что надо нам одноэтажную, двухэтажную Россию. Вот, пожалуйста, предлагают построить города, и вы же говорите: ну слушайте, тут куча проблем, это непонятно, как говорится, надвое сказали, ну и все.

Юрий Эхин: Нет, мы сейчас о чем говорим?

Олег Зайковский: Нет, мы говорим...

Юрий Эхин: Если как идея, идея мне очень нравится, она такая звонкая, она привлекательная. И на фоне того, что, в общем, на мой взгляд, мало успехов на других фронтах это как бы привлекает внимание, поэтому предвыборная кампания, коллега говорил уже, скорее всего, является, так сказать, основанием или темой для того, чтобы об этом говорить. Но вот опять про демографию. Нам сейчас официально это заявлено правительством: на стройках в Москве или в крупнейших городах не хватает от 2 до 5 миллионов мигрантов. И за счет чего в таком случае опять же Сергей Шойгу, при всем моем уважении и симпатии возможной, будет строить эти города, я не понимаю. И я вижу единственный выход на самом деле, вот просто как человек разумный, который пытается осмыслить, что происходит, потому что просто так замять эту тему можно, конечно...

Константин Чуриков: Нет, уже не получится, это уже громкая история.

Юрий Эхин: Скорее всего, не получится. Поэтому мне кажется, если бы Шойгу был назначен премьер-министром в ближайшее время и он поставил себе такую цель, ну, возможно, у него бы что-то получилось.

Константин Чуриков: Давайте еще дадим Дмитрию Анатольевичу ответить. Дмитрий Анатольевич, а вы что думаете?

Дмитрий Журавлев: Нам хватает мигрантов, они у нас даже лишние есть. Понимаете, если тысячу мигрантов заменить одним экскаватором, то стройка вполне себе будет работать; вопрос в том, что к экскаватору нужен человек, который умеет им пользоваться. А строительной компании это неинтересно, потому что этот человек тут же начнет требовать большую зарплату «белую», социальный пакет и кучу всяких прочих преференций.

Оксана Галькевич: Ну подождите, механизация же сокращает, собственно, численность рабочей силы...

Дмитрий Журавлев: Вопрос не в том, ... 2 миллиона или 5 миллионов мигрантов, вопрос в том, как подходить к развитию экономики. Мы что хотим сделать, великое рабовладельческое общество, где миллионы бесправных мигрантов будут дешево строить нам города? Тогда да, тогда нам мигрантов точно не хватает. Или мы все-таки хотим развивать высокотехнологичные..., министр обороны. Другой вопрос, получится не получится, тут я с коллегой во многом согласен. Но у нас другого пути нет, похоже. Много проблем в этом направлении...

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо, Дмитрий Анатольевич.

Оксана Галькевич: Это вы немножко заглядываете в финал нашего эфира, мы сегодня об этом тоже будем говорить.

Константин Чуриков: Да, мы сами заговорили о финале нашего эфира. Спасибо.

Оксана Галькевич: Юрий Брониславович, у нас же, кстати, есть новые города. Вот Циолковский на Дальнем Востоке – это ли не новый город, там, где космодром «Восточный»? Если проанализировать, так скажем, успехи в возведении этого нового города, какие сложности нас могут ожидать в случае с другими?

Юрий Эхин: Ну, во-первых, «Восточный», насколько я знаю, строили гораздо дольше, как предполагалось, и гораздо дороже, самое главное. При этом город, который обслуживает этот «Восточный», собственно, его и обслуживает. Нельзя сказать, что он крупный город, насколько я знаю, там уж точно не 500 тысяч человек и не миллион тем более. Но все равно даже такой малейший и уникальный, в общем, пока пример для России показывает, что очень плохо все устроено у нас, настолько, что даже вот такие, казалось бы, стратегические, внимания всего государства проекты осуществляются, реализуются крайне медленно и дорого, повторяю.

Константин Чуриков: Еще послушаем звонок. Ильгар, Тюменская область, добрый вечер. Только, если можно, коротко, Ильгар.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Новые города – это замечательно. А не лучше ли нам восстановить старые деревни, которые всю страну кормят? Может быть, лучше нам восстановить их, как вы считаете? Потому что проедьте сейчас по деревне в любой области – в деревне либо нет работы, либо деревни нет совсем. Очень мало у нас нормальных деревень, где можно и работать, и отдыхать, где есть место и молодым специалистам, и пожилым кадрам. Таких деревень очень мало.

Константин Чуриков: И это правда, Ильгар, к сожалению.

Зритель: Может быть, лучше восстановим тех, кто нас кормит?

Константин Чуриков: Деревни, которые еще там хоть как-то выглядят, либо там действительно еще до сих пор не все уехали, либо это условные дачники из Москвы откуда-нибудь, из Петербурга приезжают...

Оксана Галькевич: Ну, мы об этом часто говорим, у нас даже была экспедиция этим летом. Где нет экономики, где нет работы, там, к сожалению, и жизнь постепенно уходит.

Юрий Эхин: Совершенно верно. Шойгу с чего начал говорить?

Зритель: Так вот и зачем нам новый Лас-Вегас, зачем нам Анталия?

Юрий Эхин: Да. Он же говорил, в советские годы такой проект был...

Зритель: Может быть, мы сделаем хлебницу нам, которая будет нас кормить?

Юрий Эхин: Да.

Константин Чуриков: Да, спасибо, спасибо, Ильгар, спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Юрий Эхин: В советские годы города развивались и деревни тоже, тогда были возможности, ресурсы, население, рождаемость, тогда это было возможно. Сейчас ничего этого нет, больше того, повторяю, сжимаются... Вот пока Сергей Собянин мэр Москвы, проект Шойгу выглядит как утопия практически, это мое такое твердое убеждение.

Оксана Галькевич: Пока Москва центр притяжения, вы в этом смысле?

Юрий Эхин: Нет, пока Сергей Собянин пропагандирует урбанизацию и реновацию, стягивает население, говорит, лишние люди вокруг Москвы 15 миллионов человек и т. д., это все его слова, прямая цитата, и он все делает для того, чтобы собрать население, – это какая будет Сибирь развиваться? Люди едут, вы сами не раз...

Константин Чуриков: Но это еще вопрос и финансовых потоков...

Оксана Галькевич: Как здесь с работой, да...

Константин Чуриков: Это вопрос налогов, сколько денег остается в регионах, это, конечно, еще вопрос к губернаторам.

Юрий Эхин: Это вопрос.

Константин Чуриков: И вопрос политики.

Юрий Эхин: Да.

Оксана Галькевич: Юрий Брониславович, но должна же быть какая-то, я не знаю, стратегия, какие-то примеры или, может быть, примеры решений проблемы, как нам со своей огромностью-то быть, понимаете? Мы ее сами же и боимся.

Юрий Эхин: Ну, Оксана, вот я...

Оксана Галькевич: Нас это пугает.

Юрий Эхин: Я, честно говоря, не боюсь нашей огромности...

Оксана Галькевич: Я тоже не боюсь.

Юрий Эхин: Она мне очень нравится. Поэтому будем говорить, не мы, а кто-то боится. А вопрос, мне кажется, нужно ставить так: не боится, а просто, честно говоря, у него совсем другие приоритеты, вот. А приоритеты, к сожалению, не в пользу развития страны, тем более не в пользу строительства городов в Сибири, а как раз, может быть, узкие какие-то, в карман и т. д.

Константин Чуриков: Будем следить за строительством новых городов в России и, конечно же, за тем, в каком состоянии существующие города, поселки, деревни. Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Юрий Эхин: Спасибо.

Оксана Галькевич: Юрий Брониславович Эхин был у нас в студии, эксперт по жилищной политике, член Союза архитекторов России. Спасибо большое.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)