Новый год по-коронавирусному

Новый год по-коронавирусному | Программы | ОТР

Как будем встречать?

2020-11-16T15:02:00+03:00
Новый год по-коронавирусному
Что читают в России?
Снял маску - остался без продуктов!
ТЕМА ДНЯ: Россияне замерзают!
Совы, жаворонки и другие...
Кому будет доступна социальная аренда?
Со следующей недели в России начинается массовая вакцинация от коронавируса
Что нового? Рязань, Нальчик, Новосибирск
Реальная стоимость iPhone. Целевой набор в вузы. Удалёнка. МФО по новым правилам. Чаты – зло? Реальные зарплаты. Автомобиль – роскошь? Карантинные меры. ЖКХ по-нашему
Реальная стоимость: iPhone. На какие уловки идёт яблочный бренд, чтобы завысить цену телефона
Выйти из чата?
Гости
Иосиф Пригожин
продюсер
Дмитрий Рогозин
заведующий лабораторией методологии социальных исследований РАНХиГС

Денис Чижов: Ну, тем не менее, коронавирус коронавирусом, а уже близится Новый год. Потихонечку люди начинают готовиться. Многие задумываются: а как же его встречать, этот первый Новый год эпохи коронавируса? К примеру, мэр Москвы уже заявил, что ни одно развлекательное заведение в Новогоднюю ночь работать не будет. В регионах тоже вводят новые ограничительные меры из-за коронавируса: ни елок, ни ярмарок, ни народных гуляний.

Марина Калинина: На это уже отреагировали и артисты. К примеру, певец Валерий Меладзе предложил коллегам по цеху отказаться от съемок в новогодних телепрограммах. Вот что он написал в Instagram: «Представьте, если вы включаете телевизор в новогоднюю ночь, а там нет ни Новогоднего огонька, ни музыкальных, ни развлекательных программ».

Денис Чижов: Об этом он написал в Instagram как раз. В общем, этот Новый год явно будет не похож не предыдущие. Как вы планируете встречать 2021-й? Дома? В гостях? Или, может быть, планируете все равно пойти в какой-нибудь подпольный тайный ресторан? А мы знаем, что такие заведения работают и сейчас, какие-то подпольные корпоративы проводятся. Напишите нам обязательно, как вы будете встречать Новый год.

Марина Калинина: Или позвоните, расскажите.

У нас сейчас на связи Иосиф Пригожин, продюсер. Иосиф Игоревич, здравствуйте.

Иосиф Пригожин: Добрый день.

Марина Калинина: Как ваши коллеги отнеслись к такому предложению Валерия Меладзе – отказаться от участия в новогодних огоньках и в других различных новогодних программах, к которым мы так уже привыкли все?

Иосиф Пригожин: Вы знаете, за коллег отвечать не могу, но могу сказать, что это отчаянный шаг, к которому прибег Валера. Он планировал, судя по всему, привлечь максимальное количество внимания к тому, что сегодня происходит. Складывается иногда ощущение, что артисты виноваты в пандемии, ибо хейтеры и огромное количество людей все время ставят в упрек артистам как бы происходящее. Вы просто, наверное, этого не замечаете. И самое главное, как я уже раньше говорил, артисты первыми закрылись и последними откроются.

Проблема в другом. Артист – это же целое предприятие, на него работает огромное количество людей. Это же отрасль, понимаете. А в этой отрасли есть техническое оборудование. Это свет и звук, это и экраны, и куча других людей, которые работают вокруг этого. И получается, что платить-то этим людям кто-то должен. Они это оборудование, наверное, тоже брали в лизинг, в кредит или в долг.

Теперь – дальше. Праздники все закрылись, соответственно, да? И получается что? То есть на концерты ходить нельзя. А на телевидении, когда ты идешь на съемку, там же в студии тоже сидит огромное количество людей. Я сейчас не могу просто из этических норм говорить о людях, которых я знаю. Целые телевизионные группы, которые снимали в том числе праздники, целыми группами заболели. И приходить на съемку – чтобы что? Чтобы заболеть?

Ну, если мы уже делаем локдаун, то мы должны делать этот локдаун для всех и для всего. Потому что получается, что мы как бы, с одной стороны… В метро 8 миллионов человек спускается ежедневно, все друг с другом обнимаются. Понимаете? Клубы, кальянные работают, молодежь позволяет себе ходить без масок. У меня много знакомых и товарищей заболело, потому что внуки принесли, дети принесли из клубов, отовсюду. Пара серьезных знакомых умерли – при том, что деньги и возможности есть.

Это не шутка. На самом деле контагиозность этой заразы – она настолько распространяется! Даже гриппом так не заражались, мне кажется, как этим долбаным коронавирусом.

Я вам хочу сказать, что я-то переболел свиным гриппом, вирусом H1N1. Я знаю, что это такое и как это тяжело. Это просто ад был для меня лично, потому что я лежал в реанимации. Я вышел из этого положения. Сейчас у нас что? У меня сын старший до сих пор лежит в больнице. Дочка переболела. Невестка переболел. Другой сын переболел. То есть все равно цепляется одно за другим. Понимаете?

И здесь либо надо действительно сделать полный локдаун, либо… А то получается, что в метро можно, в общественном транспорте можно, а во всем виноваты артисты. Концертные залы, Большой театр… Ну как можно на 25% работать? Если это не госучреждения, если это частные учреждения… Вот вы представьте себе – концертный зал «Крокус Сити Холл». Там работают 500 человек. Минус 1,5 миллиона каждый день из-за арендной платы. А кто-то же должен их содержать. Понимаете, у людей представление немножко… Они же видят на передовой фронтменов. Понимаете, да?

Марина Калинина: Ну да.

Иосиф Пригожин: А если прийти на съемку… Вы же, телевизионщики, не оплачиваете артистам съемки. Они приходят сами, по сути, за свой счет. Привозят с собой костюмеров, визажистов, парикмахеров, звукорежиссеров. Целая команда приходит с одним артистом. А у Филиппа Киркорова, например, балет, еще человек семьдесят с ним приходит. Им же за каждую съемку мы-то платим. Но нам-то никто не платит, мы-то бесплатно ходим на телевидение уже столько лет.

Ну сколько мы должны доказывать свою состоятельность? Всю свою сознательную жизнь мы должны бороться за место под солнцем. Никто же не верит, что телевидение нам не платит деньги, что мы людей, которые смотрят телевизор, просто развлекаем и деньги за это не получаем.

Марина Калинина: Иосиф Игоревич, с вашей точки зрения, чем может закончиться вся та ситуация, раз такой призыв?

Иосиф Пригожин: Вы знаете, я думаю, она ничем не закончится. Новогодние огоньки начали снимать. Тот, кто захочет, придет и снимется. Кого позовут, кого не позовут. Кому заплатят, кому не заплатят. То есть это будет в таком варианте. Ничего не изменится, к великому сожалению.

И самое главное… Вы знаете, что я думал? Беда должна объединять людей. Люди, владеющие помещениями, должны пойти навстречу, снять с кого-то бремя аренды. Мы должны помогать друг другу, как во время войны. А некоторые люди, как остервенелые, аренду дороже делают. Тут они цены подняли, на рекламу подняли. Поди сделай сегодня концерт. И это при том, что 25% и 50% разрешено время в зал заходить, аренда же дешевле не стала, реклама дешевле не стада, расходы меньше не стали. Они стали почему-то дорожать.

У нас удивительная история! Как сказал Владимир Вольфович Жириновский, имея собственную нефть, бензин у нас дороже, чем в Европе. Ну правда, с этим надо что-то делать. То же самое и в нашей индустрии. Надо с этим что-то делать. То есть не может кто-то нести за это ответственность. Должны все равнозначно поделить пополам все свои риски.

Марина Калинина: Иосиф Игоревич, давайте о хорошем. Как вы будете этот Новый год встречать?

Иосиф Пригожин: Я? Пока не знаю. Мы принимаем решение в моменте. Понимаете, да? Мы будем действовать согласно сложившимся обстоятельствам.

Денис Чижов: Ну а обычно вы на работе встречали предыдущие или все-таки дома – непосредственно новогоднюю ночь?

Иосиф Пригожин: Нет, давайте так, смотрите. Никто частные дома не запрещает, поэтому, если у нас будут мероприятия частным образом, не в Москве или еще где-то, то мы от этого отказываться не будем. Мы приедем, естественно, и проведем это культурное мероприятие. У нас бывали мероприятия. Мы их не выкладываем сейчас. Ни один корпоратив, который у нас был, мы не выложили.

Мы гуляем в абсолютно таком закрытом формате, чтобы не раздражать публику, не раздражать людей своими какими-то радостными моментами, потому что у нас радуются только тогда, когда у человека проблемы, горе, когда он несчастный – вот тогда человека жалко. А когда у него хорошо, то его почему-то тихо ненавидят. Поэтому, естественно, у нас есть уже Новый год проплаченный, у нас есть какие-то мероприятия. Нам грех жаловаться. Но мы стараемся к этому подходить очень и очень корректно, очень аккуратно. И не будем никаких этих увеселительных историй выкладывать ни в какие свои соцсети.

Денис Чижов: Понятно.

Марина Калинина: Спасибо большое. Иосиф Игоревич, мы желаем скорейшего выздоровления вашим детям, пусть поправляются, чтобы Новый год вы все встретили вместе. Иосиф Пригожин был с нами на связи, продюсер.

Денис Чижов: А вот как у нас страна встречает Новый год, планирует встретить. Краснодарский край: «Скорее всего, на рабочем месте буду встречать Новый год». Владимирская область: «Какой год – такой и Новый год. Настроения нет. И вряд ли будет». Как-то так пессимистично. Из Томска – с нами будут встречать, с Общественным телевидением России. «Мы с вами! Город Томск». Город Томск, мы тоже с вами.

Ну и Алла нам дозвонилась.

Марина Калинина: У нас несколько звонков из разных регионов нашей страны. Алла, здравствуйте. Это Краснодар.

Зритель: Здравствуйте. Вы знаете, что я хотела сказать? Что этих современных певцов – и дарных, и бездарных – мы видим почти каждый день на экранах телевизора, честное слово. Какой канал ни включу, любой – там все эти поют. А можно на Новый год открыть архивы, достать оттуда старые новогодние огоньки, которые наши мамы любили, папы. Было весело, смешно. И показать на Новый год старый огонек какой-то. И будет очень интересно людям.

Денис Чижов: Алла, а вы как будете встречать Новый год? Будете смотреть в записи на YouTube какой-нибудь старый новогодний огонек?

Зритель: Нет, я не буду смотреть старый новогодний огонек на YouTube, потому что я включу телевизор в новогоднюю ночь и с удовольствием посмотрела бы старый огонек.

Марина Калинина: Ну, это если получится. Спасибо.

Еще Александр нам дозвонился из Волгоградской области. Александр, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Денис Чижов: Какие у вас планы на Новый год?

Зритель: Здравствуйте. Вы меня слышите?

Марина Калинина: Да-да-да.

Зритель: Я буду 1-го числа встречать на работе Новый год. Ну, я думаю, что для детишек, которые ходят в детский садик, им должны провести утренники. Они ничем не должны болеть. Ну, они первый раз пришли в детский садик. Ну, вы понимаете, первый раз в первую группу. Они первый раз встретились, они такие друзья. И зачем их за счет этого унижать? Чем они могут от коронавируса страдать?

Марина Калинина: Александр, вот смотрите. Если, допустим, не будет новогодних огоньков по телевизору, предположим, не будет каких-то массовых народных гуляний на улицах, как это обычно бывает, то это внесет как-то коррективы в ваше настроение новогоднее? Или вам в общем все равно, вы эту Новогоднюю ночь как проводили дома, так и будете проводить с родственниками?

Зритель: Извините меня, мне 55 лет. Я знаю, что я иду на свою работу, на свою службу…

Марина Калинина: Ну понятно.

Денис Чижов: Еще пишут нам сообщения наши телезрители. Из Иркутской области: «Всегда дома встречали и будем встречать, всегда с семьей. В окно любуемся на фейерверки». «Елка без хоровода», – реплика у нас от одного из телезрителей. И еще патриоты телеканала ОТР из Астрахани: «Мы будем встречать Новый год с ОТР». Молодцы!

К нам присоединяется Дмитрий Рогозин, зав. Лаборатории методологии социсследований Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС. Дмитрий Михайлович, здравствуйте.

Дмитрий Рогозин: Здравствуйте.

Денис Чижов: Ну, сначала коротко: вы где будете встречать Новый год?

Дмитрий Рогозин: Конечно, дома. Новый год – это праздник семейный, и я его всегда встречаю в кругу семьи.

Денис Чижов: А вот люди, которые привыкли отмечать Новый год где-то в ресторанах, в гостях? Слушайте, не будет ли какого-то такого социального напряжения? Этих людей впихнут домой, не дадут им никуда идти на массовые гуляния – и они по этому поводу расстроятся как-то.

Дмитрий Рогозин: К счастью или к несчастью, таких людей не так много. Это не больше 5–7%, если говорить о населении России, кто встречает в ресторанах. И эти 5–7% сконцентрированы в крупных городах – в основном в Москве и в Санкт-Петербурге. Поэтому если по кому и ударит изменение празднования Нового года, то это по небольшой части населения, более состоятельной и умеющей находить те или иные решения в трудных жизненных ситуациях.

Денис Чижов: Закрываются же не только рестораны. Вот смотрите – где-то ярмарки какие-то, все равно массовые мероприятия на открытых площадках. Тем не менее, если их и не отменяют в разных регионах, то, по крайней мере, их количество сокращается. То есть куда пойти людям – мало уже остается мест.

Дмитрий Рогозин: Ну, это безусловно. Было бы безумием утверждать, что этот Новый год у нас будет таким же, как и прежний, и никакой коронавирус на него не повлияет. Конечно же, он будет другим.

Я хочу сказать только одно. Локдаун в той или иной мере – это не такая огромная катастрофа даже для столь популярного праздника, как Новый год. То есть это все-таки семейный праздник. Большинство населения привыкло его встречать в кругу семьи. И то, что закрываются рестораны – это не самый большой удар по населению России. Куда больший удар – это то, что закрываются рабочие места. Вот это уже другой разговор. Поэтому если о чем-то и переживать, то как раз не о праздниках, а о рабочих буднях.

Марина Калинина: А какие настроения вообще к концу этого года у людей?

Дмитрий Рогозин: Ну, я не могу сказать, что они оптимистичные, конечно. Самое неприятное во всей этой пандемии коронавируса – это то, что невозможно сказать, что будет завтра. И это «завтра» очень сильно схлопнулось. То есть невозможно сказать, как мы будем жить в январе, в феврале месяце. А это значит, что эта самая неопределенность бьет прежде всего по семьям с детьми, по семьям, где живут старики, где нужно как-то планировать эту жизнь, готовиться к тем или иным последствиям от этого ужасного коронавируса. Но мы не можем понять эти последствия, поскольку до сих пор это заболевание, этот вирус так и остается огромной загадкой не только для простых людей, но и для ученых всего мира.

Денис Чижов: Дмитрий Михайлович, кстати…

Марина Калинина: Вы не отключайтесь, сейчас мы…

Денис Чижов: Я хотел еще отметить, что… Вот вы про детей начали говорить, про семьи с детьми. Наши телезрители пишут из Приморского края: «Не отменяйте детские утренники! Дети ни в чем не виноваты». Нижегородская область: «Детей очень жаль. Они целый год ждут Деда Мороза, а здесь…» Хотя Деда Мороза вроде бы не отменяют. Я думаю, что все равно эта сфера как-то будет работать.

Марина Калинина: Не отключайтесь, пожалуйста, Дмитрий. У нас на связи Галина. Галина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Да, слушаем вас.

Зритель: Хотела бы сказать, что очень нравится ваша передача, всегда смотрю. Ну и хотела бы сказать про Новый год. Отмечать будем как всегда – весело и радостно. Коронавирус нас совершенно не смущает. Люди мы деревенские. Знаете, мы не заболеем, у нас все будет хорошо.

Марина Калинина: Ну, дай бог. Вы так с оптимизмом на все это смотрите.

Давайте послушаем еще мнение Виктора. Виктор, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Говорите.

Зритель: Я как-то хотел бы сказать Галине. И я вырос в деревне. И моя деревня, наверное, самая лучшая в России. Я все равно не думаю, что… Говорят беспечно: «Вот мы хотим». Да многое мы хотим. И если ребенок сегодня не получит чего-то, один раз, может быть, в сто лет, в десять лет, в пять лет… Мы не получили. Я родился в 50-м году. Ну не было у меня таких новогодних дней – и я же от этого не стал хуже жить, не стал плохим человеком.

А сейчас у нас: «А вот ребенок!» Ему пять лет – его и туда, и сюда. А кто же отвечать будет за этого ребенка? «Нет, отвечать мы не будем, пусть государство отвечает». А где же мы сами в таких ситуациях сложных? Мы можем взять себя в руки и хоть раз показать, что наша дисциплина, наше здоровье – это по-настоящему, а не просто болтовня? Один говорит: «А я вот надел маску, через нос дышу – мне нормально». Как это – через нос? Сказано сделать – значит, надо сделать. Китайцам сказали – они поняли. А у нас столько кривотолков! Сколько эфира тратится на это!

Ребенок как будто не может? «А взрослый совсем не может без Новый года!» Кто это сказал? Ради безопасности жили… Наши родители в войну смогли жить и без Нового года, и без определенных радостей. И воспитали по четыре-пять детей. И сегодня ваши мамы, ваши папы… А мы сегодня такие проблемы создали. Давайте не будем создавать этих проблем. Ребенок? Создайте ему дома Новый год такой, чтобы он запомнил лично вас, а не Деда Мороза с бородой, которого он не видит, да еще в маске.

Марина Калинина: Спасибо за ваше мнение.

Денис Чижов: Спасибо большое.

Марина Калинина: Это был Виктор.

А мы возвращаемся к нашему эксперту. Дмитрий, я смотрю, что вы так улыбаетесь. Можете прокомментировать эти два звонка?

Дмитрий Рогозин: Ну, я в очередной раз убедился, что ваши телезрители – лучшие эксперты. Они на самом деле лучше нас с вами понимают, как устроена жизнь, как в нашей стране жить, а не выживать. Просто эксперты очень часто любят нагнетать ситуацию. Возьмем разговор с Пригожиным. Он вам рассказывал о том, что все плохо, плохо. И тут вдруг! – все корпоративы распроданы, вся занятость уже есть, просто шуметь об этом не будут. К сожалению, у нас принято не только на телевидении, но и в любых публичных местах говорить только о плохом.

И ваши телезрители – на самом деле отличные эксперты. Они говорят, что даже в той ситуации, в которой мы живем, очень много хорошего. И то плохое, которое на нас обрушилось, скорее сплотит нацию и позволит нам нормально и весело отпраздновать этот Новый год, проводить его – пусть он уходит куда подальше! – и встретить новый с оптимизмом, с пожеланиями того, что мы наконец-то преодолеем эту страшную катастрофу, связанную с пандемией.

Марина Калинина: Дмитрий, а много ли таких сознательных людей, как Виктор, который нам звонил, которые понимают, что дисциплина есть дисциплина, что если нужно носить маску – значит, нужно носить маску, а если нужно сидеть дома – значит, нужно сидеть дома?

Дмитрий Рогозин: Я здесь вам определенно скажу, что достаточно много. То есть наши люди начинают нарушать режим изоляции не потому, что они такие несознательные, бессовестные и так далее, и так далее, а потому что очень часто к этому принуждают условия работы и труда. Нужно зарабатывать на хлеб. Поэтому перед человеком встает выбор: либо он будет полностью соблюдать карантинные меры, либо он останется без куска хлеба. А семью нужно как-то кормить.

Поэтому, в общем-то, понимание того, что коронавирус – это серьезное заболевание и нужно как-то предохраняться, оно распространено в обществе. Мы уже не раз проводили замеры. Осознание рисков – рисков и здоровью, и экономическому положению семьи, которые несет коронавирус, – чрезвычайно высоко! То есть гораздо выше, чем любые рейтинги любых политиков.

Марина Калинина: Спасибо, спасибо за ваш комментарий.

Денис Чижов: Спасибо, спасибо большое, Дмитрий Михайлович.

Все-таки большинство наших телезрителей собираются отмечать дома. Например, Челябинская область: «Дома». Рязанская область: «Дома. Это праздник семейный. Действительно, зачем куда-то идти?» Из Башкирии: «Люди, сделайте детям праздник дома! Нарядитесь сами Дедами Морозами». И только из Мурманска…

Марина Калинина: Кстати, в моем детстве так и было – дедушка наряжался Дедом Морозом.

Денис Чижов: В моем – тоже. Родственники, дяди и тети приходили. Вот только из Мурманской области человек пишет: «Каждый год дома. Надоело! Сил нет». Но таких – меньшинство.

Марина Калинина: Ну что же, а мы переходим к обсуждению следующей темы.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (2)
Не важно
Ради того, чтобы не видеть эти пропитые рожи в тележке на нг, стоило устроить эту пандемию, дай бог, чтоб миладце ему подобные не передумали
Мария Михайлова
Надоели эти рожи: Пригожин, Меладзе, Киркоров и ещё куча надоевших и зажравшихся певцов! Пусть идут работать на стройки, дворниками, в магазины. Вакансий много. Пусть почувствуют себя простыми людьми, у которых по-настоящему денег нет. Уважаемые СМИ хватит против этих халявщиков писать. Пишите про нормальных людей, которым, действительно, нужна помощь!