Новый вид мошенничества! У россиян крадут голоса, чтобы снимать деньги со счёта в банке

Новый вид мошенничества! У россиян крадут голоса, чтобы снимать деньги со счёта в банке | Программы | ОТР

Как не попасться на уловку?

2019-11-07T12:29:00+03:00
Новый вид мошенничества! У россиян крадут голоса, чтобы снимать деньги со счёта в банке
Бедность пошла в рост?
Впервые в России лес могут отдать в частную собственность
Не хочу, чтобы ребёнок стал блогером... О какой работе для своих детей мечтают россияне?
Новые правила поверки счётчиков. Разъяснения наших экспертов в сфере ЖКХ
Армения и Азербайджан на пороге войны
Опять карантин?
Регионы. Что нового? Красноярск, Тюмень, Рязань
Снова самоизоляция? В Арктике тает лёд. Здоровая и счастливая жизнь. Многодетная парковка. Соцсети: от 14 и старше. Как призвать к ответу бизнес, который травит подростков. Можно ли научить искусственный разум справедливости?
По приговору искусственного интеллекта
Индустрия анти-детства
Гости
Василий Колташов
руководитель Центра политэкономических исследований Института Нового общества
Михаил Аничкин
зампредседателя Комиссии по безопасности и взаимодействию с ОНК Общественной палаты РФ

Петр Кузнецов: Переходим к первой теме первого часа. У россиян отбирают голоса…

Ольга Арсланова: Опять?

Петр Кузнецов: Оля… Впервые. Сегодня обсуждают новый вид мошенничества.

Ольга Арсланова: А-а-а.

Петр Кузнецов: Злоумышленники собирают образцы наших голосов, чтобы потом пользоваться ими для кражи денег с наших банковских счетов, представляете? Происходит это примерно следующим образом: «Алло, Ольга?»

Ольга Арсланова: Да.

Петр Кузнецов: «Удобно вам говорить сейчас?»

Ольга Арсланова: Хорошо, да.

Петр Кузнецов: «У вас найдется несколько минут, да?»

Ольга Арсланова: Да, да, конечно!

Петр Кузнецов: «Хорошо». И вот таким образом примерно, наводящими вопросами, можно придумать что-то еще…

Ольга Арсланова: То есть я много уже наговорила?

Петр Кузнецов: Ты наговорила, причем сказала «да» и обычным своим тоном, а потом уже, понимаешь, с эмоциональной окраской.

Ольга Арсланова: Еще увереннее.

Петр Кузнецов: Поэтому это уже два разных «да».

Ольга Арсланова: А на что я наговорила?

Петр Кузнецов: Ты наговорила на отдельную аудиотеку, на аудиобиблиотеку, которая составляется вот таким вот образом на тебя, может быть, даже не с первого раза, еще раз, несколько раз они наберут тебя…

Ольга Арсланова: У меня нет, сразу повторюсь, никаких счетов, так что я могу говорить «да» сколько угодно раз.

Петр Кузнецов: Вы тоже, кстати, в нашем эфире.

Ольга Арсланова: Да, действительно, с помощью вот этих фраз самых простых общаются мошенники далее якобы с банковскими сотрудниками, меняют пароли, просят что-то куда-то перевести, потому что во многих банках сейчас распознавание голоса введено, и в итоге снимают с вашей карты деньги. Вот что обсуждаем.

Петр Кузнецов: То есть оператор в каком-то случае спрашивает: «Вы уверены в том, что вы хотите провести эту операцию?» И включается Олино: «Да, конечно!» – то есть уже раздраженно так.

Еще одна новость: сегодня в четырех регионах, стало известно, задержали мошенников, обманувших более тысячи граждан при оформлении кредитов, но уже не с помощью голосов. Это какая-то группа, в которой было 16 человек, и роли между ними были четко распределены. Значит, один находит жертву, другой общается, убеждает, третий притворяется сотрудником кол-центра и так далее по цепочке. В итоге их все-таки задержали.

Ольга Арсланова: Но вот сейчас, чтобы провести россиян, мне кажется…

Петр Кузнецов: Вот их задерживают.

Ольга Арсланова: …мошенникам нужно обладать довольно высокой квалификацией. Это же все нужно проработать, нужно сделать так, чтобы человек тебе поверил. Вот как уберечься и насколько эффективно сейчас борются с такими мошенниками? Обо всем этом будем говорить в ближайшее время.

Петр Кузнецов: И обязательно позвоните нам, расскажите, с какими случаями вы сталкивались. Может быть, вы как-то сработали на опережение, посоветуйте другим гражданам, что делать в таких необычных случаях, как правило, стрессовых ситуациях. Именно стрессовыми ситуациями прежде всего до сих пор пользуются злоумышленники.

Михаил Аничкин, зампредседателя Комиссии по безопасности и взаимодействию с ОНК Общественной палаты Российской Федерации, с нами на прямой связи, это наш первый эксперт по теме. Михаил Станиславович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Михаил Аничкин: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Михаил Станиславович, мы тут с Петей паясничали, изображали мошенников и их жертв. Но говорят уже, что вот этот сбор голосов – это миф и страшилка, их появляется очень много в последнее время. Например, история про то, как мошенники сканируют наши смартфоны, проходя мимо в метро, и потом взламывают наши пароли и так далее. Если эти мифы рождаются и эти страшилки действительно людей пугают, значит, проблема серьезная, согласитесь.

Михаил Аничкин: Ну, вы же потренировались только что, у вас были голоса…

Петр Кузнецов: Насколько убедительными мы были?

Михаил Аничкин: Ну да.

На самом деле проблема достаточно серьезная. С одной стороны, мы видим, что наступает искусственный интеллект и различные IT-технологии, которые, в общем-то, совершенствуются нашими платежными системами, банковскими системами, для того чтобы, в общем-то, во времени, со временем, наоборот, вроде бы как ограничить от неприятностей своих вкладчиков.

Но, с другой стороны, людей, которые занимаются мошенническими операциями, почему-то тоже становится все больше и больше. Они тоже не стоят на месте, соответственно, после каждого совершенствования идет тоже усовершенствование модели… Знаете, как раньше Остап Бендер говорил, «отнятие денег у населения».

Петр Кузнецов: Ну, то есть все-таки все равно сложность заключается в том, с этим ничего не поделаешь, что противоядие рождается после того, как, собственно, яд проявляется, поэтому должно пройти какое-то время, должны изучаться вот эти новые инструменты, которые у злоумышленников, а за это время они что-то могут сделать не знаю с каким количеством счетов граждан. Нет?

Михаил Аничкин: Нет, я бы сейчас обратил внимание на следующее.

Петр Кузнецов: Да, давайте.

Михаил Аничкин: Дело в том, что у нас появилось некое поколение таких молодых мошенников, которые ничего вроде бы не боятся. У нас стало отсутствовать в сознании людей, знаете, неотвратность наказания, неотвратимость наказания за совершенное преступление. То есть люди совершенно спокойно, манипулируя различными своими знаниями или, наоборот, отсутствием таких в составе неких устойчивых организованных групп совершенно спокойно совершают действия по выманиванию денег…

Ольга Арсланова: Ага.

Петр Кузнецов: А почему, главный вопрос, почему? То есть если таких случаев очень много – фишинги, кибератаки и прочее – в составе групп, а посадок никаких нет? Ну вот задержали группу из 16 человек. Сложно поймать, вычислить?

Михаил Аничкин: Ну, во-первых, у нас идет либерализация законодательства, которая тоже не всегда способствует успешной борьбе именно с видами мошенничества, потому что не всегда можно квалифицировать мошенничество как активные действия преступной группы и так далее, то есть это достаточно тяжелая система…

Ольга Арсланова: А скажите, что должно произойти, для того чтобы был состав преступления, для того чтобы можно было обратиться в правоохранительные органы и наказать этого человека? То есть уже деньги должны быть выведены куда-то за пределы страны, я не знаю? Что?

Михаил Аничкин: Ну что должно произойти? Произойти должно то, что человек должен понимать, что ему нанесен ущерб для начала.

Ольга Арсланова: Ну то есть он должен потерять деньги, только тогда он может пожаловаться? А если просто ему подозрительный человек позвонил, попытался…

Михаил Аничкин: Либо у него возникли подозрения. Другое дело, что любая система, которая у нас, соответственно, собирает деньги населения, я имею в виду банковская система, она должна, обязана вообще думать о совершенствовании системы защиты. Поэтому это такой, знаете, процесс, как вам сказать, вечный.

Но с точки зрения борьбы с мошенничеством здесь есть тоже такая дилемма. С одной стороны, мы ратуем за то, чтобы у нас все-таки либерализировали Уголовный кодекс, в частности касающийся экономических преступлений и так далее, и так далее, и так далее. С другой стороны, мы имеем дело с конкретным фактом мошенничества, которое направлено, как правило, против неимущих граждан и пенсионеров, то есть не самых богатых граждан на самом деле.

Петр Кузнецов: Ага.

Ольга Арсланова: Просто самых доверчивых.

Петр Кузнецов: Михаил Станиславович, да, вот как раз. То есть очень многие программисты на самом деле, комментируя ту или иную новость, связанную с той или иной программой, удивляются, насколько эти программы, с помощью которых взламываются счета, насколько они на самом деле просты и примитивны. То есть, может быть, здесь дело все-таки не в трудных программах, сложностях, а в человеческой наивности по-прежнему?

Михаил Аничкин: Да, для этого надо государству вести более агрессивную, более масштабную работу по, знаете, разъяснительной работе среди населения, именно среди тех категорий граждан, которые оказываются наиболее уязвимыми.

Петр Кузнецов: Михаил Станиславович, а можно вот напоследок в нескольких пунктах, потому что не так много времени, провести разъяснительную работу? Вы как зампредседателя комиссии по работе, с возможными мошенниками что нужно делать прежде всего?

Михаил Аничкин: Ответ очень простой: никогда не вступать в переговоры с незнакомыми лицами, которые звонят по телефону.

Петр Кузнецов: О, где-то такое уже было.

Ольга Арсланова: Да, вечное правило.

Михаил Аничкин: Вот. Никогда никому не верить, к сожалению.

Ольга Арсланова: Да, и перепроверяй много раз, а в банк всегда лучше перезвонить самому. Хотя, как пишут нам наши зрители, и в банках тоже, как выясняется, некоторые сотрудники нечестные.

Петр Кузнецов: В том-то и дело, да. Правила на самом деле элементарные, им следуют, но не всегда даже такие помогают.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо большое. Михаил Аничкин, зампредседателя Комиссии по безопасности и взаимодействию с ОНК Общественной палаты.

Ольга Арсланова: Давай еще несколько SMS почитаем, реагируют живо наши зрители. «На вопросы подозрительно настойчивого будто бы банка я сказала, что мне не слышно, перезвоните, но они не перезвонили».

Петр Кузнецов: Ах!

Ольга Арсланова: И слава богу. «Незнакомые номера и сообщения рекламного характера удаляю», «Звонили весь день с десяти телефонных номеров, не отвечаю», «Каждый день идут прозвоны с предложением услуг, где требуется ответ «да», но я «да» не отвечаю». Не такие уж доверчивые наши зрители.

Петр Кузнецов: Замечательно, хотя у нас должен работать закон о спаме.

Ольга Арсланова: Ну что делать.

Петр Кузнецов: Давайте узнаем, что…

Ольга Арсланова: Ирина все-таки, да.

Петр Кузнецов: …с бдительностью у Ирины.

Ольга Арсланова: Бурятия с нами на связи. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Мне 69 лет. Вот в августе месяце я была на даче, звоночек, алло-алло. Мне говорят: «Вас беспокоит служба Сбербанка». Я говорю: «И что?» – «С вашей карты сейчас будет проведена операция в размере 5 тысяч в город Уфа. Вы вот нам подтвердите, вы это переводили или нет? А то мы что-то засомневались и вот вам звоним».

Петр Кузнецов: А тут уже засомневались вы.

Зритель: Я говорю, во-первых: «Я никуда ничего не отправляла». А во-вторых, засмеялась и говорю: «Да пожалуйста, куда хотите отправляйте, у меня там 0 рублей 0 копеек на карте». У меня там, правда, было 3 тысячи, потому что я накануне сняла все.

Ольга Арсланова: Подождите, Ирина, а может быть, это правда позвонил вам председатель Сбербанка?

Петр Кузнецов: Сейчас.

Зритель: А почему я так ответила? Потому что я уже на этом обжигалась один раз. Как-то мне тоже позвонили, может быть, года 2 назад, парень какой-то звонит, они же быстро-быстро говорят, когда детей касается, ступор: «Мама, срочно мне сбрось на телефон тысячу рублей, потом объясню».

Ольга Арсланова: Это уже старый метод.

Петр Кузнецов: Метод начала нулевых, но, смотрите, работает.

Зритель: Да-да-да.

Ольга Арсланова: Смотрите, Ирина, давайте со Сбербанком разберемся, Ирина, послушайте, пожалуйста…

Петр Кузнецов: Так что, подождите, и вы перекинули в итоге?

Ольга Арсланова: Вы перевели в итоге?

Зритель: Нет, я, значит, опешила, звоню одному сыну…

Петр Кузнецов: «Звоню сыну».

Зритель: «Сына, чего?» – «Мама, тебе сколько лет? Ты что это?» Звоню второму, он говорит: «Ой, мама-мама, в твоем возрасте…» И поэтому я вот с тех пор уже…

Ольга Арсланова: Понятно. Ирина, а все-таки…

Петр Кузнецов: Ну в любом случае вы молодец, вы прежде всего позвонили сыновьям.

Ольга Арсланова: Давайте со Сбербанком все-таки разберемся, Ирина. Когда вам позвонил Сбербанк или якобы Сбербанк и вы разрешили перевести деньги, что дальше было? Ничего не перевели?

Зритель: Нет, я не разрешала, мне сразу сказали: «Охрана Сбербанка…»

Ольга Арсланова: Ну вот вы с ними попрощались и все, все в порядке в итоге?

Зритель: Нет, я вот когда сказала: «Да бога ради, переводите, у меня там 0 рублей 0 копеек», – и сразу резко отключились.

Ольга Арсланова: А-а-а, понятно.

Зритель: Хотя у меня там маленько было.

Ольга Арсланова: Понятно, спасибо. Просто иногда банки, действительно настоящие банки, звонят, если есть какая-то подозрительная операция, и проверяют, проводить эту операцию или нет, так что тут тоже нужно быть внимательными.

Петр Кузнецов: У них сейчас жестче с этим, это правда. Да, и не забывайте, это на всякий случай, это на самом деле: если вы даже в другой город в нашей стране уезжаете, лучше на всякий случай позвонить и оператора предупредить, что на следующей неделе вы будете, Уфа прозвучала, в той же самой Уфе, например. Это правда очень важно, это займет у вас несколько минут, по крайней мере у вас счет не будет заблокирован, а они на такое могут пойти, это уже новые поправки позволяют сделать.

Ольга Арсланова: Ну что же…

Петр Кузнецов: Еще один эксперт по теме, приветствуем Василия Колташова, руководителя Центра политэкономических исследований Института Нового общества. Василий Георгиевич, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Василий Колташов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Скажите, пожалуйста, честно: вы становились жертвой мошенников современных?

Василий Колташов: Жертвой нет, а объектом да.

Ольга Арсланова: Ага.

Василий Колташов: Вот совсем недавно, как раз в летнюю эпидемию звонков звонили и моей супруге, мы в это время отдыхали в Петербурге. Причем, конечно, мы сразу поняли, о чем идет речь, что это мошенники. Но дальше нас удивили последствия, потому что понятно, что номер был банковский, номер был банка, но перезвонить на номер банка, просто даже взятый, введенный заново, оказалось невозможно.

Это была история с «Альфа-банком», то есть мошенники пытались войти в этот банк. Наш номер оказался заблокирован для звонков в банк, и ответственность за это лежала на сотовой системе, как нам объяснили уже в офисе банка, куда пришлось идти пешком. В банке ничему не удивились, восприняли все очень спокойно, сказали: «Ну что же, бывает, ничего страшного…»

Петр Кузнецов: Не вы первый, не вы последний.

Василий Колташов: Совершенно верно.

Ольга Арсланова: А скажите, Василий, как-то вы заметили желание банка с этим разобраться, найти этих людей, наказать?

Василий Колташов: Нет.

Ольга Арсланова: Ведь страдает репутация банка.

Василий Колташов: Нет-нет, они считают, что если ничего не случилось, то ничего не случилось, вот это их политика. Возможно… Да, и конечно, их эта проблема совсем не интересовала, потому что это просто приходят люди или звонят люди, мешают работать с какими-то странными вопросами, какие-то мошенники им мешают. Банку не мешают, а людям мешают, что за люди такие, непонятно.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, Василий, но новые виды мошенничества так или иначе связаны с новыми технологиями, с новыми возможностями, или это все просто прокачанные какие-то старые версии тех же самых телефонных мошенников? – «мама, я попал в беду, перечисли 5 тысяч рублей»?

Ольга Арсланова: Только посовременнее.

Петр Кузнецов: Только немножко адаптировано под 2019 год.

Василий Колташов: Понимаете, технологии плюс старый подход психологии, все, ничего больше. Да, технические средства стали богаче, то есть раньше такого, чтобы вы не могли перезвонить в банк и пожаловаться по телефону, такого не было, но вот в данном случае я убедился, что люди шагнули вперед вместе с технологиями и запросто блокируют человека, которого они пытаются обработать, и он может перезванивать только мошенникам и не может перезванивать в настоящий банк. Это, конечно, технология. Ну а дальше вопрос веры или не веры: если вы понимаете, что имеете дело с жуликами, ну и не надо с ними разговаривать.

С другой стороны, не очень-то результативно бывает и в банк обращаться. Туда просто необходимо обращаться, потому что а вдруг что-то случилось, а вдруг они обладают гораздо большей информацией, чем вы думаете, а информации у мошенников, как выясняется, теперь море, и это результат, конечно, кражи и развития технологий. Потому что они знают не только номера, допустим, тех, кого они пытаются обработать, но и номера их родственников, номера всех родственников тоже могут быть заблокированы, и они не смогут дозвониться в банк.

Ольга Арсланова: Василий, ну вот по вашим данным, по вашим наблюдениям, соображениям, откуда столько информации у мошенников? У нас многие зрители подозревают самих работников банков, ну потому что невозможно знать…

Василий Колташов: Да вне всякого сомнения, работники банков сливают информацию. И здесь все очень просто. Нам на протяжении десятилетий, виноваты в этом экономисты в первую очередь, говорили о том, что самое главное – это компетентность, вот эти вот технические способности человека что-то делать, что его нравственные качества, его какие-то ценности моральные, идеалы – это все ерунда, самое главное компетенции. Вот есть компетенции у работника банка, есть компетенции; что у него там с личными моральными качествами? – ноль! Сливает он эти базы не моргнув, получает свои тридцать сребреников и совершенно спокойно работает в банке дальше.

Ольга Арсланова: Компетентный.

Василий Колташов: Ну а мошенники работают уже по этим базам.

Петр Кузнецов: Ноль, вот вы произнесли эту цифру, ноль, практически столько пока уголовных дел, кстати. Столько случаев, столько историй, черный рынок целый отдельный, «серые» SIM-карты, но уголовных дел ноль.

Ольга Арсланова: Видимо, попадаются какие-то большие люди, и после этого начинаются только дела.

Петр Кузнецов: Ну а когда нет неотвратимости наказания, конечно…

Ольга Арсланова: А у простых пенсионеров крадут деньги, зачем заводить дела? Спасибо вам.

Петр Кузнецов: Да, спасибо. Ноль реакции от Василия Колташова, это только по этому финальному вопросу, руководитель Центра политэкономических исследований Института Нового общества был с нами на связи.

Ольга Арсланова: Потому что вопрос был риторический.

Но к этой теме, конечно, мы будем возвращаться. Спасибо всем, кто принимал участие в обсуждении.

Петр Кузнецов: Еще в одной теме переходим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)