Новые возможности маткапитала

Гости
Евгений Коган
президент инвестиционной группы «Московские партнеры», к.э.н, профессор НИУ ВШЭ
Андрей Плотников
экономист

Петр Кузнецов: Да, давайте поговорим о новых возможностях материнского капитала. Теперь его могут разрешить инвестировать в ценные бумаги, но обналичить все-таки не дадут, это точно.

Марина Калинина: Кстати, пользоваться можно будет только процентным доходом от вклада или облигацией. Эта идея сейчас обсуждается в правительстве.

Петр Кузнецов: И нужно отметить, что кабинет рассматривает эту инициативу именно как один из способов стимулировать инвестиции со стороны физических лиц. Но вот вопрос, нужна ли эта игра на биржах физическим лицам, тем более еще и с маткапиталом на руках.

Марина Калинина: Ну, давайте как раз и посмотрим, как сейчас можно распорядиться этой формой господдержки. В этом году, в 2021-м, размер маткапитала составляет 483 882 рубля на первого ребенка. При рождении второго ребенка он увеличивается еще на 155 550 рублей.

Петр Кузнецов: Деньги можно потратить на улучшение жилищных условий (кстати, помните, этот список постепенно расширялся), образование ребенка, накопительную пенсию для матери, а также на адаптацию детей-инвалидов. Если у семьи низкий доход, то маткапитал распределяется на ежемесячные выплаты.

Марина Калинина: Чаще всего маткапитал тратят на погашение ипотеки или покупку жилья, это 60%, почти треть на получение выплат, а 11% на образование.

Петр Кузнецов: Обсудим новую инициативу, и вообще о том, что дальше будет с материнским капиталом, какие еще у него есть возможности реальные по расширению и по наполнению различными пунктами...

Марина Калинина: Да, ну и хотим спросить вас...

Петр Кузнецов: Конечно, главный вопрос вам.

Марина Калинина: ...какие у вас мысли по этому поводу. Куда бы вы хотели направить материнский капитал? Что вам необходимо? На что бы вы хотели потратить эти деньги?

Петр Кузнецов: И что нужно, по-вашему, внести вот в этот федеральный список? О региональных особенностях тоже обязательно поговорим, для этого есть наши эксперты. Андрей Плотников первый из них, финансист, управляющий инвестфондом Custodian. Здравствуйте, Андрей Евгеньевич.

Андрей Плотников: Добрый день, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Вот хотелось бы начать с такого вопроса. Рассматривают как способ стимулирования, это говорят в правительстве, инвестиций со стороны физических лиц, то есть это уже не рождаемость мы сейчас стимулируем, а... Вопрос в том, маткапитал у нас сейчас – это стимулирование или все-таки помощь? И как это должно работать на самом деле?

Андрей Плотников: Я думаю, что все-таки это помощь. Конечно, да, стимулировать рождаемость нужно в нашей стране, это никто не отменял, от этого никто не отходит. Но то, что разрешили сейчас впервые в истории инвестировать в ценные бумаги, – это очень здорово, потому что могу привести пример, что...

Марина Калинина: Ну, пока еще не разрешили, пока только думают над этим вопросом.

Андрей Плотников: Ну, я думаю, что разрешат. Нашему государству, нашему правительству сейчас деньги на финансовых рынках тоже необходимы и нужны. Нужно, чтобы люди не держали деньги под матрасом, дома в подушках, а инвестировали их и получали проценты. И экономике от этого тоже будет хорошо на самом деле. Стоит напомнить, что высокоразвитые государства и развитые страны имеют очень сильные фондовые рынки, такие как европейский фондовый рынок и американский фондовый рынок, и у 95% населения этих стран деньги находятся как раз-таки там.

Петр Кузнецов: Это вы, знаете, хочется сказать, это вы людям, у которых маткапитал на руках, объясните, что это выгодно, играть на бирже. Насколько финансово грамотно у нас население сейчас, особенно население с маткапиталом? Если встает вопрос, маткапитал потратить на ипотеку или вложиться в какие-то непонятные пока еще человеку инвестиции, поиграть на бирже, ну понятно, что он выберет, более проверенный, надежный, традиционный вариант.

Андрей Плотников: Я с вами здесь не соглашусь.

Петр Кузнецов: Ну объясните.

Андрей Плотников: Во-первых, это не игра. По будущему закону, инвестировать можно только в облигации, подкрепленные гарантиями от государства, то есть это либо ОФЗ, облигации федерального займа российские, российский госдолг, где 100%-я гарантия возврата средств, либо облигации крупных государственных компаний, таких как Сбербанк, «Газпром», «Лукойл» и так далее. Это 100%-я надежность на сегодняшний день практически в нашей стране, то есть...

Марина Калинина: Но смотрите, Центробанк еще предлагает ограничить список инвестициями в пенсионные счета, пенсионные резервы и накопительное страхование жизни.

Андрей Плотников: Это то же самое практически, могу вам сказать. Ну, накопительное страхование жизни, Центральный банк не может так сказать, поскольку сейчас он сам ограничивает... Вот я как профессиональный участник рынка ценных бумаг, собственник такой же инвестиционной компании, которая так же работает с Центральным банком по лицензии, недавно мы получили тоже письмо от Центрального банка, в котором черным по белому было сказано ограничить продажу страховых инвестиционных продуктов, потому что люди застрахованы и закредитованы уже этими продуктами просто донельзя и эти продукты, наоборот, как раз много не приносят.

А если вот представим, что грубо за двоих детей вы получаете 640 тысяч рублей и средние дивиденды, доходность, которую можно, кстати, снимать дважды в год, купонная доходность от облигаций будет составлять в год 51 тысячу рублей с копейками. Это можно откладывать на обучение своего ребенка дальше, и это лучшая инвестиция, чем вложение в ипотеку или в бетон. Еще раз напоминаю, что...

Петр Кузнецов: То есть, еще раз, просто чтобы не сбить потенциального вкладчика нового с маткапиталом: то есть можно снимать проценты все-таки? Мы начали с того, что обналичить не дадут материнский капитал, видимо, речь идет о полной стоимости, да, а проценты он может снимать дважды в год?

Андрей Плотников: Да, тем более проценты – это не основное тело депозита, не основная часть. Купоны, которые выплачиваются 2 раза в год от эмитента, чью облигацию вы покупаете, будет это облигация самой Российской Федерации, Сбербанка, «Лукойла» и так далее, и вы эти деньги можете в принципе снимать. Я бы, допустим, на эти деньги, дальше откладывал их на обучение ребенка в институте в будущем, и это очень хорошее подспорье к тому, что есть сейчас.

Сейчас очень много схем у нас по обналичиванию маткапитала, очень много мошенников. Здесь, если Центральный банк, Минфин и государство все-таки примут этот закон и разрешат вкладывать маткапитал в ценные бумаги, то количество вот таких мошеннических схем на самом деле сократится, потому что здесь достаточно просто будет выбрать инвестиционную компанию либо банк с лицензией ЦБ РФ или...

Марина Калинина: Андрей, скажите, а с чем связана такая ограничительная мера, что обналичить тело материнского капитала нельзя? Передумал человек, хочет забрать свои деньги в наличном виде.

Андрей Плотников: Ну а здесь мы возвращаемся к нашему первому вопросу от вашего коллеги, все-таки это стимуляция больше рождаемости либо наполнить страну деньгами. Здесь все-таки государство эмитентам-компаниям, кому разрешат получать этот маткапитал, они больше заинтересованы в длинных деньгах, а облигации, как правило, покупают сроком на 3 года, и 3 года люди не изымают основную часть депозита, а проценты, да, пожалуйста, можно забирать. Проценты не интересны компаниям, а вот основная часть, в которой...

Марина Калинина: Естественно.

Андрей Плотников: По сути вы же кредитуете, покупая облигацию, вы кредитуете тот же Сбербанк, «Лукойл» либо нашу страну, просто даете свои деньги им в долг под проценты, только это намного лучше, чем банковские депозиты.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, Андрей, как финансист, какие реальные возможности еще есть у материнского капитала? Мы видим, что этот список, федеральный по крайней мере, регулярно не регулярно, кому как решать, но он все-таки пополняется, расширяется. Какие еще есть потенциальные возможности у материнского капитала? Ну, мы сейчас не берем, да, полностью обналичивание его, как инструмент.

Андрей Плотников: Вы знаете, мы в своем фонде, уже полгода назад я также давал интервью на эту тему, и полгода назад у нас было предложение о том, чтобы была возможность у российских семей самостоятельно докладывать деньги на материнский капитал, если он где-то хранится, чтобы эти деньги так же работали, допустим, на доверительном управлении либо на собственном брокерском счете и также ценных бумагах, приносили постоянные, ежемесячные дивиденды, на которые эта семья может либо существовать, либо какая-то прибавка к основной зарплате.

Вот если бы такое разрешили, а такое потенциально в принципе возможно, то было бы это, конечно, неплохо, чтобы можно было самому еще добавлять на материнский капитал, какой-то отдельный... Это вот аналог, как в Америке и Европе трастовые счета на детей открывают на 15–20 лет, до востребования, до срока, когда ребенок уже становится полноценным членом общества и поступает, как правило, в вуз либо приобретает себе самостоятельно жилье и может полностью закрыть этот счет, снять оттуда все деньги.

Петр Кузнецов: Ага. Ну и ЦБ и финансовым структурам, наверное, тоже выгоден будет такой вариант.

Андрей Плотников: Конечно, это интересно, потому что это опять же долгие деньги, раз, и эти деньги все это время, все эти 10–15 лет могут вращаться на благо страны, на благо нашей российской экономики.

Петр Кузнецов: Нашей экономики. Да, спасибо.

Марина Калинина: Вы знаете, я помню, мои родители откладывали, чтобы, когда исполнится мне 16 или 18 лет, я уже не помню, у меня была тысяча рублей. Когда мне исполнилось 18, эта тысяча стала... Ну, они стали просто копейками. Поэтому такие перспективы на 10–15 лет как-то очень-очень туманны... Спасибо.

Петр Кузнецов: Тем не менее спасибо, да. Андрей Плотников.

Мы послушаем наших телезрителей. Здравствуйте.

Марина Калинина: Есть у нас звонок, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Екатерина, Москва.

Зритель: Да, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Зритель: Смотрите, ну вот у меня, например, многодетная семья, многодетной семьей являемся, в 2019 году у нас родился третий ребенок, вот. Материнский капитал я уже после второго получала в 2008 году, вот. На данный момент мы проживаем в коммунальной квартире, то есть всего 20 метров занимаем, и у нас получается ситуация, мы хотели как-то улучшить свои жилищные условия, вот. Ну, мы рассчитали, что у нас будет материнский капитал, в общем, да, и, соответственно, мы сможем как бы воспользоваться еще вот по госпрограмме, да, 450 тысяч от государства.

Но все-таки мы поняли, что недостаточно даже как бы этих денег, для того чтобы взять ипотеку, то есть нужно как бы обладать все-таки какими-то другими средствами дополнительными, для того чтобы внести первоначальный взнос. В связи с этим как бы смотришь, да, вот в регионах, например, идет, этих денег достаточно материнского капитала для приобретения жилья, да, а в Москве получается, что, в общем-то... Ну замкнутый круг. Они вроде бы и есть, а получается, что...

Петр Кузнецов: Нет, ну не замкнутый круг, если вы сейчас о Москве, да. Это рассматривают как даже не стартовый капитал, но ты все равно влезаешь в ипотеку, то есть тебя заставляют все равно дополнять и сколько еще накидывать туда денег, то есть тоже влезание в кабалу.

Марина Калинина: Скажите, а вы готовы были бы вложить свои деньги вот в такой вот инвестиционный фонд, ну государственный, купить какие-то ценные бумаги и так далее, чтобы получать проценты? Ну, скажем, 50 тысяч в год.

Зритель: Ну вот насчет того, что готова была бы я, мне сложно ответить, потому что для этого нужны все-таки определенными знаниями какими-то обладать. Все-таки это, может быть, опять должна быть поддержка государства, чтобы понимать, во что ты вкладываешься и какие дивиденды ты с этого будешь получать, вот, поэтому здесь сложновато. Потому что, честно, хочется если улучшить, то, как говорится, прямо здесь и сейчас, не хочется ждать, хочется уже как бы сегодня жить, а не ждать, что вот мои проценты вырастут, какие-то мои удачные вложения найдут свое место, как говорится, да, для увеличения.

Марина Калинина: Спасибо, спасибо за вашу точку зрения.

Петр Кузнецов: Спасибо, Екатерина из Москвы.

«На покупку дачи или участка, на занятия детей спортом», – предлагает Краснодарский край. Оттуда же сообщение другого телезрителя: «Мы уже открывали детям счета, положили 5 тысяч, детям вернули по 300 рублей», – похоже на твой случай.

Марина Калинина: Да.

Петр Кузнецов: «Какая биржа? Мы живем, вернее выживаем, от зарплаты до зарплаты, от пенсии до пенсии. Какой же это бред!» – SMS из Белгородской области. «Дивиденды – это журавль в небе, могут быть, а могут и не быть», – SMS из Тверской области.

Мы продолжим говорить о том, какие возможности еще есть у маткапитала, с Евгением Коганом, он президент инвестгруппы «Московские партнеры», кандидат экономических наук, профессор Высшей школы экономики. Здравствуйте, Евгений Борисович.

Марина Калинина: Евгений Борисович, здравствуйте.

Евгений Коган: Да, добрый день.

Петр Кузнецов: Сейчас...

Марина Калинина: Как вы относитесь к этой инициативе? Давайте вот так начнем.

Петр Кузнецов: Да.

Евгений Коган: Ну а что в ней плохого? Замечательная инициатива. Другое дело, что, вы знаете, как всегда дело в нюансах. То, что ограничили возможности инвестиций, скажем так, в небольшие компании и только это облигации надежных эмитентов или государственные, – это правильно, это нормально. То, что мы получаем долгосрочные инвестиционные деньги на рынке, собственно говоря, мой коллега до этого сказал, тоже все верно. Так что... Вы знаете, глобально никаких претензий и вопросов нет, это правильно.

Другое дело, вы знаете, у меня есть вопросы к самому размеру этого материнского капитала. Дело в том, что вот как бы в лекарстве, есть такое понятие приоритета. В нашей стране идет в принципе немножко вымирание населения, по большому-то счету, и вот тот размер материнского капитала... Ну давайте честно: вот вы сама мать, вам этот размер достаточен, чтобы решиться, «да, мне государство даст хорошие деньги, для того чтобы пойти и рожать»? Допустим, мы хотим ребенка, но не хватает денег. Нет, этого мало.

Марина Калинина: Нет.

Евгений Коган: Вот и все, это слишком мало. Поэтому, на мой взгляд, тут такой вопрос. То, что решили продумать по крайней мере вопрос насчет того, что можно инвестировать на биржу только в самые надежные облигации или в государственные облигации, – это здорово, это дополнительная доходность пускай 5%, пускай 6% годовых, тоже неплохо.

Второе. Вынимать эти деньги ну можно, конечно, но я считаю, что, если уж вы стимулируете, скажем, покупку квартиры, потому что это действительно для огромного количества наших людей вопрос вопросов, именно жилье, ну так давайте продумаем сразу и вопрос... Ну например, если мы в долгосрок инвестируем материнский капитал, давайте, скажем, государство добавит, ну просто как бы чтобы стимулировать это дело, проинвестировал, 3 года продержал, на тебе еще 10% премию.

Понимаете, мы смотрим и говорим по большому счету о копейках. Что такое 5–6% годовых? Это хорошо, но это немного, это мало кого на что-то простимулирует. Поэтому давайте думать не только о том, чтобы инвестировать, хотя это очень правильное решение, еще раз говорю, это долгосрочные деньги, но давайте подумаем о размере, размер-то тоже надо бы увеличить.

Петр Кузнецов: Да, кстати, по поводу размера: а как вам кажется, у вас есть собственное экономическое обоснование, почему именно такие суммы на первого ребенка? Из чего исходили, что туда вроде бы как вкладывается?

Евгений Коган: Ребят, не я эти суммы рассчитывал, ну откуда я знаю, почему они так решили?

Петр Кузнецов: Понимания нет.

Евгений Коган: Видимо...

Петр Кузнецов: Смотрите...

Марина Калинина: Ну потому что очень смешно, что до двух рублей вот эта сумма рассчитана, это, конечно, забавная ситуация, на мой взгляд.

Евгений Коган: Ну, тут, как говорится, по одежке и ножки. То есть чиновники посчитали, есть какие-то возможности. Нет, я вполне понимаю... Вы поймите, Минфин делает огромную работу, когда формирует бюджет, это совершенно непростое мероприятие, там все учитывается, в общем-то, до копейки. Ну вот так вот запланировали, такая госпрограмма. Я же не против, это в принципе хорошее дело.

Другое дело, на мой взгляд, что давайте зададим вопрос честно, простимулирует ли это вас по-настоящему рожать. Думаю, что нет. Для того чтобы женщина понимала, что она хочет рожать... Ну давайте так, давайте посмотрим на опыт других стран, давайте посмотрим на другую нефтяную страну, например Дубай, давайте посмотрим, что там получает женщина при рождении ребенка. Ну а дальше я умолкаю, вы просто посмотрите на цифры и после этого поймете, хочет ли рожать дубайская женщина и хочет ли наша, вот просто дебит и кредит.

Петр Кузнецов: При этом в экономически развитых странах, если мы берем Европу, с рождаемостью все не так хорошо.

Евгений Коган: Вы знаете, а кто сказал, что в Европе экономическая ситуация хорошая? Европейцы, между прочим, не сидят на огромных запасах нефти, газа, они все это потребляют, вот. Между прочим, благосостояние в среднем европейцев, именно среднего класса европейцев, как раз за последние годы не растет, я бы даже сказал, немножко снижается. Там все совсем не здорово. А зачем нам на них ориентироваться? Давайте ориентироваться на коллег. Вот у нас есть ребята...

Петр Кузнецов: Ну, вы сами нас в Дубай отправили, я вот к чему. Спасибо большое, у нас времени не остается.

Марина Калинина: Спасибо.

Петр Кузнецов: Евгений Коган и его комментарий.

Это был первый насыщенный информационный час, пробежались по темам. Впереди большая тема, будем говорить о том, как COVID встряхнул рынок труда. По итогам карантинного года оказалось, что безработица росла одновременно с дефицитом специалистов. Вот кто потерял работу и какие вакансии сейчас популярны, точнее кто нашел, будем разбираться.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)