Новый президент США

Новый президент США | Программы | ОТР

Чего ждать от Байдена?

2021-01-20T20:22:00+03:00
Новый президент США
90 лет Михаилу Горбачеву. Миллиарды для села. Пенсии работающим. Налог на роскошь. Жить стали хуже
Ковид вывернул наши карманы
Горбачеву - 90. В XX веке не было политика, к которому относились бы так полярно
Села вытянут миллиардами
Льготы: все в одно окно
На селе денег нет
Источник доходов один – кладбище… СЮЖЕТ
ТЕМА ДНЯ: Пандемия лишила доходов
Автомобиль становится роскошью
Пенсии для работающих: какой будет индексация?
Гости
Сергей Ознобищев
директор Института стратегических оценок
Андрей Манойло
профессор кафедры российской политики факультета политологии МГУ

Константин Чуриков: Итак, у Америки новый глава государства Джо Байден. Прежде чем заговорить о нем, проводим прежнего президента США Дональда Трампа. Четыре года он был с американцами, четыре года удивлял свою страну, весь мир и, конечно же, нас. Ну и вот Трамп улетел...

Оксана Галькевич: ...но обещал вернуться.

Дональд Трамп: Итак, до свидания. Мы любим вас. Вскоре мы вернемся.

Константин Чуриков: Под очень позитивную музыку он попрощался со своими избирателями.

Оксана Галькевич: Ну, церемония инаугурации, торжественная церемония инаугурации продолжается вот буквально в эти минуты, друзья. Пока все события разворачиваются там, в Вашингтоне, давайте подключимся к обсуждению этой темы, этого события сегодняшнего дня с нашим экспертом. Первым на связи у нас сегодня будет Андрей Манойло, профессор кафедры российской политики факультета политологии Московского госуниверситета. Андрей Викторович, здравствуйте.

Андрей Манойло: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Андрей Викторович, ну, как мы видим, такая красочная, яркая церемония, наверное, всем хочется, чтобы в этот день были у всех хорошее настроение и какие-то особенные ожидания. Смотрите, ну нисколько, скажем так, не наполняясь пафосом, тем не менее сегодня вижу на лентах, что администрация Байдена займется вопросом договора о стратегических наступательных вооружениях. Это хорошо для нас или плохо? Вообще что мы сейчас можем сказать по первым каким-то утечкам о Байдене?

Андрей Манойло: Ну, по первым утечкам можем сказать, что Трамп все-таки угнал самолет у Байдена, увез его во Флориду, и теперь из Флориды этот самолет придется возвращать.

Ну а что касается курса, который будет проводить Байден, то в целом пока есть только декларации. Совершенно непонятно, каким образом он будет менять и что именно он будет менять. То, что администрация Байдена упомянула указанный договор, – это, скорее всего, случайность, это первое, что они вспомнили.

Но я полагаю, что там будет очень интересная картина. То есть там, где Трамп был успешен, я имею в виду в политике, не в экономике, то есть в плане дожимания Китая, Байден, скорее всего, закончит то, что начал Трамп, причем будет действовать как настоящий последователь Трампа. Во всех остальных случаях Байден будет проводить политику в антитезе к тому курсу, который пытался реализовать Трамп.

Оксана Галькевич: А как вам вообще вот этот последний шаг Трампа, ну понятно, что уходящего с поста, но тем не менее, не явился на инаугурацию... ?

Андрей Манойло: Ну, как сказать, это, в общем, выбор каждого, это его личный выбор. Потому что я думаю, что инаугурация для него была бы дополнительным унижением, потому что мало того, что он был уверен в своей победе, и, кстати говоря, не он один, многие были уверены в том, что Америка снова поддержит Трампа, потому что с точки зрения экономики он был крайне эффективный президент, при нем ВВП начал расти с темпом меньше 4%, такого не было никогда, вот.

Но он же и заявил о своей победе. Потом, когда выяснилось, что количество голосов не в его пользу, он начал говорить о том, что у него голоса украли и он эти голоса вернет, и это тоже не получилось. То есть на протяжении очень короткого времени он сделал несколько обещаний и ни одно из них не выполнил, вот. И он выглядит сейчас как неудачник, как лузер, у которого победа была фактически в руках, и он эту победу упустил, отдал Байдену. Поэтому, в общем, и улетел. Как человека его понять можно.

Оксана Галькевич: А как вам его намеки на возвращение в некотором виде, его финальные слова? Как вы считаете, какие-то вообще есть под этим основания, так скажем, реалистичные?

Андрей Манойло: «Hasta la vista, baby», да?

Оксана Галькевич: Ну вот я не знаю...

Андрей Манойло: То есть он как Терминатор сказал: «Я еще вернусь!» Я думаю, что никаких оснований для возвращения Трампа нет, он свою роль сыграл. Более того, судя по заявлениям московского Митча Макконнелла, Республиканская партия списала Трампа уже в утиль. Потому что Митч, когда он отказался продолжать судебные процессы против Демократической партии по поводу фальсификации выборов и сказал о том, что республиканцы, да, проиграли этот тур, но они будут готовиться к следующим выборам, он дал понять, что республиканцы оружие не сложили, что они будут бороться и дальше, но эта борьба уже будет без Трампа. Все, Трамп ушел в историю.

Константин Чуриков: Андрей Викторович, тем более давайте о Байдене. Вопрос к вам: что можно сказать о планируемой команде нового президента США? Кто эти люди? Как они по отношению к нам настроены?

Оксана Галькевич: Может быть, даже не только о планируемых, а о тех, кто уже в его команде.

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: Все-таки у него впервые в истории в команде вице-президент женщина, Камала Харрис, может быть, об этой фигуре тоже несколько слов.

Андрей Манойло: Ну вот смотрите, команда у него очень интересная. Единственное, что в ней понятно, так это то, что не Байден формирует эту команду. То есть ему подбирают кандидатов, эти кандидаты обсуждаются, видимо, в недрах Демократической партии, и кто-то там, кто лидирует на полкорпуса, выходит вперед.

Значит, Камала Харрис – фигура экзотическая, то есть она подобрана прямо вообще с точки зрения как раз максимального количества разных экзотических качеств и элементов. Это очень агрессивный человек, по всей видимости, с большим количеством травм и комплексов, перенесенных именно в детстве, ну и там есть основания. И для России появление такой фигуры не сулит ничего хорошего, особенно при слабом Байдене, который периодически забывает, как его самого зовут.

На пост Госдепа планируется Вичка Нуланд, известная нам кулинар, автор собственных печенюшек, которые раздавала на Майдане, и в этом тоже ничего хорошего нет. Но при этом важно понимать, что та же Нуланд, будучи человеком крайне агрессивным и, видимо, ненавидящим Россию, она не является сильным политиком, то есть она не стратег. Вот какую-нибудь гадость сделать она может в этом отношении, поэтому...

Оксана Галькевич: Андрей Викторович, но, может быть, стратегами и сильными политиками не рождаются, а становятся? Все-таки такая работа, такой ответственный пост впервые, подобного опыта не было, мы еще не знаем, какие бойцовские качества она продемонстрирует нам.

Андрей Манойло: Нет, все ее бойцовские качества, точнее отсутствие этих бойцовских качеств, она продемонстрировала, поднимаясь по своей карьерной лестнице. У них же у всех бэкграунд определенный.

Оксана Галькевич: Ага.

Андрей Манойло: И на эти позиции они поднимаются, такие люди, как Нуланд, такие, как Помпео при прежнем президенте, в том числе и потому, что они предсказуемы, раз, просчитываемы, два, и являются слабыми конкурентами действующему президенту, три.

Константин Чуриков: Андрей Викторович, как вы думаете, какие сейчас, если мы говорим о перезагрузке отношений, я думаю, что с чистого листа начинаем, с чего надо нашим странам вообще начать? Где у нас есть какие-то точки пересечения?

Андрей Манойло: Хм... Ну а с чего вы взяли, что будет какая-то перезагрузка? Байден был по отношению к Российской Федерации настроен еще более агрессивно, чем Трамп, и в этом отношении нет никаких признаков того, что он поменяет эту агрессивность на какое-то дружелюбие. Это у нас есть такая привычка каждый год начинать с нового листа или в каждый понедельник обещать себе, что ты сядешь на диету или займешься здоровым образом жизни, – там нет, там четкая преемственность.

Константин Чуриков: Да, но ведь Трамп перед тем, как заступил на свой пост, говорил, что собирается поладить с Россией, получилось ровным счетом наоборот. Может быть, здесь как раз от обратного, да, все произойдет?

Андрей Манойло: Вот если то, чем занимался Трамп, называется «поладить с Россией», то что будет делать Байден, который собирается с Россией, наоборот, ссориться? Я полагаю, что все будет гораздо хуже, чем при Трампе, но и при Трампе, если бы он победил Байдена и пошел на второй срок, было бы примерно так же, потому что он в своем отношении к Российской Федерации последовательно эволюционировал.

Поэтому надо готовиться к тому, что там сразу будет клинч, причем клинч очень жесткий, и надо нам подбирать кадры и людей, подходящих вот для этого жесткого клинча. Потому что американцы, особенно та команда, которая сейчас пришла к власти с Байденом, и Камала Харрис, и все остальные, они понимают только язык силы, и дипломатия сожалений, разного рода обеспокоенности здесь ровным счетом ничего не даст.

Оксана Галькевич: Андрей Викторович, давайте вернемся буквально на полминуты снова в Вашингтон, там вот некоторое время назад, буквально тоже несколько минут назад, меньше получаса Байден вступил в должность президента страны. Перед ним присягу принесла Камала Харрис, первая женщина вице-президент Соединенных Штатов. После этого 46-й президент обратился с речью к нации. Давайте послушаем небольшой фрагмент.

Джозеф Байден: Всего несколько дней назад насилие пыталось потрясти самые основы нашей страны, но мы показали себя единой, нераздельной нацией и смогли обеспечить мирную передачу власти, как это и происходило на протяжении последних двух с лишним веков. Мы следуем нашим уникальным американским путем без устали, смело, с оптимизмом и показываем всему миру, какими мы можем быть и какими мы должны быть.

Константин Чуриков: Вот сейчас вот эти кадры мы получаем в прямом эфире из Вашингтона, где сегодня проходит инаугурация 46-го президента страны Джо Байдена. Снова выступление артистов, сегодня они друг за другом выступают… Честно говоря, Оксана, за современной музыкой не слежу, не знаю, кто это, но это кто-то, очевидно, очень известный.

Оксана Галькевич: Ты должен лучше знать, Костя, ты у нас лучше в этом разбираешься.

Константин Чуриков: Джон Ледженд там есть, какой-то артист, вот, может быть, это он, боюсь ошибиться. Возвращаемся в студию.

Оксана Галькевич: Андрей Викторович... (Костя, можно короткий вопрос?)

Константин Чуриков: Да, давай.

Оксана Галькевич: Андрей Викторович, вот скажите, обращаясь опять же к тем словам, которые мы дали, Джо Байден сказал, что вот всего несколько дней назад на этих улицах, эти улицы захлестнуло насилие. Скажите, вот это противостояние, которое не только между политическими лидерами, ушедшим и нынешним президентом, противостояние толпы, противостояние на другом уровне возможно? Возможно продолжение в таком же виде, в силовом или в каком-то ином? Как будут развиваться события?

Андрей Манойло: Я думаю, что в таком же виде продолжения не будет, потому что это был инцидент разовый, я имею в виду штурм Капитолия. Но расколы в американском обществе действительно есть, и они очень серьезные. Наивно полагать, что сейчас юг, который очень недоволен выбором президентом Джо Байдена и который готов был поддерживать Трампа, поднимается, там Техас какой-нибудь, да, и вот они заявят о своем отделении, образовании новой южной конфедерации, вылезут праворадикальные все элементы, которых довольно много, вот, и заявят, что они с этим не согласны. Этого не будет, потому что американцы очень прагматичны и понимают, что Трамп, конечно, хороший парень был, пока у него была власть, но он потерял все свои шансы и проиграл в этой борьбе. О нем забудут на следующий день. Но разрыв между различными слоями общества в Америке очень сильно усилился за счет этой президентской кампании.

Оксана Галькевич: Вы думаете, я прошу прощения, что действительно о Трампе вот прямо сейчас забудут на следующий день? Что ему больше ничего не угрожает, никаких там судебных процессов, расследований, инициированных по фактам, я не знаю, его президентства последних лет? Какие-то угрозы все-таки есть для него, или спокойно уходит на пенсию?

Андрей Манойло: Угрозы есть. О Трампе как о политике забудут максимум послезавтра и все, и он останется персонажем тех фильмов и мультфильма «Южный парк», где он появлялся, все.

Оксана Галькевич: Ага.

Андрей Манойло: Вот о нем в этом ракурсе будут вспоминать.

А вот что касается угроз, что касается публичного наказания Трампа, когда он стал теперь доступен для этого, вот это, скорее всего, сейчас начнется. Потому что Трамп выскочка: он должен был сыграть в 2016 году роль технического кандидата, а он всех переиграл и отодвинул и 4 года упивался властью безграничной, ставил эксперименты. Семьям американским политическим, которые держат в своих руках власть, надо показать, что это единственный случай, таких больше не повторится, а выскочку надо публично и образцово наказать.

Оксана Галькевич: Ага.

Андрей Манойло: Поэтому, скорее всего, сейчас начнутся кампании, будут судебные процессы и много чего еще.

Константин Чуриков: Будем за этим следить. Спасибо вам большое. Андрей Манойло, профессор кафедры российской политики факультета политологии МГУ.

Зрители нам активно звонят и пишут. Пишут о том, что «жить и обсуждать события нужно в родной стране». Понимаем, Владимирская область, мы вот как раз и хотим понять, как события в Соединенных Штатах Америки, в Вашингтоне и новый президент повлияют на отношения с нашей страной, что нам ждать.

Оксана Галькевич: Белгородчина считает, и, кстати, многие достаточно наши зрители считают, что ничего хорошего, в общем, ждать от нового президента в отношениях между нашими странами не стоит. Мурманск пишет, что чего нам ждать от Байдена, он сделал оранжевую революцию на Украине, теперь на очереди США. «Трампу повезло, он получил Америку после Обамы в хорошем состоянии, а что сделает Байден, посмотрим».

Константин Чуриков: Башкортостан: «Жду только худшего, ничего положительного и даже нейтрального». И Москва: «Что же это нас, таких белых и пушистых, не любят-то?»

Сейчас мы давайте послушаем звонок, Владимир из Московской области. Владимир, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Владимир.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте.

Два слова о том, чего ждать от Байдена. От Байдена надо ждать то же самое, что и от всех предыдущих президентов Америки. Он будет защищать интересы американского государства, опираясь на экономическую и военную мощь Америки, которая в 10 с лишним раз превосходит российскую. А мы? А мы по-прежнему будем дуть щеки и воображать из себя великую державу, равную СССР...

Оксана Галькевич: Но можно же не числом, можно же умением, Владимир.

Зритель: Да...

Оксана Галькевич: Можно.

Константин Чуриков: Спасибо за ваш звонок.

Приглашаем в эфир Сергея Ознобищева, директора Института стратегических оценок. Сергей Константинович, здравствуйте.

Сергей Ознобищев: Здравствуйте.

Константин Чуриков: А вот интересную все-таки тему поднял Владимир, вот наш абонент, который беседовал с нами в эфире, – в чем наше преимущество перед Соединенными Штатами? На самом деле же у нас куча всяких преимуществ, давайте вспомним.

Сергей Ознобищев: Ну, предыдущий выступающий очень здорово сказал про то, что мы будем дуть щеки, это нам свойственно подчас. Но должен сказать, что кроме этого у нас еще есть и некие цели, которые прописаны в наших документах, да? Это стать державой мирового уровня, да? А какая же держава мирового уровня, если с ней не разговаривают на равных Соединенные Штаты Америки?

Вот поэтому мы настойчиво на протяжении многих лет и даже десятилетий не просто обращаем на себя, пытаемся обратить на себя внимание Америки, но и ставим перед собой цели, я хорошо это помню с советских времен, догнать и перегнать именно Америку. Правда, потом труба стала чуть-чуть пониже, говорили, что догнать можно и Испанию, Португалию, тоже неплохо, но не догнали. Вот что касается Америки, что касается экономики, действительно, наша экономика во много раз слабее, значит, нужны какие-то другие факторы...

Константин Чуриков: Так. Я вот когда спросил, какие у нас преимущества, Сергей Константинович, я думал, вы про оружие наше скажете, про какие-то новые разработки...

Сергей Ознобищев: Ну вот, вот я и собирался про оружие, видите как, мы с вами примерно одинаково мыслим. Действительно, действительно, тут я с вами согласен, оружие у нас есть, его много, и самое главное, оно мощное, стратегического уровня, и здесь у нас с Америкой уже давным-давно, с 1970-х гг., если вы помните, вы тогда еще были совсем маленьким, но я уже помню хорошо, у нас был паритет в то время достигнут.

И с тех пор началась эра, которую многие называют золотой, это эра контроля за вооружениями. Это действительно очень важный процесс, который наши отношения..., объединяет наши страны, он подталкивает нас друг к другу; это есть тот самый объективный интерес, вокруг которого на протяжении десятилетий наши отношения как бы и крутились. И вот этот интерес, и хочу обратить внимание и ваше, и наших дорогих телезрителей, вполне понятен новому президенту Байдену. И он человек, который вышел из той эры.

Я должен вам сказать, что достаточно давно, в прошлой эпохе, можно сказать, имел возможность с Байденом разговаривать, так же как и с госпожой Нуланд, это уже было совсем недавно, вот. Но Байден на меня произвел впечатление очень разумного и реалистичного политика. Вот если мы найдем силы в себе, да, быть реалистами во внешней военной политике, то я думаю, что мы сможем того же самого ожидать и от американской стороны, несмотря на то давление, которое американская власть будет на себе испытывать.

Но в данном случае это давление будет гораздо меньше, чем при Трампе, потому что вокруг Байдена, президента демократов, объединяются демократы, которые сейчас руководят Конгрессом, чего при Трампе не было. Поэтому позиция Байдена с этой точки зрения сильнее, и вот вам открывается поле для переговоров и поле для не только поиска, но и нахождения общих интересов, и интересы эти будут, уверяю вас, на руку как нашим обеим странам, так и нашим народам. Потому что гонка вооружений не отвечает нашим интересам, простите за тавтологию, это не я придумал, об этом сказал наш президент Путин Владимир Владимирович.

Вот, значит, надо находить в другой стороне вот это разумное зерно, отодвинуть в сторону идеологические разногласия, а идеология будет гораздо сильнее при господине Байдене, потому что демократы обратят внимание снова на, как у нас принято называть, так называемую проблему прав человека (так и хочется сказать «в Советском Союзе», на самом деле в России), и это будет очень мощный раздражающий момент. Наши телеканалы (я не вас имею в виду, конечно), наши все другие телеканалы обрушатся вскоре по этому поводу на американскую сторону, я вас уверяю. Но если мы сможем отодвинуть это в сторону и заниматься делом, то здесь для нас открывается поле возможностей. Я это вижу абсолютно ясно.

Оксана Галькевич: Сергей Константинович, кроме вопросов военного взаимодействия, то, о чем вы говорили, есть ведь масса других вопросов, которые в последнее время даже не то чтобы решались, они как-то, вы знаете, там уже очень много сложностей возникало, дипломатическое в том числе сотрудничество. Смотрите, что за последние годы произошло: закрывались консульства в обеих странах, сокращался дипломатический корпус – много проблем. Здесь, в этих вопросах возможна какая-то перезагрузка?

Сергей Ознобищев: Ну конечно, возможна.

Оксана Галькевич: Нормализация какой-то атмосферы, знаете. Ну хорошо, ну не друзья, ну нет особой любви, но работать-то надо как-то.

Сергей Ознобищев: Ну, очень хочется хороших отношений, очень хочется жить в мире и дружбе, правда же? Но вот не получается. И надо понимать, как любят у нас говорить наши, значит, телевизионные эксперты, что само по себе ничего не бывает, мы не можем взять и просто так завтра назначить хорошие отношения с Америкой. Так же как в известном, моем любимом фильме «Мюнхгаузен»: ««Вот назначу на завтра войну с Англией или мир с Америкой», – не можем, не получается.

Поэтому я и позволю себе указать на одно из совершенно очевидных, интересующихся обе стороны вот этих огромных полей для сотрудничества, без этого не пойдет, не начнет работать иная цепочка, другая, понимаете? Даже в экономике нам будет очень сложно найти общий язык, хотя есть экономические интересы, они очень слабо сейчас проявляются, но пока что мы в экономике ставим, нам по крайней мере ставят палки в колеса в связи с этим «Северным потоком», который мы мощно продвигаем по северу Балтики, именно потому, что нет сотрудничества.

Мы хотим друг другу, как говорил незабвенный Никита Сергеевич Хрущев, показать кузькину мать; вот эту кузькину мать показывают, значит, нам «Северным потоком». А если бы был диалог плодотворный в области контроля над вооружениями, то и там бы, конечно, были бы отношения гораздо помягче, мы искусственно не строили бы друг другу препятствия, что мы сейчас видим с американской стороны в отношении нас, да и мы тоже при случае не упускаем какого-нибудь шанса.

Константин Чуриков: Сергей Константинович, последний вопрос. В течение 8 лет Джо Байден работал с Обамой, был вице-президентом Соединенных Штатов при вот еще той администрации, соответственно, его хорошо действительно знают у нас и в Министерстве иностранных дел, и на самом высшем уровне. Какие в принципе отношения чисто человеческие, рабочие сложились за это время?

Сергей Ознобищев: М-м-м, между кем и кем?

Константин Чуриков: Между нашим Министерством иностранных дел и, соответственно, администрацией той, которая была и конкретно Джо Байденом, он нас сейчас интересует, он главный герой.

Оксана Галькевич: То есть его психологический портрет понятен, какие отношения были в этой работе.

Константин Чуриков: Да, да.

Сергей Ознобищев: Вы как бы перескакиваете назад через одну администрацию.

Константин Чуриков: Да-да-да, совершенно верно.

Сергей Ознобищев: Ну, вы знаете, с демократами там были свои сложности, и вот, кстати, я не зря упомянул вот эти гуманитарные всякие вопросы, тогда они все-таки звучали с американской стороны, они нас раздражали. И тогда было, если кто помнит это время, вот мы с сакральным трепетом ждали прихода нового президента, а именно Трампа.

И я помню прекрасно все эти разговоры в разных наших учреждениях, когда говорилось: да ну что там, это самое, администрация Обамы, надо поставить на ней крест. И крест действительно поставили уже года за два до кончины той администрации, с ней не очень-то разговаривали, и все ждали прихода Трампа: вот придут республиканцы, они нам сигналят, они нам показывают, они простят все эти самые так называемые гуманитарные прегрешения, и начнем мы заниматься делом, не знаю, вместе делить мир, строить новый мир и так далее, и так далее.

Вот видите, ничего не получилось, потому что мы в том числе такую кальку с себя переложили на американскую действительность: мы решили, что американский президент – это то же самое, что президент в нашей стране, имеющий очень большую власть, хоть и наша страна, безусловно, демократическая. Но в Америке демократия такова, что власть президента очень сильно ограничена другими, как любят говорить, институтами власти, и вот вам Конгресс.

Оксана Галькевич: Да.

Сергей Ознобищев: Он мало что позволил сделать Трампу в налаживании отношений с Россией…

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Сергей Ознобищев: …ну и... Да?

Оксана Галькевич: Сергей Константинович, спасибо большое, время, к сожалению, уже истекло. В прямом эфире у нас был на связи Сергей Константинович Ознобищев, директор Института стратегических оценок.

Константин Чуриков: Буквально через несколько минут в нашем эфире о судостроении в России. Марина Калинина, наша коллега, расскажет о том, как развивается эта отрасль и чем тут есть похвастаться, скажем так.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)