Новый премьер. Почему выбор пал на главу ФНС

Новый премьер. Почему выбор пал на главу ФНС | Программы | ОТР

И куда уходит Дмитрий Медведев?

2020-01-16T14:37:00+03:00
Новый премьер. Почему выбор пал на главу ФНС
Снова самоизоляция? В Арктике тает лёд. Здоровая и счастливая жизнь. Многодетная парковка. Соцсети: от 14 и старше. Как призвать к ответу бизнес, который травит подростков. Можно ли научить искусственный разум справедливости?
По приговору искусственного интеллекта
Индустрия анти-детства
Сергей Лесков: Человек без маски в нынешних условиях - это элементарный уголовник, который нарушает общественный договор и ставит себя выше общества
Дети в соцсети: вред или норма?
Домашний режим для пенсионеров
Большой семье - бесплатная парковка. Это правильно?
Кинополководец Сергей Бондарчук: какой вклад в мировое искусство он внёс?
Здоровая и счастливая жизнь – какая она в нашей стране?
Лёд Арктики потерял две трети своей толщины
Гости
Андрей Кошкин
заведующий кафедрой социологии и политологии РЭУ им. Плеханова
Леонид Поляков
член экспертного Совета Фонда «ИСЭПИ»

Ольга Арсланова: А мы продолжаем. Главная новость к этой минуте – партия «Единая Россия» единогласно поддержала кандидатуру Михаила Мишустина на пост главы правительства. Сегодня его кандидатуру рассматривает Госдума. И до этого Мишустин встречается со всеми парламентскими фракциями. Встреча с «Единой Россией» стала первой в этом списке.

Петр Кузнецов: А далее по порядку. На этой встрече Мишустин, в частности, заявил уже, что новое правительство претерпит ряд изменений. В числе прочих приоритетов своей работы на посту премьера глава ФНС назвал национальные проекты и цифровую экономику.

Ольга Арсланова: Что произошло? Ранее Дмитрий Медведев сообщил, что правительство России в полном составе уходит в отставку. Позже глава государства предложил Медведеву должность зампредседателя Совета безопасности, а на пост премьер-министра предложил как раз нынешнего главу Федеральной налоговой службы. Об этом мы будем говорить. Сегодня, кстати, это наша большая тема – серьезные перестановки и смена правительства в нашей стране. Естественно, это главные темы дня.

Петр Кузнецов: К нам присоединяется Леонид Поляков, это политолог, профессор Высшей школы экономики. Леонид Владимирович, здравствуйте.

Леонид Поляков: Добрый день.

Петр Кузнецов: У нас почти сутки уже прошли. Было время все обдумать, взвесить. Как вы в итоге оцениваете этот маневр с отставкой, с перестановками? Что это? Причины и прогнозы. О возможной новой должности Дмитрию Медведеву отдельно поговорим.

Леонид Поляков: Да, действительно, главное – это, конечно, планируемое назначение на пост премьера бывшего главу ФНС Мишустина. Мне кажется, здесь резон понятен. Владимир Владимирович Путин давно предупреждал правительство и общественность о том, что он не потерпит никаких заминок, никаких раскачек в деле выполнения этих самых национальных проектов, заявленных в майском указе 2018 года. Президент сформулировал тогда концепцию этого социально-экономического прорыва. До сих пор по самоощущениям нашего населения, наших сограждан никакого прорыва не происходит. За последние 2 года накопилось значительное недовольство. Оно отражается во многих опросах общественного мнения. Люди не чувствуют того, что концепция прорыва каким-то образом работает, прежде всего на состояние социальной сферы. Так или иначе, при всем том, что Владимир Путин высказал удовлетворение работой правительства в нынешнем составе, очевидно, что претензий накопилось достаточно много. И, конечно, главная претензия всегда выражается в том, что руководитель правительства несет прямую ответственность за состояние дел. Поэтому мне кажется, что перемещение Медведева на новый пост, который будет для него создан… Непонятно, потребуется ли корректировка Конституции. Тут еще неясно это. Потому что сама позиция о Совете безопасности такая размытая. Но неважно.

Петр Кузнецов: То есть эта должность пока вне Конституции?

Ольга Арсланова: Пока не существует. Давайте все-таки чуть позже поговорим о Медведеве. Потому что сейчас все внимание приковано к фигуре Михаила Мишустина, уже очевидно – будущему премьеру. Важно понять, чем он привлек внимание, почему возникло такое ощущение у президента, что он как раз может справиться с нацпроектами и вообще с ситуацией.

Петр Кузнецов: Потому что ни в одном прогнозе экспертов, конечно, эта фамилия не фигурировала.

Леонид Поляков: Как всегда. Это сюрприз, как это было и с Фрадковым, и с Зубковым. Но разница здесь вот в чем. И это, кстати, влияет на мою оценку перспектив Мишустина. Мы знаем, что и Фрадков, и Зубков были фигурами переходными, связанными с выборами президента. Мне кажется, назначение или предложение Мишустина возглавить правительство связано с двумя обстоятельствами. Первое обстоятельство – он продемонстрировал свою высокую эффективность в самом ключевом ведомстве, которое занимается финансами и сбором налогов. Вот это очень важный момент. Умение контролировать денежные потоки и направлять их в нужные места. Сейчас это ключевая задача со всеми национальными проектами. Чтобы ни одна копейка не ушла куда-нибудь налево, во-первых, и чтобы все было своевременно, точно и так, как это планируется. Чтобы не было никаких задержек. Это первое обстоятельство.

И второе обстоятельство – это действительно требование президента, чтобы экономика плавно переходила, но в то же время обеспечивая прорыв, на такую тотальную цифровизацию всего. То есть максимальное устранение человеческого фактора, максимальное использование современных коммуникационных и всяких других инновационных технологий. Мне кажется, Мишустин способен это обеспечить. Это очень важный момент.

И второй момент. Это деполитизация поста премьера. Мы знаем, что Медведев был и остается председателем партии «Единая Россия». Мишустин в этом смысле нейтрал. Он чистый технократ. Человек, который не будет поддаваться никаким влияниям. Хотя он сейчас проводит переговоры с политическими партиями. Но при этом с чисто технократических позиций. Его позиция очень ясна. Если это работает, если это нужно, если это в интересах России, то это принимается независимо от тех или иных идеологий.

Петр Кузнецов: То есть можно сказать, что его козырь как раз в том, что он был до этого мало заметен, при этом эффективно работая?

Леонид Поляков: Совершенно верно. Он не высовывался, не претендовал ни на какие высокие или любые другие политические роли, он не играл в идеологию, а он делал свое дело на рабочем месте, доказал свою эффективность, лояльность. И в этом смысле выбор Путина был предсказуем. Хотя, повторюсь, как всегда это оказалось сюрпризом. Мне кажется, что это выбор как минимум до 2024 года.

Ольга Арсланова: Понятно. Давайте поговорим о судьбе Дмитрия Медведева. Можно ли сказать, что он на какую-то почетную, но малозначимую, просто статусную должность уходит, или есть шанс, что он вернется в большую политику для каких-то целей?

Петр Кузнецов: Потому что, знаете, опять-таки, по первому делу очень многие агентства немножко спутали должности. Они посчитали, что теперь он будет заместителем секретаря Совета безопасности. Он исключительно будет взаимодействовать с президентом, подчиняться только ему и отчитываться только перед ним.

Ольга Арсланова: И есть ли шансы на возврат?

Леонид Поляков: Давайте уточним сразу для наших слушателей и телезрителей, что это не зам Патрушева, это зам Путина. То есть должность зампредседателя. Председателем Совета безопасности является президент. Таким образом, действительно в совете безопасности появляется новая структура и новое действующее лицо. До сих пор это было взаимодействие Путин-Патрушев, теперь появляется Дмитрий Медведев с определенной функцией – с концентрацией на вопросах безопасности и обороноспособности России.

Я бы сказал так, что это, конечно, несколько искусственная должность, потому что в принципе это полномочия и компетенции самого президента. Но я не исключаю того, что Владимир Владимирович Путин просто сосредотачивается целиком и полностью на прорыве и на реализации национальных проектов, доверяя уже многократно проверенному Медведеву довольно ответственный участок именно в Совете безопасности. Потому что действительно расстраиваться, хотя у Путина феноменальная способность вести несколько дел одновременно, но все-таки лучше бы, если отдельный человек занимался этим.

Теперь что касается перспектив возврата, как вы говорите, в большую политику. Мне кажется, что Медведев из большой политики никуда не уходит. Он остается одной из важнейших фигур в политическом истеблишменте. Я бы сказал, в топ-10 политических фигур России. Поэтому его будущее нельзя определять как некую почетную ссылку и получение синекуры. У меня такое впечатление. Он еще вполне может выступить как одна из серьезных фигур на горизонте 2024 года.

Петр Кузнецов: Интересно. Да, спасибо, Леонид Владимирович. Мы продолжим об этом как раз с другим нашим экспертом. Это Андрей Кошкин, заведующий кафедрой социологии и политологии РЭУ имени Плеханова. Он с нами сейчас на связи. Андрей Петрович, приветствуем вас.

Андрей Кошкин: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте. Конечно, мы в первую очередь ждем ваших впечатлений о том, что произошло, о перестановках, о серьезных реформах и о том, что очень многие ваши коллеги называют таким досрочным вступлением в предвыборный период президента. Серьезные изменения произошли. Ждем ваших комментариев.

Андрей Кошкин: Я думаю, что это закономерные действия. Они связаны с необходимостью оптимизации всей системы управления. Об этом речь шла и в обращении президента к Федеральному собранию, когда он акцентировал внимание на необходимости изменения полномочий. Более того, президент отдал часть своих полномочий парламенту, тем самым усилил его возможности. Депутаты теперь почувствовали свой вес и возможность влияния на политику Российской Федерации.

Ольга Арсланова: Я прошу прощения. Можно только небольшое уточнение? Все же кандидатуру премьер-министра при этом депутатам на утверждение будет вносить президент по-прежнему?

Андрей Кошкин: Зато сделан первый шаг. Это уже здорово. Более того, венцом изменений в оптимизации системы управления явилась отставка предыдущего правительства и представление нового премьера – Мишустина Михаила Владимировича. Это чрезвычайно важный, я бы даже сказал, судьбоносный момент. Он обеспечивает некий рубеж. Спасибо сказали тому правительству, которое стабилизировало. Есть определенное недовольство, социальное напряжение. Но сегодня меняются приоритеты. И прорыв, который уже обозначил президент, должен осуществлять человек, который в состоянии обеспечить движение вперед и в цифровой экономике, естественно, и, конечно, все, что связано с реализацией национальных проектов.

Петр Кузнецов: И, наверное, обеспечение конституционной реформы? Это тоже одной из основных целей нового правительства будет?

Андрей Кошкин: Да, будут они реализовывать. Но пока что речь идет о том, чтобы создать этот проект, который уже сегодня группа начинает обсуждать.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, Андрей Петрович, а как сильно, по-вашему, состав правительства изменится? И вообще что в принципе именно зависит от нового состава правительства? Решают ли конкретные персоны, которые туда входят?

Андрей Кошкин: Да, конечно, если мы так внимательно обсуждаем персону премьера, то, конечно, следует так же внимательно относиться и к личностям министров. Да, здесь, наверное, будут первые трудности, с которыми столкнется Михаил Владимирович. А именно. У него своей, к сожалению, команды. И привести своих людей ему будет довольно сложно. Слишком большая дистанция именно должностных промежуточных в лестнице ступенек.

И естественно, что ему, наверное, придется согласиться со многими кандидатурами, которые предложат. Но у него есть возможность структурировать правительство. И это, конечно, его преимущество, которое он использует как руководитель, который в течение 10 лет свою службу сделал лучше в России.

Ольга Арсланова: Андрей Петрович, понятно, что для большинства стало неожиданностью то, что вчера произошло. Но все-таки многие эксперты говорили, что накапливается разочарование правительством, и некоторые проблемы не были решены правительством Медведева. Если говорить по персоналиям министров, на ваш взгляд, кто может остаться в новом правительстве, а кто под таким особым прицелом сейчас? Кого сменят в первую очередь?

Андрей Кошкин: Я думаю, блок силовиков – это приоритет президента, и он будет сам принимать решение. Что касается министров, то надо учитывать, что есть весьма статусные фигуры, которые в политике находятся довольно давно и их сместить приходится, переставляя на позициях равных. Это сложно, вызывает напряжение в обществе. А что касается набора новых лиц, скорее всего, речь будет идти о тех сферах жизнедеятельности, где у нас на самом деле нужны изменения, тем более в управлении. Это, наверное, образование, здравоохранение. Это все, что связано с возможностями изменений, связанных с социальной сферой. Так что здесь, возможно, мы увидим новые лица в политике, а именно их и ожидают россияне.

Петр Кузнецов: То есть такие крепкие фигуры, как, например, Шойгу и Лавров, скорее всего, продолжат работу?

Андрей Кошкин: Да, еще бы. Их подбирал президент. Наверное, ему удобно работать. Хотя надо учитывать, что именно это как раз возможность и обновления силовиков. Но я не думаю, что нынешний президент заинтересован, тем более даже на Западе испугались, что вдруг уйдет Сергей Лавров. С ним так много связано хороших, добрых дел, связанных с выстраиванием хороших отношений.

Петр Кузнецов: Еще поработаем. Андрей Петрович, вы очень много как раз о силовиках заговорили. Напоследок, как вы относитесь все-таки к возможной новой должности, специально созданной для него должности, Дмитрия Медведева? Потому что говорят, что теперь он будет по сути одним из главных по силовикам, если не главным. Потому что это Совет безопасности. И тут расширяются несколько полномочия с приходом уже заместителя председателя. И где-то даже некоторые эксперты называют эту должность неформально вице-президентом.

Андрей Кошкин: Да, я хотел я вас вооружить именно этой терминологией. Но вы ее уже освоили. Да, многие как раз настаивают на том, что чуть ли не второй человек, который должен в определенное время сыграть чрезвычайно важную роль в поддержке проектов президента Владимира Владимировича Путина. Что ж, наверное, такой замысел оправдан. Это человек проверенный, человек, который не только может подставить плечо, но может и сохранить кресло президента, если это понадобится, в тяжелых условиях изменения в российской действительности.

Ольга Арсланова: Андрей Петрович, как будут распределены в ближайшие годы обязанности, ответственность, полномочия премьер-министра и президента? К чему мы все-таки будем двигаться? И насколько вероятно, что Россия станет более парламентской республикой?

Андрей Кошкин: Однозначно прозвучало в обращении, что для России, конечно, более приемлема президентская система управления. Но при этом надо понимать, что если мы хотим поднять статус институтов гражданского общества, если мы хотим развить инфраструктуру исполнительной власти, то, конечно же, надо обратиться и к ветви представительной власти, дать ей возможность нести ответственность за принятие ответственных решений. Вот, наверное, и первые шаги сегодня делает президент, отдавая часть и проверяя, насколько депутаты смогут с этим справиться. Это с одной стороны.

А, с другой стороны, дает возможность в 2021 году повысить градус конкуренции за кресло депутатов в Государственной Думе.

Петр Кузнецов: Андрей Петрович, спасибо вам за ваш комментарий. Это Андрей Кошкин. Мы продолжаем. Обсудили одно из главных событий.

Ольга Арсланова: Мы напоминаем, что вернемся к этой теме уже менее чем через час. Так что оставайтесь с нами. У нас будет много времени, для того чтобы в том числе послушать и вас.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)