Новый школьный режим

Новый школьный режим | Программы | ОТР

Каким будет этот учебный год в условиях продолжения пандемии

2020-08-31T21:47:00+03:00
Новый школьный режим
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Александр Сурков
директор ГБОУ города Москвы Школа №1576

Оксана Галькевич: Ну-с, не о четырех лапках, а... Дорогие друзья, мамы, папы, бабушки и дедушки, все-все-все, с наступающим нас! Ковид ковидом, а начало учебного года, ура, по расписанию. Я настаиваю, именно «ура», потому что большинство школьников, пусть и не подавляющее, очень хотят снова сесть за парты и с полной отдачей начать трудиться. Пессимистов, согласно этому опросу РАНХиГС, всего 32%, оцените.

Константин Чуриков: Показательно, что большинство, опять же не подавляющее, стремятся к очному обучению. Дистанционную форму без ежедневных походов в школу выбрали только треть опрошенных. Ну а 20% готовы ко всему, или очная, или дистанционная форма, главное уже хотя бы начать учиться.

Оксана Галькевич: Ну вот как оно все на самом деле будет, очно, заочно, лично в классе или дистанционно, удаленно, какие есть возможности и какие теперь ограничения – вот об этом мы хотим спросить вас, уважаемые зрители. Расскажите в ближайшие полчаса, что в вашем городе, в вашем поселке. Бесплатно принимаем звонки и SMS-сообщения, номера для связи у вас на экранах. Расскажите, как завтра дети пойдут в школу, как организована будет учеба.

Ну а сейчас к нашей беседе присоединяем первого эксперта, подключаем первого эксперта – директор московской школы №1576 Александр Сурков. Александр Алексеевич, здравствуйте.

Александр Сурков: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Александр Алексеевич, тут на прошлой неделе прошли собрания, вот, и многие полезли родители посмотреть в чаты эти мамочкины-папочкины, у кого что в школе. И вот смотрите, что я выискал на просторах Facebook, Momshare, «Мамина доля», «Мамочкина доля» называется группа. Значит, там кто-то пишет, они чуть ли не в 07:45 начинают учиться, кто-то в 14 часов; значит, было сообщение, что в Переделкине из-за нехватки мест в школе пятиклассников якобы раз в неделю будут возить на автобусе в другую школу, вот. По той же причине в московской школе в одном классе будут проводиться одновременно занятия двух групп по английскому языку с двумя преподавателями. Я понял, что нас ожидает какой-то сюр. Ну расскажите просто, наверное, на примере вашей школы, какие у вас вот такие чувствительные изменения произошли.

Александр Сурков: Ну действительно, учебный год не совсем обычно начинается, но уверен, что в принципе никакого вот сюра такого нет, потому что все администрации, на мой взгляд, подготовились сейчас достаточно хорошо, все возможности есть. Если мы говорим про нашу школу, то, действительно, потоки разведены по параллелям, то есть первоклассники заходят в школу, потом второклассники, третьеклассники и так далее. Конечно, не в 07:45 начинаются уроки, они начинаются минимум с 8 часов утра для тех ребят, которые учатся в началке, потому что обычно их родители приводят и уезжают на работу, ну а дальше, соответственно, чуть позже начинают старшие ребята. Стараемся минимизировать потоки, потому что сегодня это, наверное, самое главное, чтобы мы могли обеспечить минимизацию контактов между ребятами и тем самым сохранить здоровье их и их родных.

Константин Чуриков: Технический вопрос, Александр Алексеевич. Например, в 8 утра – это время, когда учащийся приступает к занятиям, или это время подвоза учащегося?

Александр Сурков: Нет, у нас это время, когда первые группы ребят проходят, занятия у нас начинаются без пятнадцати.

Константин Чуриков: Ага.

Оксана Галькевич: Александр Алексеевич, давайте сейчас попытаемся активнее вовлечь нашу аудиторию в обсуждение этой темы. Предлагаем, друзья, вам ответить на вопрос: «Вас устраивает новый режим учебы в школе?» Ваши ответы «да» или «нет» присылайте на наш короткий номер, номер SMS-портала, он у вас на экране указан, все это совершенно бесплатно. Выходите на связь с нами.

Константин Чуриков: Еще такой вопрос. Вот сегодня было сообщение со ссылкой на вице-мэра по вопросам социального развития Анастасию Ракову, она сообщила, что у 5,5 тысяч сотрудников системы образования Москвы нашли коронавирус, это 3% от числа задействованных в системе. Имеются в виду не только учителя, но и, не знаю, сотрудники службы безопасности, работники столовой и так далее. Вот с какой частотностью будут проводить тесты для учителей, для тех, кто работает в школе?

Александр Сурков: Здесь две вещи следует сказать. Первое: во всех образовательных организациях Москвы 100% состава сотрудников, это и педагоги, и сотрудники предприятий и пищеблоков, уже прошли ИФА-тестирование, и допускаются завтра к работе только те, кто показал отрицательный результат.

Константин Чуриков: Так.

Александр Сурков: А дальше как бы положено во всех других организациях в городе Москве каждые... Периодически мы тестируем 10% сотрудников, то есть это тестирование проводится регулярно, для того чтобы понимать, у кого какое состояние здоровья.

Оксана Галькевич: Ага.

Александр Алексеевич, ну мы должны рассмотреть, наверное, самые разные сценарии. Понятно, что вот эта вот весенняя история с переходом на дистанционное обучение внезапное была большим и серьезным вызовом для нашей образовательной системы. Но тем не менее вот за то время, что вы не видели в школе детей, дети не ходили в классы и занимались таким дистанционным обучением, какие выводы были сделаны по итогам этого учебного года? И к чему вы готовы, в каком виде, вот если вдруг понадобится снова переходить к вот этому, так скажем, плану Б?

Александр Сурков: Ну, в ситуации... в принципе обсуждение...

Константин Чуриков: Что-то связь у нас, что-то со связью.

Оксана Галькевич: Да, что-то у нас. Еще раз, если можно, повторите.

Константин Чуриков: Погромче, да-да-да, погромче в микрофон, да.

Александр Сурков: Самый главный вывод – это, наверное, ...всему нашему педагогическому сообществу тех инструментов и технологий дистанционного образования, которые показали свою эффективность и могут быть использованы как дополнительные, если класс будет на карантине или если просто ребенок заболеет, такое тоже иногда бывает. И сейчас мы поняли, научились еще лучше работать в том числе и просто с ребятами, которые заболевают, чтобы для них не останавливать образовательный процесс.

И в этом смысле несмотря на то, что мы все друг по другу скучали, уже чувствуется и среди учителей, и среди родителей, что наконец-таки завтра мы все увидимся, но все равно мы, безусловно, подготовились за последние 5 месяцев, сделали те выводы, которые необходимо, для того чтобы план Б сработал на этот раз еще более эффективно.

Константин Чуриков: Если у ученика даже, не дай бог, не COVID, а просто ОРВИ, температура, он пришел в школу, там выявили. Дальше что происходит с классом? Дальнейшие действия какие?

Александр Сурков: Ну смотрите, если у ребенка ОРВИ, то, безусловно, ребенок будет направлен в медицинский кабинет, где изолированно от остальных ребят, потому что все-таки мы в образовательной организации не врачи, мы врачам предоставляем право выяснить, ОРВИ это или какое-то еще заболевание. На данный момент главное ребенка изолировать от других ребят. Дальше за ним приезжают родители, вызывается врач. Если все-таки у ребенка ОРВИ, то это обычный больничный, ну, насколько я помню, карантин по ОРВИ не дают. Если это все-таки коронавирусная инфекция, то, безусловно, весь класс будет направлен на карантин, а мы обеспечиваем дистанционное образование этому классу.

Оксана Галькевич: Включая учителей, которые контактировали с этим ребенком в течение дня или последних нескольких дней? Что с учителями-то?

Александр Сурков: Не совсем так. Как вы знаете, тоже, наверное, читали информацию, которую в том числе и директора, и департамент доводили до родителей, учителям рекомендовано носить маски в учебных аудиториях. То есть если в рекреациях, то есть вне класса, эти маски обязательны, то в классах они рекомендованы, и учитель может во время объяснения материала маску снять. Но вот сам факт того, что учитель использует маску, соблюдает социальную дистанцию, позволяет нам все-таки его на карантине не направлять, и он будет вести дистант в том классе, который будет на карантине.

Константин Чуриков: Давайте послушаем наших зрителей, у нас вся страна сейчас на связи. Мария?

Оксана Галькевич: Какое-то аргументированное мнение, потому что очень много сообщений от зрителей, что нет, их не устраивает новый режим учебы. Вот пусть Мария нам расскажет, да или нет и почему. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Я звоню вот по какому случаю. Завтра моя внучка, которой исполнилось 7 лет в этом году, пойдет в 1 класс в городе Симферополе. Поскольку везде говорят про COVID, тем более такая ситуация, кто-то приболел, значит, весь класс будет на карантине. И вот 40 детей пойдут в 1 класс, 5 классов по 40 детей. Так какую надо иметь аудиторию, чтобы разместить детей на тех условиях, как они должны сидеть в классе? Это надо иметь целый спортивный зал, чтобы рассадить этих 40 детей, отдельно парта от парты – это же абсурд получается.

Это точно будут они постоянно сидеть на карантине, эти дети. А это 1 класс, у ребенка желание пойти учиться, она горит этим желанием. А вот в такой ситуации, когда 40 детей и бедный учитель 35 минут урока будет, и бедный учитель, стоящий перед этой массой детей, пришедших в первый раз в школу, – это же невозможное занятие, это невозможно работать в таких условиях. Я сама учительница...

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Мария, как учительница тем более, какую тогда альтернативу конкретно для вашей внучки вы рассматриваете, вы видите сейчас?

Зритель: Ну ведь необходимо, чтобы как можно меньше было детей в классе, хотя бы 25.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Ага. Да, спасибо за звонок.

Оксана Галькевич: То есть просто принцип формирования классов должен быть иным? Но хватит ли у нас ресурсов у образовательной системы, имею в виду, Александр Алексеевич, прежде всего учителей.

Александр Сурков: Ну, все-таки звонящая из другого региона, мне трудно комментировать эту ситуацию. Если мы говорим про Москву, могу говорить про свою школу, у нас таких больших классов нет, все-таки мы придерживаемся того метража, который нам позволяет, ну обычно это до 30 детей. Но все-таки сегодня в том числе и трансформируя образовательное пространство… И вообще использование образовательной среды позволяет школам устроить процесс таким образом, чтобы максимально эффективно выстроить, даже если это больше 30 детей в классе.

Константин Чуриков: А если это первоклассник, первоклассница, вот можно так сразу предложить ребенку вот эту онлайн-форму?

Александр Сурков: Нет. Я на самом деле когда говорю про технологии, не имею в виду просто цифровые технологии.

Константин Чуриков: Так.

Александр Сурков: Есть педагогические, в том числе, кстати, управленческие технологии. В Москве, допустим, в первых классах активно используется такая технология управленческая, это ассистент учителя, когда в 1 классе у учителя есть ассистент, который в том числе помогает ему с ребятами, которые адаптируются.

Оксана Галькевич: Александр Алексеевич...

Константин Чуриков: Нет, подождите, секунду, просто вот еще раз задать вопрос. Если вдруг... Вы знаете, вот сколько уже опровергали на уровне властей Москвы, на более высоких уровнях, что не будет никакого карантина после 20 сентября, никто не отдавал такого распоряжения, тем не менее это все циркулирует. Ну вот если вдруг, если что, вы говорите, что система готова в Москве, она перестроится. Но вот эти вот дети совсем маленькие, у которых событие, они идут в школу – их можно сразу сажать за планшет, подключать к Zoom и говорить: «Вперед, сейчас ты будешь буквы по Zoom выводить»?

Александр Сурков: Нет, безусловно, поэтому очная форма образования сейчас является приоритетом. Мы готовы к тому, что, может быть, вследствие того, что кто-то из ребят заболеет, мы будем вынуждены использовать дистанционную форму, но сейчас мы все понимаем, что завтра ребята войдут в очную форму и встретятся лично со своей первой учительницей.

Оксана Галькевич: Александр Алексеевич, если говорить о более старших детях, вы не опасаетесь, что, например, кто-то из родителей, может быть, тревожно настроенный, примет решение, что не нужно, наверное, подвергать ребенка риску, может быть, лучше оставить его дома, перевести на дистанционную форму, и что таких детей будет много? У вас нет таких опасений?

Александр Сурков: Нет, опасений нет, мы к этому готовы. Мы понимаем, что действительно будут среди родителей те, кто, возможно, выберут такую форму образования, в том числе комбинированную форму образования. И в принципе, если мы говорим про старшую школу, то индивидуальные учебные планы – это что-то уже привычное для школ, и в данном случае мы готовы комбинировать электронную форму, дистанционную и очную.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Ага, и это может быть, например, заочно-очная форма обучения, когда ребенок, например, учится там каким-то образом, я не знаю, сам такой мотивированный малыш открывает учебники, а потом в конце четверти сдает какие-то там контрольные работы, так?

Александр Сурков: Ну, вряд ли это подходит для малышей...

Константин Чуриков: Ну я условно, да.

Александр Сурков: ...но для старших ребят, да, действительно, такие формы возможны.

Константин Чуриков: Хорошо.

Оксана Галькевич: Ага.

Еще один звонок у нас из Москвы, Ирина дозвонилась до прямого эфира. Ирина, здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте.

Ну, я педагог одной из московских школ. И вот, честно говоря, технически я совершенно не представляю себе, каким образом можно организовать обучение, если каждая параллель начинает и заканчивает уроки в разное время, как будет организована перемена детей, при том что классы переполнены.

Еще одна проблема с раздевалками, потому что их тоже не хватает в школах. Как будет вообще осуществляться проход и питание, карта вообще будет работать или нет, потому что в нашей школе теперь несколько входов, как и во всех остальных московских школах, и не все входы оборудованы турникетами, а следовательно, это лишняя тревожность родителей при условии, что классу отводится всего лишь 5 минут на вход в школу.

Константин Чуриков: Пять минут целому классу?

Зритель: Да.

Оксана Галькевич: Как интересно.

Константин Чуриков: А на выход? Они обычно, знаете, очень долго собираются, у меня вот всегда это надолго.

Зритель: Вы мне будете рассказывать, как долго они собираются? Я знаю, как долго они собираются, и я вот совершенно не представляю, как можно за 5 минут ввести класс при условии, что это... Да неважно, какая это параллель, первоклассники или...

Константин Чуриков: Ирина, среди родителей вот ваших учеников есть же там многодетные мамы, многодетные папы. Предположим, трое-четверо ходят в школу в одну и ту же, и в каждом случае индивидуальное время начало уроков. Вот что делать этим родителям?

Зритель: Более того, индивидуальное время начала урока, еще индивидуальный вход.

Константин Чуриков: Ну да.

Зритель: То есть и вход, соответственно, находится в совершенно разных частях школы...

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: Ну вот мне совершенно непонятно... Собственно говоря, вот вся эта шумиха излишней мне кажется, потому что вот действительно каких-то специальных мер дезинфекции, обработки пока... Мы не знаем... Усложнения...

Константин Чуриков: Ирина, может, завтра подвезут?

Оксана Галькевич: Ну это, видимо...

Зритель: Есть-есть, стоят, дезинфекторы стоят.

Константин Чуриков: Есть, да?

Оксана Галькевич: Стоят.

Зритель: Да, это все есть, но воздушно-капельный путь, в общем-то...

Константин Чуриков: ...опасный путь. Да, спасибо, Ирина.

Оксана Галькевич: Да. Александр Алексеевич, вы знаете, я подумала, что мы, конечно же, по понятным причинам больше говорим о детях, о том, как обеспечить их безопасность, о том, как логистику всего этого процесса организовать. Но вот нам позвонила Ирина, учитель, и я подумала: а ведь у учителей на самом деле тоже будет очень непростой год, у детей по-своему, у учителей по-своему.

Вот у нас, например, в классе, и во многих школах так сделано, организовано обучение в одном классе, учитель будет переходить, старшая, уже средняя, старшая школа, не начальная, из одного класса в другой. Я подумала: господи, это же нужно провести урок, это надо собрать тетради на проверку, это с этими тетрадями перейти в следующий куда-то класс. Это достаточно тяжелая работа, это весь день на ногах с самого утра. Вот как мы будем беречь наших учителей, вот я об этом?

Александр Сурков: На самом деле как только коллеги стали выходить из отпуска, мы детально с ними все это проработали и постарались, составляя расписание, максимально учесть в том числе и учительский комфорт. Да, безусловно, где-то все равно нужно будет перенести тетради, но мы постарались это сделать так, чтобы это были или длительные перемены, или чтобы это не было постоянно носить тетради. То есть это просто на самом деле такая серьезная, сложная, кропотливая, в чем-то похожая на шахматы работа совместно с коллективом, который на самом деле, когда мы начинаем продумывать все эти меры...

Ну ведь они прекрасно понимают, для чего это, прекрасно понимают, что основное – это здоровье, в том числе, кстати, и их здоровье, потому что мы прекрасно понимаем, что если дети часто переносят это бессимптомно, то среди коллег много в том числе и тех, на ком это может отразиться. Поэтому в данном случае они прекрасно понимают, для чего это сделано, и просто совместно с ними мы иногда в индивидуальном режиме решаем каждый такой вот вопрос.

Константин Чуриков: Александр Алексеевич, была информация о том, что с 2 сентября заработает единая система мониторинга здоровья школьников, что, в общем-то, вот эти подозрительные какие-то случаи будут отмечаться в специальных каких-то журналах, затем эта информация будет анализироваться по сравнению с предыдущими сутками, будет отмечаться динамика, это будут делать какие-то специальные люди в школе. Что это за ответственные лица? И ну хорошо, отмечается эта информация, ну заболело, не дай бог, больше детей, и дальше что? То есть какие алгоритмы предусмотрены?

Александр Сурков: Нет, безусловно, для нас это... Прежде всего любая система мониторинга – это проверка эффективности наших действий. То есть если мы как образовательная организация видим, что где-то, вот как вы говорите, заболевает все больше и больше, значит, мы принимаем меры, может быть, еще более серьезные по разобщению детей в этой параллели или в этом конкретном здании.

Оксана Галькевич: Ага.

Вы знаете, я сегодня как раз перед самым эфиром проверила свою электронную почту, и получила я такое письмо о том, чему нужно научить своих детей, перед тем как они пойдут в школу в этом учебном году.

Константин Чуриков: Так.

Оксана Галькевич: Тут целый список.

Константин Чуриков: Расскажи нам, Оксана.

Оксана Галькевич: Ну вот перед школой, выходя из дома, нужно напоминать детям взять чистую медицинскую маску, карманный санитайзер обязательно, это должно стать привычкой, тут пишут. По пути в школу нужно надевать перчатки ребенку. В любую погоду напоминать ребенку о том, что необходимо мыть руки, обрабатывать после прикосновений к поверхностям. В столовой, Костя, не отламывать от чужой еды, не пить из одной кружки, не обмениваться сладостями, принесенными из дома, ну и так далее, и так далее. Я вот хотела о чем спросить: какая-то наглядная агитация и тоже воспитательные беседы с детьми в плане есть работы наших школ сейчас?

Александр Сурков: Да, безусловно. Мы понимаем, что не только наглядная агитация, но и прежде всего работа классных руководителей на классных часах в том числе сейчас будет выстроена вокруг соблюдения и личной гигиены, а, я бы сказал, вообще такой культуры заботы о себе, культуры заботы о себе и заботы об окружающих. Этому мы точно должны научить наших ребят, и это...

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: По поводу... Вот вы сказали, что, если что, будете там как-то дальше разобщать детей. Вот по поводу вот этого разобщения и того, что все сидят и не высовываются из класса. Детки, мы знаем, они такие подвижные существа, им хочется все равно побегать. Ну если дети не слушаются? Вот понимаете, вот ему как бы она сказала десять раз «сиди в классе», а он все, пошел. Вот что, что тогда делать?

Оксана Галькевич: «Побегают». Костя, у тебя в 5 классе, а у меня в 9 классе, это уже такие «лосики».

Константин Чуриков: Поскачут.

Оксана Галькевич: Они разнесут этот класс, я вот чего боюсь.

Александр Сурков: Нет, они все-таки в классе учатся, перемены у них также есть, и на этих переменах мы готовимся организовывать их действия, потому что все-таки самое главное – это организация деятельности. Мы же с вами понимаем, что тогда начинают разносить, когда это не организовано. Да, это сложно, но будем стараться заинтересовать на переменах и пятиклассника, и девятиклассника, так чтобы и отдохнули, и в то же самое время не теряли учебного настроя.

Константин Чуриков: Да, кстати, а девятиклассника и десятиклассника заинтересовать-то довольно сложно.

Оксана Галькевич: А им тоже хочется побегать, вот в чем проблема, Костя.

Константин Чуриков: И им хочется, чтобы было интересно.

Оксана Галькевич: Дмитрий из Москвы в прямом эфире. Дмитрий, здравствуйте, мы вас слушаем.

Зритель: Здравствуйте.

Я очень внимательно слушаю вашу передачу, очень много спикеров говорят о проблемах организации образования детского вот сейчас, школьного.

Оксана Галькевич: Ага, да.

Зритель: А я как преподаватель вуза немножко с другой стороны хочу посмотреть на этот вопрос.

Оксана Галькевич: Давайте.

Зритель: Последние годы ребята, которые приходят из школ, из 11-х классов, зачастую лишены ну всякого воспитания, будем говорить. То есть школа, к сожалению, утратила у нас этот институт воспитания, как учителя, они только дают образование. Но понимание, кто есть перед тобой, преподаватель, взрослый человек и так далее, ребятам сейчас все и вся должны, вот это ужасно.

И я считаю, вообще вся пандемия очищает нашу экономику, ну и вообще многие сферы жизни, в том числе и образование. То есть ребята теперь дома, и теперь родители каждый на своем месте увидит, что их чадо стоит.

Константин Чуриков: Что выросло, да.

Зритель: Что умеет, как умеет общаться и так далее.

Константин Чуриков: Дмитрий, а как вам кажется, ну вот в чем корень этой проблемы? Это что-то поколенческое? Это, может быть, вот вы говорите, что они считают, что им все должны, – это, может быть, родители, как говорится, в уши насвистели? Вот из-за чего такое происходит?

Зритель: А вот я и говорю, произошел разрыв, к сожалению, с 1990-х гг. о государственной роли в образовании, вообще пионерлагеря, школы и так далее, вот это ушло, развеялась государственная функция, и развеялась, к сожалению, в домах, в домах она развеялась. То есть мы здесь, на мой взгляд, должны идти сообща, и государство, и, конечно же, дома. Я считаю, вот эта пандемия и вот эта дистационка – это шикарный способ и возможность нам проявить свои чудеса воспитательного процесса.

Константин Чуриков: Показать, да, что можешь лучше, чем учитель, это делать. Да, спасибо большое.

Зритель: Да-да-да.

Оксана Галькевич: Да, Дмитрий, спасибо. Но насколько я знаю, сейчас как раз ведутся разговоры, широкое обсуждение о том, что воспитательную функцию в школу нужно вернуть. Александр Алексеевич, как вы считаете, это было бы правильным решением?

Константин Чуриков: И в каком виде, да.

Александр Сурков: Ну, я бы сказал так, мне не очень нравится слово «вернуть», потому что любая школа и педагоги никогда воспитательную функцию от себя не забирали. Не соглашусь с предыдущим спикером. Как директор большой школы вижу регулярно, как дети ухаживают за памятниками, и волонтерские отряды, ну то есть огромное количество аспектов жизни, которые никуда никогда не уходили. Да, конечно, нынешнее поколение другое, и мы должны думать, как эту воспитывающую деятельность, может быть, заострить именно на детей сегодняшнего дня.

И при этом благодаря президенту сегодня воспитывающая деятельность просто становится особо в центре нашего внимания. Это просто еще раз нам всем напоминание о том, что мы должны постоянно пересматривать в том числе потому, что, конечно, воспитывающая деятельность – это что-то очень динамичное, она не может быть на протяжении многих десятков лет одинаковой.

Константин Чуриков: Александр Алексеевич, но мы чаще всего видим, что вот эта воспитательная работа сводится, в этом ничего плохого нет, это хорошо, но только к патриотизму. А вот как еще воспитывать? Как бы не только любовь к родине, это все понятно, это очевидные вещи, а как вот на бытовом уровне, о чем вот говорил наш зритель Дмитрий, что им все должны, все должно что-то произойти, все для них что-то, так сказать, должны приготовить?

Александр Сурков: Ну, на самом деле мы с вами понимаем, что в школе воспитывает все, и воспитание начинается в том числе с того, что ребенок переходит порог школы, как его школа встречает, как учителя ведут урок, какая деятельность организована. И патриотизм занимает достойное место, но поверьте, что еще огромное направление работы и социокультурной, и волонтерской деятельности огромное.

Я бы просто не генерализировал. Дети, безусловно, все разные, как мы всегда были разные, но ни в коем случае я бы не говорил про современное поколение как про то поколение, которое невоспитанное или какое-то другое. Они некоторые вопросы видят по-другому, и наша задача сегодня донести те ценности, которые являются ценностями для нашего государства, может быть, иногда просто перевести на их язык. Это уже задача педагогическая, с которой, надеюсь, современная школа, даже не надеюсь, а уверен, современная школа просто должна справляться.

Константин Чуриков: Да, и еще согласятся ли педагоги перейти на этот современный молодежный язык, тоже вопрос.

Оксана Галькевич: Ну, в общем, нужно, если ты хочешь найти тот самый язык, общий язык разговора со своими детьми, в общем, надо бы попробовать.

Константин Чуриков: Я тебе потом скажу.

Владимир нам звонит из Тамбовской области.

Оксана Галькевич: Дело в том, что это поколенческая ведь проблема не только со стороны детей, но, понимаешь, поколение-то и другое тоже преподаватели.

Владимир из Тамбовской области. Здравствуйте, Владимир.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Можно говорить?

Оксана Галькевич: Да, конечно, мы вас слушаем внимательно.

Константин Чуриков: Да.

Зритель: Так, мое мнение такое. Значит, школа должна быть 700–1000 человек, но не как сейчас, как будто какой-то холдинг. Там люди как в муравейнике школьники находятся. Директор школы должен быть грамотным, образованным и знающим, специалистом своего дела, это первое.

Оксана Галькевич: Так.

Зритель: Второе – он должен вести уроки обязательно. Если он уроки не ведет, он не директор, он не может руководить, он не знает, он забудет, он будет только настоящим чиновником.

Онлайн-образование – это профанация образования, она никуда не годна, просто даются сведения и все. Но когда учитель перед аудиторией, у него класс находится, у него дети смотрят на него жадными глазами, он не только дает им знания, он им еще и биологической энергией подкрепляет их. Дети слушают его, как своего этого, значит...

Константин Чуриков: ...отца.

Зритель: ...товарища.

Константин Чуриков: Да.

Зритель: И тем самым они запоминают лучше. Раз услышали учителя... Чем вот этот онлайн, онлайн – это не учеба, это заочное образование, и надо говорить, что это заочное. Онлайн, офлайн, люди некоторые не понимают еще. Это только тогда идет онлайн/офлайн, когда дети и репетиторы, да не один, а несколько.

Константин Чуриков: Да, вы нас прямо запутали, Владимир, онлайн, офлайн... Спасибо.

Оксана Галькевич: Да, спасибо, Владимир, за ваше мнение.

Вы знаете, я предлагаю сейчас подвести коротко итоги нашего опроса. Я просто хочу узнать мнение, реакцию Александра Алексеевича. Александр Алексеевич, мы спрашивали наших зрителей, устраивает ли их новый режим учебы в школе, – вы знаете, 90% говорят, еще даже не зная всех деталей и подробностей, не пройдя это на собственном опыте, 90% говорят, что нет, их ничего не устраивает, и только 10% так более-менее сбалансированно...

Константин Чуриков: Закономерно, у нас всегда не любят новый режим, да.

Оксана Галькевич: (Иногда старый, Костя.) Так вот я хотела спросить, Александр Алексеевич, как вы психологически, эмоционально готовы ли с завтрашнего дня оказаться под серьезным напором родительского в первую очередь сообщества...

Константин Чуриков: Ох, Оксана...

Оксана Галькевич: ...которое будет в этих чатах звонить, писать, дергать классных руководителей, говорить, как их все не устраивает, «как это возможно», «это все неправильно», «все не так», «сделайте по-другому», «верните», «доколе?» и так далее.

Константин Чуриков: Да, сюда звонить, сюда писать, нам, да.

Оксана Галькевич: Да. Вы готовы?

Александр Сурков: Во-первых, готовы. А во-вторых, я бы сказал, что ждем не прессинга, а ждем с обеих сторон понимания того, что этот режим связан с определенной необходимостью. И на самом деле я прекрасно понимаю, что вот сейчас 90% на 10%, но завтра, когда начнется 1 сентября и дети придут из школы, пусть и с другим режимом, но довольные тем, что встретились со своими друзьями, со своими учителями и уже начали учиться, я вас уверяю, цифры будут исправляться.

Оксана Галькевич: Мы вам этого желаем.

Константин Чуриков: Александр Алексеевич, удачи вам! С наступающим праздником, с Днем знаний.

Оксана Галькевич: Да.

Константин Чуриков: Пусть все будет хорошо. Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Александр Сурков: Спасибо вам большое!

Оксана Галькевич: И вас, уважаемые зрители, тоже, всех с праздником, всех с наступающим.

Александр Сурков: Всех с праздником.

Константин Чуриков: Да. Александр Сурков, директор московской школы №1576. Оксана, всплакнешь завтра, всплакнешь, прослезишься... от радости.

Оксана Галькевич: Я завтра, Костя, буду радоваться, потому что дети наконец-то идут сами, линейки нет, они... Мама поцеловала и вперед.

Константин Чуриков: Мама поцеловала, вперед. Через несколько минут продолжим «ОТРажение».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Каким будет этот учебный год в условиях продолжения пандемии