Новые правила выезда детей за границу. Что изменилось, рассказывает адвокат Виктория Данильченко

Новые правила выезда детей за границу. Что изменилось, рассказывает адвокат Виктория Данильченко
Промежуточные итоги марафона ОТР помощи Иркутской области.. Жизнь взаймы. запрещённое лекарство. Переобучение пенсионеров. «Автомобили»
Среднему заемщику для погашения кредитов потребуется почти 11 зарплат. Как себя обезопасить от пени и брать в долг у банка меньше?
Почему рост экономики сдерживается и из чего складываются зарплаты
Советы по выбору автомобиля от Андрея Осипова, автоновости и тест-драйв Hyundai i30N
Сергей Левченко: Люди, лишившиеся жилья, смогут купить дома за госсчет с квадратными метрами не меньше, чем у них было
Почти 4 миллиона пострадавшим от наводнения в Иркутской области собрали зрители ОТР. Рассказываем, на что пойдут эти деньги
Переобучение для пенсионеров - поиск самореализации или дополнительного дохода?
Процентная ставка по кредитам должна быть адекватна доходам населения и росту экономики
Лекарство или срок. Почему родителей больных детей вынуждены добывать необходимые препараты контрабандой?
«Матери детей-инвалидов попадают под статью за то, что лечат своих детей. Это абсурд!»
Гости
Виктория Данильченко
адвокат, специалист по семейному праву

Александр Денисов: Ну а сейчас у нас рубрика «Личное мнение».

Ольга Арсланова: Да, вот о чем мы хотели поговорить. Поговорим об изменениях в правилах выезда детей за границу. Тут произошли небольшие технические изменения, но тем не менее важные. Ну вот известно, что несовершеннолетние, как правило, путешествуют с одним из родителей, усыновителей, опекунов или попечителей. И вот в погранслужбе пояснили, что в таком случае согласие второго родителя на выезд ребенка за границу не требуется. Но в том случае, если несовершеннолетний путешествует в другие страны без сопровождения, ему нужно иметь при себе паспорт и согласие родителя, а в таком документе должны быть указаны сроки выезда и государство, куда направляется ребенок.

Александр Денисов: Если несовершеннолетний путешествует один, кто-то из родителей подал заявление о запрете на выезд несовершеннолетнего, его не выпустят из России. Но вот подавать заявление о запрете надо уже в МВД, а не в ФСБ, в погранслужбу, вот как раньше.

Ольга Арсланова: Все эти нововведения и вообще проблемы, которые возникают при выезде несовершеннолетнего за рубеж, за пределы страны поговорим прямо сейчас в рубрике «Личное мнение» с нашей гостьей: у нас в студии адвокат, председатель Московской коллегии адвокатов Павла Астахова, специалист по семейному праву Виктория Данильченко, – Виктория Борисовна, здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Виктория Данильченко: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Ну вот для тех, кто еще с этим не сталкивался, кто никогда не писал заявлений о несогласии, не очень понятна…

Александр Денисов: …ситуация, вообще при которой…

Ольга Арсланова: …о чем вообще идет речь. Что это за заявление о несогласии? В каких случаях оно пишется?

Виктория Данильченко: Слушайте, давайте начнем с того, в каких случаях оно пишется. Как правило, я говорю про назовем их нормальные человеческие отношения. Бывает, когда, например, наша с вами соотечественница оказалась за рубежом и убежала, назовем так, оттуда с ребенком, пока не поздно. Бывают разные ситуации действительно жизненные, и вот она сидит, она беспокоится, что как же так, вот сейчас приедет и заберет, этот там горе-папа ребенка увезет…

Александр Денисов: Американец или там…

Виктория Данильченко: Неважно, слушайте.

Ольга Арсланова: А у ребенка гражданство какой страны?

Виктория Данильченко: А ребенок гражданин Российской Федерации.

Ольга Арсланова: России.

Виктория Данильченко: Да. И что в этой ситуации происходит? В этой ситуации она идет и пишет заявление, как это было до вчерашнего дня, в погранорганы Федеральной службы безопасности, где просит их не отпускать ребенка на пересечение границы с кем бы то ни было, кто бы ни был этим человеком. Зачастую родители забывают, неважно, пусть мы сейчас говорим о некоей маме, что даже с ней ребенок никуда не уедет, потому что у него стоит ограничение. К сожалению, об этом им никто не рассказывает, то есть они думают, как все здорово и чудесно: сейчас она написала вот такую вот бумагу о запрете на выезд, сама-то она куда угодно может с ним полететь. Но не тут-то было, никуда она полететь с ним не может, потому что сама же ему и ограничила всю эту историю. Это первая такая ситуация, которая наиболее, скажем так, понятна для меня.

А самая частая ситуация – это когда родители объявляют войну друг другу, войну за ребенка, за детей, неважно, и кто во что горазд. И тут начинается: один пошел, написал запрет на выезд, другая пошла написала запрет на выезд. Страдает ребенок на самом деле, который по вот какому-то, извините, идиотическому поведению родителя не может покинуть пределы, территорию Российской Федерации просто потому, что у него есть этот запрет. Зачем это делается? Ну зачем люди воюют друг с другом? Вот затем, назло кондуктору не буду брать билет, вот это примерно вот так вот выглядит.

Поэтому правила на сегодняшний момент, о которых вы говорите, изменились. Но мне задается очень много вопросов, много вопросов задается радиостанциями, например, просят прокомментировать. Откуда-то взялось, что вот сейчас новшество приняли, что согласие второго родителя не нужно. Послушайте, это уже принято много-много лет тому назад, в этом нового ничего нет.

Ольга Арсланова: Но смотрите, какая штука. Я лично в аэропорту сталкивалась с тем, что на паспортном контроле, когда, например, мама с ребенком вылетают в еврозону, именно в еврозону, Турция и Египет не требуют…

Виктория Данильченко: Ну понятно, да.

Ольга Арсланова: Европейцы требуют согласия второго родителя. Это противозаконно, или это какие-то дополнительные…?

Виктория Данильченко: Оля, смотрите, немножко по-другому вам скажу.

Ольга Арсланова: И начинаются вопросы: как же так, я не могу с ним вылететь, а он вообще гражданин… Мама русская, а ребенок гражданин европейской страны, он к себе домой летит, к папе своему – нет, вот давайте разрешение, например.

Виктория Данильченко: Нет, смотрите, здесь вообще другая история. Любые страны Евросоюза действуют все по абсолютно единому Шенгенскому соглашению, на получение визы в любую из этих стран требуются определенные документы. Частью этих документов, одним из этих документов является согласие второго родителя на выезд ребенка в конкретную страну с конкретным указанием периода времени, на которое ребенок туда вылетает, и соответственно со своим несогласием на усыновление или удочерение ребенка за пределами территории Российской Федерации. Это требует посольство или консульство, которое выдает визу. Пограничники наши к этому отношения никакого не имеют. А вы, простите, на основании чего это туда летите? – на основании визы, уважаемый господин пограничник, мы туда летим. Поэтому пограничники вопросы, а кто вам дал разрешение, а где ваше разрешение, такой вопрос не задают, потому что оно презюмируется, иначе не получили бы визу.

А вот вопрос о том, о чем задаете вы, что там есть паспорт у ребенка, что ребенок является гражданином двух стран, получается, и Российской Федерации, той страны, например, в которую он вылетает, или в какую-то другую страну, но он является гражданином страны, которая входит в Шенгенское соглашение, то в данном случае возникает некий вопрос. Но опять вопрос о чем? Где разрешение на выезд второго родителя? – оно все равно не звучит верно и корректно. Человек может узнать, что есть ограничения на выезд вот этому ребенку, вот об этом он может действительно, к сожалению, узнать. Здесь сейчас тоже новые правила.

Ольга Арсланова: То есть смотрите, если обычная семья, никто ни с кем не ругается, папа работает, мама с ребенком летят в любую страну, разрешение второго родителя не нужно?

Виктория Данильченко: Нет.

Ольга Арсланова: Можете спокойно лететь.

Виктория Данильченко: Абсолютно, и это было давно, и никакого новшества в этом нет, никакого второго разрешения нет, если мы с вами говорим о родителях, то есть я мама или вы папа, вы полетели, никаких вопросов нет. Если вы бабушка, вы тетя, вы сестра…

Ольга Арсланова: Да, вот это интересно.

Виктория Данильченко: …вы брат и так далее, вы близкий родственник, но вы не прямой, вы не родитель – тогда, конечно, требуется разрешение родителей на пересечение вами границы вместе с ребенком. И у вас попросят данный документ, естественно, пограничник, потому что это не ваш ребенок, с которым вы пересекаете границу.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем Анатолия из Оренбургской области. Уважаемые зрители, ждем ваших вопросов и ваших историй в прямом эфире. Анатолий, добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Слушаем вас.

Зритель: Добрый вечер.

Виктория Данильченко: Добрый.

Зритель: Я хотел бы сказать вам очень большое спасибо за вашу передачу – отличная передача, именно народная передача.

А хочу я рассказать свою историю. Лет, наверное, 10 назад, когда внучке было 6 или 7 лет, я сейчас не помню точно, я брал разрешение у родителей и с ней летал в Алма-Ату, к себе на родину. В прошлом году, внучке уже было 15 лет, я решил поехать поездом в Алма-Ату через Бишкек.

Ольга Арсланова: Так.

Зритель: Взял билет с Бузулука до Бишкека. Доехал до Соль-Илецка, до границы. На границе меня остановили и сказали предъявить разрешение. Я с погранслужбой говорю, что разрешение зачем, у нее же есть свой паспорт уже, человек в 14 лет получил паспорт, может ответить. Но меня развернули назад и испортили тем самым наш отпуск с внучкой, так и не съездили в Алма-Ату.

Ольга Арсланова: Кто в этой ситуации виноват?

Виктория Данильченко: А что с разрешением было?

Ольга Арсланова: Разрешения не было же, правильно, Анатолий?

Зритель: Погранслужба сказала, что я был виноват, нужно было брать разрешение.

Виктория Данильченко: Ну конечно, разрешение у вас было с собой или нет? Мы вот не поняли.

Зритель: Нет, разрешения не было. Да это было первый раз, когда мы летали, она маленькая была, ей 6–7 лет было, а сейчас уже…

Виктория Данильченко: А какая разница, маленькая она или большая? К сожалению, до 18-летнего возраста от законных представителей, от родителей нужно получать разрешение вам как дедушке, соответственно как и любому другому родственнику, как я уже сказала, который не является ни мамой, ни папой. Вот тут нет ничьей вины, тут, к сожалению, вина только нашего слушателя, который вот, собственно, не взял это разрешение.

Александр Денисов: Вот единственное я не понял: технически зачем нужно было переподчинять, МВД, а не погранслужбе?

Виктория Данильченко: Слушайте, во-первых, сейчас вообще технически это изменили, то есть прямо не совсем технически, изменили, так сказать, конкретно. Значит, если раньше ты подавал заявление в эту погранслужбу в ФСБ, то на сегодня ты подаешь заявление в миграционную службу МВД, то есть в территориальное управление миграционной службы…

Александр Денисов: Где мы паспорт получаем.

Виктория Данильченко: Совершенно верно. Проще ли это или сложнее это? Это такой вопрос, ответ на который мы узнаем, когда все это начнет работать, это первое. Но есть хорошие новости. Хорошие новости – это то, что теперь… То есть раньше вот то, что вы говорите: приехал в аэропорт, приходит, а ему погранслужба говорит, что извините, ваш ребенок никуда не летит. Как не летит? – гостиница забронирована, билеты куплены, вообще все, отпуска нет. Кто за это должен нести ответственность? Вас никто не ставит в известность заранее, что ребенок никуда не вылетит, и так далее. Сейчас…

Ольга Арсланова: То есть о наличии этого несогласия…

Виктория Данильченко: …ты узнаешь от пограничника, прекрасно было, было действительно это так. На сегодняшний момент те изменения, которые внесены, уже указано однозначно, что, во-первых, в этом заявлении человек, который пишет это заявление, должен указать фамилию, имя и отчество, соответственно если это мама, отца ребенка, если это отец, матери ребенка, то есть второго родителя обязательно, и вот это территориальное миграционное управление должно поставить второго родителя заранее в известность о том, что поступило такое-то заявление…

Александр Денисов: То есть ему позвонят и предупредят?

Виктория Данильченко: Я думаю, что, конечно, ему не позвонят, ему должны все-таки что-то прислать, а не просто кто-то позвонил…

Александр Денисов: По месту регистрации.

Виктория Данильченко: Конечно, по месту регистрации ему должно поступить уведомление о том, что действительно существует запрет на выезд ребенка с такого-то периода времени. Более того, там 5 дней дается миграционному этому управлению, которое должно за 5 дней принять это решение, разрешить не разрешить выезд, невыезд и так далее. Это для нас очень такой важный момент, которого раньше не было, то есть второй родитель уже хотя бы не страдает от неизвестности. То есть понятное дело, что он должен быть уведомлен о том, что есть некий запрет.

Далее, как опять же указано в новых правилах, миграционная служба не только должна отправить второму родителю уведомление, они также должны по своей собственной базе отыскать и найти, имелись ли какие-то споры между родителями по поводу детей. То есть, например, они определяли место жительства, а может быть, там вообще родитель был лишен родительских прав, и никто этот момент не может выяснить. То есть на сегодняшний момент, старые правила, назовем это так, приходит родитель в погранслужбу, пишет заявление, погранслужба у него не проверяет, извините, вы кто.

Александр Денисов: Автоматом это все принимают, да?

Виктория Данильченко: Ну понятно, он показывает свидетельство о рождении ребенка, безусловно, свидетельство о рождении он показывает, у него не написано, отец, лишенный родительских прав, предположим. А потом какая бы ситуация ни была, пусть мама снимет этот запрет, но это суд, ребенок все равно уже никуда не улетит, я имею в виду в скором времени этот вопрос не решается. И даже если бы мама принесла решение суда о лишении родительских прав, вступившее в законную силу, то пограничник – это не то лицо, которое…

Ольга Арсланова: …кто может снять этот запрет.

Виктория Данильченко: …могло бы принять решение и сказать: «А, так лети, девочка или мальчик», – нет, конечно.

Ольга Арсланова: То есть сейчас чуть-чуть все-таки стало полегче?

Виктория Данильченко: Сейчас из того, что написано, мы понимаем, что это как-то стало более человечно, что ли. То есть второй родитель как снег на голову не узнает об этой проблеме при вылете с чемоданом, с плачущим ребенком, который вдруг почему-то никуда не летит, потому что второму родителю так захотелось. Не забывайте, что ребенок есть ребенок, ребенок к этому тяжко относится.

Ольга Арсланова: Какое-то время на решение конфликта…

Виктория Данильченко: Какое-то время на решение конфликта будет, как минимум о том, что поступило такое заявление о том, что ребенку ограничен выезд за границу, второй родитель получает.

Александр Денисов: И все-таки уточнение: а миграционная служба вообще способна переварить вот эти заявления, понять, обосновано ли вот это требование или нет? Потому что кому-то наверняка стоит отказать, может быть, действительно, как вы сказали, за ним грехи тяжкие водятся, ему не нужно давать такое право, разрешать, запрещать.

Виктория Данильченко: Вот в этом и большая проблема: а что пограничная служба сегодняшнего дня, вчерашнего…

Александр Денисов: Они-то точно этим не занимались.

Виктория Данильченко: Вот они точно этим не занимались. Здесь, как я вам сказала, они должны поднять некие базы, по базам проверить, а не было ли каких-то там ограничений в правах, лишения прав, например, в отношении вот этого вот одного из родителей, имеет ли он право на подачу такого заявления. Логичнее было бы, если бы миграционная служба, ну например, сообщала второму родителю, что ждет от него каких-то пояснений в течение, например, 5 дней, и только после этого она примет окончательное решение, закрывать границу ребенку или не закрывать. Наверное, с точки зрения правового, скажем так, смысла это было бы правильно, с моей точки зрения. Это было бы хоть как-то проверено.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем Любовь из Воронежа. Здравствуйте, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте. Меня вот такой вопрос интересует. У меня прописан внук. Внук занимается спортом. Вот они сейчас собираются, дети с командой, ехать за границу, но у меня есть долги по ЖКХ. Вот пустят ли его из-за моих долгов? Это первый вопрос. И если он поедет не с командой, а с родителями? Но так как он прописан у меня, мои долги пустят его через границу или нет?

Ольга Арсланова: Я так понимаю, что при долгах только должника не выпускают?

Виктория Данильченко: Ну конечно.

Александр Денисов: Он же несовершеннолетний.

Виктория Данильченко: Безусловно. Даже был бы он совершеннолетний, несовершеннолетний… Я думаю, что если бы он был совершеннолетним, не возник бы вопрос. Во-первых, несовершеннолетние вообще не несут никакой ответственности по долгам не то что родителей, а бабушки тем более. Поэтому, конечно, говорить о том, что это к нему вообще какое-то имеет отношение… С кем он хочет, с тем он и едет, с командой ли он поедет, с родителями ли он поедет, тут никакого отношения закрытия границы вообще не имеет.

Александр Денисов: И вряд ли он ответственный квартиросъемщик, к которому претензии как раз и предъявляются.

Виктория Данильченко: Не то что вряд ли, а вот прямо не он.

Александр Денисов: Точно.

Ольга Арсланова: Здесь никаких проблем не будет?

Виктория Данильченко: Нет.

Ольга Арсланова: «Кто дает разрешение на выезд ребенка с бабушкой?» – спрашивает наш зритель из Нижегородской области.

Виктория Данильченко: Родитель, один из родителей должен дать разрешение на пересечение границы несовершеннолетнего с бабушкой.

Ольга Арсланова: «Еще одна обдираловка – нужна доверенность, заверенная нотариусом. Пошлина 2 тысячи рублей. Даже в зоопарк внучку нельзя отвезти на поезде!» А куда можно? По территории страны, например?

Виктория Данильченко: Пожалуйста, территория страны – пожалуйста, вообще не нуждается…

Александр Денисов: В зоопарк нет проблем?

Ольга Арсланова: Даже в другом городе зоопарк.

Виктория Данильченко: Если она живет в другой стране, то, конечно, боюсь, что в зоопарк она не попадет без разрешения родителя. Согласие – да, согласие родителя стоит денег у нотариуса. Нынче ничего не бесплатно.

Александр Денисов: Алла из Московской области дозвонилась. Алла, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Вы в эфире, здравствуйте.

Зритель: Могу говорить, да?

Ольга Арсланова: Да, конечно.

Зритель: Такой вопрос. Ребенку моему 13 лет, полных 13, 14 будет в этом году. Значит, с отцом мы давно в разводе, отношения не поддерживаем, он гражданин другого государства. И как быть в этой ситуации при выезде? Это первый вопрос. Вот мы вдвоем, надо будет его разрешение, что для этого надо. А еще такой вопрос. В связи с тем, что она занимается спортом, могут быть выезды в последующем, она профессионально занимается плаванием, я хотела бы наперед узнать, какие нужны будут документы, если они будут выезжать своей командой. Допустим, я-то разрешение дам, а потребуется ли для этого разрешение отца? На территории России и за границей какие в этих случаях необходимы разрешения?

Александр Денисов: Спасибо, Алла.

Зритель: Отец вот такой как бы неопределенный, мы не поддерживаем отношения, я не знаю, по прежнему адресу он не проживает, это страна Украина, то есть… В общем, там никак.

Ольга Арсланова: Это тоже определенные сложности.

Виктория Данильченко: Смотрите, прежде всего я скажу следующее, со второго вопроса начну. Потребуется ли согласие отца в случае выезда ребенка с командой куда-то? Не согласие отца на пересечение границы, опять же потребуется согласие, а согласие отца на получение визы в какую бы то ни было, например, европейскую или иную другую страну, которая тоже требует согласия отца.

Поэтому вам в любом случае нужно, во-первых, либо получить это согласие отца, которое нужно, повторюсь, для получения визы, куда ребенок поедет, во-вторых, на пересечение границы его разрешение не нужно, достаточно будет только вашего разрешения. И третий момент, на который нужно обратить ваше внимание: если вы не поддерживаете связи, если у вас папа себя ведет вот так вот недобросовестно, он не содержит вашего ребенка, он ребенку не помогает, он не перечисляет алименты, то, к сожалению, это та проблема, которая у вас возникнет, возникнет серьезная проблема.

Поэтому пока не поздно либо получите действительно консультацию у грамотного адвоката, занимающегося этим вопросом, но возможно, вам придется ставить вопрос, связанный с ограничением его в родительских прав, еще раз обращаю ваше внимание, в случае, если он не исполняет функции свои, которые он обязан исполнять по закону, он не платит алименты. Вам это сделать будет правильнее, тогда тем самым никакая страна на основании решения суда не будет просить его согласия на получение визы.

Александр Денисов: Ограничения в правах, в данном случае отца – это процедура несложная?

Виктория Данильченко: Сложная, конечно.

Александр Денисов: Сложная?

Виктория Данильченко: Конечно. Это, в общем, исключительная мера, лишение родительских прав и предлишение как ограничение в правах, когда родители злоупотребляют своими родительскими правами, в частности неуплата алиментов, это самое что ни на есть злостное уклонение от содержания своего ребенка, это действительно может закончиться для него печально, видя, например, ограничение… Тут и лишение разрешено, но нужно объяснить, что в случае, если человек опомнился, одумался и передумал, в дальнейшем решил, что вот он был неправ, оплатил все свои долги перед ребенком, то эта мера меняется и человек восстанавливается в правах.

Ольга Арсланова: Вот сообщение от нашего зрителя: «Опекун сироты, купила тур в Чехию, все документы оформлены, визу дали, а во «Внуково» внучку не пустили». То есть, видимо, сирота, опекун бабушка, подробности неизвестны. Позвоните, расскажите, в чем была причина, будем разбираться.

Виктория Данильченко: Не могу понять, почему. Опекун, если это все официально оформлено… Непонятно.

Ольга Арсланова: Вот еще вопрос: «Мы состоим в браке, с мужем у нас фамилии разные. Если я с ребенком уезжаю в отпуск, нужно ли писать заявление?»

Виктория Данильченко: Хороший вопрос. Смотрите, нет, ничего писать не нужно, но что нужно знать людям, у которых разные фамилии, я имею в виду мама-ребенок и папа-ребенок? Люди могут иметь все разные фамилии. Обязательно при вылете всегда имейте с собой свидетельство о рождении – это единственный документ, который…

Александр Денисов: …решит все вопросы.

Виктория Данильченко: …вам нужно иметь с собой, да. Тогда этот вопрос будет абсолютно решен.

Ольга Арсланова: То есть всегда возите с собой свидетельство о рождении.

Виктория Данильченко: Ну кроме шуток, вот когда пересекаешь границу, лучше его все-таки иметь с собой. Не нужно никакое согласие, несогласие, но чтобы не вызывать… То есть если этот ребенок, конечно, не вписан в ваш паспорт, и такое может быть, что ребенок вписан, тогда, естественно, никаких проблем не возникнет. А если у ребенка самостоятельный паспорт, неважно, у нас же это разрешено с момента рождения, поэтому, конечно, чтобы не возникало вот этих вот ненужных инцидентов, лучше иметь с собой свидетельство о рождении.

Ольга Арсланова: Спрашивают, нужно ли разрешение на выезд ребенка, если в день вылета ему исполняется 18, в день вылета.

Виктория Данильченко: Нет, не нужно, конечно. В день вылета не нужно, потому что с нуля часов ему исполнилось 18, а день вылета – это все-таки 00:01 как минимум. А вот если 23:59, то нужно.

Ольга Арсланова: Вот, тоже важный момент.

Александр Денисов: Как отозвать запрет на выезд?

Виктория Данильченко: Только через суд. Отозвать запрет на выезд нельзя.

Александр Денисов: То есть прийти и написать уже…

Виктория Данильченко: Нельзя, вот это каждый должен себе хорошо запомнить, это то, что я всегда пытаюсь донести до людей: нельзя отменить, я передумала, порвал, сказать, что уже можно. Нет, вы должны все помнить хорошо: вы написали заявление о запрете на выезд, снимать вы его можете только через суд. Обращаетесь в суд об отмене запрета на выезд, объясняете, почему.

Кстати, здесь и вторая сторона есть. Вторая сторона точно так же – у вашего ребенка стоит запрет вторым родителем, так вот другой родитель может обратиться в суд с иском о возможности выезда ребенку на конкретное время, например, на каникулярное время, с такого-то по такое-то, и вы обосновываете, почему вы просите суд все-таки нарушить данный запрет и разрешить конкретный период выезда. Практика такая достаточно обширная уже. Единственное, что необходимо соблюдать, – это четкий период времени, на который ребенок летит.

Ольга Арсланова: Вот очень важный момент. Если родители разведены, нужно ли разрешение от отца, в частности, в Турцию, если родители в разводе, вообще в какую угодно страну?

Виктория Данильченко: Абсолютно не важно, разведены родители или не разведены родители. Еще раз: никакого разрешения второго родителя. И мы презюмируем, что он дает свое согласие, раз нет запрета, то есть презюмируем согласие.

Ольга Арсланова: От обратного, да.

Виктория Данильченко: От обратного.

Ольга Арсланова: Еще один вопрос интересный. Если вместо доверенности на границе устное разрешение на выезд дают родители, «мы разрешаем», говорят они пограничникам, с бабушкой, «да это моя мама, я разрешаю с ней лететь моему ребенку».

Виктория Данильченко: Нет, никакого устного согласия быть не может, потому что не может быть. И давайте начнем с того, что в зону пограничного контроля родитель войти не может. Поэтому как себе люди представляют? – кричать? «Послушайте, я здесь!»

Ольга Арсланова: Видео.

Виктория Данильченко: Так все-таки достаточно… «Я мама», – нет, это не работает. Конечно, должно быть согласие.

Ольга Арсланова: Как вам кажется, с теми поправками, которые сейчас вступили в силу, достаточно ли права ребенка сейчас защищены, представлены, или есть еще над чем работать?

Виктория Данильченко: Вы знаете, всегда по поводу прав ребенка будет над чем работать, всегда. Мне кажется, что здесь такое поле непаханое, чего бы хотелось, чего бы было неплохо, что бы еще было… Поэтому сказать, что наши дети защищены на 100%, наверное, это будет неправильно. Но во всяком случае то, что происходит на сегодняшний период времени, и права расширяются, и дети себя чувствуют в этих правах крепче стоящими на ногах, – это абсолютно точно.

Александр Денисов: Внесение вот этих изменений чем вызвано? Все больше таких случаев? Мне-то кажется, что вряд ли прямо массово это все происходит, запреты и прочее.

Виктория Данильченко: Просто вы с этим не сталкиваетесь. Это очень часто.

Александр Денисов: Очень часто?

Виктория Данильченко: Очень часто. Это не просто часто, а очень часто. И опять же беда… Это же кажется взрослому человеку, что вот он мстит своему второму бывшему супругу, а ведь на самом деле человек не понимает, какую боль он причиняет ребенку, неважно, малыш он, подросток он, но он собрался поехать на отдых, он собрался поехать на экскурсию, он еще что-то собрался сделать. Представляете, а если ребенок едет, например, с классом куда-то, все летят, а ребенок приходит, а ему пограничник говорит: «Нет, никуда ты не поедешь, у тебя запрет на выезд».

А сейчас, кстати, вот в этих новых правилах не просто ребенок, если вдруг они узнали в погранзоне, что же делать, что ребенку запрет и так далее, то сейчас должен быть выделен человек специальный, который будет с этим ребенком находиться, чтобы он мог его куда-то транспортировать. То есть это все не просто, как раньше было, нет и дальше у тебя не было никаких объяснений, куда деваться-то, куда ребенку деваться. Ну мама понятно, папа понятно. А вот так вот он с командой куда-то летит, предположим.

И ведь второй родитель, который, на мой взгляд, совершает гадость определенную, ну потому что, слушайте, объективно 90% – это надуманность 100%, в 90%, не побоюсь этой цифры. А 10% – ну да, наверное, есть у людей сомнение, что кто-то приедет, кто-то отберет, кто-то заберет, кто-то вывезет, ну могу согласиться. Но 90% – это такая, знаете, жесткая бытовуха друг с другом.

Александр Денисов: Ну да, если муж не иностранец, то, собственно, чего бояться, между собой надо здесь разбираться, он не там.

Виктория Данильченко: Ну конечно, ну конечно: «А вот будешь сидеть здесь, я сказал», – и вот она никуда выехать не может. Но даже таким вот несознательным родителям нехорошим – есть, к сожалению для них, наверное, все равно возможность выезда другого, но есть. И поэтому уж совсем сказать, что…

Александр Денисов: Может быть, тогда аргументы требовать, сказать: а почему вдруг, дружище, ты решил такое?

Ольга Арсланова: Какой-то хоть шлагбаум им поставить?

Александр Денисов: «Обоснуй».

Виктория Данильченко: Так вот, понимаете, это то, с чего мы с вами начали, это то, с чего мы начали: вы не только принимайте это заявление, а пригласите и скажите – ты, дорогой товарищ, здесь обоснуй, а вы, дорогая дама, нам скажите, почему это не так. И тогда есть какой-то разговор, обе стороны должны быть услышаны, тогда я могу это понять. А пока… Ну что…

Александр Денисов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо. По крайней мере сейчас стало понятнее, что изменилось. Будем следить за тем, как эти правила будут работать. Спасибо большое.

Виктория Данильченко: Спасибо вам.

Ольга Арсланова: В рубрике «Личное мнение» была Виктория Данильченко, адвокат, председатель Московской коллегии адвокатов Павла Астахова, специалист по семейному праву.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски