Новые схемы обмана

Гости
Марат Аманлиев
адвокат, президент общественной организации «Коллективная защита»

Ксения Сакурова: Да, новая схема у мошенников появилась: теперь они притворяются врачами, которые приходят на дом к больным коронавирусом. Перед этим жертве могут даже звонить из поликлиники...

Виталий Млечин: Якобы, якобы из поликлиники, конечно.

Ксения Сакурова: Ну якобы, да, из поликлиники с предупреждением о предстоящем визите доктора, могут прислать сообщение. То есть схема, которая, в общем-то, повторяет систему работы Минздрава: если к вам должен прийти врач, вас действительно предупреждают из поликлиники, и вот мошенники эту самую схему как-то имитируют.

Виталий Млечин: Пока случаи единичные, к счастью, но в преступной схеме сейчас пытаются разобраться правоохранительные органы. А вот откуда злоумышленники берут данные больных, вот вопрос, который предстоит выяснить. Интересно, что они, помимо прочего, довольно точно имитируют работу московской системы здравоохранения в тех случаях, которые в Москве произошли.

Ксения Сакурова: Но такое, к счастью, пока редкость. У преступников популярны другие схемы: на первом месте – это имитация звонков от сотрудника банка, на втором – различные схемы с использованием площадок бесплатных объявлений, на третьем –обращения из госорганизаций, госорганов, в том числе и правоохранительных.

Виталий Млечин: Ну, понятно, что в большинстве своем жертвами мошенников становятся, конечно, жители крупных городов, в первую очередь это Москва и Санкт-Петербург. Кроме того, злоумышленники, мошенники активно работают в Казани, Новосибирске, Краснодаре, Воронеже, Ростове-на-Дону и других крупных городах. Ну, видимо, это связано с тем, что в крупных городах все-таки живет больше людей, у которых есть вклады в банках, у которых, в общем, есть чего украсть, грубо говоря.

Ксения Сакурова: Ну и кто активно пользуется в том числе и приложениями какими-то, то есть с ними проще выйти на связь.

Виталий Млечин: Сталкивались ли вы когда-нибудь с таким? Пожалуйста, расскажите: 8-800-222-00-14 – бесплатный телефон прямого эфира, 5445 – короткий номер для ваших SMS-сообщений.

С нами на прямой связи адвокат, президент общественной организации «Коллективная защита» Марат Аманлиев. Марат Ильич, здравствуйте.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Марат Аманлиев: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Пожалуйста, прокомментируйте вот эту схему новую с визитом якобы врачей, медработников к тем, кто заразился коронавирусом. Как вы считаете, как вообще эта схема была разработана? Ведь она же требует все-таки получения информации конкретной. Условно говоря, когда звонит якобы сотрудник банка, ну это можно угадать, у многих есть счета в Сбербанке, в других крупных банках, но оттуда-то реально надо прийти к тому, кто заболел, то есть это надо узнать об этом.

Марат Аманлиев: Да. Я думаю, здесь можно будет сказать большое спасибо государственным системам информационным, которые, как мы уже поняли, не всегда являются безопасными, из которых утекают эти данные. В средствах массовой информации есть, ну существуют в новостных лентах упоминания о том, что из информационных центров утекают данные. Ну и мошенники, в общем-то, им несложно состыковать, один плюс один соединить и получить два – они просто находят человека, который болен, в отношении которого есть данные в информационных системах, ну и звонят им, просто говорят, что «мы к вам придем проводить ваш осмотр», предварительно... Вернее, к нему приходит «врач», который проводит якобы осмотр, предварительно ему звонят, вроде бы все состыковывается.

На мой взгляд, это просто немного модернизированная схема мошенническая, когда приходили менять кому-то газовые трубы или какую-то сантехнику, как будто бы сейчас плановый ремонт, «это вот у нас капремонт и мы вам сейчас все поменяем», ну и у людей брали денежку, а, в общем-то, никакого ремонта делать не надо было, ни в каком плане, в капремонте дом не стоял никогда. Поэтому здесь нужно разбираться, конечно, первоначально с государственными информационными системами, в которых содержатся сведения, относящиеся к медицинской тайне, в части того, что те или иные лица пострадавшие в действительности заболевали коронавирусом, в отношении которых было установлено, что у них этот вирус есть.

Виталий Млечин: Хорошо...

Ксения Сакурова: Так, простите, сейчас у нас люди нередко сами про себя все рассказывают...

Виталий Млечин: Ха-ха, да уж.

Ксения Сакурова: И в социальных сетях пишут: «Вот и со мной это произошло, я заболел, но, к счастью, нетяжело, остаюсь дома, в общем, 2 недели буду сидеть дома», – ну и т. д., и т. п. Люди сами все рассказывают, а дальше человека в принципе, если знать, как его зовут, знать его имя, фамилию, иметь доступ к определенным базам, дальше уже можно, наверное, легко найти его телефон, ну и т. д., и т. п. Ничего и сливать-то ниоткуда не надо, то есть в принципе необязательно иметь доступ к каким-то медицинским сведениям, люди сами все про себя расскажут.

Марат Аманлиев: Ну, такое, конечно, тоже может быть. Но вы представляете себе, насколько сложно мониторить все соцсети и по всем соцсетям, по каким-то тегам выявлять, кто написал, что он болен коронавирусом. Это достаточно, ну это более сложная схема, при которой вы также можете, естественно, найти человека, который сам о себе заявил, что он болен коронавирусом, но, на мой взгляд, это наиболее какая-то длинная цепочка, для того чтобы выявить, кто из людей болен коронавирусом. А потом еще выявлять и выяснять, его номер устанавливать, нежели чем в госсистеме вы просто видите и номер, и что он болен, и что ему ставился такой диагноз, и его адрес, несложно прийти к человеку. Потому что будет же странно, если врач спросит у человека «Где вы живете?», при том что он сам прикреплен к больнице.

Ксения Сакурова: Ага.

Марат Аманлиев: Там слишком много нужно выяснять будет, если мы будем просто ходить по соцсетям. Ну, если представить, что мы мошенники, и вот мы ходим по соцсетям, там нужно было дополнительно выяснять номера телефонов, его возраст, адрес, местожительство, ну это не так просто.

Ксения Сакурова: То есть все-таки это почти 100%-но утечка?

Марат Аманлиев: Ну, это устанавливать должны правоохранительные органы, но по ощущениям как будто бы, знаете, да.

Ксения Сакурова: Ага.

Виталий Млечин: Как защититься? Как убедиться? То есть, получается, уже даже когда врач к тебе идет, тебе все равно нужно убедиться в том, что это действительно врач. В поликлинику позвонить?

Марат Аманлиев: Да, конечно, это, наверное, единственный и самый эффективный способ переподтвердиться, то есть позвонить в поликлинику, сказать, что мне поступил звонок от вашего врача, вообще от вас в принципе, из регистратуры, что ко мне якобы идут какие-то медики проводить в отношении меня какое-то обследование, можете ли вы, пожалуйста, подтвердить или опровергнуть эту информацию. И если ему в поликлинике, человеку по телефонному звонку скажут, что нет, к нему никого не отправляли, ну, со 100%-й уверенностью можно говорить о том, что это мошенники.

Ксения Сакурова: Марат, а насколько эти люди опасны? Вот они приходят в квартиру, ну, допустим, человек только в процессе общения с таким злоумышленником понимает, что его что-то настораживает, он понимает, что это вряд ли медицинский работник, вряд ли врач. Вот если этот человек уже у тебя в квартире, что делать?

Марат Аманлиев: Достаточно сложный вопрос, потому что все зависит от степени неадекватности или адекватности этого мошенника. Нормальный мошенник, я думаю, просто должен, если он поймет, что человек понял, что он мошенник, а это будет видно, то он просто должен ретироваться и уйти. Но человеку нужно быть предельно аккуратным, наверное, можно будет при этом мошеннике позвонить в полицию, сказать: «Ко мне пришел мошенник», – ну это должно его серьезно напугать.

Но тут может произойти все что угодно, понимаете, он может напасть, может убежать. Но вероятность того, что он убежит, скорее всего, выше, нежели чем он нападет, потому что это более такой какой-то интеллектуальный способ мошенничества, когда сначала ты выясняешь номер, потом где-то покупаешь данные об этом человеке, на даркмаркете ищешь какие-то утечки... Ну это не самые глупые преступники, поэтому я думаю, что звонка в полицию будет достаточно.

Ксения Сакурова: То есть не стоит этого бояться, не стоит бояться прямо при таком визитере позвонить сначала в поликлинику, убедиться в том, что это врач или не врач...

Виталий Млечин: Ксюш, прости, пожалуйста, тут большое очень количество сообщений приходит, что сейчас в поликлинику не дозвонишься, неделю будешь звонить.

Ксения Сакурова: Так.

Виталий Млечин: Вот этот момент мы, наверное, немножко не учли. То есть понятно, что если сразу возьмут трубку и скажут, что нет, к вам никто не идет, тогда понятно, а если действительно дозвониться не получается, а к тебе уже в дверь звонят, что делать?

Марат Аманлиев: Ну, наверное, лучше не пускать. Если не получилось подтвердить эту информацию, ну, наверное, лучше не пускать, нежели чем впускать.

Ксения Сакурова: Но так можно и без лечения остаться.

Виталий Млечин: Да.

Ксения Сакурова: Тут тоже такая двоякая ситуация, тем более что иногда и ждать реального врача приходится очень долго. То есть тут...

Марат Аманлиев: Ну, сложный вопрос, конечно, что делать, если ты не можешь подтвердиться. Но с учетом того, что появляются такие мошеннические схемы, каждый для себя решает сам, сможет ли он совладать с мошенником, с преступником или не сможет. Я бы просто... На месте потерпевшего, к которому так хотят прийти домой, я бы, наверное, отказал.

Ксения Сакурова: А у врача, у него есть... Ну, понятно, что у врача есть паспорт, а у него есть еще какой-то документ, который может подтвердить, что он действительно работник здравоохранения?

Виталий Млечин: QR-код?

Ксения Сакурова: Ха-ха.

Марат Аманлиев: Ну, таких вещей я не слышал, чтобы у них были какие-то специальные документы, но это все можно отрисовать, в этом никакой сложности нет, это все можно распечатать, отрисовать, изготовить, все зависит просто от фантазии мошенника.

Ксения Сакурова: Ну то есть в любом случае все-таки пришел некто, мы не знаем, кто это. Если мы при этом человеке звоним, например, в полицию, все-таки в полицию дозвониться проще...

Виталий Млечин: Да, в полицию можно дозвониться.

Ксения Сакурова: ...и видим, что нормальный врач, наверное, к этому спокойно отнесется, а вот не нормальный какой-то посетитель, наверное, испугается, хотя бы такая возможность?

Марат Аманлиев: Ну, наверное, да. Ну и как-то упредительно, наверное, нужно выучить фамилии, имена, отчества главного врача или зав главного врача в больнице, чтобы вы могли просто спросить у этого доктора, который к вам пришел, типа как зовут главврача нашей поликлиники.

Ксения Сакурова: О, хороший способ, да.

Марат Аманлиев: И если не знают, то, наверное, они не из этой поликлиники.

Ксения Сакурова: Давайте послушаем зрителей. Лидия из Тверской области с нами на связи. Лидия, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Лидия.

Зритель: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Вы в эфире, говорите, пожалуйста.

Зритель: Я хотела бы рассказать по поводу вот своей мамы. Она живет в Бежецке в частном секторе, у нее свой дом, она инвалид, ходит, на ходунках передвигается, ну и это с ее слов как бы. К ней пришли две работницы, две женщины-сотрудника, представились, что они сотрудники соцзащиты.

Виталий Млечин: Так.

Зритель: И предложили ей помощь как бы бесплатную, «мы вот ходим по домам, предлагаем», там наименований несколько было продуктов, что вам их привезут. Но надо написать на бумаге заявление, ваши данные, имя, фамилия, паспорт. Она все это написала. Одна женщина стояла с ней возле стола, а вторая пошла дальше по комнатам.

Виталий Млечин: Ага.

Зритель: Ну, она вроде как написала, потом встала и пошла следом за женщиной. Ну, когда она туда подошла, женщина уже открывала шкафчики, у нее там в кровати полазила, везде перевернуто все...

Ксения Сакурова: Ничего себе.

Зритель: Вот. Ну, она вроде как их спрашивает, говорит: «А вы что хотите-то здесь?» Она: «Ну вот мы смотрим, у вас тут поклеить надо, вот занавесочки надо поменять...» Ну и вторая тоже уже подошла... Может, они хотели у нее деньги найти, полазили, но, правда, как бы не нашли, все обошлось нормально, но вот такой случай был. Она после этого позвонила мне, я ее уже предупредила, говорю: «Не пускай никого, закрывай двери». Она, правда, потом в соцзащиту позвонила, ну там сказали, в Бежецке, что никого не отсылали, у них таких нет.

Виталий Млечин: Понятно.

Ксения Сакурова: Ну хорошо, что повезло в том смысле, что никакого ущерба не было.

Зритель: Да-да.

Виталий Млечин: Очень интересная история. Спасибо вам большое.

Ксения Сакурова: Спасибо большое.

Виталий Млечин: То есть вот как-то обычно группами, да, мошенники действуют, один отвлекает, а второй, соответственно, собирает уже то, что сможет собрать, правильно?

Марат Аманлиев: Ну конечно, вы же не можете одновременно быть и жнец, и швец, и на дуде игрец. Если вы отвлекаете человека и заговариваете ему зубы, то, получается, кто-то другой должен воровать. Человека и отвлечь, и одновременно у него из постели украсть денежные средства, где-то в шкафчике проверить, есть ли у него деньги, не получится, поэтому работают, конечно, они всегда в паре, иначе никак не удастся совершить это преступное деяние.

Виталий Млечин: Вот вопрос из Красноярского края: «Тема мошенничества сейчас неплохо освещается, а что принимается, какие законы? Что предпринимается, чтобы меньше людей было оболванено? Получаются пока только рекомендации проверять, не отвечать, не открывать. Что делают власти?» И еще вопросы: «Продаются базы данных, и кто несет ответственность за это? Пока никто не наказан». Вот скажите, пожалуйста, что-то делается все-таки в этом плане, или это вообще невозможно?

Марат Аманлиев: С точки зрения борьбы с мошенничеством уже на законодательном уровне все сделано, то есть есть у нас ответственность уголовная за совершение мошенничества, это статья 159-я Уголовного кодекса. А борьба, превентивные меры – это уже, конечно, вопросы к правоохранительной системе, насколько они противодействуют тем или иным лицам, которые совершают преступления.

Но, понимаете, с мошенничеством борются правоохранители уже постфактум, то есть нельзя наперед поймать мошенника, который идет к человеку, ну то есть это должно сложиться очень много чего. То есть человек, которому позвонили такие «медицинские работники», и он понял, что, наверное, к нему идут мошенники, он должен за это время успеть позвонить в полицию, сказать, что, наверное, ко мне идут псевдомедики. В полиции должны быстро отреагировать и должны в этот момент находиться сотрудники свободные, у кого есть время этим заняться, они должны туда приехать и вот всех вместе их задержать. Поэтому в момент совершения преступления, конечно же, его оставить достаточно сложно, поэтому с мошенничеством борются уже постфактум.

А вот вопрос с безопасностью информационных систем и предотвращения неправомерного доступа к ним – это хороший вопрос, почему у нас происходят утечки. Ну, наверное, плохо как-то занимаются программным обеспечением, раз хакеры могут проникнуть и украсть персональные данные, данные, составляющие банковскую тайну, медицинскую тайну в отношении какого-то человека. Здесь нужно, конечно, кому-то дать нагоняй.

Ксения Сакурова: Совсем немного времени, хочу успеть вас спросить. Вот звонит мне, значит, некий товарищ, представляется сотрудником банка, у меня там даже счета нет, в таком банке. Что я могу сделать, чтобы помочь правоохранительным органам? Вот я знаю номер телефона мошенника, я его куда должна передать?

Марат Аманлиев: Ну, по сути все, что вы можете сделать, – это записать этот весь телефонный разговор, записать номер, который, скорее всего, был подменный, а не прямой городской, и написать заявление в полицию по месту нахождения, вот где вы были в момент вашего звонка, вот по этому адресу нужно узнать, какое ОМВД территориально бдит за преступностью в районе, ну и туда написать заявление. Но вероятность того, что их найдут так в общем порядке, без какого-то резонанса, я думаю, что больше стремится к нулю, нежели чем к какому-то КПД высокому.

Виталий Млечин: А жаль.

Ксения Сакурова: Спасибо.

Виталий Млечин: Спасибо большое. Марат Аманлиев, адвокат, президент общественной организации «Коллективная защита», был с нами на прямой связи.

Вот нам пишут из Оренбургской области: «У нас у бабушки 40 тысяч рублей гробовых таким образом отняли», – ну это совсем омерзительно, конечно.

Ксения Сакурова: Ленинградская область: «У меня нет социальных сетей и Госуслуг, а все данные есть у мошенников. Не успела выйти на крыльцо больницы, уже звонки на телефон, а в поликлинику не дозвониться целый день».

Виталий Млечин: Сейчас прервемся. Сразу после новостей будем говорить о системе образования: вновь и вновь звучит мысль о том, что надо возродить советскую школу. Давайте обсудим. Оставайтесь с нами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Алла
До поликлиники не дозвонишься никогда. Во многие другие ведомства тоже не дозвонишься. Проблема века со связью
Кто и как наживается на больных ковидом?